Книга Снов

Поделиться с друзьями:

Четвёртый роман цикла Шамтеран.

Эту книгу многие, уже прочитавшие, считают обычно продолжением, сиквелом самой первой книги о Шамтеране, «Ступеней из пепла».

Я выкладываю полный текст её потому, что обе книги дополняют друг друга, пусть эта и не является продолжением первой. Да, вы встретитесь со многими знакомыми героями, но всё-таки это не прямое продолжение.

Модификация данного текста, его использование в коммерческих целях запрещены без предварительного письменного согласия автора

По всем вопросам, касающимся данного или иных произведений просьба  обращаться к автору лично

Почтовый адрес: Россия 630090 Новосибирск-90 а/я 315

Email: konstantin@boyandin.ru

Константин Бояндин - Библиотека в облаках  http://library.boyandin.ru/

Константин Бояндин

Книга Снов (Шамтеран IV)

Часть 1. Страна цветов

1. День рождения

Куда ни глянь, повсюду океан — изумрудный, величественный, спокойный. Женщина оглянулась — океан со всех сторон. Небо — пронзительно-синее, краски его всё ещё ярче тех, что были там, дома. Далеко-далеко.

Под ногами — ничего. Гладь воды — метрах в ста внизу, отсюда видно многое. Женщина заметила скользнувший в глубине силуэт — кит — и хлопнула в ладоши.

Пол и стены проявились, и перестало казаться, что она висит в воздухе. Морской воздух сменился домашним — слабый аромат роз, мебель, обстановка. Но то, что только что было вокруг, не было всего лишь иллюзией. По словам создателя этой техники, это перенос. Не изображение.

— Вейс, — позвала женщина. — Не стой под дверью, входи.

2. Пропажа

Лас потянулась — она никогда не вскакивала из постели. Потянитесь, говорила ей няня. Не торопитесь. День от вас не уйдёт. Пусть тело проснётся, сделайте ему приятно — полежите с закрытыми глазами, потянитесь, проведите ладонями, с головы до пят. И вот тогда — сразу вставать, уже не валяться.

Лас уселась в постели. Она не у себя в комнате. События ночи всплыли не сразу. Но как Вейс сумела встать, не разбудив её? Лас спит очень чутко.

Она посмотрела на стену, на часы. Великое Море! Почти час дня! Ничего себе поспала! Позор, просто позор. Лас вскочила и поняла что да, действительно проспала почти восемь часов подряд. Организм требовал немедленной заботы.

Её тефан здесь. Спасибо, Вейс, ты настоящий друг! Но приводить себя в порядок я всё-таки пойду к себе.

3. Тени прошлого

— Ну, дорогие мои, — Лас поднялась, поклонилась — учтивее того, что подобало. — Спасибо, очень вкусно! Одно утро отдыха — это здорово, да, Вейс?

Вейс отчего-то смутилась, но почти сразу же взяла себя в руки и кивнула.

— Бабушки! Если мы едем к нам, то пора собираться! — Тесан подбежала к бабушкам, переводя взгляд с одной на другую.

— Что ты такое говоришь! — укоризненно покачала головой Вейс. — Что мне собираться — плащ надеть, и всё.

4. Туман в зеркалах

— Вы замечательно выглядите, — заметил Хорёк. — Простите, что спрашиваю — вы в самом деле не пожалели, что съездили? Это не моё дело, но…

— Я очень рада! — Лас сама вела машину. То есть управляла полётом. Пунктир автопилота на карте был только для страховки. Мне нравится летать, подумала она и прибавила скорость. Мне…

Ей казалось, что она заснула. На короткий миг. А когда очнулась, «Сокол» стоял где-то в чаще леса, за окном качались деревья — ветер? — и обеспокоенный Стайен держал её за руку.

— Как вы себя чувствуете, теаренти?

5. Волшебный дворец

И замок — то, как он проявился из ничего — и заброшенный сад, превратившийся в ухоженный и цветущий — привели гостей в восторг. Особенно внуков.

Их встречали все — хозяйка, Стайен, экономка и повар. После всех положенных церемоний, когда экономка и повар удалились — заниматься делами — Вессен хлопнула в ладоши и улыбнулась.

— У меня в это время года нет строгих правил. Мой дом — ваш дом. Стайен, дай им всем ключи. Обедаем мы в два, ужинаем в восемь, если кто-то проголодается до срока — позовите Сэнье. Она покажет вам ваши комнаты.

— Ну, подрастающее поколение, — Стайен обнял их за плечи, — за мной!

