Как мы строили будущее России

Поделиться с друзьями:

глава 1. Как все начиналось

На стороне русского солдата

Газета, партия и я лично поздравляем русских солдат с Новым, 1995 годом. Пусть будет вам, мужики, теплее там, в ледяной Чечне. Впервые (не считая Таджикистана) русскую землю употребляют на правое дело. Дай бог, чтоб армии не помешали воевать!

Состояние страны: по-прежнему агония. Цена потребительской корзинки превышает минимальную зарплату в десять раз. Неуклонно дорожают хлеб и проезд в общественном транспорте. Лепет правительства об уменьшении инфляции остался лепетом.

Чтобы удержаться у власти, президент сменил религию, либеральную веру на националистическую и совершает бросок на юг. Блистательно оставив Жириновского пустым.

С остолбенением глядим на это мы, националисты, но приветствуем. Гайдар и Явлинский отходят на задворки политики. Коммунисты, как и следовало ожидать, оказались интернационалистами, пацифистами и чеченолюбами. Избирателю стоит обратить на это серьезное внимание. Когда на следующих выборах они опять притворятся националистами, кто ж им поверит! Прочеченская газета на русском языке «МК» соревнуется в прочеченстве с газетой «Завтра».

Что до нас, то «Лимонка» приняла сторону русского солдата.

«Лимонка» в либералов

11-го вечером я поехал на Пушкинскую площадь взглянуть на этих людей. Либералы и демократы собирались встретиться со своими депутатами и выразить протест по поводу ввода российских войск в Чечню.

Я испытывал, не скрою, злорадное, безграничное удовлетворение. Мне хотелось, чтобы пришли отряды ОМОНа и побили их хотя бы в четверть силы. Ведь они злорадствовали и урчали всякий раз, когда били «нас», «наших». Они урчали, когда впервые 23 февраля 1992 г. уже «их» демократический ОМОН измолотил нас на Тверской. Они радостно мурлыкали, когда 1 мая 1993 г. нас били на Октябрьской площади. Они вопили «распни его! распни!» 3–4 октября прошлого года, когда в нас стреляли прямой наводкой, трассирующими, чтоб видеть.

И вот я пришел посмотреть, как бьют их. Испытать, пусть скромное, удовольствие. Увы, в морозный вечер против толпящихся у памятника не выпустили откормленный ОМОН. Хорошо в сравнении с нами одетые бабы в шубах, у мужиков очки. Очки и очень много носов — эти люди яростно спорили вокруг микрофонов. Здесь и там я увидел, не веря глазам своим, «патриотические» лозунги. Один висел даже в ветвях дерева: «Берите себе суверенитета сколько сможете. Е.Б.Н.». Жаргон газеты «Завтра» немедленно возобладал среди них! Надо же, они называют «своего» президента — Е.Б.Н.! Жаль, не дожил до этого часа «эпохи трепетный фитиль» — Сахаров. Дожил бы, умер бы на месте.

Оставшись, как и были, каннибалами, ни во что, на самом деле, не ставящими жизнь ни коммуняки, ни патриота, ни чеченца, они вышли на мороз потому, что почуяли опасность для себя. Это их политические, а в конечном счете и физические интересы поставлены на карту. Президент, все более принимающий облик самодержца, в последнее время воспарил над политическими партиями и слушается все больше импульсов, идущих от нации. Повинуется им. Ельцин никогда не был демократом, ныне необходимость толкает его на националистические позиции. Пойдя на чеченский конфликт, президент послушался других людей, а через них именно Нацию. Поворот к национализму невыгоден обмороженным Гайдарам и Явлинским. Если президент будет поощрять национализм, этим людям будет нечего делать на политической сцене.

