К барьеру! Беседы с Юрием Мухиным

Мухин Юрий Игнатьевич

С пушкинских времен русские заслужили славу отчаянных дуэлянтов, настоящих «невольников чести»: если в какой-нибудь Франции нормой считался поединок на дистанции 30–35 метров, то в России стрелялись на десяти, шести, даже трех шагах! А самые бесстрашные, записные дуэлянты, знатоки и хранители дуэльных традиций, звались бретерами.

Юрий Мухин в прошлой жизни наверняка был таким бретером, да и в нынешней он не случайно возглавлял газету «Дуэль», закрытую властями за «экстремизм» (читай: за верность свободе слова, отвагу и бескомпромиссность). Но ни преследования, ни судебные приговоры по политической статье не остановили главного дуэлянта русской прессы, всегда готового дать пощечину антинародному режиму и вызвать К БАРЬЕРУ врагов России!

В этой книге ведущий историк и публицист патриотических сил вновь бросает вызов «пятой колонне», продажным иудам и либеральным кликушам. Это — не просто беседы с Юрием Мухиным, а настоящая дуэль против подлости, тупости, лжи и предательства, где читатели выступают в роли секундантов.

 

Вступление

Его уважают и ненавидят. О его взглядах спорят — в том числе и в российских судах, один из которых в 2009 году приговорил его к «двум годам условно». Знаменитые писатели, историки и журналисты дают его личности и трудам самые разные, подчас полярные оценки.

Александр Бушков:

— Мухин — сыскарь от Бога, пока не заклинится на жидомасонах.

Максим Калашников:

— Мухин — это бренд. И когда-нибудь со стапелей сойдет крейсер броненосный… авианосный и ракетоносный «Юрий Мухин».

Сергей Кара-Мурза:

— Тут счастье было в том, что у него такой талант, который прямо как будто послан нам в нужный момент, в нужное место.

Газета «Stringer»:

— Вообще, Юрий Мухин, который был редактором «Дуэли», является известным городским сумасшедшим… Особенно он любит антисемитские высказывания. Его не жалко.

Кто же он на самом деле — этот Юрий Мухин? Человек, который не боится писать, говорить и думать о судьбе России и обо всех нас «поперек формата». Человек, неудобный властям при любом государственном строе, начиная с «развитого социализма» времен правления его земляка Брежнева. Человек, который в нынешнюю эпоху девальваций всех валют и идеологий может позволить себе роскошь, невозможную для миллиардеров из списка «Форбс», — БЫТЬ САМИМ СОБОЙ. Как Юрий Мухин нашел свой жизненный и творческий путь и какую цену он заплатил и продолжает платить за это? Каковы его творческие планы и в чем угроза, что они никогда не сбудутся?

Слово — Юрию Мухину.

 

Философия Мухина

 

Моя «кредитная история»

— Юрий Игнатьевич, у вас есть своя философия?

— Давайте лучше без этого иностранного слова.

— Почему? — Чтобы объяснить значение этого слова, придется залезть в словарь. К слову, в нашем языке завелось много непонятных иностранных слов, употребление которых прямо-таки вытолкнуло из нашей речи простые и понятные русские слова. А нередко и исказило их первоначальное значение.

— Вы имеете в виду, что многим читателям нужно искать в словаре смысл слова «философия»?

— Вот именно.

Уже несколько веков часть нашей, так сказать, интеллигенции стремится придать своей болтовне некую глубину и настырно тащит в русский язык иностранные вроде бы аналоги русских слов. Открывая для себя новые понятия и явления, наша интеллигенция, законодательница языковых мод, сплошь и рядом неспособна образно представить суть этих новых явлений и дать описание этой сути понятиями русского языка. Посему идет бездумное подражательство и повторение иноязычных слов там, где нам нечего сказать первыми. Скажем, с XIX века, со времен гениальных физиков-электротехников Александра Лодыгина и Павла Яблочкова, в нашем языке появились понятные русскому человеку термины «ток», «напряжение» «сопротивление». А вот, скажем, термодинамика (она же — «физика теплоты») в нашей холодной стране не имела своих первооткрывателей, и теперь, начиная со школьных учебников, нам приходится ломать голову над ее иностранными терминами — разными «энтропиями» и «энтальпиями».

Но если применение иностранных названий для каких-то новых предметов в науке и технике еще как-то можно понять, то зачем, например, русское слово «народовластие» подменили словом «демократия»? А затем, чтобы убедить нас, что в нашей действительности «народовластие» — это когда большинство навязывает свою волю меньшинству тайным голосованием. Ведь именно это на практике и имеют в виду под «демократией». А если точнее перевести это навязанное нам понятие, как «большинствовластие», то сразу же возникнет вопрос: а народовластие когда будет? Ведь любому, для кого родной язык — русский, без словаря понятно, что большинствовластие и народовластие — далеко не одно и то же. Большинство — это еще не весь народ, и выборы органов власти большинством — это не власть всего народа. Так после введения иностранного слова «демократия» поиски настоящей власти народа подменяются болтовней о «необходимости и величии демократии».

Зачем нам в русском языке греческие слова «экономика» и «экономист», если у нас есть свои слова «хозяйство» и «хозяин»? А затем, что хозяйство немыслимо без хозяина, и когда в хозяйстве возникает бардак, то сразу же возникает вопрос: а куда смотрит хозяин? А если в экономике бардак, то тогда кто виноват? А кто ж его знает? Люди у власти — исключительные молодцы, академики-экономисты — умнее не придумаешь. Разве они виноваты? Народ виноват, пьяницы, паньмаш, ну и так далее.

Зачем нам слово «план»? У нас что, не было русского слова «замысел»? Что, «Госплан» звучало умно, а «Государственный комитет по хозяйственным замыслам» («Госзамысел») — глупо? Нет, не глупо. Просто использование этого русского слова могло натолкнуть на мысль: кто же это у нас хозяин и каких это он мыслителей набрал себе в свой штаб, успехи народного хозяйства замысливать?

Бывает и так, что охотно используем мы простые и понятные русские слова, да только смысл их воспринимаем по-разному. Взять, к примеру, слово «писатель». А кто у нас в эпоху всеобщей грамотности не писатель? И сортирных стен маратель — тоже писатель. Было же точное по смыслу слово «сказочник». Но для тех, кто с потугами на свою особость, на возвышенность, сказочник — это что-то «с низов», из самой гущи народа, не белая кость и не власть над думами. Ну, польстили строчкогонам, но смысл-то профессии утерян!

Или взять слово «ученый». А кто у нас не ученый? Скажете: «наука»! Тогда давайте задумаемся: а что нам от науки нужно? Знания? Знания и по телевизору непрерывным потоком идут: тот артист марихуаны накурился, та артистка на прием без трусов пришла. Недавно завтракаю, а по радио меня грузят знаниями: в Австралии один чудак на букву «м» решил сделать на спине татуировку, но обидел мастера тату. А тот наколол ему на спине вместо заказанной картинки красивый… мужской орган. Как потом замерили — 47 сантиметров длиной. Чудаку пришлось заплатить 2 тысячи долларов, чтобы такое украшение свести. Это что — не знания? Знания и радио меня ими обогатило, видите, я даже числа запомнил без репетитора.

Так что, когда речь о науке идет, слово «знания» всегда надо ставить рядом со словом «польза». А ученый, как я считаю, это тот, кто пользу ищет и находит. Иначе он не наукой занимается, а из пустого в порожнее переливает.

Так и слово «философ». Это же человек, осмысливающий явления природы и жизни и находящий связи между ними. Ну почему бы не назвать его по-русски «осмысливатель»?

— Я не против подобного предложения, но вряд ли научное сообщество осыплет вас аплодисментами. Ю.И., наверное, имеет смысл нашу беседу начать с вашей «кредитной истории» — кто вы, чем занимались… — …откуда взялся и как докатился до жизни такой?

— Примерно.

Вообще-то я очень много написал о себе в книге «Три еврея, или Как хорошо быть инженером» и в повести о моем отце. Вкратце мою историю можно изложить так.

Родился я в 1949 году в Днепропетровске. В 1973 году окончил Днепропетровский металлургический институт, между прочим, с «красным дипломом», и нас, таких умников, на сотню человек с потока было всего трое. По окончании института должен был остаться там же на научной работе, но полез бороться «за правду» — вступил в конфликт с тогдашней номенклатурой КПСС. Понятное дело, потерпел поражение и поехал по распределению в Казахстан, в городок Ермак. В нем прожил 22 года.

Работать начал на Ермаковском заводе ферросплавов инженером-исследователем, и эту профессию считаю своим призванием. Освоил ее быстро и успешно, имею несколько десятков изобретений и публикаций в научно-технических журналах.

Когда мне предложили вступить в КПСС — потому что «без этого не сделать карьеру», отказался. Между прочим, получил предупреждение от местного КГБ «за ведение антисоветской пропаганды» и считался в городе диссидентом. Тем не менее на мою заводскую карьеру это никак не повлияло — я делал ее быстрее, чем хотел, а в 1982 году стал руководить всеми научными исследованиями на заводе. Думаю, что именно оттуда — от того, что насмотрелся тогда на ученых в разных видах, — у меня нет ни малейшего трепета перед отечественной наукой. В СССР это было прибежище для здоровенной армии паразитов!

— Защитили диссертацию?

— И в мыслях не было! Я ведь не собирался увольняться с завода. Если бы собрался, то защитил бы кандидатскую и насобирал бы материалов на докторскую. А на заводе на кой овощ эти диссертации мне были нужны? Я бываю груб, некоторые утверждают, что даже чаще, чем надо, но на самом деле я очень подвержен влиянию «того, что люди скажут». А на заводе мне было очень важно, что скажут обо мне мои товарищи. Они горбатятся в цехах, чтобы вытащить завод из ямы, а я вместо того, чтобы впрячься вместе с ними, диссертацией буду заниматься?

В середине 1980-х наш завод работал очень плохо. Новый директор Семен Аронович Донской, выдающийся руководитель, в 1987 году предложил мне стать своим заместителем по коммерческой части, а я в этом ни бельмеса не соображал! Ничего, мало того, что освоил, так еще и появилась уверенность, что во всем сумею разобраться! Затем Донской сделал меня своим первым заместителем. Я, наверное, во всем Казахстане был единственным беспартийным руководителем такого ранга. Конечно, Донской за мною присматривал, но давал полнейшую свободу действий во всех одобренных им проектах. Чего я только не творил: одним из первых в СССР взял валютный кредит, одним из первых создал совместное предприятие, одним из первых начал бартерные операции, ввел заводские деньги и первым в СНГ перевел расчеты работников завода на кредитные карточки. По делам объездил полмира: покупал технологию производства видеоплееров в Японии, добывал технологию переработки шлаков в Германии, технологию получения синтетического бензина в ЮАР, торговых партнеров имел во всей Европе. Помимо дел, участвовал в сафари по Южной Африке, играл на рулетке в Монте-Карло, обедал в самых знаменитых ресторанах мира… и сегодня, попробовав все это, понимаю, что все эти развлечения — глупость. Формально есть что вспомнить, да только жаль тратить время на воспоминания.