Часть 2. Хозяйка морей

12. Беглецы

«Сокол» завис в километре от Аратрин-Таэр-Лан и вскоре гигантское облако пыли немного отнесло в сторону ветром.

Немного осталось от замка. Большей частью он рухнул в открывшуюся под ним трещину. А вот парк уцелел. Только два или три крупных камня долетели до земли, остальные удалось перехватить.

— Хороший был дом, — сочувственно заметила девушка, которую Вессен назвала Мирой. — А какая была выпивка! Весс, мне это снится? Что я тут делаю? — она неприязненно посмотрела на спутника, сидевшего на полу.

— Не снится, — хором ответили Хорёк за рулём и второй спасённый. У Вейс с глаз точно пелена спала — она поняла, что незнакомец выглядит точь-в точь как на том фото. И что Мира тоже была на фото. От них обоих пахло порохом, пылью и… кровью.

13. На запах

— Ситуация стабилизировалась, — отметила Вессен. — Четвёртый уровень тревоги, выше пока не поднимаемся. С нашей стороны без потерь.

— Весс, ты устала, — Хорёк-старший похлопал её по плечу. — Отдохни. Они справляются без тебя, ты же сама этого хотела. Да и без нас они бы справились. Пусть не так хорошо. Отдохни.

— Что-нибудь слышно о Лас?

— Пока ничего, — Мира сняла свою гарнитуру. — Осматривают здания, их там много. Я на связи, Весс. Стайен прав, отдохни.

14. Разбитое зеркало

— Вот портрет, — штаб-квартиру перенесли в кинозал — по словам самой Вессен, чем меньше Сэнье и Крайен будут знать, тем спокойнее для них. И на этот раз никто не возражал. — Я буду использовать псевдоним «Незнакомка».

Вейс широко раскрыла глаза. На фото была изображена семья — мать с отцом, трое детей — один мальчик и две девочки. Вторая девочка слева — Незнакомка, те же серебристые волосы. Какой она была красивой даже в этом возрасте!

— Это тысяча сто девяносто девятый год, девяносто лет назад, — пояснила Вессен. — Имя дома я тоже не буду называть. Через два месяца после того, как был сделан снимок, началась война за спорные территории на Тирре. Местом военных действий оказались владения двух домов. Что интересно, представитель каждого дома оказался причастен к истории Команды. Это Незнакомка пять лет спустя, — Вессен дала другое фото и Вейс вздрогнула. Мира, сидевшая рядом сильнее сжала её руку.

На фото Незнакомка была в почти таком же белом нарядном костюме.

15. Директива номер один

Они вроде бы только что говорили со Стайеном — до Страны Цветов оставалось всего ничего, как вдруг всё изменилось. Мира почувствовала прикосновение чего-то холодного к виску, услышала звук, который ни с чем не спутать — пистолет снят с предохранителя.

— Стайен, что за шутки? — поинтересовалась она.

Почти сразу же она почуяла, кто там вместо Стайена и поняла, что ответа не нужно.

— Это не Стайен, — Незнакомка отодвинулась. — Поверишь на слово, что успею выстрелить?

16. Долина пепла

— Вроде бы собралась, — Вейс дождалась, когда Мира выйдет из штаба. — Я готова, внучка, можно ехать.

— Идёмте, — Мира улыбнулась, сняла гарнитуру. — Не беспокойтесь, Весс справится, не впервые.

Она приняла у Вейс сумку — ничего себе бабушка нагрузилась! — и прошла вслед за Вейс к гаражу. Снаружи вовсю кипела работа — Инженер с кем-то из своих сотрудников монтировал нечто, похожее на телевизор с крыльями, Стайен-младший помогал, преимущественно советами. Стояли вышки дальней связи — они уходили куда-то вглубь прохода. Сейчас проход действует постоянно, интересно, как Инженер добивается того, чтобы никто и ничто не просочилось сюда случайно (или не случайно)?

— Прошу вас, бабушка, — Мира потратила три часа на чтение инструкций «Сокола» и этого хватило. Классная тачка, слов нет! Нужно потом с Весс стрясти такую же. Никогда в космосе не была.

Часть 3. Врата покоя

21. После бури

— Ты не спишь, — заметила Вейс. Сама она давно уже не спала — сидела, читала книгу за столом. — Новый день, Лас? Или ещё поваляешься?

