Кремль – враг народа? Либеральный фашизм

Новая книга ведущего публициста патриотических сил, который открыто, в полный голос, говорит то, о чем молчат продажная пресса и дрессированная «оппозиция». Бесстрашный вызов антинародному режиму. Вся правда о «либеральной» диктатуре и «Кремлевском фашизме».

«Власть — враг народа» — в этом уверены большинство граждан России, переживших трагедию убийства СССР, ограбленных до нитки кремлевскими клептократами, возненавидевших эпоху тотальной коррупции, предательства национальных интересов, чиновничьего, уголовного и ментовского беспредела. Но ведь так было не всегда — прежде русские люди готовы были добровольно отдать «жизнь за царя» и шли на смерть с криком «За Родину! За Сталина!». Почему все изменилось? Как из народного защитника власть превратилась в главного врага и проклятие России? Что такое «Кремлевский фашизм» и каким образом оголтелая либерастия вырождается в «суверенную» тиранию? Можно ли отстирать «грязное белье» Кремля и вычистить кремлевские «авгиевы конюшни»? У Юрия Мухина есть ответ на все эти вопросы!

Предисловие

ЗАДАВАЙТЕ ВОПРОС: ЗАЧЕМ?

Это книга о том, зачем нам государство и политики, о том, как легко государство и политиков превратить в паразитов на своей шее исключительно из-за потери понимания, зачем они необходимы гражданам данной страны.

Люди очень много теряют от того, что не докапываются до сути дела, не задавая и не получая ответ на вопрос: зачем это мне надо? Но при этом начинают развивать кипучую деятельность по достижению чего-то, что им кажется необходимым. В результате они либо тратят энергию, время и деньги на приобретение того, что не имеет для них ни малейшего полезного смысла, либо морально страдают от отсутствия того, что им и не требуется для нормальной жизни. И очень часто позволяют помыкать собою без каких-либо на то оснований и в уверенности, что это издевательство над ними зачем-то и для чего-то необходимо им самим.

Скажем, зачем вам дом или квартира? Возьмем обычную семью — муж, жена дети. В данном случае под обычной я имею в виду не деньги, имеющиеся в распоряжении этой семьи, а отсутствие дополнительных потребностей, к примеру, любовников или необходимости заниматься каким либо промыслом на дому. Зачем вам жилье? Если вдуматься, то только затем, чтобы укрыть в нем семью от холода зимой и от жары летом. Насколько велик должен быть для этого ваш дом?

Сам я, будучи в Версале, не догадался об этом спросить, а мой товарищ рассказывал, что все великолепие королевского дворца было предназначено для того, чтобы произвести впечатление на дворян и иностранных гостей. И в приемные дни королевская чета ложилась спать в роскошных спальня на огромных неудобных кроватях, принимала гостей в роскошных залах, обедала в роскошных столовых за огромными столами — статус королей Франции обязывал их это делать. Но как только королевская чета оставалась одна, она начинала жить в двух маленьких комнатах на первом этаже дворца. А сколько еще площади необходимо для жизни нормальным людям? Не знаю, как сегодня, а во времена СССР мы посмеивались над западными украинцами. Те, кто знал их жизнь, уверяли, что они работали, как волы, чтобы построить себе большой, в несколько этажей дом и шикарно его обставить. При этом сама семья всю жизнь жила во флигельке при этом доме и ее можно понять: обогреть и убирать огромный дом — затратно!

Так зачем вам нужен дом? Чтобы в нем жить или чтобы с его помощью пустить кому-то пыль в глаза?

Часть 1

ЗАЧЕМ НАМ ГОСУДАРСТВО?

Зачем нам такое государство?

Давайте для начала посмотрим на нынешнюю Россию.

Вы можете ответить, зачем мы на свои налоги содержим весь этот многомиллионный аппарат чиновников Российской Федерации, которых, кстати, на душу населения стало в несколько раз больше, чем в СССР? С единственной целью обожрать народ?

Надо сказать, что в конституциях всех более-менее цивилизованных стран цель государству, разумеется, указывается — текст любой конституции начинается с преамбулы, в которой от имени народа государству указывается цель его чиновникам, их задача, их дело. Само собой, что и в преамбуле Конституции цивилизованного СССР цель чиновникам государства СССР была указана:

«Высшая цель Советского государства — построение бесклассового коммунистического общества, в котором получит развитие общественное коммунистическое самоуправление. Главные задачи социалистического общенародного государства: создание материально-технической базы коммунизма, совершенствование социалистических общественных отношений и их преобразование в коммунистические, воспитание человека коммунистического общества, повышение материального и культурного уровня жизни трудящихся, обеспечение безопасности страны, содействие укреплению мира и развитию международного сотрудничества».