Короче, в 1995 году правительство Казахстана передает Ермаковский завод ферросплавов иностранцам. Я препятствую разграблению завода, меня тут же увольняют, прокурор отменяет увольнение, новые хозяева, чтобы от меня избавиться, идут на компромисс: покупают мне в Москве двухкомнатную квартиру, и я уезжаю в Москву с компенсацией зарплаты за два года. А в Москве я сразу же создаю газету «Дуэль» — уникальное издание без профессиональных журналистов. В газете сами читатели ведут полемику с определенной целью — найти истину. Одновременно создаю организацию — АВН…

— О ней, с вашего разрешения, попозже.

На наш взгляд, сейчас в России и мире вас больше знают как историка, выдвигающего новые объяснения исторических событий нашей Родины. Скажите, как у вас родилось желание заниматься историей, ведь по образованию и по опыту работы вы металлург и, как мы понимаем, успешный руководитель?

— В сутках есть рабочее время. Даже если работать не только ради дохода, но с увлечением, думая о работе, как в моем случае, и после окончания рабочего дня, то все равно в сутках бывает и время, свободное от работы и мыслей о ней. Кроме того, нельзя все время думать об одном и том же, это утомляет, нужно менять тему, чтобы отдохнуть.

Отдыхать можно по-разному. Скажем, Сталин, чтобы отдохнуть, выращивал розы и играл в бильярд. Есть одно свидетельство, что он коллекционировал часы и любил их разбирать. В любом случае, у человека с такой умственной нагрузкой, как у Сталина, чтобы не сойти с ума, должны были быть развлечения, начисто переключавшие мозг с решения государственных проблем на что-то иное.

Меня развлекают с самого детства фантазии, но для этих фантазий нужно горючее, материалы. Скажем, если ты фантазируешь, что ты французский мушкетер, то желательно знать о той эпохе как можно больше, иначе фантазии будут убогими — тебе же неинтересными. Чтение было моим самым любимым увлечением, и, надо сказать, что читал я очень много, и любимыми книгами были не романы (хотя и они тоже), а книги о том, как люди что-то делали, как и почему у них это получалось.

Думаю, что такие вот увлечения выработали у меня любовь к исследованиям — я получал удовольствие, если сам мог прийти к каким-то новым выводам. Исследованиями по своей профессии я занялся еще в институте, а у всех исследований есть общие принципы. Одно дополняло другое — исследования в области истории помогали исследованиям в инженерном деле, а навыки исследований в инженерном деле уже явственно подсобляли в исследованиях общества и его истории.

После института я занялся исследованиями на производстве, заработал в этой области неплохой авторитет, но, главное, опыт, о необходимости которого даже не подозревал. Дело в том, что масса ученых в конце своих исследований получают новый результат, запечатленный лишь в их отчете или диссертации. Я был заводским исследователем, и всем моим начальникам и товарищам по работе было наплевать, получу ли я «новый» или «оригинальный» результат. Им нужен был от меня правильный результат, а его правильность определялась не в ходе «научных дискуссий», а на практике. Если я в ходе исследований нашел, что напряжение на печи должно быть 182 вольта, а мои товарищи тут же его установили и печь дала дополнительный металл, то я полезный человек на заводе, я настоящий ученый. Если дополнительного металла нет либо печь ухудшила работу, то никому мои умствования, мое «личное мнение» не требуется: у людей при деле нет времени слушать твои глупости, даже если ты называешь их «наукой».

Вот это настолько вошло в меня, что мне глубоко плевать на «научные» и любые другие авторитеты, в том числе и на мнение толпы («все это знают, это общеизвестно»). Предъявит этот ученый авторитет результат, значит, он ученый, нет — свободен! И мне плевать на то, как его зовут — Карл Маркс или Альберт Эйнштейн. Нет результата, значит, нет толку от твоих теорий.

Далее дело развивалось так. Я занялся исследованиями бюрократизма, открыл для себя законы поведения людей и законы, по которым людьми надо управлять, чтобы избавиться от бюрократии. Нужны были конкретные примеры, чтобы показать правильность моей теории. Я стал довольно большим начальником, но свои примеры — это свои примеры, а нужны и объективные. А их негде взять, кроме как в истории.

Так что ваш вопрос, как возникло желание заниматься историей, для меня равносилен вопросу, как возникло желание дышать, — да нет у меня такого желания, просто дышу я и дышу.

— Что вы считаете своей сильной стороной как историка?

— Полагаю, что способность представлять ситуацию образно, способность разобраться в подробностях любого дела, способность исследовать любое дело, понимание законов управления людьми и личный управленческий опыт. Этим я существенно отличаюсь от огромного большинства историков. Я, к примеру, никогда сам не был в архивах, хотя по моей просьбе и там проводился поиск фактов. Я просто читаю то, что насобирали в архивах «профессиональные историки», исследую собранные ими факты и делаю свой вывод, в ряде случаев резко расходящийся с выводом того историка, кто «открыл» эти новые факты. Это для историков, даже для умных, очень обидно. Поэтому их реакция на меня предсказуема. А если добавить, что я исследую добытые ими документы и могу определить, какие из них заведомо фальшивы, то их обида возрастает в геометрической прогрессии. Я, к примеру, очень уважаю одного нашего профессионального историка — специалиста по истории СССР. Именно поэтому фамилию его называть не буду. Недавно он выступал по радио в прямом эфире, и слушатели его спросили обо мне. А он начал рассуждать на тему, что настоящие историки глотают пыль в архивах, а вот есть некоторые пенкосниматели, которые…

Вот в этом мое преимущество перед другими историками. Когда речь идет о какой-то властной личности, то я ставлю себя на ее место (правда, это делают и остальные историки). Но смотрю не на то, как я удержался бы в конкретных обстоятельствах на месте этой конкретной личности у так любимой остальными историками «власти», а как решал бы конкретные задачи, стоявшие в тот момент передо мной и моей страной, государством. Ставлю себя на место Сталина, представляю себе задачи и возможности развития экономики СССР до уровня, необходимого в неминуемой войне чуть ли не со всем миром. И мне становится не до «борьбы за власть», не до расстрела конкурентов. К слову, Сталин до 1927 года трижды просил освободить его от должности генерального секретаря ЦК ВКП(б).

Для меня на месте Сталина становится жизненно важным каждый способный и деятельный министр, директор завода, генерал, секретарь обкома и т. д. У меня и мысли бы не пришло отдать их под суд, даже если бы они совершили какое-то преступление, которое можно было бы простить. Такой пример: ставший впоследствии маршалом Кирилл Мерецков, до войны бывший начальником Генштаба, по-моему, фактически предал Родину, заложив в мобилизационный план параметры, которые должны были привести к поражению СССР в войне с немцами. Но ведь его за это простили! Так что большинство из тех деятелей (ошибки, скорее всего, тоже были), которые были расстреляны, свое наказание заработали.

А профессиональный историк ставит себя на место Сталина: вспоминает, как сам он в своем институте писал доносы и интриговал, чтобы сместить с должности коллегу и занять его место (т. е. его кормушку). И начинает выдумывать, как бы он дрался за свою кормушку, если бы был на месте Сталина. А о том, что Сталину нужно было организовать великие и жизненно важные для СССР дела, такой историк и не думает — ведь он никогда не организовывал даже мелких, но общественно значимых и обязательных для исполнения дел. Поэтому в описании такого историка Сталин — прямо-таки вурдалак, который только и думал о том, какого еще невиновного гения расстрелять, — точь-в-точь как сам этот историк.

— Как вы относитесь к критике в ваш адрес?

— А я уже почти 20 лет постоянно веду с кем-нибудь споры. И боюсь, что если меня перестанут критиковать, то я быстро отупею и стану как журналисты нынешних СМИ. Поэтому критику я слышу постоянно и сам на нее напрашиваюсь. Критика — это благо, она не только делает тебя умнее, но и делает более знающим, так как критики поставляют тебе ранее неизвестную информацию точно по теме. Полезные люди эти критики, и я им благодарен.

Правда, не все критики одинаковы, бывают и такие, у которых вместо ума одни амбиции и претензии. Они обычно покритикуют меня, а потом жалуются, что я неинтеллигентный грубиян. Бывает.

— Кстати, как вы относитесь к такому сегодняшнему явлению, как «альтернативная» история?

— Считаю этот термин неудачным и даже вредным. Что значит в истории альтернатива? Другая история? Такого не бывает! Скажем, Иванов женился. Задача историков: выяснить, на ком? И вариант, когда один историк утверждает, что на Гале, а второй, что на Свете, и при этом оба («как интеллигентные люди») соглашаются с таким «альтернативным» положением, — это глупость. А причиной такой глупости является непонимание этими историками того, как все это было на самом деле, — ни один из них на самом деле не уверен, на ком же был женат Иванов. Поэтому альтернативной истории быть не может — история одна. И либо ты согласись со мною, либо я соглашусь с твоими доводами, а серединка на половинку — это не история.

К сожалению, рынок исторической литературы забит книжным мусором, в котором любителю истории невозможно разобраться, и вызвано это низкой квалификацией издательств и их желанием заработать. Ради этого заработка они штампуют и штампуют все новые книги бесчисленных «историков», которые поражены стукнувшей им в голову идеей и спешат изложить ее в виде книги. По сути, это страшный мусор, из-за которого читатель не может пробиться к произведению действительно стоящему. Это издатели выдумали термин «альтернативная история», чтобы оправдать издаваемую ими глупость.

Но сегодня не знаешь, что и предложить. По уму, этот поток мусора должны были бы пресечь редакторы издательств, но у них самих такая низкая культура, что страшно им это предлагать — они «зарубят» и действительно стоящих историков. Приходится терпеть эту «альтернативную историю» в надежде, что читатель по мере приобретения опыта научится сам отбирать себе книги для чтения.

— Получается, что вы, приехав в Москву, в очередной раз сменили профессию?

— Мне как-то рассказывали историю приезда в СССР известного физика Нильса Бора. В то время в СССР физику окружал ореол романтики, быть физиком считалось очень престижно, кипели споры между «физиками» и «лириками» с явным преимуществом «физиков». Бора пригласили на встречу со студентами МГУ, и глупцы с физического факультета при выходе Бора начали скандировать речевку: «Физики — соль, химики — ноль!» Бор попросил перевести ему, а поняв, что именно студенты кричат, развернулся и ушел со словами: «Я всегда считал себя химиком!»