— Новый день, — она уселась. Какая бодрость! Вот хотелось спать до обеда, до вечера, а прошло всего четыре дня, и привычный режим берёт своё. За одним только исключением: она уже не летает к «сонному кусту», не возвращается в Книгу Снов. Если та вообще хоть где-то существует.

В тот вечер, когда в Тегар-Тан одновременно царствовали скорбь и радость, они обе уснули как убитые. А со следующей ночи Вейс переселилась на соседнюю кровать. Прикосновение к Лас, когда та спала, вызывали необычный прилив сил, энергий переполняла всё существо, и потом уже было не заснуть. То же самое было и когда Лас бодрствовала, но не в такой степени. После второй бессонной ночи Вейс сдалась. Приходила по утрам, садилась на пол рядом, и смотрела — такого спокойного и счастливого лица у Лас давно уже не было.

— Тогда — в душ! Я жду, — Вейс сильно подозревала, что массаж уже не нужен Лас. Что со здоровьем у неё лучше, чем у самой Вейс, а Вейс давно уже ставили в пример всем её родственникам. Она ещё не попала во всемирную Книгу Рекордов, но лет через сорок вполне может туда попасть.

22. Воспоминания

— Прелесть, — Мира откинулась последней. Лас и Вейс наелись первыми — ну невозможно же столько съесть, каким бы вкусным ни было! Потом был Стайен-старший — тоже любитель вкусно покушать, а потом уже Мира. Тощая, как доска, по выражению Вейс, куда только всё пропадает? Мира вновь рассказала историю своего визита в Тигген, для тех, кто не слышал, и Вейс хохотала, когда ей описывали, с какими лицами наследники покидали поместье.

— Если бы ягоды не помогли, — Мира посмотрела на Лас, — я бы осталась с ней. Сколько нужно — месяц, год, сто лет. Нельзя человеку умирать одному и в таком состоянии! А всё к тому шло!

— Она очень переживала, что ты пропала, — пояснил Стайен. — Я бывал там, находил разные поводы. Она часто говорила с тобой, как будто ты здесь.

Его поредевшая шевелюра стала гуще или Вейс просто показалось? Его волосы потемнели — там, где стали снежно-белыми — или Лас померещилось?

23. Путь в Сердце Мира

— Ты чего такая смурная? — поинтересовалась Вейс. Лас сидела у себя, молча — у окна, глядя туда, где за стеной деревьев пряталось море. — Разве это не то, что ты хотела? Всё окончилось, тебя не тревожат голоса, нас никто не станет держать здесь силой. Делай что хочешь!

— Со мной что-то не так, — Лас обернулась. — Я уже не могу представить себе, что ещё сто лет буду сидеть вот так, дома, ухаживать за розами. Иногда выезжать на дни рождения, хоронить тех, кого воспитывала и начинать всё сначала.

— Она дала тебе поручение, — Вейс встала у неё за спиной. — Ты согласилась. Разве нет? Сидеть не получится!

— У меня нет сил, — Лас запрокинула голову, чтобы посмотреть в лицо Вейс. — Мне ничего не хочется. Как будто что-то вынули изнутри. Не знаю, как тебе объяснить.

24. Прощение

— Я возьму походную одежду, — Лас выскочила из машины. — И ещё кое-что. Вейс? Тебе есть, что забрать?

— У меня всё с собой, — Вейс похлопала по рюкзаку. — Мы подождём здесь.

Хорёк сидел за рулём. Загадочно улыбался. Мира тоже улыбалась, глядя на улыбающуюся Вейс.

— Что с ней случилось? — поинтересовалась Мира. — Что там было, у неё в комнате?

25. Цунами

— Вон там — вход, — указала Лас детям. — Видите? Вон та улочка, серебряная арка. Кто хочет поступить в Университет, так, как это делали тысячу лет назад, должен оставить у входа всё, где можно найти его имя, и войти.

— И всё? — недоверчиво переспросила старшая дочь, Реа-Вейрон. «Ветер надежды», в примерном переводе на новый Ронно. Девочке восемь лет, и в любой момент Луна может позвать её впервые. Мне не стоит прикасаться к ней, подумала Лас. Вейс ладно, у неё мази и все эти таблетки и настои, а мне нельзя.

— И всё, — улыбнулась Лас. — Там отдельный город, свои правила. Выйти можно только через эту же арку. Если выйдете ни с чем — всё, второй шанс — только через год. Не справитесь во второй раз — ещё через год можно попробовать снова. Четвёртого раза не бывает.

— Здорово! — глаза у младшей, Лас-Вейрон, загорелись. — А можно? Прямо сейчас можно?