Потому они тревожно скучились на морозе. Шепчутся, гневно брызжут слюной. Кончилось ваше время, господа, — время либералов и демократов. Одновременно с либералами уйдут со сцены и коммунисты — капээрэфники-пенсионеры, они так и не смогли освободиться от архаичного своего интернационализма. (С сожалением вынуждены констатировать факт, что националист и крайний коммунист Виктор Анпилов не понял ситуации и занял — по привычке последних лет — антипрезидентскую позицию, выступил против войны.) Время национализма, эра национализма равно маргинализирует и Явлинских-Гайдаров, и Зюгановых.

«Лимонка» в Проханова

Написал я заглавие и задумался. Надо же, в Проханова, в человека, которого ценил и ценю, в настоящего организатора и вдохновителя всех патриотических Боярских волнений, в Проханова! Может, не надо? Надо. Древние для такого случая оставили формулировку «Платон мне друг, но истина дороже».

1. «Купите Руцкого!»

В номере 37 «Завтра» Проханов выступил в роли Эльдара Рязанова: тот продавал населению Ельцина, Проханов продает (уже не в первый раз) Руцкого. Проханов так называет генерала: «вы для меня самый яркий человек… у вас блестящая судьба воина, древнерусского витязя… Вы наполнены потрясающей плазмой, энергией… мчитесь, как штурмовик, через жизнь…» Ну, Проханов это умеет — превознести. Читатели знают и знаю я. Руцкой, скучно и монотонно, словно пытаясь доказать обратное сказанному Прохановым, на трех полосах газеты рассказывает о своей жизни, трех высших образованиях, должностях, о том, как «шел работать представителем народа». Декларирует: «Я боролся и буду бороться за справедливость, счастье, здоровую жизнь для русских, чего бы мне это ни стоило». Резонно замечает, что «для победы на будущих президентских и парламентских выборах нужна широкая и гарантированная поддержка народа» и что «мы потерпели поражение от розни». Далее и везде Руцкой и Проханов употребляют сплошной эзопов язык. Руцкой: «неглупые деятели (кто? Зюганов? Бабурин? Власов?) не могут понять, что, действуя разрозненно, при этом не гнушаясь поливать друг друга грязью в стремлении к оппозиционному лидерству, они создают ситуацию, когда общественное мнение… изменяется в пользу резервных ставленников режима, действующих под вывесками либералов и центристов» (кто? Жириновский?).

«Лимонка» в стукачей-интеллигентов

Интересно, Мазепа понимал, что он предатель? А Власов? Александр Исаевич Солженицын в нирване самообожания, я полагаю, так и не понимает, что он своим «Архипелагом» настучал Западу на Россию, которую он якобы горячо любит. И причинил вреда в тысячи раз больше, чем все перебежчики, приговоренные к смертной казни, все гордиевские и шевченко.

Группа лиц, называющих себя «интеллигенцией» страны, поместила в «Известиях» открытое письмо президенту и затем встретилась с ним. На его территории. Требовали «запретить», «оградить», «обратить пристальное внимание». (Всегда особый Солженицын побеседовал с Ельциным отдельно.)

Кто же эти самозваные «интеллигенты», добровольные «суки», как в зоне называют тех, кто сотрудничает с охраной лагеря? (Так ведь, Александр Исаевич?) Ни Аллу Гербер, ни Булата Окуджаву, ни Григория Бакланова большими писателями не назовешь. Вялые таланты, авторы тотально нечитаемых после 1985 г. произведений. Если Окуджава был хотя бы широко известен благодаря своим обывательским песням периода застойных годов, то о Бакланове знают лишь в литературной тусовке (он был редактором журнала «Знамя»). А уж большинство — «болото», восемь десятков пришедших к президенту пожаловаться и настучать, — вовсе наемные чиновники культуры крошечного калибра. Они ревностно обслуживали советскую власть, теперь обслуживают президентскую, абсолютистскую: оскоцкие, нуйкины, жуйкины и плюйкины.