Так вот, я всю жизнь считал себя инженером-исследователем. Думаю, что я им и остаюсь.

— Но главный редактор общеполитической газеты — это далеко не инженер. — Формально — да, а по сути — не очень сильно. Дело в том, что я и по своей прежней профессии много писал — и отчеты о научно-исследовательских работах, и статьи в научно-технические журналы. Кроме того, напомню, что в середине 1980-х годов я заинтересовался вопросом основ бюрократизма и через несколько лет исследований пришел к открытию объективности законов поведения людей. Надо было популяризировать открытие, потому я уже публиковался в «Правде», «Огоньке», журнале «ЭКО». А в 1990-х годах уже вышли мои книги по этой теме: «Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно» (1993 г.) и «Наука управления людьми в изложении для каждого» (1995 г.). Тогда же я между делом написал небольшую книгу «Катынский детектив», где разоблачил так называемое «Катынское дело» — геббельсовско-горбачевскую фальшивку. Так что организация производства газеты поначалу мне была незнакома, но я к тому времени уже столько организовал производств, что никакой «трудности» я просто не заметил, а в публицистике у меня уже был опыт.

 

«Одинокий Бизон»

— И как вас встретила Москва?

— Как самородка с деньгами, приехавшего из захолустья, которого каждый в Москве обязан научить жизни. Когда выяснилось, что это я учу их жизни, а денег у меня мало, то меня просто стали замалчивать…

— Это утверждение непонятно. Вы единственный известный писатель и журналист, который в наше время осужден судом за экстремизм, и считаете, что на вас не обращают внимания?

— Я далеко не единственный осужденный. Нас довольно много, причем довольно много журналистов были осуждены до меня и продолжают осуждаться сегодня: скажем, Борис Миронов, Александр Аратов, Константин Душенов — это только те, кого я знаю и кто был осужден. Но я не это имел в виду в данном случае.

Да, разумеется, я тот, кто ненавидит правящий режим во всех его проявлениях, и естественно, что режим платит мне той же монетой и тихо меня давит. Кстати, в данном случае обеспечила мое осуждение даже не явная, а тайная власть России — израильское или еврейское лобби — политическая организация части российских евреев. Они через своих клевретов в судах и прокуратуре организовали мое осуждение. Но, с другой стороны, для меня это осуждение как медаль: признание того, что я реально дерусь с этой бандой мерзавцев, а не отворачиваю рыло от этой проблемы в страхе, что меня эта банда назовет антисемитом. Тут все ясно и понятно.

Но я начал говорить о другом замалчивании. Ведь даже если не упоминать моих политических противников, то у меня много коллег-журналистов, писателей, историков, которые стараются держаться подальше от режима и в какой-то степени являются моими союзниками. Я говорю о молчании этих ягнят. Ведь что возмущает — меня два года судят по совершенно вздорному делу, между прочим, такое же дело без проблем может быть возбуждено и против них. Казалось бы, они должны были поддержать меня хотя бы из чувства самосохранения, но… промолчали.

— Дело только в страхе этой оппозиционной элиты?

— Разумеется, нет. Полагаю, что у «нелюбви» ко мне московского политического и научного истеблишмента есть множество причин. К примеру, причиной может быть моя открытая ненависть к пустопорожней болтовне, моя решительность в выдвижении версий и идей тогда, когда этот истеблишмент еще и вякнуть не решается.

Образно говоря, истеблишмент годами обсуждает, какую позицию нужно занять читателю в том или ином вопросе. Прихожу я, исследую проблему и определяю, что эта позиция должна быть в 100 километрах к северу. Они не решаются сказать такого определенно, а я — говорю! И начинаются попреки в моей «неграмотности»: типа, на самом деле не просто в 100 километрах к северу, а еще и на два метра к востоку. И поскольку я про эти два метра не знаю, то и мои рекомендации про 100 километров «грамотный ученый» принять не может.

Вот, скажем, в Катынском деле претендующие на объективизм историки ставят себя мне в пример: «И постепенно, шаг за шагом, идем к своей цели». На практике это означает: балаболим, балаболим и детям оставляем балаболить. А результат этой болтовни? Кто же все-таки убил 12 тысяч польских офицеров — наши или немцы?

Должна ли любая болтовня о проблеме иметь предел или нет? Должна ли она устанавливать истину и воплощаться в практику? Если этот словесный понос не устанавливает истину, то чем он отличается от информационного мусора? Если мы вместо истин, на которые можем опереться в практических жизненных решениях, тратим годы на потребление совершенно ненужного нам словесного поноса, который мы никак не можем применить в нашей жизни, то ведь мы эти годы не прожили — мы сами сунули их псу под хвост! И эти балабольщики убивают нашу жизнь тем, что ты читаешь их книги и статьи в надежде узнать или понять что-либо полезное, а они подсовывают тебе дерьмо своего убогого умствования без выводов и без единой оригинальной или просто свежей мысли. Согласен, что чтение их опусов — это лучше, чем водку пить, но намного ли? Ведь еще неизвестно, что хуже: промытые водкой мозги или мозги, загаженные словесным поносом.

Потом, у инженера на заводе нет времени на всеохватный объем исследований. Любая проблема имеет сотни нюансов, каждый из которых имеет значение, — и, вполне возможно, определяющее значение. Но пока ты их все рассмотришь, плавильная печь вместо 100 плановых тонн металла в сутки будет давать 90 тонн с понятными последствиями для меня и моих товарищей. Посему решение приходится принимать, опираясь лишь на некоторые параметры, по которым судишь обо всем деле. Однако если ты знаешь свое дело, а через него и жизнь, то этого вполне достаточно, чтобы правильно определиться с «выдвижением определенной версии» .

Так было с Катынским делом, в котором я очень долго придерживался версии геббельсовцев о том, что поляков расстрелял НКВД. Но как только я узнал, что они расстреляны и похоронены на территории действующего пионерского лагеря, то сколько еще можно было сомневаться, если ты не подонок из «Мемориала» и не кретин от рождения? Стало совершенно ясно для любого мало-мальски умного человека, что все доказанные по Катыни факты ложатся в версию расстрела поляков немцами, а все фальшивки всплывают на поверхность по причине допущенных там недоработок.

Можно ли при таком методе выдвижения версий ошибиться? Естественно. Но любое дело имеет начало и продолжение, в ходе которого ты можешь исправить ошибки и подкорректировать версию. Не ошибается тот, кто не работает, и для того мы на работу и ходим, чтобы исправлять ошибки. Выдвинув версию, ты начнешь дело, пусть ты и не получишь сразу из своей печи 105 тонн металла, но будет, по крайней мере, 95, а это уже лучше, чем 90. А вот если ты только балаболишь, то, значит, не начинаешь дело, значит, по-прежнему несешь убытки. И кому польза от твоего умного вида «специалиста»? Этот вид может произвести впечатление только на таких же умственных и моральных импотентов, как и ты сам.

А как быть, если вследствие допущенной тобой ошибки печь даст не 95 тонн, а 80? Но ты ведь тут, ты это видишь и немедленно возвращаешь печь в исходное состояние. Потеряешь 5—10 тонн, но это ничто по сравнению с потерями 10 тонн ежедневно.

Претендующие на объективизм историки меня попрекают, что если бы я был таким же, как они, то написал бы книгу, на «которую сочувствующие не постесняются ссылаться». А представим, что эти непрерывно «сочувствующие» своей Родине историки на время бросили бы балаболить и дружно поддержали меня в 1995 году? Что бы тогда лепетали прокуратура и поляки? Ну а если бы вдруг оказалось, что моя версия неверна? Ну и что? Тогда бы мы признали нашу ошибку и извинились — только и проблем. Но ведь «объективные» наши никак меня не поддержали, а балаболили и продолжают балаболить, чем действительно сильно отличаются от меня.

— Вас это сильно напрягает? — Да не то чтобы сильно, но порою устаешь быть одиноким Бизоном в окружении только своих читателей.

 

Подтверждение идей

— Вы хотите сказать, что ваши идеи до сих пор замалчиваются и не претворяются в жизнь .

Замалчиваться-то они замалчиваются, но остановить их невозможно, поскольку они правильны. Получается как у не признанного при жизни «отца современного акушерства» венгра Игнаца Земмельвейса, который еще в середине XIX века первым ввел практику тщательнейшей дезинфекции при родах: идеи мои используют, но если есть возможность смолчать об их авторе, то молчат!

— А какие идеи вам уже удалось протолкнуть в жизнь?

— Скажем, после фальсификации «Катынского дела» Главной военной прокуратурой СССР, а затем и ГВП России я был первым, кто разобрался в этом деле и заявил сначала в своих статьях, а в 1995 году и в монографии, что пленных поляков убили немцы. Сейчас уже объявился и человек, который по заданию фальсификаторов фабриковал фальшивые документы. Но дело даже не в этом. Оказывается, уже довольно давно студенты-историки даже в Московском университете пишут об этом дипломные работы и успешно их защищают. Начинал я это дело один, а сейчас у меня в единомышленниках масса историков, причем достаточно именитых, скажем, Юрий Жуков.

В конце 1980-х годов я встал на защиту Сталина как выдающегося руководителя, в 1993 году в своей книге ему посвятил целую главу. В то время в России Сталина считали героем немногие, а сегодня чуть ли не две трети населения. Я первый, кто выдвинул версию того, что Сталин отравлен. Сегодня у меня полно единомышленников, и не только среди студентов. Я первым совершенно определенно заявил, что суда над Берией не было, и его убили подло и коварно, после убийства сфабриковав дело о его как бы «заговоре». Сегодня брехню о суде над Берией позволяют себе распространять только журналисты, историки на это уже не решаются.

Я первый начал утверждать, что был приказ Москвы о приведении войск в боевую готовность до 22 июня 1941 года, теперь об этом начинает говорить все больше и больше специалистов. Я первый заявил, что с технической точки зрения слабость Красной Армии накануне и в первые годы войны выражалась в крайне низкой степени использования радиосвязи, несколько лет назад это был вынужден публично озвучить Генштаб Российской Армии.

Еще один интересный пример. Я первым начал утверждать, что огромную роль в победе под Курском сыграли бомбы ПТАБ («противотанковые авиабомбы»). Есть такой современный историк Алексей Исаев, так он поначалу чуть ли не роман по объему написал, доказывая, какой же я дурак, утверждая это. А к последнему юбилею Победы он же написал сценарий документального телесериала о войне и в серии о Курской дуге посвятил значению и важности этих бомб целый эпизод.

