Комендант снежной крепости

Гайдар Аркадий Петрович

* * *

 

Внутри полуразрушенного финского дота два красноармейца и шофёр Коля пьют чай на дощатом столе возле железной печки.

Телефонист принимает телефонограмму, записывает и через ровные промежутки повторяет:

– Давайте... давайте...

Коля вынимает из кармана бумагу, спички, махорку и оловянного солдата. Он ставит солдата на стол и, свёртывая цигарку говорит:

– Война нелегка. Жена далека. Кругом шинели летят шрапнели. Давай, солдат, табаку покурим.

Красноармеец-башкир отхлёбывает чай и усмехается:

– Большой человек с маленький игрушка играет... Смеяться можно.

– Смейся,— отвечает Коля.— Это солдат волшебного войска... Не понимаешь? Ну, как бы по-вашему?... Колдун, что ли?

– Жулик? Так будет?

– Эк, хватил не по той мишени... Этого солдата мне подарил один генерал. У него солдат учёный: он говорить умеет. Скажи, солдат, почему Абдул Муртазин пьёт чай без сахару?

Коля пускает густой клуб дыма, который почти закрывает его лицо, и тонким голосом сам отвечает:

– Стоял в секрете и съел на рассвете.

Второй красноармеец хохочет. Телефонист грозит всем кулаком.

– Он у меня ещё и не то может! — гордо говорит Коля и снова наклоняется к оловянному солдатику.— Раз, два, три, четыре, пять! — Он дунул, окутал солдата густым клубом дыма и заканчивает, обращаясь к башкиру: — Можешь сахар получать!

Дым рассеивается. Рядом с алюминиевой кружкой башкира лежит кусок сахару.

Башкир добродушно улыбается...

Отодвинулась рогожа, заменяющая сорванную дверь. В клубах пара входит капитан Максимов. Все встают.

Рогожа опять отодвинулась, входит лыжник. Его халат перекинут через руку. Лыжник подаёт пакет и рапортует:

– Товарищ капитан, посыльный лыжник штаба батальона Егоров прибыл в ваше распоряжение.

Максимов пробегает глазами бумагу.

– Почему вы без маскировочного халата?

– Зацепил, разорвал. Сейчас чинить буду. Товарищ капитан, вам от жены телеграмма. Попала на третью батарею случайно. Распечатана потому, что, меняя позицию, третья батарея передала её по телефону на вторую.

Лыжник передал телеграмму, отошёл и греет руки у железной печки.

– Мне... от жены? — удивлённо переспрашивает Максимов, читает, улыбается и показывает телеграмму шофёру Коле.

Коля читает: «Саша поправляется, опять собирается штурмовать крепость. Мы для раненых устраиваем ёлку. Все целуем. Жена Нина».

Капитан, показывая карандашом на подпись, тихонько говорит:

– Женя, Нина.

И быстро пишет что-то на телеграмме. Лицо его лукаво.

Красноармеец-башкир улыбается чуть хвастливо:

– У меня дома в Уфе тоже жена есть. Она мне тоже смешной писем пишет.

– Врёшь, врёшь! — говорит второй красноармеец.— Никакой жены у тебя нету...

– Невеста есть в Стерлитамаке, Лола зовут,— задумчиво и безобидно отвечает башкир.— Она мне тоже смешной пишет.

Максимов кладёт телеграмму в конверт и протягивает его Коле:

– Не забудьте сегодня отправить. Телефонист, окончивший приёмку, молча передаёт

капитану исписанный лист, подходит к печке, греет руки и, усмехаясь, спрашивает у лыжника:

– А у тебя есть Лола?

– Лолы у меня, я прямо скажу, нету,— отвечает лыжник.— Лола у меня после войны будет.— Тебя убьют, потому что ты бегаешь без маскировочного халата,— строго говорит телефонист.

Лыжник усаживается, расправляет халат, достаёт, иголку и говорит серьёзно:

– Убьют? Тогда, конечно, никакой Лолы не будет... Капитан Максимов, прочитав телефонограмму, приказывает шофёру:

– Приготовьте машину. Едем в штаб участка. Коля подтягивается:

– Есть приготовить машину, товарищ капитан!

– Товарищ посыльный,— спрашивает капитан Максимов у лыжника,— по опушке леса вдоль озера дорога не под обстрелом?

– Я проскочил, было тихо, товарищ капитан... Но я что? Тень... стрела... заяц...

– Заяц? — усмехается телефонист.— От таких зайцев волки на деревья скачут!...