Какая держава, такие и законы

Возьмем, к примеру, сидящие на шее народа суды и принятый Российской Федерацией Уголовный кодекс России. Судьи по Конституции и закону имеют право после некоторой процедуры лишать граждан России свободы и денег. Цель, с которой суды это делают, дана в статье 43 УК РФ: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений».

Вопрос: а зачем нам, народу, надо, чтобы кого-то наказывали? Что лично нам с этого за такая большая польза, чтобы мы судьям платили за чье-то наказание и, уж тем более, платили за свое собственное наказание, если попадем под суд? Нет, наказание никак не может быть целью суда!

Но, скажут мне, наказание и не является целью, а целью является то, что дальше в статье 43 перечислено — социальная справедливость, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. Хорошо, давайте рассмотрим это.

Если убийцу по приговору суда посадили на шею народу, чтобы народ этого убийцу пожизненно кормил, то где здесь, покажите мне пальцем, социальная справедливость? И если даже его расстреляют, то что — жертва убийцы встанет из гроба? Словами «социальная справедливость» в нынешнем УК РФ заменено понятие «месть», — способ, отживший свое еще в средние века из-за своей неэффективности. Скажем, на Сицилии и в Чечне по сей день существует даже кровная месть, но что от нее толку — ведь это самые криминогенные районы мира. Стал бы народ России по доброй воле платить судьям за их досредневековые развлечения местью?

Но, опять возразят мне, судьи мстят преступникам «в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений». А предупреждение преступлений — это нужная каждому цель!

Демократия как служба народу

Я буду рассматривать русскую демократию, но, строго говоря, выражение «русская демократия» должно звучать столь же абсурдно, как и «русская химия», «русская математика» и т. д. Но ведь не мы первые свели понятие «народовластие» к абсурду, украшая его определениями «западная, «парламентская», «народная».

Демократия — это такое положение дел в обществе, когда все — и рядовые граждане, и исполнительная и законодательная власти — в конечном счете подчинены интересам народа, именно он, народ, «демос», имеет над ними власть. Разумеется, само по себе избрание тайным голосованием говорунов в парламент (в переводе с французского — «говорильню») еще не значит, что в стране демократия, может быть и обратное — именно эти болтуны демократию и пресекли.

Мало кто это понимает. Мало кто понимает, что демократия — это СЛУЖБА НАРОДУ, и чем больше народу служат, тем больше в стране демократии. Но еще хуже обстоит дело с организацией этой службы. Служба народу организуется дачей населению конкретных команд. Кто их должен давать? Само население? Законодательная власть? Исполнительная? Какие именно команды? Кто отдаст приказ начать войну? Население, правительство или парламент? Кто установит размер налога, взимаемого с данного конкретного человека? Кто определит землеустройство в районе его проживания? И так далее, и тому подобное.

Здравый смысл подсказывает: таковые команды должны исходить в каждом конкретном случае от того, кто лучше всех в соответствующих вопросах разбирается и за их решение отвечает. От того, кто несет ответственность за дело, ему порученное. Скажем, за безопасность страны отвечает правительство, в которое должны входить люди, наиболее компетентные в военной области. И, наверное, правительству, а не митингующим болтунам определять: разоружаться или вооружаться, начинать войну или нет. Но, заметим, правительство это действительно, реально, своими головами ДОЛЖНО ОТВЕЧАТЬ за результаты своих команд-постановлений. Царь за таковые отвечал — и своей судьбой, и судьбой наследников трона, посему надо понимать, почему русский народ так долго держался за царей.

А определять, сколько налогов платить Иванову либо Сидорову, должны люди, которые за ошибки в политике налогообложения заплатят из своего кармана, то есть сами ответят за свою глупость, если подать налогоплательщика разорит. И таким сборщиком налогов была крестьянская община.

Цивилизованный Запад

Вспомним — наше государство расположено в центре материка, окружено другими государствами и почти нигде не имеет и не имело с ними естественных границ. Последнее время СССР занимал самую большую площадь на планете, но ведь не всегда было так. Начиналась Россия с небольшой территории на северо-западе страны, а окончательного размера достигала сотни лет, непрерывно двигаясь на юг и восток.

Жить в России нелегко и по географическим, и по климатическим условиям. Короткое, хотя часто и жаркое, лето сменяется длинной и часто холодной зимой. Это требует большого труда на строительство теплых жилищ, но главное — на их обогрев. Огромные расстояния требуют больших затрат энергии на их преодоление — царские гонцы на дорогу из конца в конец государства тратили годы.