— То есть ваши исторические идеи со временем все же находят подтверждение? — Не только они. Не так давно узнал, что мои идеи «делократии», о которой речь пойдет ниже, на практике применяются как в России, так и за рубежом. Экономические идеи подтверждаются с неумолимостью. Однако меня совсем поразило, что была внедрена моя техническая идея, которую я выдал как бы мимоходом.

— Расскажите, о чем речь?

— Когда НАТО стало бомбить Сербию, то меня, как, наверное, любого русского человека, взяла злость и одолели мысли о том, как бы сербам помочь. Я поставил себя на место командующего сербской армией и стал думать, что бы я сделал, если натовский сброд решится вторгнуться в Косово сухопутными силами. У сербов было около 2000 танков Т-62 и экипажи к ним. Но пускать их на силы НАТО было бессмысленно: эти силы были мощно вооружены кумулятивными противотанковыми средствами — гранатометами, управляемыми и неуправляемыми ракетами. Пехота НАТО и вертолеты сожгли бы сербские танки, даже если бы те уклонились от прямого боя с танками НАТО.

А местность в Сербии довольно пересеченная при хорошо развитой дорожной сети. Есть где танкам укрыться в засаде, и есть возможность сделать бросок на 100–200 километров к тому участку фронта, где нет танков НАТО, либо выйти им во фланг в тыл и атаковать натовцев на марше. Но… Это было возможно лишь в том случае, если бы сербские танки были защищены от кумулятивных боеприпасов.

Следовательно, их надо было защитить, но никакие высокие технологии не годились — Сербия была в блокаде. Оставалось одно — навесить на танки экраны. Сама по себе эта идея не нова: еще в 1945 году наши танкисты спасались от немецких «фаустпатронов», т. е. тех же гранатометов с кумулятивным зарядом, обвешивая свои бронированные машины проволочными каркасами кроватей. Но современные кумулятивные боеприпасы, состоящие на вооружении НАТО, помощнее «фаустпатронов» — и защиту от них в виде решеток надо было делать из более мощных стальных полос. Но имелось ли в Сербии подходящее сырье? Я узнал, что в Сербии на складах строительных фирм до начала конфликта с Западом хватало арматуры для бетона. Это, конечно, не совсем то, но эта сталь уже относится к классу легированных — она очень прочная. И главное, эта сталь легко сваривается. Следовательно, экраны на танки можно было изготовить и навесить в любой мастерской, в которой есть сварочный аппарат, а они есть везде.

— И вы сообщили об этом сербам?

— Да, я сделал эскиз экрана — он у меня до сих пор сохранился, написал пояснительную записку и через нашего автора (ныне покойного) Предрага Миличевича связался с военным атташе посольства Югославии полковником Петровичем. Мы с ним договорились встретиться в воскресенье, я, конечно, не говорил, зачем. А уже в посольстве, в его кабинете, я передал ему документы, эскиз и растолковал, как мог, что к чему, поскольку полковник был авиатором. Я ничего не просил у него, даже не просил сообщать мне решение, которое примут по моему предложению генералы в Югославии. Полковник пообещал отправить документы в Белград немедленно, на том мы и расстались. Я не знаю, был ли толк от моего предложения или не был, ведь когда посмотришь на наших генералов, то склоняешься к мысли, что генерал — это уже не звание, это диагноз. Кто сказал, что в Сербии они должны быть другими?

НАТО побоялось начать вторжение сухопутными силами, я не увидел сербские танки в бою и так и не узнал, какое решение принято по моему изобретению.

Прошло полтора года, и вот в журнале «Солдат удачи» № 8 за 2000 год я читаю репортаж Дмитрия Ширяева из Чечни под названием «Путевые заметки эксперта-оружейника»:

«Лейтенант показывает нам свой танк — это Т-62 с пулеметом ДШК на башне. Я немного разочарован — предпочел бы пообщаться с более современной техникой, например Т-72. Но, вероятно, для здешних задач и Т-62 хорош. Танк имеет интересную, ранее мною невиданную противокумулятивную защиту: это металлическая решетка, прикрывающая башню и борта. По словам командира, эта защита разработана с учетом того, что с бандитской стороны широко используются гранатометы РПГ-7 с гранатами ПГ-7Л. Он уже на практике убедился, что эта защита весьма эффективна: граната разрушается, не успев взорваться».

Дано фото этого Т-62 с противокумулятивной решеткой, но, на мой взгляд, мое решение было лучше. Моя конструкция прикрывала танк еще и сверху — от вертолетов и ракет, атакующих танк по крутой траектории. А вот «Солдат удачи» № 7 за 2001 год. В статье о показе боевой техники на выставке в Кубинке такая строчка: «Т-72, оснащенный противокумулятивной решеткой, стоял к гранатомету самой слабой своей частью — бортом — и поражен не был».

А потом из Интернета мне вытащили фото американской боевой машины пехоты «Страйкер» из состава американских оккупационных сил в Ираке. И, как видно на фото, эти БМП защищены предлагавшимся мною сербам экраном. Удивляться нечему — хорошая идея, она и в Африке идея.

 

Путь АВН

— Раз уж мы заговорили о внедрении ваших идей в жизнь, расскажите об идее «Армии Воли Народа», лидером которой вы являетесь. В чем ее суть и задачи?

— Идея АВН имеет теоретическое обоснование в общеизвестных законах власти и управления людьми, но я не буду забивать вам голову теорией. Давайте просто порассуждаем. Члены сегодняшней власти и их приспешники творят, пребывая во власти, что угодно, но никак за это не отвечают и не наказываются за вред, нанесенный народу. Но если их не наказывают, то почему бы им и не быть ворами или тупыми бездельниками? Ведь вора делает вором случай, а безответственная власть — это просто рай для воров. Ну, в какой еще области человеческой деятельности такое может быть?! Вот вы садитесь в автобус, платите водителю деньги, и он обещает довести вас в целости и сохранности до места назначения. А если он, даже по ошибке, не говоря уже о разгильдяйстве, учинит аварию и вы пострадаете в ней, то что — водитель просто помашет вам ручкой и скажет: «Вы тут кровью истекайте, а я пошел на заслуженный выходной»? Нет, если его сразу не прибьют разгневанные пассажиры, то его отдадут под суд, где 12 простых граждан, присяжных заседателей, решат, виновен он или нет. А власти, взявшие у вас деньги в виде налогов и пообещавшие довезти вас в светлое будущее? А они уже чуть ли не 20 лет машут нам всем ручкой и говорят: «Вы, лохи, голосовавшие за нас, тут в России кувыркайтесь, а мы поехали отдыхать к наворованным миллионам». Неужели так и должно быть?

Нет, конечно, и есть простой и абсолютно законный путь расставить все по своим местам и указать власти, кто в России хозяин.

— Так путь законный или экстремистский?

— Разумеется, законный! По нынешней Конституции (и по любой другой) сувереном (высшей властью) является народ, а депутаты и президент — только слуги народа, которым властвовать разрешено народом и от имени народа. Причем народ и без них может принять любой действительно нужный народу закон, проголосовав за него на референдуме.

Но если народ — это хозяин, а депутаты и президент — слуги народа, то у народа (у каждого избирателя, а не только у 12, как в судах) есть право и обязанность перед своими детьми судить своих слуг, поощряя хороших и наказывая нерадивых. И делать это, чтобы и самому жить достойно, и своим детям оставить достойное государство. У народа есть право Хозяина! И если вы снимете шоры с глаз и подумаете, то увидите, что реально осуществить это свое право очень просто!

Нужен закон, по которому на каждых выборах каждый избиратель, помимо бюллетеней с новыми кандидатами во власть, получит бюллетень, где сможет оценить предыдущий, завершающий свои полномочия состав власти. В этот бюллетень достаточно внести три графы: «Достойна поощрения», «Достойна наказания» и «Без последствий». Если большинство избирателей решит отпустить старый состав власти без последствий, то власть оставит свои полномочия как сейчас — без каких-либо негативных последствий для себя. Если большинство избирателей решит поощрить власть, то пусть руководители уходящей власти в обязательном порядке получат государственные награды сообразно их должностям — от скромной медали до звания «Герой России». Но если избиратели решат «Власть достойна наказания», то президент и каждый член нашего парламента, Федерального собрания должны будут сразу после сложения полномочий сесть в тюрьму на срок своего пребывания у власти. Причем судить власть каждый избиратель будет исключительно из собственного убеждения о ее грехах и заслугах. И никто не должен мешать избирателю вынести этот вердикт хозяина своим слугам.

— У многих активных, думающих людей, включая нынешнюю оппозицию, наверняка возникает неприятие ряда положений разработанного вами закона. Скажем, положения его статей, согласно которым каждому будет разрешено убить бывших президента и депутатов, если те попытаются скрыться от суда народа либо от назначенного народом наказания. Многие считают это просто беспределом, похожим на провокацию. И после этого вы удивляетесь, что вас осудили за экстремизм?

— Да я ничему не удивляюсь. Даже тому, что умники это беспределом считают. У нас в России среди интеллигенции советников много, да вот работников мало.

Вот скажите: если преступника «крышуют» прокурор и милиционер, т. е. не дают его наказать, то удержит ли преступника это «крышевание» от преступления даже при наличии закона о наказании за это преступление? Нет!

Удерживает от преступления только неотвратимость наказания!

И глава 7-я закона АВН называется «Неотвратимость наказания».

— А может, вам стоить убрать эти положения из текста закона, чтобы самому не подвергаться преследованию?

— Я, конечно, благодарен тем, кто пытается помочь мне предложениями, как изменить закон, чтобы дураки и подонки правоохранительных органов и лобби не могли под него подкопаться.

Но разве я этот закон написал для дураков и подонков? Нет, закон написан для всего народа, я ему должен показать, что имеется реальный способ поощрять и наказывать власть так, что ни одна хитрая задница не увернется от наказания.

Да, от дураков и подонков будут неприятности. Но что важнее — эти неприятности или возможность показать народу путь реального обретения ответственной власти? Я понимаю, что вы хотите показать мне путь, при котором бы я лично пострадал минимально. Да я сам такой путь ищу! Но это война, это бой, ну, нельзя идти в бой с единственной целью — не пострадать. У боя другая цель — победа. Пусть и ценою своей жизни.

— Но почему не судить власть обычным судом? — Вы реальных следователей, прокуроров и судей видели? Ваша наивность даже не умиляет…

— Но разве 100 миллионов смогут оценить реальные критерии правильности действий власти? На основе чего избиратели будут оценивать власть? — На основе того самого, на основе чего 12 присяжных заседателей принимают решение, виновен подсудимый или нет. Только в данном случае будет 100 миллионов присяжных заседателей.

