Комендант снежной крепости

Гайдар Аркадий Петрович

* * *

 

Утро. На разрушенных зубьях крепости сидит ворона. Над башней торчит обломок древка от флага. Внутри крепости всё разворочено и засыпано золой. Валяются замок автопушки, сломанный прожектор, разбитый перископ.

Ворота крепости сорваны и прислонены к стене. На воротах — простая тимуровская звезда с лучами. Задумчиво стоит перед ней Тимур.

Сзади подходит Женя Александрова. С сожалением смотрят она на Тимура и тихонько поёт:

Гори, гори... моя звезда...

Тимур обернулся. Женя насвистывает тот же мотив, потом продолжает петь, показывая на звезду:

Лишь ты одна, моя заветная...

Другой не будет... никогда.

– Зачем ты нарочно сдал крепость?

– Не говори об этом Саше. Мне от этого легче всё равно не будет.

– Я с ним незнакома. А с его сестрой мы в ссоре... Глупо! Ссора нелепая. Она дочь артиллериста, я дочь броневого командира, отцы оба на фронте. Ты меня с ней помири. Я знаю, что ты с ней дружишь... Тимур, заходи сегодня ко мне вечером.

Она ушла. Тимур стоит. Ему тяжело, и он насвистывает:

Лишь ты одна, моя заветная...

Пара чьих-то глаз наблюдала за Тимуром и Женей через щель бойницы. Теперь из проломанных ворот медленно выходит Женя Максимова.

– Ты сдал крепость нарочно. Зачем ты это сделал? — говорит она.

– Твой брат был болен. Кроме того... Есть ещё одна причина, но я тебе её не скажу, Женя. Ты куда идёшь?

– Я иду в тот двор. Ты не знаешь, кто живёт в квартире номер двадцать четыре?

– Зачем тебе квартира двадцать четыре? — настораживается Тимур.

– Саша говорит, что там живёт девочка, которая через окно видела, кто поднял письмо с фронта от папы.

– Он давно вам писал?

– А что?

– Так. У меня дядя тоже на фронте. Он редко пишет. Война — некогда.

– И нам редко...— Женя достаёт телеграмму.— Вот была последняя...

– Две недели. Это ещё немного... Мой дядя и всего-то раз в месяц пишет,— врёт Тимур.

Женя суёт телеграмму за обшлаг рукава шубки. Она обрадована.

– Да? Значит, и тебе редко... Тимур, а всё-таки зачем ты сдал Саше крепость?

Тимур подходит к ней вплотную, рука его трогает её рукав:

– Так было надо. А может быть, и не надо... Нет... Надо!

При слове «надо» Тимур тихонько выдёргивает телеграмму из-за обшлага шубки Жени Максимовой.