Рассказывали они президенту свои старушечьи страхи, пересказывали сплетни (так, Бакланов настучал на уже попавшего в опалу Полторанина, что тот якобы обещал «принести» СМИ Зюганова и Жириновского). Требовали защитить от «фашизма». Мы видели всю эту массовую сцену по телевизору — бороды, морщины, плеши, седины. Сеанс коллективного стукачества. Степень низости этих людей была очевидна даже по тем небольшим обрывкам, которые нам позволили увидеть на теле. Хочется сказать Бакланову: «Эй, вы же на фронте были, разве пинают падающего, опального уже? Не мне защищать Полторанина, но нельзя быть настолько безнравственным. Это шакалы набрасываются на обессилевших своих же товарищей!» Впрочем, что взять с «антифашиста» Бакланова, он не постеснялся поставить под своей приветственной телеграммой в адрес Ельцина («Лит. газета» от 28 августа 1991 г.) не только дату 20 августа, но и время: 19:00. То был шедевр верноподданнического неприличия.

Что до Окуджавы, то создается впечатление, будто во время хирургической операции несколько лет тому назад ему что-то отрезали лишнее. Потому — ссохшийся, старый, скрипучий, скрюченный — он исходит ненавистью.

«Пятая колонна»

Какой поднят шабаш в СМИ! Демократы, депутаты, патриоты, яга Боннэриха, Дракула Гайдар и тихоня Явлинский, предатель Сергей Ковалев, одуревший Проханов, тупой Зюганов и тысячи безымянных мерзавцев пинают ногами русских солдат. Эти люди желают поражения русской армии. Своим воем и крокодиловыми слезами они остановили артподготовку-бомбардировку Грозного, и именно по этой причине из не уничтоженных артиллерией и авиацией огневых точек врага были подожжены русские ребята в танках и БТРах. Подлецы, «пятая колонна», кровь русских ребят — на вас!

Низость всей этой шайки очевидна. Они с истерикой вынуждают Россию подчиниться злой воле все более похабных мелких этносов. Начали с позорного подчинения наглым прибалтам, теперь хотят поставить Россию на колени перед дудаевскими чеченами. Подлецы, смакующие, облизывающие линзами телекамер сцены, когда дудаевец замахивается на русского пленного или целится в русских солдат (НТВ), понимающие свободу слова и информации как свободу предательства, должны быть остановлены. Введи цензуру, президент, а если будут вякать и после этого, введи военное положение!

глава 2. Первые репрессии

Хотят забить насмерть «Лимонку»

«Лимонка» № 37 была уже в наборе, когда в Страстную пятницу 12 апреля произошли следующие неприятные события. В 11 часов мне позвонили из типографии и сказали, что «Картолитография» отныне не будет печатать нашу газету. Так как директору позвонили из Судебной палаты при президенте (имя звонившего директор типографии мне назвать отказался) и с «металлом в голосе» потребовали прекратить печатание «Лимонки», в противном случае типографии будет отказано в госзаказах на учебники, ими в основном «Картолитография» и кормится. То есть началась кампания по забиванию насмерть газеты. Это тем более легко сделать, что технические особенности (большой формат, но ограниченный тираж «Лимонки»), наша независимая политическая позиция (многие директора типографий или «красные», или ельцинисты) не оставляют нам широкого ассортимента в выборе типографии.

Заметьте, что нас наказывают, в то время как Госкомпечать еще не сделала нам ни единого предупреждения, а прокуратура г. Москвы никак не дала о себе знать. Не говоря уже о суде или судебном решении.

По крайне подозрительному совпадению в ночь с 11 на 12 апреля был задержан на улице за незаконное ношение оружия (нож) секретарь редакции «Лимонки» Дмитрий Невелев. В РУВД ему предъявили абсурднейшее обвинение в якобы имевшем место изнасиловании девушки, с которой он живет уже полгода. Мне сообщили об этом в 16 часов 12 апреля. Как-то совсем не верится, что с интервалом в пять часов запугали директора типографии и кинули в камеру ответственного секретаря газеты и все это совпадение.