— Не находите ли вы, что вас не поддерживают умные именно потому, что не видят в вашем законе четкого механизма оценки, поощрения или наказания власти.

— Вы умных путаете с умничающими, произносящими умные слова типа «четкие критерии».

Мы постоянно опрашиваем людей. Во время замены Путина на Медведева предложили оценить Путина по условиям нашего закона более 21 тысяче человек. Лишь процентов 5 «умных» перепугались и отказались участвовать в оценке Путина, а остальные поняли, подумали, проголосовали.

Такой случай: на заседания Мосгорсуда, рассматривающего мое дело, включая судебную оценку АВН, был вызван отряд ОМОНа для защиты судьи. В перерывах суда активисты АВН говорили с омоновцами, о чем мой единомышленник потом написал стихи:

«Мы из зала суда уходили С гордо поднятою головой! И менты нам вослед говорили: «Так держать, АВН, мы с тобой!»

— Но ведь и 100 миллионов дураков могут ошибаться. — А не надо лезть в руководители, тем более в идейные, к тем, кого считаешь дураками. В отношении тех, кто их считает дураками, эти дураки не ошибутся.

— У меня нет сомнений в полезности участия народа в управлении страной…

— Не так. Народ реально не может участвовать в управлении страной — он это не умеет делать. Народ обязан быть хозяином — иметь возможность наказать своих слуг за плохое управление. Как управлять страной — рядовой человек не знает, но как он живет — знает!

Закон именно и исходит из возможностей рядового человека.

— Короче, вас можно так понять: ты, избиратель, — хозяин, они, президент и депутаты, — твои наемные рабочие. Раз ты их нанял — тебе придется их оценивать, невзирая на недостаток твоих собственных знаний.

— В принципе все правильно, но с одной поправкой… Не специалистов оценивать — их народ не способен оценить. Оценивать народ будет свою жизнь, а уж из этой оценки суммой голосов будет выведена оценка специалистам. Часто приводят пример о ремонте телевизора и хозяине, который лезет монтеру советы давать. Не надо. Просто умный хозяин говорит: будет работать телевизор — будут деньги, не будет — не будут. А отверткой можешь вертеть хоть в телевизоре, хоть у себя в…, хоть вообще не вертеть — мне все равно.

Вот я и хочу предоставить народу возможность быть именно таким хозяином. Это сегодня народ нагибают и требуют оценивать специалистов: вот Медведев, вот Жириновский — выбери, который из них лучше. А ошибся — ты сам, народ, виноват, ты сам выбрал.

Не можешь отремонтировать — не берись, я вызову того, кто может, не можешь сделать жизнь народа лучше — не лезь во власть!

— Не является ли ваш закон чисто популистским приемом?

— Это слово использовалось и используется в некоем негативном смысле, чтобы не служить народу, не делать то, что ему надо. Что бы ты ни предложил для народа, тут же вылезут умники и авторитетно заявят: «Это — популизм!»

На самом деле наш закон не для того, чтобы удовлетворить народ в его желании отомстить власти или в зависти к власти. Он — для самой власти, для головы, чтобы на место головы в России не попадала бестолочь и проходимцы. Если они уже натворили дел, то что толку в мести, даже если предусмотреть в законе их расстрел?

— Сейчас многие, включая либералов, поддерживают идею наказания депутатов, но только не через всенародное голосование, а через суд. — Суд — это наивность. Эти люди уподобляются человеку, которому стало плохо от того, что он дерьма нажрался, но для лечения просит еще больше дерьма, причем не себе, а всем, причем не за свой счет, а за счет всех.

— Но почему вы думаете, что народ будет судить лучше? Манипуляция общественным мнением и даже сознанием сейчас находится на небывалом уровне. Что помешает потенциальным подсудимым использовать ее?

— Страх, что народ добавит еще и за использование манипуляции.

Присмотритесь, избирателям и так предлагают судить власть на каждых выборах, требуя, чтобы они выбрали достойного депутата или президента из нескольких котов в мешке (раньше) или нескольких негодяев (сегодня). И никто не возмущается и не кричит: «Давайте поручим суду выбирать!»

А тут речь идет об уже понятном — лучше тебе лично стало жить или хуже. Причем не о барахле речь, а обо всем — о том, к примеру, уважают ли в стране данного человека. Так почему это должен оценивать какой-то суд, пусть даже непродажный, а не каждый из нас?

Разумеется, власть будет делать все, чтобы доказать, что она справилась с обязанностями, но ведь болтать мало. Есть болтовня, а есть реальная жизнь. Где гарантия, что в вопросе приговора власти человек будет ориентироваться на болтовню, а не на жизнь? Это в вопросе, за какого из двух подонков проголосовать, СМИ что-то раньше могли сделать, а в вопросе оценки заслуг власти болтовня СМИ будет вызывать смех.

Скажем, власть из шкуры вылезает, чтобы показать, что она занимается вопросами защиты народа. А по опросу общественного мнения правоохранительным органам в Москве доверяют менее 1 процента. И только в населенных пунктах с населением менее 10 тысяч человек среди молодых людей в возрасте до 24 лет, не имеющих среднего образования, число доверяющих возрастает до 33 процентов.

СМИ уже давно не всесильны, если бы они были всесильны, то незачем было бы фальсифицировать выборы.

Но, главное, речь не об этом — не о возможности наказания. Речь о том, чтобы этот закон отпугнул от власти подонков и дураков.

— У нас уже второе десятилетие так называемые «демократические выборы». С чего вы взяли, что во время референдума люди будут голосовать не так, как им годами говорят по телевизору? — Как это — так, как им годами говорят? Да в 1991 году на выборы приходило 98 процентов избирателей, а сейчас сколько осталось? А представьте, что наш закон завтра будет принят, сколько придет президенту Медведеву вердикт вынести?

— Конечно, логика в ваших положениях присутствует. Если люди считают, что власть действительно принадлежит им, а не является лишь формальным положением Конституции. Тогда получается, что каждый гражданин наделен всеми правами государственных органов, в том числе и карательными. Просто, на мой взгляд, люди даже теоретически не могут себе представить, что можно жить как-то по-другому — не как сейчас или раньше. — Да, вы все правильно понимаете. Убить в себе раба власти, понять, что ты хозяин страны — для власти это самый страшный экстремизм.

— Я не совсем согласен с вами, я понимаю, что вы подробности объясняете в своих книгах, но ведь бывают совершенно очевидные случаи, когда избранная народом власть не будет виновата в ухудшении жизни, а жизнь все равно ухудшается. — Вы имеете в виду войну?

— Необязательно. Возьмите, к примеру, хотя бы нынешний экономический кризис. Разве, скажем, президент Медведев был в нем виноват? — Между прочим, в 2008 году о полном отсутствии вины российского правительства за кризис в России в своем блоге высказал и Дмитрий Медведев: «Хотел бы поговорить о том, что волнует сейчас весь мир — о глобальном финансовом кризисе. Большинство стран столкнулись с тем, что грубые ошибки — ошибки, совершенные рядом государств (и прежде всего Америкой), — привели к серьезным проблемам». То есть получается как в фильме «Бриллиантовая рука»: «Не виноватая я — он сам ко мне пришел!»

— Знаете, тогда в Интернете гуляла примитивная листовка для «чайников». Явно сделанная в США. В этой листовке причина кризиса самими американцами объяснялась так:

«Чтобы купить дом, американец взял в кредит у банка № 1 100 долларов. Банк № 1 решил дополнительно подзаработать. Он выпустил закладную ценную бумагу на этот дом и продал ее банку № 2. Банк № 2, скупивший кучу таких закладных у других банков, выпустил на них т. н. «дериватив» — ценную бумагу, обеспеченную уже не домом, а этими закладными — только бумагой. Банк № 2 исходит из ожидания: умные аналитики считают, что недвижимость вот-вот подорожает и дом, отданный американцем в заклад банку № 1, будет стоить 200 долларов, а это повышение цены обеспечит закладные — и выпущенные банком № 1, и банком № 2. Инвестиционные фонды в США и Европе покупают у банка № 2 эти деривативы, в результате этих хитроумных комбинаций выпускается долговых обязательств уже на 300 долларов. В этот момент падают цены на недвижимость — домов построили слишком много. Заложенный дом американца теперь стоит не 100, а 50 долларов. Если теперь заемщик не вернет кредит и банки продадут его дом, то в обеспечение своих долговых обязательств перед инвестфондами банки получат всего 50 долларов, и их долги этим фондам составят 250 долларов. Банки не могут расплатиться по выданным обязательствам — они банкроты. Начинается цепная реакция — они не могут выдать новых кредитов и обеспечить реальными деньгами уже выданные кредиты предприятиям…»

Если американцы сами признают свою вину, то при чем тут Правительство России?

— Хорошо, давайте обратим внимание на безусловные факты. В листовке вина за кризис возлагается на спекулянтов-банкиров, и против этого нечего возразить — это так. Уж очень хотелось этим людям не в первом классе летать, а на персональных самолетах. Но надо копнуть глубже: под открытые у этих банкиров кредитные линии было начато производство и велось строительство предприятий, а теперь, когда выяснилось, что у банков нет реальных денег, то эти производство и строительство прекращены. Катастрофическое прекращение строительства и сокращение производства шло и в России, сотни тысяч рабочих и инженеров были выброшены на улицу, а уже вложенные деньги оказались «замороженными» и ни банкам (в виде возврата кредитов), ни акционерам (в виде дивидендов) их невозможно вернуть.

Почему до кризиса так бодро росли акции российских компаний? Потому что владельцы акций российских компаний надеялись на резкий рост дивидендов после того, как эти компании введут в строй новые, строящиеся предприятия и производственные мощности, которые и дадут добавочную прибыльную продукцию. А теперь, когда выяснилось, что строительство прекращено, новой продукции не будет, а на оставшуюся продукцию падет бремя выплат убытков по незавершенному строительству, стало ясно, что глупо ожидать роста дивидендов, и соответственно акции российских компаний обесценились.

Совершенно не собираюсь оправдывать банкирских спекулянтов. Да, и я тоже считаю их паразитами в нашей жизни, но, правда, я не считаю их идиотами. Они ведь того, что получилось, искренне не хотели.

— Тогда в чем первопричина кризиса?

— Это видно из приведенной вами листовки: банкиры ожидали, что дома будут стоить 200 долларов, и если бы их ожидания сбылись, то и кризиса бы не было. Но дома стали стоить 50 долларов. Почему? В листовке эта причина указана, но безо всякого осуждения, как само собой разумеющаяся — «домов построили слишком много». Так вот — это ключевая фраза и ключевая причина кризиса. Все валят все на банкиров, и у меня по ним вопросов тоже нет — если их надо пересадить с кресла на стул, я не против, на электрический стул — тоже хорошо.

