Клан новых амазонок

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 5

 

В этот день Дронго закончил читать материалы только к пяти часам вечера, и ехать на место происшествия было уже достаточно поздно. Поэтому позвонил Роберту Криманову, и они условились встретиться в новом ресторане «Принцесса Турандот», куда любил ходить сам Криманов. Певец ждал гостя в отдельном кабинете за занавесками, стол был уже накрыт. Когда Дронго вошел, он поднялся и протянул обрадованно руку.

– Хорошо, что вы нашли время, а то я думал, что придется ужинать в одиночку.

– Вы все-таки разво́дитесь, – уточнил Дронго, усаживаясь напротив.

– Безусловно. И давно пора. Она меня просто достала. Вы знаете, жить рядом со стервой еще можно. Стервы бывают истеричные, но изобретательные, страстные и достаточно забавные. А вот жить рядом с меланхоличной дурой, у которой каждый второй день депрессия, а каждый первый она говорит и делает глупости, – просто невыносимо. Поэтому я решил развестись. Хотя эта дурочка нашла какого-то пройдоху-адвоката, который вчинил мне иск на полтора миллиона долларов. Он думает, что сумеет их у меня вытащить…

– У вас не было брачного контракта?

– Конечно, нет. Кто мог подумать, что я так скоро разведусь? Она казалась такой милой, очаровательной в своей простоте, симпатичной девочкой… А выйдя замуж, обнаружила свое истинное лицо. Дура и мещанка, которую интересуют только шмотки. Она даже названия моих альбомов толком не помнит. Ее интересовали только гонорары за них.

– Надеюсь, у вас все сложится хорошо.

– Уверен, что так и будет, – кивнул Криманов. – Попробуйте этот салат. Здесь неплохо готовят.

– Я бывал тут несколько раз, – ответил Дронго.

– Что мы будем пить? – спросил Роберт.

– Мне минеральную воду без газа.

– А что-нибудь покрепче?

– Закажите себе. Я не очень пьющий человек, мне все равно.

– Тогда бутылку водки, – решил Криманов и обратился к официанту: – Скажи, чтобы дали из той серии, которая у них была в прошлом месяце.

Официант исчез и уже через минуту появился с запотевшей бутылкой водки. В пузатых рюмках жидкость казалось тягучей и серой. Они чокнулись, но свою Дронго только пригубил.

– Что у вас там случилось? – поинтересовался он. – Как произошло это убийство?

– Какой-то маньяк, психопат, – отмахнулся Криманов. – Киру действительно жалко. Молодая женщина осталась вдовой. Рядом с такими дорогими коттеджами нужно ставить специальную охрану – времена сейчас такие гадкие, – а у них несколько охранников на весь поселок. И все знают, что такой огромный дом стоит неохраняемый. Вот всякая шушера туда и лезет.

– Вы считаете, это был случайный грабитель?

– Совсем не случайный. Он точно знал, куда лезет. Там только дорогих телевизоров семь или восемь штук. А еще компьютеры, телефоны, всякие приставки… В общем, есть, чем поживиться.

– Насколько я слышал, в доме ничего не пропало, кроме одной пепельницы…

– Значит, просто не успел взять. Несчастный Пашков его застукал, и он ударил его ножом, снятым со стены. А потом сбежал. Турелин видел его спину, когда он прыгал в окно. Как он не разбился, сам не понимаю. Но выжил, сукин сын, и сбежал.

– Вы были внизу, как раз под этой комнатой?

– Правильно. И не один, а вместе с Кирой. Могу дать показания хоть на детекторе лжи, что в момент убийства мы с ней вместе были в кабинете, и она не ударяла своего мужа ножом. Вы знаете, в таких случаях обычно подозревают жену. Но Кира – большая умница и хорошая девочка. Зачем ей убивать мужа, который столько для нее сделал? Ее первый супруг был светотехником. Они поженились, когда она только приехала в Москву и поступила в Гнесинку. Еще на втором курсе. Он был старше нее на восемь лет, москвич – следовательно, московская прописка и свое жилье. Когда она родила, ей было только девятнадцать лет. Такая молодая и неопытная провинциалочка. Потом быстро разобралась, что к чему. Для красивой женщины жить в однокомнатной квартире, вечно нуждаясь и стараясь дотянуть до зарплаты или стипендии, просто немыслимо. Фигурка у нее была ладная, голосок неплохой, и ее взяли сначала в один коллектив, потом в другой. А уже когда закончила Гнесинку, попала к самому Мавзону. Вот тогда и развелась со своим первым мужем. У нее появился обеспеченный друг – правда, женатый, но все равно достаточно обеспеченный, чтобы купить ей двухкомнатную квартиру. Потом другой друг, который подарил ей машину и устроил ее девочку в хорошую школу… В общем, она умница, сумела выжить в такой сложной ситуации. И выйти замуж за Пашкова. А тут такая трагедия…

– Значит, она была в вашей комнате?

