Кликуши голодомора

В последнее время главным козырем украинских нацистов, знаменем воинствующей русофобии стал так называемый «Голодомор». Хотя от страшного голода 1932–1933 гг., ставшего следствием засухи и насильственной коллективизации, пострадала не только Украина, но и Россия, Казахстан, Белоруссия и другие советские республики, — «оранжевые» объявили Голодомор «целенаправленным геноцидом» исключительно украинской нации, «украинским Холокостом».

Цель этой лжи очевидна — рассорить и разобщить братские народы, навсегда оторвать Украину от России. Заказчики тоже известны — не зря же Ющенко всеми правдами и неправдами добивается признания мифа о Голодоморе на Западе.

Данная книга не оставляет от этого мифа камня на камне, неопровержимо доказывая его надуманность и лживость, выводя на чистую воду фальсификаторов истории, вскрывая грязную механику передергиваний, подтасовок и подлогов, которой пользуются «оранжевые» фашисты..

Ю.И. Мухин

Кликуши голодомора

После окончания в 1973 году Днепропетровского металлургического института Юрий Игнатьевич Мухин должен был остаться на кафедре электрометаллургии. Но полез бороться «за правду» и очутился в Казахстане, в городке Ермак, в котором прожил 22 года, полюбив и свой новый город, и весь Казахстан с его разноплеменным сообществом прекрасных людей. В Ермаке Ю.Мухин стал работать инженером-исследователем на местном заводе ферросплавов и до сих пор считает эту профессию своим призванием. Осваивал он ее быстро и успешно, имея несколько десятков изобретений и опубликовав множество статей в научно-технических журналах.

Часть 1

Ну почему я не белорус?!

Немного о грустном

Грустно, но достаточно много из тех, кто начинает читать эту книгу, не поймет, о чем я пишу. Ведь я буду употреблять слова: «совесть, «достоинство», «гордость» и т. д. но насколько много читателей сегодня понимают, что это такое и «с чем его едят?»

Сегодня, к примеру, народ охотно валит в суд, чтобы с помощью адвокатов и продажный судей защитить свое «достоинство». Но многие ли знают, что при царе офицер, хотя бы раз попытавшийся защитить свое достоинство в суде, навсегда терял право вызвать кого-либо на дуэль, поскольку, обратившись в суд, офицер показывал, что достоинство у него начисто отсутствует, посему такой офицер недостоин вызывать к барьеру достойных людей.

Сегодня человека, кичащегося своим богатством или барахлом, считают гордецом. А многие ли знают, что английские джентльмены (настоящие, а не из Одессы) никогда не одевали новый костюм, пока его не обносит слуга, — по представлениями джентльмена нужно совсем потерять гордость, чтобы кичиться перед кем-либо наличием барахла.

Многие ли знают, что слово «совесть» это не просто звуки, которые издает учительница при виде ученика, прогулявшего уроки? Многие ли знают, что за этим словом кроется нечто очень важное для человека и не имеющее никакого смысла для животного? И, кстати, многие ли хотят быть людьми? Ведь очень многих устраивает роль кота Васьки, жрущего ворованную сметану и спокойно слушающего усовестления повара. И, что самое страшное, этот Васька счастлив от того, что не имеет понятия о совести, поскольку ее отсутствие не мешает ему наслаждаться сметаной, и многие так сказать, люди тоже счастливы, что не имеют совести. Да, они счастливы как животные, но дело в том, что их роль животного вполне устраивает и плевать они хотели на человеческие совесть и достоинство. Какая разница, как ты счастлив — скажут они, — как человек или как животное? Счастлив — и это главное!

Тут, правда, есть нюанс, который животным не дано понять (ума не хватает). Даже если животное под счастьем понимает жратву и барахло, то у человека и этого все равно больше, поскольку он человек, т. е. тот, кто имеет совесть и достоинство. Ведь животное, как настоящие, так и из числа людей, служат человеку, т. е. отдают ему часть того, что имеют, а не наоборот. Это человек доит стадо коров, а не корова стадо людей, и если ты животное, то значит тебя доят и доят, не испытывая ни малейших мук совести — ведь ты животное, ты сам себе выбрал эту роль и теперь не вправе претендовать на человеческое отношение. Начнешь брыкаться, тебя усмирят как животное — кнутом, или зарежут, опять же не испытывая к тебе ни малейшего сочувствия. И как бы ты, животное, не ластился к хозяину, как бы не уверял в своей преданности, но что-то хозяину от тебя потребуется, и твоему счастью придет конец.