Но почему никто не спрашивает: а какого хрена строили дома, если они не нужны? Или если у людей нет денег на их покупку? Кто сказал, что нужна та продукция строившихся российских предприятий, в ожидании которой росли котировки российских акций? Кто это в России считал?

Не умеете это подсчитать? Так какого хрена вы сидите в Думе и Правительстве?

Таким образом, если говорить о кризисе, то начинать надо не со спекулянтов.

Есть у нас в России одна маленькая должность, называется «Президент Российской Федерации». Интересна она тем, что никаким здравым смыслом нельзя объяснить, на кой черт эта должность нужна России. Но, предположим, что на этом месте у России появится хозяин… Поскольку русский язык сейчас мало кто знает, особенно в интеллигентных кругах, то, чтобы было понятнее, напишу по-иностранному — предположим, что на этом месте у России появится «экономист».

Чтобы понять, нужен ли России на месте президента хозяин, зачем он нужен и мог бы хозяин предотвратить сегодняшний кризис, приведу пример: давайте мысленно уменьшим Россию до размеров старозаветного средневекового крестьянского двора. Тогда на этом дворе много чего не было, что есть сегодня, но, безусловно, был хозяин. Причем не то что не кандидат экономических наук, но даже и не выпускник школы менеджеров. И, прямо скажем, совсем не интеллигент.

Представим себе: конец зимы, долгий вечер, хозяин на своем подворье сидит и думает: «Детей у меня пока четверо, жена, да я сам — шестой. Чтобы не голодать, надо в год 20 пудов хлеба на рот, итого 120 пудов. Да на одежду, инвентарь, то, другое потребуется рублей 60. Если Бог даст, то цена на хлеб не упадет ниже 1,5 рубля за пуд, а значит, чтобы выручить 60 рублей, надо еще 40 пудов, да на еду 120, итого 160 пудов. Если Бог дождичка пошлет (а судя по зиме, то может и послать, наверное, пошлет), то урожай надо ожидать, пожалуй, «сам-десять», т. е. по 60 пудов с десятины. На семена 6 пудов, тогда на еду и товарное зерно на продажу с десятины останется 54 пуда, а мне надо 160. Это значит, что три десятины под хлебом надо иметь. Да, пожалуй, хоть половину десятины, а овсом надо засеять. Будет овес, следующей зимой схожу с лошадью в извоз, все лишняя копейка… Зима снежная, пожалуй, луга хорошо зальет, сена пудов 300 возьму, да солома будет, телку, видимо, резать не придется, пусть на следующий год простоит, корова старая, менять надо… Три с половиной десятины я и сам вспашу и засею за две недели, старшому 12, пособит. Так что людей в помощь нанимать не придется…» И так далее и тому подобное.

Как назвать то, чем занимается этот крестьянин? Что он делает? Думает? Мечтает? Фантазирует?

— Я понял — он планирует!

— Правда, если уж быть точным, то по-русски планирование называлось «замыслом». Никакое хозяйство невозможно без планирования, если во главе хозяйства не стоит идиот!

Тогда в чем же был смысл тех «рыночных отношений», которые у нас сегодня? В безмозглости — в ликвидации планирования! В тупой, административной, насильственной ликвидации осмысленности народного хозяйства! Если продолжить приведенное мною сравнение, то нынешняя хозяйственная ситуация в России будет иметь такой вид.

Хозяин умер, и бедная вдова крестьянина, которую уже некому и кнутом отстегать, сварила себе порцию щей, сидит и ожидает «спроса на рынке». Прибегает один ребенок: «Мама, кушать хочу». «Ага, — размышляет вдова крестьянина, — появился спрос на рынке. Надо еще порцию варить». А потом следующий ребенок бежит, потом еще один. Жена каждый раз радуется: спрос на «свободном рынке растет»! Естественен вопрос: что, эта вдова баллотируется в академики РАН или у нее от горя «крыша поехала»? Почему она не пересчитает свою семью и сразу не сварит пять порций? Кому в данном случае нужны этот «спрос на рынке» и эти «свободные рыночные отношения»?

У нас непопулярен Ли Якокка — у нас сейчас совсем другие герои.

— Да он и в США, по-моему, уже непопулярен.

— А между тем в 1986 году он по опросам общественного мнения занимал в США второе место по популярности после президента Рональда Рейгана и был его яростным критиком. Это, впрочем, никак не помешало Якокке и в 1987 году опять войти вместе с Папой Римским в десятку самых почитаемых в Америке людей. Ли Якокка — реальный хозяин реальной экономики — автомобилестроения. Сначала он возглавлял «Форд Моторз Компани», а затем поставил на ноги обанкротившуюся корпорацию «Крайслер». Это человек, который не учил других, как управлять экономикой, а сам успешно управлял промышленными империями, от благосостояния которых зависела жизнь нескольких миллионов граждан США.

Сам себя он считает убежденным капиталистом и принципиальным поборником свободного предпринимательства. «И я вовсе не хочу, чтобы правительство вмешивалось в деятельность моей компании, а если на то пошло, и всякой другой компании , — писал он. Но тут же добавлял: — Почти все восхищаются японцами, их ясным видением будущего, налаженным у них сотрудничеством между правительством, банками и профсоюзами, их способностью использовать свои преимущества для неуклонного движения вперед. Но как только кто-нибудь предлагает следовать их примеру, в воображении возникает образ Советского Союза с его пятилетними планами.

Между тем государственное планирование отнюдь не должно означать социализм. Оно означает лишь наличие продуманной стратегии, сформулированных целей. Оно означает согласование всех аспектов экономической политики вместо разрозненного их выдвижения по частям вместо их негласной разработки людьми, преследующими лишь свои узкогрупповые интересы.

Можно ли считать планирование антиамериканским понятием? Мы у себя в корпорации «Крайслер» ведем большую плановую работу. И так же действует любая другая преуспевающая корпорация. Футбольные команды планируют. Университеты планируют. Банки планируют. Правительства во всем мире планируют. Исключение составляет лишь правительство США.

У нас не будет прогресса, если мы не откажемся от нелепой идеи, будто всякое планирование в масштабе страны представляет собой наступление на капиталистическую систему. Эта идея внушает нам такой страх, что мы остаемся единственной развитой страной в мире, не имеющей своей промышленной политики».

— И ведь о планировании говорил не он один.

— Вот именно! Осенью 1991 года в Москве, в Академии труда и социальных отношений, состоялся советско-американский симпозиум, на котором были и японцы. Японский миллиардер Хероси Теравама в ответ на разглагольствования о тогдашнем «японском чуде» сказал: «Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 1939 году вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками, а в 1955 году мы поумнели, и вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные производители, и мы более 15 процентов роста никогда не достигали, вы же, при общественной собственности на средства производства достигали 30 процентов и более. Во всех наших фирмах висят лозунги сталинской поры».

А вот интересный пример для меня. В условиях кризисной экономики Бразилии производство компании «Semco», принадлежащей Рикардо Семлеру, выросло с 4 до 35 миллионов долларов без единого цента кредитов! Производительность труда на фирме по общей выручке подскочила почти в 9 раз, а по добавленной стоимости — в 6,5 раза. Впечатляет? В 1990 году Рикардо Семлер был дважды назван «бразильским бизнесменом года». Сейчас он переехал в США и преподает в Гарвардском университете, читает лекции в бизнес-школах мастер-класса, а его фирма «Semco» за это время увеличила свой доход до 160 миллионов долларов! Неплохо? В своей книге он пишет:

«Нет, я не выпускник Российского университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы… но что касается планирования, мы в конечном счете оставили лишь два документа: полугодовой и пятилетний планы. Да, я помню доводы против пятилетних планов: Советский Союз использовал их, и посмотрите, чем это закончилось. Но когда мы смотрим на пять лет вперед, у нас есть возможность спросить себя, хотим ли мы присутствовать на конкретном рынке, должны ли мы отказаться от какой-то продукции, нужен ли нам новый завод, и прочие подобные вопросы. Поэтому пятилетний прогноз жизненно важен».

Заметьте, о необходимости планирования пишут не замшелые марксисты или неудачники-предприниматели, а успешные капиталисты! Почему? Причина аж кричит: любой руководитель, который принимает на себя всю ответственность за порученное ему дело: а) оценивает это дело, б) решает, как его лучше и с наименьшими затратами исполнить и в) делит дело между своими структурными подразделениями (министерствами). Это и есть планирование! И это везде, в любом хозяйстве, на любой фирме. У американцев даже поговорка есть: «If you fail to plan, you plan to fail — Если у вас провал с планированием, то вы планируете провал».

Эти капиталисты не социализма хотят, они хотят, чтобы правительства РУКОВОДИЛИ страной! Чтобы ИСПОЛНЯЛИ СВОЙ ДОЛГ руководителей!

Люди у власти у нас и в США учредили БЕЗМОЗГЛУЮ ЭКОНОМИКУ. Они не понимают этого? Не могут не понимать! Тогда почему они не руководят хозяйствами (экономикой) своих стран? Ответ один: чтобы не нести ответственность за последствия своего руководства! У вас есть еще какой-нибудь вариант ответа?

— Вы хотите сказать, что если этих руководителей страны наказывать, то они начнут планировать? — А куда они денутся? Тут же все просто. Продолжу развивать озвученный мной пример. Представьте, что вы едете в автобусе и случилась авария. Кто виноват? Правильно — тот, кто рулил, шофер. А если вы, пассажиры автобуса, такие умные, что решили «сделать реформы необратимыми», а для этого рулить автобусом разрешаете автопилоту, что тогда? Тогда шоферу остается во время рейса или на горных лыжах кататься, или на тигров охотиться. А что же еще? Делать-то ему нечего! Не может же он вмешиваться в действия любимого вами автопилота? (Или применительно к теме «свободы предпринимательства».) И кто будет виноват в том, что автобус потерпел аварию? Правильно: автопилот! И вы всегда будете со своим автобусом сидеть в болоте, а шофер у вас будет считаться замечательным профессионалом.

— Но правительство ведь вмешалось в кризис своими рыночными методами.

— Да, наш дорогой президент прямо писал, что он контролирует ситуацию, руководит, вмешивается в кризис: «Золотовалютные резервы и Стабилизационный фонд создавались именно для таких сложных периодов. И у нас есть возможность избежать валютного, банковского или долгового кризиса… за счет консолидации активов в различных секторах экономики (включая банковский сектор, розничную торговлю, строительство). Мы будем готовы принять необходимые меры и предоставить дополнительное финансирование на эти цели… Это повысит устойчивость нашего банковского сектора в целом, сделает его более привлекательным для инвесторов и вкладчиков».