– Да. Мы разговаривали, когда наверху раздался крик; потом мы услышали быстрые шаги, словно кто-то бежал к окну. Турелин, который тоже услышал крик, ворвался в спальню, а там уже лежал убитый Пашков и убийца прыгал из окна. Турелин сначала подбежал к убитому и потерял несколько секунд. Хотя я его понимаю, на его месте тоже так поступил бы. Он побежал к окну, но там уже никого не было. Убийца успел забежать за угол, и Павел Афанасьевич не смог его разглядеть.

– Дверь в комнату была открыта?

– Да. Кира взяла ключи с собой, когда уходила ко мне, чтобы потом не помешать мужу. А вторые ключи лежали на тумбочке. Я уверен, что это был чужой. Если бы кто-то из наших, он нашел бы ключи на тумбочке. Но убийца не знал, где их обычно оставляют для клиентов коттеджа, и не мог закрыть дверь. Поэтому и решил сбежать.

– Этого я не знал, – пробормотал Дронго. – Значит, дверь была не заперта, когда там появился Турелин?

– Нет, не заперта. Поэтому убийца ничего не мог сделать, только сбежать.

– А вы, услышав крик и шум, поспешили наверх?

– Вот именно… Давайте еще по одной выпьем. У меня сегодня радостное настроение, избавился от ярма, называемого женитьбой.

Они снова чокнулись, и Дронго опять только пригубил рюмку, тогда как Криманов выпил свою залпом.

– Тогда почему этот крик и топот не услышали в соседней комнате, где находились Царедворцев и Виолетта?

– А он вообще плохо слышит, – парировал Роберт. – В его возрасте нужно уже постепенно отходить от дел.

– Хорошо, что вас не слышит Виолетта.

– Она бы мне голову оторвала, – захохотал Криманов. – Все еще никак не смирится с мыслью, что уйдет на «заслуженный отдых» без мужика в кармане. Вы знаете, какая она была лет пятнадцать-двадцать назад? Половина мужчин нашего города были в нее влюблены. Но она тогда вела такую разгульную жизнь… А потом по-явился Самвел, и казалось, что она наконец разрешит с его помощью все свои проблемы. Но тут нагло вмешалась Илона, отбила Самвела, а как только он разорился, сразу переметнулась к неженатому румынскому послу, быстро нашла с ним общий язык и вышла за него замуж. А Виолетта осталась «на бобах». Так, кажется, говорят. Со временем она с трудом протиснулась на место приживалки рядом с Царедворцевым, но было уже поздно. К тому же у Царедворцева есть еще и старшая дочь Ольга, которая вывернется наизнанку, но ничего не отдаст пришлым.

– Очень образно. Выходит, они ничего из своей комнаты не услышали… – задумчиво протянул Дронго.

– Может, он в ванной был. И она вместе с ним. Говорят, когда принимаешь общую ванну с молодой, это очень укрепляет силы и тонизирует их. Только для молодой любовницы Виолетта уже слишком стара.

– А Брескану тоже ничего не слышал?

– Кажется, ничего. Он уверяет, что устал и лег спать. Имея такую безумную самку, как Илона, можно не просто устать, а по-настоящему выдохнуться!

– Вы ее не очень-то любите, – заметил Дронго.

– Терпеть не могу, – признался Криманов. – Есть такие женщины, абсолютно законченные стервы. Готовые переспать с любым мужиком, который их поманит.

– По-моему, большинство мужчин тоже из этого типа людей.

– Не путайте мужчину с женщиной. Это разные понятия, – нравоучительно произнес Криманов. – Как это говорят… «То, что позволено Юпитеру, не позволено быку».

– Хорошо, что нас не слышат феминистки и борцы за женское равноправие, – рассмеялся Дронго и задал следующий вопрос: – Ее подруга Тереза со своим супругом тоже ничего не слышали?

– Нет, крик они, возможно, и слышали, но не обратили внимания. А когда мы все оказались в спальной комнате и начали шуметь, они тоже вышли из своей комнаты и присоединились к нам. А потом приехали сотрудники милиции, прокуратуры и следственного комитета.

– А где был Марек Лихоносов?

– В своей комнате. Он чуть позже тоже поднялся и предложил свои услуги.

– В каком смысле?

– Спросил у Турелина, чем можно помочь. Вид у него был испуганный. Мужчины с его сексуальной ориентацией, наверное, тяжелее переживают подобные преступления. Ведь душа у него женская.