В момент, когда я пишу эти строки, я не знаю, где буду печатать «Лимонку». Но мы победим. Нас не сломят.

Вторая «Лимонка» в народ

Скучно стало в политике. Выдохся, обрюзг Жириновский и ничего, кроме ленивой пошлости и висящего подушкой живота, уже не может показать массам. Его последнее шоу — пародия на венчание в церкви — было удручающе вульгарно: двое старых морщинистых дураков-юродивых, мужчина и женщина, играющих новобрачных, и за ними — кортеж журналистов, ожидающих хохм и пошлой сальности. Антивенчание. ВВЖ сдох, скис, спекся, сгорел. Раздулся и разжирел и плохо соображает.

И Виктор Иванович Анпилов уже не тот. Не устоял перед соблазном примкнуть к побеждающему сопернику, пусть и ловко уведшему у него, Виктора Ивановича, руководство коммунистическим движением. Много раз кинутый Зюгановым, он, без сомнения, будет кинут опять. Никаких отныне гармошек, бескозырок, кастрюль, короче, просто народности, а без них Анпилов — еще один «политик», разглагольствующий на шоу у Любимова, стремясь угодить избирателям. На демонстрациях Анпилова в свое время гулял этакий народный ветер, и некоторая часть идущих за ним людей честно ненавидела партчиновника Зюганова. Как Виктор Иванович обошелся с ними? Придушил? Изгнал? Анпилову не идет костюмчик центриста, социал-демократа и «политика». Жалко на него смотреть в этом виде. Эх ты, Виктор Иваныч, что же ты, брат!

Лебедя заставили оставить неандертальскую челку и зачесать волосы назад. (В свое время специалисты сделали то же с Жан Мари Ле Пеном, но к власти он так и не пришел.) Он шустрит и высказывает мнения, противоположные собственным мнениям полугодичной давности. Если оппортунист Зюганов хотя бы поошивался на митингах и демонстрациях оппозиции (согласно Сажи Умалатовой, впрочем, сбежал с побоища 1 мая 1993 г. и убежал, спасая шкуру, 2 октября из Белого дома), то Лебедь — оппортунист совсем свежий, никаких политических акций и не нюхавший. Он трубит нагло свои неандертальские истины с экранов и сам в них вряд ли верит. Не очень умный генерал, все более неинтересный без мундира, способный очаровать только кассиршу в чебуречной. Его сторонники говорят, что он все быстро схватывает и «подучится». Странная идея «выучивать» в главу государства штрафника-грубияна комбата (генерала он получил от Ельцина за нарушение присяги — приказа Минобороны Язова — наступать в августе на Белый дом), ибо он по сути своей преступный, склочный комбат и должен был бы пойти под трибунал.

Борис Николаевич Ельцин всегда был ординарным, ну никак не интересным ни людям, ни прессе. Что ж вы за народ такой (я его не выбирал, потому и «вы»), что выбрали такого, о ком и сказать нечего. Ни умом не блещет, ни любовниц, ни фронта позади. Шаркающий ногами чиновник. Чем же он лучше немощного Черненко? Точно такой же. Когда он начал войну в Чечне, мы так возрадовались: «Опомнился, зажглось живое в душе, почувствовал себя русским?» Может, и почувствовал, но забыл тотчас.

Я имею наглость считать себя умным человеком. И имею духовное мужество, если требуется, выступать и один против всех. И вот я вас спрашиваю: почему, почему вы, русский народ, так боитесь умных людей? А ведь боитесь, это видно. Ваши кумиры: жулики и посредственности.