Стабилизационный фонд — это деньги всего народа, а Медведев отдал их тем самым спекулянтам, которые и вызвали этот финансовый кризис, чтобы они, бедные, и дальше продолжали летать не в первом классе «Боингов», а на персональных самолетах.

— А как же в Америке?

— А что «в Америке»? Там такие же «руководители страны», как и у нас. Только надо напрячь немного извилины и видеть то, что есть, а не то, что вам хотят «впарить». Вот и старый Ли Якокка опять видит не то, что мы все:

«Буш поставил рекорд американских президентов всех времен по количеству дней отпуска — четыреста, и это еще не конец. Он предпочитает чистить конюшни на своем ранчо, лишь бы не заниматься правительственными делами. В одном интервью он даже сказал, что самым главным его достижением за период президентства стала поимка окуня на три с половиной килограмма в искусственном пруду на ранчо.

Не лучше обстоит дело и на Капитолийском холме. В 2006 году конгресс заседал всего девяносто семь дней. Это на одиннадцать дней меньше, чем в рекордном 1948 году, когда президент Гарри Трумэн изобрел термин «конгресс бездельников». Всех нас просто выгнали бы с работы, если бы мы работали так мало и так безрезультативно. Однако члены конгресса умудрились найти время, чтобы проголосовать за прибавку себе зарплаты».

В чем причина такого наглого, циничного отказа власти наших стран исполнять свои обязанности — руководить хозяйством? Причина теперь уже в нашей безмозглости — в том, что мы до сих пор не установили никакой ответственности за последствия «правления» избираемых нами во власть деятелей!

А вот если бы закон об ответственности власти, принятие которого поставила себе целью АВН, был принят хотя бы за год до настигшего нас кризиса, то и кризиса не было бы, по крайней мере в России, — не рискнули бы президент и Дума оставить экономику России без планирования, т. е. без управления.

— Вы полагаете, что если президент и депутаты будут бояться народа, то это все решит?

— Если каждый гражданин России получит реальный кнут и пряник для власти и этими кнутом и пряником заставит президента и каждого депутата служить себе, а не их счетам в заграничных банках, то это — да, это все решит!

Что в этом законе сложного и что в этом законе непонятного?

Вот принятие этого закона является целью «Армии воли народа» («воли» в смысле выражения своего властного мнения). Армия (АВН) провела опрос нескольких десятков тысяч человек. И 9 из 10 живущих своим трудом граждан (от ученых до милиционеров, от бизнесменов до рабочих) немедленно соглашаются, что такой закон нам необходим. Но тут же заявляют, что власть такой закон никогда не примет. Это горе от ума. Разумеется, власть, прекрасно знающая и о законе, и об АВН, такой закон никогда не примет. Но народ может принять этот закон сам на референдуме. Для его организации нужно иметь от 20 до 50 тысяч человек, чтобы они могли собрать необходимые 2 миллиона подписей в поддержку этого референдума. И цель АВН в этом — в сборе подписей для этого референдума. Как только в АВН вступят необходимое количество бойцов и референдум по принятию закона о суде народа над властью будет объявлен, сторонниками АВН немедленно станут 95 процентов избирателей. Люди прекрасно понимают необходимость этого закона, но не верят в свой ум и привыкли поступать «как все». И увидев, что поддерживают закон миллионы, они немедленно примкнут к нам. Но это будет потом.

А сейчас народу России нужен именно этот закон, а для принятия закона нужны 50 тысяч человек для сбора подписей — бойцы АВН. Бойцы АВН — это образец служения народу. Ведь они сами не претендуют ни на какие должности в России — они работают, тратят личные деньги только для того, чтобы сделать свой народ хозяином в своей стране.

Вот что такое АВН.

— Все-таки тюремное наказание лидеров, да еще и народом, больно необычно. Неужели не хватит брезгливого презрения народа?

— Во-первых, надо сказать, что, несмотря на стояние в церквях со свечкой, нынешнюю «элиту» не пугает не то что презрение, а и гнев самих Господа Бога, Девы Марии, Ее Сына и всей архангельской и ангельской части божественного сообщества, а не только людей на земле.

Десятки миллионов мыслящих людей как в России, так и за рубежом, презирают сегодняшнюю российскую «элиту» у власти за алчность, за подлость, за тупость, за животное состояние либеральной совести. Вы можете назвать хотя бы одного из бывших или стремящихся к власти либералов, кто бы от этого презрения не то что прекратил воровать и предавать Россию, а хотя бы поморщился? Единственное, на что они идут, — это не делают презирающим их людям пиар. Это у них не отнимешь, это у них на уровне подсознания.

Правда, я не берусь это утверждать со 100-процентной гарантией. Может, потом, когда-нибудь, выяснится, что Гайдар на самом деле сгорел от стыда, а Старовойтова с Юшенковым сами застрелились, а Ходорковский ушел в монастырь и каждое утро бичует себя плеткой-семихвосткой…

Лично для меня унизительна даже мысль о том, что за горе и ухудшение жизни десятков миллионов людей, которые я принес на посту президента или депутата, в наказание меня ждет всего лишь «презрение».

— Почему унизительна?

— Давайте я начну с примеров из жизни простых людей, а не «мыслящей части общества».

Не помню, был ли я школьником или студентом, когда весь Днепропетровск потряс такой случай. В ночную смену рухнула часть строившегося здания и погребла под собой с десяток рабочих. Но не это вызвало изумление, а то, что прораб приехал на стройку, распорядился о производстве спасательных работ, затем пошел на мост через Днепр, оставил у перил портфель с бумагами и бросился с моста в реку.

Уже во времена моей работы в Казахстане один местный работяга что-то заподозрил и вернулся из ночной смены раньше времени. Застал жену с любовником (моим товарищем по работе и своим приятелем, кстати) и зарубил любовника топором. После этого пошел в милицию и признался в содеянном. Милиция и прокуратура за день разобрались с произошедшим, допросили его и выпустили до суда. И убийца несколько недель продолжал ходить на работу, потом был короткий суд, ему дали 6 лет лагерей, обжаловать приговор он не стал и поехал отбывать срок.

Я не знаю, как среди «мыслящей части» московского общества, но, полагаю, любой житель провинции вспомнит аналогичный случай или случаи из своей провинциальной жизни.

Почему покончил с собою прораб? Для одних этот вопрос прост, другие его в упор не поймут: совесть прораба потребовала этого — потребовала наказания за его просчеты.

Почему милиция не арестовала убийцу? Зачем? Совесть убийцы его и арестовала. Почему убийца не сбежал от наказания? Как он мог сбежать, если этого наказания требовала его совесть, если это наказание было его искуплением вины?

Вообще, чтобы понять и принять цели АВН, нужно в первую очередь иметь не юридическое образование, а просто совесть.

Наказание, которое закон АВН вводит для власти, необходимо в первую очередь самой власти — это искупление вины власти за ее ошибки, нанесшие вред народу. Но, конечно, это наказание не для каждого члена власти будет искуплением, а только для тех, у кого есть то, о чем не имеет представления «мыслящая часть общества», — СОВЕСТЬ. А для тех, у кого совести нет, это наказание будет бичом, отпугивающим от власти бессовестных уродов.

Вот в чем тут дело.

 

Темы исследований

— Ю.И., как исследователя вас отличает дерзость. Вы совершенно не боитесь никаких «деликатных тем», и рассказанное вами выше — подтверждение тому. Вас совершенно не смущает, что есть такая тема — генетика, есть теория относительности. Разнообразие поднятых вами тем таково, что есть читатели, которые сомневаются, что такое и столько мог написать один человек. Какие темы вы сами считаете наиболее важными в своей работе?

— Мне повезло, и я наткнулся на две темы, после проработки любой из которых можно было бы спокойно умереть. Это, во-первых, гипотеза об образовании жизни и о бессмертии человека. И, во-вторых, разумеется, теория управления людьми. Кроме того, очень важной является идея того, как в экономике отказаться от денег.

Вообще-то я понимаю своих оппонентов и критиков: люди профессорами и академиками стали, не выдвинув ни одной плодотворной идеи и всю жизнь повторяя то, что сказали авторитеты. А тут прихожу я и выдвигаю кучу идей, которые им, как говорится, в голову не влазят, к тому же эти мои идеи из разных областей знаний! Ну что им обо мне думать? Конечно — идиот! Ну ладно.

Следует считать чрезвычайно важной и раскрытую мною тему о причинах убийства хрущевцами Сталина и Берии и последовавшего за этим шантажа руководителей СССР со стороны Запада. Это можно считать глобальной тайной мировой истории.

Собственно для России, да и не только для нее, важна тема смерти президента России Б. Н. Ельцина в 1996 году и замена его двойниками. Для России также важна катынская тема.

Если бы в России у власти было подлинно национальное правительство, ему была бы очень интересна тема того, какие хозяйственные приемы применял Сталин, чтобы экономически победить во Второй мировой войне и выдвинуть СССР на самые передовые в мире экономические рубежи. Не менее интересна была бы и тема причин поражений и побед Красной Армии в Великой Отечественной войне. Мне порою кажется, что это и самые востребованные моими читателями книги.

Очень важна тема афер американцев с полетами на Луну и афера США с небоскребами 11 сентября 2001 года. Я тут не пионер — первые исследования дошли до нас с Запада, но я первым в России дополнил и систематизировал эти исследования, написав по этим темам книги.

Ну а мои исследования преступной деятельности лобби Израиля в России, как я уже сказал, удостоены высшей награды от этого лобби — фабрикации против меня уголовного дела.

— Если не возражаете, то давайте темы ваших работ в такой последовательности и обсудим, чтобы читатели получили представление, о чем, собственно, идет речь.

 

О душе и ее бессмертии

— Что вы имеете в виду под «бессмертием человека»? Человек после смерти своего тела не умирает?

— Знаете, раньше, когда я был таким же, как и все, «культурным» человеком, т. е. верующим в атеизм, то думал, что, в отличие от мракобесов, верующих в Бога, обладаю в этой области истинными знаниями. А на самом деле я тоже был простым верующим, но только верившим в то, что нет ни Бога, ни души. Да, вера в Бога и даже вера в бессмертную душу — это мракобесие, но вера в то, что нет ни Бога, ни души, — это такая же вера и такое же мракобесие.

Мракобесием называют учение, которое отрицает твердо установленные факты и истины. Но на каких фактах основан атеизм? Где факты, доказывающие, к примеру, что у человека нет бессмертной души? Хирурги, препарируя человека, ни разу ее не видели? И это все?!