– Вы опять за свое… Давайте оставим эту тему.

– Хорошо. Я только отвечаю на ваши вопросы.

– Вы не уточнили, кто именно его пригласил на этот вечер?

– Конечно, уточнил. Пашков и пригласил. Он хотел весело провести время, а жалобные стоны и кривляние Марека подходили как нельзя лучше. Они планировали большую программу на тринадцатое января.

– Он ведь раньше был танцором?

– Так себе танцор, ни рыба ни мясо.

– Но если сам Мавзон взял его в свою труппу…

– Это ничего не значит. Мавзон гениально разбирается в музыке, но не в танцах, и поэтому продолжает верить таким типам, как Марек. Хотя это и не мое дело.

– Лихоносов мог убить Пашкова?

– Он мог сделать все, что угодно. Любую пакость, которая только есть на свете. Но Пашкова он не убивал, это абсолютно точно.

– Почему вы так уверены? Вы же его не любите?

– Терпеть не могу. Только все равно он не смог бы нанести этот удар. Дело в том, что у него правая рука была сломана еще десять лет назад. Вот тогда его и поперли из труппы Мавзона. А он, глупышка, решил петь, не понимая, чем все это закончится… Но потом помогли его друзья – сделали ему немыслимую рекламу, выпустили его диск, который бесплатно раздавали всем желающим, стали публиковать разные статьи – и народ пошел на эту пустышку, серьезно полагая, что критики разбираются в музыке лучше, чем обычные люди. А теперь критики, словно их с цепи спустили, набросились на Марека. Вот он и психует, понимая, что скоро и этих денег может лишиться. Так что ударить Пашкова правой рукой он не мог. А следователь говорил, что убийца бил правой, значит, точно не Марек.

– Убедительное свидетельство в пользу Лихоносова, – кивнул Дронго. – А кто мог? В доме, кроме вас, были еще четверо других мужчин – сам Турелин, Харазов, Царедворцев и посол.

– Турелин был в момент убийства на лестнице, – напомнил Роберт, – следовательно, остаются трое. Царедворцева я бы сразу вычеркнул. Он не сумел бы справиться с более молодым и сильным Пашковым. Остаются двое – Харазов и посол. Если бы я выбирал убийцу, то выбрал бы посла. Он знает, что ему ничего за это не будет, и у него могли быть личные мотивы. Ведь Илона закидывала удочку и к Пашкову, пытаясь поймать его в свои сети. Но у нее тогда ничего не вышло, хотя, думаю, она всегда об этом жалела. Посол – фигура значительная, но бедная. Какие у румынского посла могут быть деньги? Погибший Пашков мог скупить половину Румынии, и это, конечно, раздражало и обижало Илону. Она так долго искала надежное пристанище, а нашла пустое место… Цветная оболочка вместо настоящего содержимого. Может, они возобновили свои отношения с Всеволодом Георгиевичем и посол об этом узнал? Не каждый муж потерпит измену своей супруги, тем более такой красивой и очаровательной женщины, как Илона.

– Значит, у нас уже есть один подозреваемый. Тоже неплохо. А Харазов мог убить Пашкова?

– Харазов может сделать все, что угодно. Он у нас мастер «грязных дел». Но зачем ему убивать такого богатого и влиятельного друга, как Пашков, не понимаю. И ничего личного между ними не было.

– Двое, – подвел итог Дронго. – Насчет Турелина тоже не все понятно. Находившиеся в спальнях гости, рядом с комнатой, где убивали Пашкова, ничего не слышали, а Турелин, стоявший на лестнице, все услышал и первым ворвался в комнату. А если он сам и убил, а потом крикнул и пробежал по комнате, имитируя побег убийцы. Ведь, кроме него, убийцу так никто и не заметил.

– Да, это правда, – задумался Роберт. – Но Турелин слишком грузный и солидный, чтобы представить его бегающим по комнате. Хотя, как версия, ваше предположение вполне подходит. Значит, конкретных подозреваемых у нас трое.

– А если больше? – предположил Дронго. – Ведь такой отработанный и точный удар могла нанести и женщина.

– В каком смысле?

– В самом прямом. Точный удар в сердце. Сильная женщина, бывшая спортсменка. А вы ведь наверняка знаете, что Илона и Тереза – бывшие спортсменки.

– Конечно, знаю. Господи, точно! Но зачем им убивать Пашкова? Хотя подождите… У Илоны мог быть мотив: Пашков предпочел жениться на Кире, выбрав ее вместо самой Илоны, но зачем это нужно Терезе? Ее можно смело исключить!

