Ксенофобы

В непрекращающейся схватке между всесильной Империей и молодой, независимой Конфедерацией планет Дэв Камерон и Катя Алессандро сражаются на стороне борцов за независимость. Но силы не равны, и Дэв приходит к непростому решению – вступить в союз с загадочным «ксенофобом», чтобы с его помощью противостоять агрессору.

Пролог

Шло празднование Нового года, первого дня месяца Шо Гатсу, и веселье было в самом разгаре в этом необъятном, медленно и величаво вращающемся вокруг своей оси великолепном сооружении, именуемом Тенно Кьюден – Дворец Рая. Его Небесное Величество, Император Человечества очень рано удалился от всех праздничных церемоний и игрищ в свои личные апартаменты и теперь в одиночестве парил в пространстве, обозревая рассыпавшиеся прямо над его головой, подобно разноцветным светлякам, роившимся в пустоте, звезды Шикидзу. Эта вереница солнц, плывущая навстречу светящемуся серебристому туману Млечного Пути, разумеется, была не более чем иллюзией, искусственной формой, задаваемой ВИР-реальностью и пропущенной сквозь сито ИИ, управляющего всеми феериями этого Дворца, но сам Император считал весьма полезным для себя иногда превратиться вдруг в ничтожную песчинку перед лицом этой величественной галактической перспективы, подобно гигантскому заднику необозримой сцены, раскинувшейся перед ним.

Немало было среди окружавших его и тех, кто считал его, Императора, Богом… хотя сам Шигинори Коное, как никто другой осознавал собственную ничтожность и бренность. К восемьдесят пятому году эры своего правления, которую он нарек фуши, или эрой Бессмертия, он уже прожил в этом мире 181 земной год.

Медицина, нанджиниринг и всякого рода геронтологические изыскания возымели эффект, прочистив, отскоблив его сосуды от ненужных и вредных отложений, перестроили и обновили структуру его тканей, увядших, утративших эластичность, превратив его из дряхлеющего полутрупа, каким он давно бы стал, не будь всемогущим Императором, в бодрого, полного энергии правителя, и теоретически он мог рассчитывать на неограниченный запас лет и весен, дарованной ему дополнительной жизни. Но ожидания ожиданиями, а вот возжелать это было уже нечто совершенно иное.

Силы Шигинори Коное были на исходе. Проведя большую часть своей жизни здесь, при Дворе Императора на Тенно Кьюдене, синхроорбитальном Небесном Дворце, расположенном высоко над Сингапурским небесным лифтом, Шигинори с самого детства рос с осознанием того, что правление – это не только долг и святая обязанность Империи Нихон, но и ее тяжкое бремя, которое она была призвана нести в этом пестром многообразии Вселенной.

Когда запад пять столетий тому назад отказался от космических полетов, едва вставшая на ноги после ужасов и тягот войны Нихон заняла его место, взяв в свои руки знамя первопроходцев космоса, которое несет и по сей день. За каких-нибудь пять десятилетий мощь державы шагнула от лунных шахт и орбитальных станций к обретению стратегического преимущества с помощью сооружения гигантских боевых космических крепостей и лазерных платформ, сделавших Нихон сверхдержавой, господствующей на планете, сумевшей запросто подмять под себя нищавшие в бесконечных войнах друг с другом нации Земли.

Глава 1

Вся планета Земля была охвачена скорбью по поводу кончины Тенно Хейка, Императора Человечества. Тело повелителя вернули на Землю по небесному лифту Сингапура, чтобы на борту Императорской яхты на подводных крыльях «Манадуру» совершить прощальный переход через Южно-Китайское море в Киото, где в соответствии с древним ритуалом Шинто должна была состояться кремация и захоронение урны с прахом в Имперской усыпальнице близ Киото.

В факте кончины Императора, провозгласившего когда-то эру своего правления «Эрой Бессмертия», легко можно было усмотреть иронию, но открыто этих мыслей никто не высказывал. Более того, даже лидеры тех государств, которые были весьма далеки от обожествления Императора, признавали, что в лице восседавшего на Хризантемовом троне повелителя они потеряли верного друга и защитника их интересов, поскольку самоубийство Коное и его единственного сына и первого наследника закрывало путь не-японцам к участию в делах Империи.

Наследник Императора Фуши взошел на Хризантемовый трон во Дворце Тенно Кьюден на четвертый день Шо Гатсу, или первого месяца 2543 года Всеобщей эры. Ичиро Такеда уже выбрал название для своей эры правления – Тенраи, название, безусловно, поэтическое – «Гром небес», Символика его недвусмысленно выражала политическое кредо нового наместника Бога на Земле – в то время как Император Фуши прилагал все усилия к тому, чтобы добиться длительного периода стабильности для служившей олицетворением Бессмертия Империи и самого Императора. Тенраи, видимо, склонялся к тому, чтобы напомнить своим подданным о безграничной власти Небес Как над Землей, так и вне ее – везде, где бы ни рассеяла судьба сыновей человеческих. Тенно Хейка Тенраи, видимо, все же собирался пребывать скорее в образе Бога, нежели человека, и воспарить над простыми смертными и земными делами оных, как воспарял в космосе его Дворец.