Власов стал кандидатом, а Жирик хочет похоронить меня в кремлевской стене

Мы никого не поздравляем с 1-м Мая в этом году. Мы устали праздновать чужие праздники. Тем более отказываемся солидаризироваться с чикагскими американскими рабочими, схватившимися со своей полицией в конце XIX века. Из за того, что в 1992 и 1993 гг. мы, националисты, нерасчетливо соединили свои усилия с чиновничьей оппозицией, призывали народ на красные демонстрации, у нас и украли наши места в Думе, нашу долю власти. Украли специалисты по предательству друзей — хитрые старички КПРФ. Заберите ваш Первомай — мы создадим себе наши праздники. Мы поздравляем русский народ с Победой 9 мая! А также поздравляем его с гибелью сильного врага — генерала Дудаева.

Юрий Петрович Власов — наш кандидат в президенты России — был зарегистрирован Центризбиркомом на заседании 26 апреля. Выбраковали всего пять тысяч подписей. Ура! Ура! Ура! Все Фомы неверующие и все враги скоро увидят, на что способны национальные силы. Если Власов не испугается, если будет и останется кандидатом от националистов, не поддастся соблазну стать кандидатом для всего «населения» — ему обеспечена победа. Мы и наши друзья по Координационному совету радикальных националистических партий — будем с ним, пока он заявляет себя националистом и ведет себя как таковой.

Я присутствовал на заседании Центризбиркома 26 апреля, куда был допущен по блату. Ну и ну! Ох! Скажу лишь, что это историческое зрелище не для слабонервных! Ко мне подошел кандидат Брынцалов, протянул брошюру со словами: «Великий человек пришел» (спасибо за комплимент). Вечером того же дня на презентации в гостинице «Метрополь» Владимир Вольфович Жириновский пообещал похоронить меня и мою подругу Елизавету в Кремлевской стене и потребовал написать книгу «Лимонов опять против Жириновского» (ей-богу!). Я сказал, что писать не буду, он, ВВЖ, уже не актуален. В день своего рождения Жирик был мрачен. Он тяжело переживает потерю роли первого героя-любовника (сейчас она у Зюганова) России. Жирик знает, что дело его не выгорело, сын Вольфа не будет президентом в 1996 г., а значит, никогда. Конечно, лафа, погуляли, и будет, Вовик! Оттого, что все его мысли крутятся вокруг власти и Кремля, оттого и Кремлевская стена. Мы Жирика хоронить вообще не станем, Северная степь (она же тундра) отпоет.

Всем нашим ребятам из НБП, собиравшим Власову подписи, огромное от меня личное спасибо. Молодцы!

Мы и «наши»

Сразу же бросается в глаза, что Национал-большевистская партия никогда не кусала своих. Мы за всю нашу историю ни разу не атаковали в «Лимонке» или устно в интервью в газетах, на радио или на телевидении своих братьев-националистов или союзников — радикальных ультракоммунистов. НИКОГДА. Это обстоятельство указывает на то, что мы здоровая партия, а не закомплексованная секта.

Нас же кусают многие националистические издания, нас оспаривают…Мы не оспариваем никого из своего лагеря. Мы находим странным и болезненным качеством, указывающим не на зависть, может быть, но, во всяком случае, на психическую болезненность большинства радикальных организаций и изданий тупую привычку кусать СВОИХ.

Вам мало вокруг врагов? Да их тучи: демократы, кавказцы, дудаевцы, ельцинисты, чиновники КПРФ, казахские, украинские оккупанты наших земель. Кусайте их, рвите на части… Но нет, кусают ближних. Долго ходивший к нам в НБП «анархист» Дмитрий Костенко накатал на НБП пасквиль в «Московских новостях». Некто Нерсесов, также контачивший с нами, вдруг забрюзжал климаксующей теткой в «Черной звезде». И «Штурмовик» не остался в стороне, плюнул в нас. И Рашицкий из РНЕ, в общем нормальный мужик, высказался как-то, что, мол, знать не знает НБП, хотя сидел с нами за одним столом на конференции революционной оппозиции. И «Русское дело» СПб плюнуло в нас. Какие-то личности и организации даже недавно якобы «исключили НБП из националистов».