– Слишком много подозреваемых, и слишком неправдоподобно выглядит версия со случайным убийцей. Это не было случайностью. Преступление тщательно подготовили и хорошо спланировали. Обратите внимание, что на рукоятке ножа, которым убили Пашкова, преступник не оставил своих отпечатков пальцев, а значит, это было не спонтанное преступление, а продуманное.

Роберт нахмурился, но возражать не стал.

– Насколько я понял, ваше появление в этом коттедже оплатил Пашков? – продолжал Дронго.

– Верно.

– И он же пригласил Лихоносова?

– Да. Все правильно.

– И он заказал этот коттедж. Тогда получается, что он просто идеально подготовился к собственному убийству. Либо это сделал единственный человек, который мог уговорить его пригласить вас и Лихоносова на новогодний ужин и нанести ему удар, – его жена Кира. Хотя я еще не понимаю, зачем ей это было нужно.

– Она не убивала, – быстро возразил Криманов, – в этом вы можете не сомневаться. На сто процентов. – Он поднял бутылку, налил себе еще одну рюмку, увидел, что Дронго к своей не притронулся и махнул рукой. Затем залпом выпил.

– Откуда такая уверенность? Только потому, что вы слышали крик над головой? Это еще не доказательство.

– Она была рядом со мной, когда произошло убийство, – упрямо повторил Криманов. – Ну почему вы не можете мне просто поверить?

– Я вам охотно верю. Но, согласитесь, для следователя или прокурора ваши слова не выглядят достаточно убедительными. Она могла вас подговорить дать ложные показания.

– Какие, к черту, ложные показания?! – возмутился Криманов. – Мы с ней знакомы уже тысячу лет! Мы познакомились с ней еще тогда, когда она работала у Мавзона. Я же вам говорю, что она его не убивала.

– Вы хотите что-то добавить?

– Хочу. Только между нами. У нее абсолютное алиби. Абсолютное! Вы меня понимаете?

– Не совсем.

– Мы занимались любовью в кабинете, когда услышали крик наверху, – пояснил Роберт. – Только не нужно об этом никому рассказывать. Я знаю вашу порядочность и выдержку.

– Значит, вы любовники?

– Нет, – поморщился Криманов, – конечно, нет. Какие мы, к черту, любовники? Просто вспомнили былые годы, решили немного похулиганить… Ей, наверное, тоже скучно с этим «денежным мешком», а меня достала моя дурочка. Поэтому, когда она спустилась ко мне в кабинет, чтобы узнать, какие песни я буду петь, я предложил ей немного «покувыркаться». Она поломалась для вида и согласилась. Так что я знаю точно, что она никого не убивала.

– Вы заранее договорились, что она к вам спустится?

– Ну да. Меня задело, что ее муж будет платить мне деньги. Знаете, такая мелкая пакость раба. Когда-то я покупал ей бутерброды, а сейчас она жена миллионера, и он вызывает меня на дом, как своего слугу. Вот я и решил «получить небольшую компенсацию». Тем более что она не особенно возражала. Мы договорились, что ровно в восемь Кира будет у меня в кабинете.

– Вы сказали об этом следователю?

– Конечно, нет. Наверху убивают мужа, а внизу жена отдается популярному певцу… Что бы он сделал в таком случае? Объявил бы все мои показания ложными и сделал бы меня главным подозреваемым. Любовник и жена убивают мужа! Хотя зачем мне это нужно, совсем не понятно. И, тем более, зачем нужно Кире оставаться вдовой. Она была бы последним человеком в нашей компании, кто бы этого захотел. Вы бы видели, как она переживала на похоронах! С трудом сдерживалась…

– У вас безупречная логика, – вздохнул Дронго.

– Я дал вам наводку, – мрачно сказал Роберт, наливая себе еще водки, – а вы ищите возможного убийцу. Я почти уверен, что это наш румынский посол. Нужно еще проверить его предков, может, среди них был и знаменитый граф Дракула.

– Насколько я помню, вампиров среди вас не было, – усмехнулся Дронго, – но я приму к сведению ваши слова. – Он поднялся. Роберт тоже попытался встать, но не смог. – Сидите, – махнул рукой Дронго. – Надеюсь, вы приехали сюда с водителем?

– Да, он ждет меня в машине.

– Очень хорошо. Позовите его, пусть потом вас заберет. И последний вопрос: вы знали заранее состав участников этого торжества?

– Нет, не знал. Нам такие подробности не сообщают. И учтите, тринадцатого вечером намечался грандиозный банкет, и должны были подъехать еще несколько семейных пар, в том числе и ваш знакомый.

– Какой знакомый?

– Генерал Шаповалов, – шепотом выдохнул Роберт и приложил палец к губам: – Только об этом никому ни слова. Ни-ко-му.

Дронго вышел из ресторана в окончательно испорченном настроении.