Императрица Елизавета, взойдя на престол, посылает на Камчатку своего курьера Шахтурова, чтобы он не позже, чем через полтора года, к ее коронации, привез «шесть пригожих, благородных камчатских девиц». Императрица слабо представляла себе размеры государства и трудности передвижения в нем: только через 6 лет гонец с отобранными девицами смог на обратном пути достичь Иркутска. Там у него кончились деньги, да, видимо, и девиц он действительно отобрал пригожих, так как к тому времени как-то так получилось, что они уже все были или с детьми, или беременны. Несчастный гонец, понимая, что безнадежно запоздал, запрашивает Петербург из Иркутска, что же ему дальше делать с «девицами»?

Жить в нашем государстве значительно труднее, чем в любом другом, значительно дороже. Урожаи из-за климата меньше, чем в других странах, а, следовательно, пахать, сеять и убирать надо и больше, и дольше. По сравнению с гражданами других государств житель России тратил и тратит в несколько раз больше труда только на то, чтобы просто выжить. И тем не менее, никто так не любил свою Родину, как русские, никакой другой народ так мало не уезжал в другие страны, никто так не тосковал за границей по Родине, как они. Хотя это лирика, но нужно заметить, что мало кто в мире так любил свободу, и мало у кого это свободолюбие подвергалось столь жестоким испытаниям. И дело здесь вот в чем.

На запад от России всегда жили оседлые народы. Они строили города и села, сеяли хлеб и производили сталь. Эти народы были объединены в государства, и главы государств, руководствуясь теми или иными соображениями, вели между собой войны. Нападали они и на Россию. Однако особенностью войн с Западом было то, что там ни один противник не оставался безнаказан, и войны эти в сути своей велись в основном не на уничтожение, а ради обогащения.

Ужасный Восток

Но на юге и на тысячи километров к востоку от России находились кочевые народы и племена со своими обычаями и правилами, в корне отличающимися от законов, принятых на Западе. Россия была пограничным государством, прикрывавшим оседлые народы Запада от кочевников Востока. Она была пограничником.

Кочевник-скотовод, пасущий скот на выжженных солнцем степных просторах летом и на тех же, но уже обледенелых просторах зимой, имел совершенно другие взгляды на войну и совершенно другие ее правила. Ему нужна была земля, но не в том виде и не в том количестве, в котором она нужна была земледельцу. На той же площади, где земледелец мог сеять урожай, достаточный, чтобы прокормить в течение года свою семью, кочевник едва мог вырастить овцу, которую съедал со всей семьей за один-два дня. Кроме того, изменчивость климата, засуха в одних районах или гололед в других требовали быстрых перемещений на огромные расстояния в места, менее пострадавшие от климатических явлений. По этой причине кочевнику требовалось земли в сотни и тысячи раз больше, чем земледельцу. Ему нужна была возможность безопасно откочевать летом на север на 1,5–2 тысячи километров, а зимой вернуться обратно. Кочевнику, чтобы жить, нужен был простор.

Поэтому войны между кочевниками велись не за обладание налогом с порабощенных народов, а за очистку территории от этих народов. Этим объясняется поражавшая всех жестокость кочевников: захватив в плен противника, они убивали и старых, и малых — всех, в ком не видели пользы, скажем, кого нельзя было продать как раба в третьи страны. Тут не имело значения, кто ты — солдат или мирный житель. На той территории, что присмотрел себе кочевник, тебе, с его точки зрения, делать было нечего.

Кроме экономического, имелся и чисто военный аспект. На войну кочевники собирались в большие подвижные группы — орды, но в мирной жизни они рассыпались по степи мелкими и потому беззащитными кочевьями. Если бы они в соответствии с западными правилами ведения войны, взяв и ограбив город, оставили бы его жителей в живых, то те спустя некоторое время могли бы перебить кочевников, нападая на каждое кочевье отдельно. С этой точки зрения оставлять местных жителей в районах, пригодных для кочевого выпаса скота, было бы преступной халатностью, и потому все жители уничтожались либо запугивались убийствами до парализующего волю страха.

Поддерживать мирные отношения с кочевниками было сложно. Во-первых, их культура, позволяющая выжить в суровых условиях, была на очень низком уровне в области техники и технологии, товарных производств и ремесел. Они не умели получать и выделывать железо, стекло, керамику и многие из тех видов товаров, производство которых давно и успешно освоили оседлые народы. Кочевники вынуждены были эти товары каким-либо образом приобретать, но для торгового обмена они имели только скот. А скот по тем временам и так стоил не очень дорого и, кроме того, доставка его на большие расстояния для продажи была чрезвычайно затруднена. Таким образом, для кочевника наиболее доступной формой получения необходимых товаров оставался военный разбой — набег на города и села. Причем в качестве товара использовались и захваченные пленные — их кочевники продавали на невольничьих рынках Средней Азии и Средиземноморья. Время от времени кочевые племена, особенно потерпевшие поражение, могли вполне искренне заключить мирный договор с Россией, но наступал товарный голод, подрастало новое поколение джигитов, и они снова устремлялись в набег.