Все это, разумеется, мышиная возня, борьба самолюбий и поганое желание, чтобы и у НБП не получилось, раз уж у них не получается. Ну и мы можем исключить, если захотим, и написать, разделав так, что мало не покажется, таланты у нас есть. Но мы не будем этого делать. Однако мы находим чрезвычайно глупым и злобно-детским поведение наших радикалов. Это явление называется «утверждение через отрицание», оно характерно для поведения подростков в период становления характера. У такого поведения простая логика: «Ты — говно, значит, я — в белом костюме». На деле картина прямо противоположная. Ни у Костенко нет никакой организации, хотя много титулов, ни тем более у Нерсесова. И все другие не могут похвастаться успехами. Вместо того чтобы сплотиться, попытаться сложить усилия — они грызутся. Зюганов был один и никого не представлял, кроме себя, еще летом 1992 г. Но ему удалось сплотить воедино многие красные силы и разные их секты. Результат — 157 мест в парламенте России.

Эту тактику соединения сил должны адаптировать для себя и националисты. Но нет, большинство предпочитают быть первыми парнями на деревне, фюрерами в партиях из трех человек, нежели пойти на сближение. Оттого у национализма замедленный рост, в то время как рост мог бы быть буйным и в пару лет могло бы вырасти огромное дерево. Сейчас это рахитичное дерево.

Лучше бы валил снег

Парад 9 мая Арбатского военного округа, лощеных курсантов, парадной армии покончившего самоубийством государства был похабным зрелищем. На проход боевых машин якобы не хватило денег. По другой версии, власти боятся, что какой-нибудь командир танка прихватит боекомплект и врежет по трибунам и Мавзолею, так что мокрое место останется. Другая помеха — дыра, выдолбанная в Манежной уже три года назад, где строят что-то достойное нашего времени — коммерческие киоски с фонтанами. Можно было провести по брусчатке Красной площади боевую бригаду, снятую на отдых с чеченского фронта, — это зрелище вызвало бы симпатию всего народа, их здорово встретили бы, и президенту перед выборами такой жест очков бы прибавил, но советники у президента мелкотравчатые, как и все в Российской Федерации.

Выборные страсти в основном тлеют вокруг того, соберутся ли в третью силу (она же — пятое колесо) три богатыря: неандерталец Лебедь, глазник Федоров, похожий на самую старую обезьяну из сериала «Планета обезьян», и Явлинский с плохо пришитым лицом (обратите внимание, лицо у него таки криво пришито — особенно нижняя часть). Главный претендент Зю (в Думе «свои» комсомольцы Малярова называют его на американский манер «Зю») агитирует почему-то Германию, а Ельцин разъезжает феодалом по РФ и раздает зарплаты. Эвита Перон, аргентинская национальная героиня, делала это элегантнее: через залу, где она сидела, проходила очередь бедняков, и Эвита раздавала швейные машинки, наличные (горстями), велосипеды и холодильники. Рекомендую Борису Николаевичу. Наш кандидат Власов как-то скис, доверился медлительным консервативным силам, куда-то уехал, пресс-конференцию, организованную мною для него 7 мая, пришлось отменить. На многочисленные предложения помощи из регионов могу лишь сказать:

«Всем огромное спасибо, но такое впечатление, что люди, окружающие Юрия Петровича Власова, и сами не могут организовать ему кампанию, и другим не дают». Во всяком случае, его не видать в СМИ. Мы за Власова и поддерживаем его кандидатуру, но, кажется, он испугался радикалов-националистов — нас и спешно смягчает свой национализм в патриотизм. Однако он единственный национальный кандидат. Голосуйте за него, уговаривайте голосовать за него других, ведите пропагандную работу в его пользу у себя в регионах. Победа Власова будет победой националистов.

Начался дачный сезон, будь он проклят. Лучше бы все время при страшной стуже валил снег, быстрее произошла бы национальная революция.