— Но ведь отсутствие чего-то это сам по себе уже факт! Как найти еще какой-то факт, подтверждающий не наличие, а отсутствие чего-либо, кроме факта отсутствия этого? — Здесь вопрос сложнее, поскольку факт «видел — не видел» не исчерпывает познания, ведь никто не видел гравитационного, магнитного, электрического полей. Значит ли это, что и их нет? Понятно: сегодня приборы показывают наличие этих полей. Но ведь 200 лет назад этих приборов не было, и о полях никто не подозревал. Так чего все же сегодня нет — бессмертной души или приборов по ее обнаружению?

— Вы полагаете, что можно создать прибор по обнаружению Бога?

— Нет, такой прибор, по моему мнению, создавать бессмысленно, поскольку Бога действительно нет. Его нет и потому, что он не нужен даже верующим. Им-то нужен рай в загробной жизни, а Бог — это просто тот, без кого они рай не смогут себе представить, не смогут понять, почему после смерти душам людей будет уготована разная участь.

Но, конечно, дело не в том, что Бог не нужен верующим. Мы на сегодня знаем о Мироздании до крайности мало, но даже этих знаний хватает, чтобы понять, что в нашем Мироздании нет места ни Богу, ни его антиподу — дьяволу, ни какому-нибудь «космическому разуму», который либо учил бы нас, либо вмешивался в события жизни нашего общества. Те свойства Природы, которые человечество уже точно определило, позволяют понять, что венец творения Природы — человек — был создан ею самостоятельно без какого-либо участия Бога или иных «высших сил».

— Ваша логика запутывает: невидимой инстанции — Бога — нет, а невидимая инстанция — душа — есть! А в чем разница? — Наличие Бога или отсутствие Бога ничего в нашей жизни не объясняет, даже если не принимать во внимание библейские сказки. Все мало-мальски познанные человечеством процессы, протекающие в мире, протекают без Бога — он просто не нужен для объяснения устройства мира. А вот наличие души объясняет то, что без души объяснить невозможно.

— Что же это?

— Мыслительные способности человека и его построение всего из двух половых клеток. Принятая сегодня «серьезной» наукой гипотеза о том, что мы думаем серым веществом нашего головного мозга, не выдерживает никакой критики. Живой организм, наше тело — это химический реактор, в нем протекают химические процессы, подчиняющиеся законам химии. И эти процессы и законы, которые сегодня известны нам:

— не способны обеспечить запись информации внутри организма в минимально необходимом для жизни объеме, даже если согласиться с тем, что в генах какая-то информация записана при том, что пресловутые гены — это всего лишь инструменты для строительства и ремонта организма;

— не способны передать информацию потомству, а реально она передается в огромных объемах.

Образно получается так. «Серьезные» ученые утверждают, что Баба-яга летает на ступе. Но ступа тяжелее воздуха, не имеет аэродинамических свойств крыла, не имеет винтов или реактивных двигателей для создания подъемной тяги. «Летает на ступе!» — продолжают утверждать «серьезные ученые». Почему? Потому, что они не видят у Бабы-яги никакого иного приспособления для полета. И в нашем случае тоже так: раз «ученые» не видят, кем еще может быть человек, кроме как телом, суммой молекул, то, значит, это тело и думает, и запоминает информацию. Образно говоря, «летает». Но это абсолютно невозможно! Такая логика не вызывает протеста только у сказочников, но как ее терпеть у людей, утверждающих, что они занимаются изучением человека?

— То есть вы наличием души как бы закрываете и объясняете изъян в нашем познании того, как устроен человек? — Да. Знаете, была такая история. Автоцистерна возила питьевой спирт с завода на железнодорожную станцию. На заводе в цистерну заливали строго отмеренное количество спирта и цистерну плотно закрывали и опечатывали. А на станции спирт сливали, промеривали и выясняли, что несколько десятков литров не хватает. И если ты не «серьезный ученый», то ты не будешь рассуждать на тему «сверхтекучести спирта» сквозь металл цистерны, а ты будешь искать способ, каким шофер цистерны этот спирт ворует. Так и я. Не способны атомы и молекулы тела человека записать и переработать столько информации, сколько ее имеет и перерабатывает человек. Следовательно, человек — это не тело, это душа…

— Простите, давайте сначала закончим про спирт. И как же шофер его воровал?

— Бросал в цистерну через верхний люк несколько бидонов перед тем, как подать машину на завод для заливки в нее спирта. Когда заливали спирт, бидоны заполнялись, а когда его сливали, часть спирта оставалась в бидонах внутри цистерны. А после рейса хитрый водила полные бидоны из пустой цистерны извлекал и спирт из них сливал.

Возвращаюсь к теме. Понимать, что человек — это не тело, а совершенно самостоятельная инстанция, которая после смерти тела не умирает, очень важно для каждого человека.

— А она не умирает? — Нет, и в книге «Не надейся — не умрешь!» я это доказываю различными обстоятельствами, уже установленными медициной. Кроме того, я недавно лично в этом убедился, о чем пишу в дополненном издании этой книги.

— Как убедились? — В 2009 году мне делали сложную операцию, и хирурги меня нечаянно зарезали, да так сильно, что я оказался в состоянии клинической смерти, т. е. побывал на том свете. Анализ моего посмертного состояния, рассмотренный со всеми видами иных объяснений, показывает, что после смерти тела я как человек на самом деле не умер.

— То, что человек со смертью тела не умирает, — радостная весть? — Кому как. У меня есть все основания полагать, что для многих было бы лучше умереть вместе со своими телами, но они тоже полностью не умрут, а их так называемая загробная жизнь зависти не вызывает. Видите ли, принцип Природы, которым она неукоснительно руководствуется, — естественный отбор. Ей нужны все более и более сложные системы, тратящие на свое существование минимум энергии, и она их создает — это принцип термодинамики, это философия Природы, ее основная цель. И Природа отбраковывает все системы, которые у нее получились в результате случайных комбинаций, но замыслу ее не соответствуют. Человек — это система гораздо сложнее животного, сложнее по устройству души. И если индивидуум за свою жизнь так и остался в моральном плане животным, он Природе не нужен, его жизнь после смерти тела, скорее всего, будет ужасна. Природа не Бог, у нее свечками прощения не вымолишь.

— Что вы имеете в виду под Природой? — Сумму ее законов. Начиная от закона всемирного тяготения, законы химии — все законы, которые открыты и которые еще предстоит открыть. Эти законы действуют, результат их суммарного действия — это то, чего хочет Природа.

— Строго говоря, вы замахиваетесь на такое… — Вот-вот! За это меня «интеллектуалы» и считают городским сумасшедшим. Между тем вопрос «К чему стремится Природа?» существует вне зависимости от того, есть Мухин или его нет. Если никто не решается над этим вопросом задуматься, то что мешает это сделать мне?

— Вы могли бы как-то суммировать свои представления о человеке как душе?

— Тем, кто не читал мою книгу, наверное, не все будет понятно, но, пожалуй, сжато мои представления о вышесказанном можно представить так.

У меня есть гипотеза, которая уже имеет право называться теорией, о формировании и жизни души человека в поле. Какое это поле — биополе, или гравитационное, или эфирное, — пока сказать не могу. Я оперся на факты, добытые или приведенные учеными, которые категорически отрицают существование души. От этого данные факты становятся особенно убедительными: все они являются фактами материального мира, доступны они каждому, поскольку для их понимания достаточно знаний, которые дает школа. (Правда, в мое время в школе не изучали компьютеры и голографию, но, думаю, сейчас уже изучают.) Я оперся на небольшое количество таких фактов, надеясь, что читатели сами захотят получить удовольствие от поиска подобных фактов.

Я изложил гипотезу схематически. Реально душа, наверное, так сложна, что потребуются века на ее изучение, но эти будущие знания не зачеркнут главного:

1) душа отдельна от физического тела человека и не умирает вместе с ним;

2) душа помнит все;

3) душа может чувствовать;

4) душа может творить;

5) душа имеет напряженность, позволяющую проникать в души живых людей, но это свойство можно развить только при жизни.

Нет пока фактов, что душа живет вечно, но сама логика развития жизни свидетельствует о том, что будущая жизнь человека неизмеримо длиннее земной.

Что противостоит этой гипотезе. Повторю только одно: «Не верю!» Ну что же тут поделать, повторю еще раз: «Не способны понять — не верьте. Когда умрете, то во всем убедитесь лично. Правда, будет уже поздно».

Ну а тем, кто засомневался, повторю: не бойтесь своей смерти, бойтесь своей скотской жизни. Смерти вы не избежите, это не от вас зависит, а вот жизнь свою вы способны изменить.

— Давайте на этом закончим, предоставив читателям прочесть вашу книгу и самому задуматься, а мы займемся вопросами власти и управления людьми. О чем идет речь?

 

Главные идеи

 

Власть над людьми и управление ими

Раньше я думал, что бюрократизм — это свойство конкретного человека, точно так же, как и остальные качества людей — один умный, другой — дурак, один честный, другой — подлец и т. д. Однако по мере того, как я начал вникать в этот вопрос, я понял, что деловые свойства человека не являются природными. Они зависят от того, в какой системе управления он работает, и для эффективного управления людьми нужна правильная система управления ими.

— А что это такое — «эффективно руководить»? — Это работать так, чтобы вверенные тебе подчиненные давали потребителям продукции больше и более высокого качества, нежели подчиненные других руководителей. Причем я веду речь о продукции, действительно нужной потребителям, а не о бумажных телодвижениях в конторах.

— А зачем это мне, — спросит какой-нибудь олигарх или «новый русский», — я ведь и так езжу на тех автомобилях, что хочу, ем в самых дорогих ресторанах и каждый год фотографируюсь под пальмами на Канарах?

— А зачем это мне, — спросит наемный работник, — ведь мой хозяин и так ездит на самых дорогих автомобилях, жрет в самых дорогих ресторанах и не вылезает с курортов?

— Отвечу сначала на вопрос второго спрашивающего. Мы, люди, похожи на животных, а некоторые умники даже уверены, что и ничем не отличаемся от них. Но на самом деле отличаемся. Животные не могут работать, если их не заставлять, а мы можем, и работа — это наша суть. И поскольку это наша человеческая суть, то чем больше мы совершенствуемся в работе, тем больше Природа благодарит нас за это тем единственным, чем природа может отблагодарить, — удовольствием. Когда ты достигнешь определенной степени мастерства, то будешь получать от работы удовольствие, причем такое, какое иным способом не получишь. Сам посуди, ну что это за жизнь, если ты три четверти времени бодрствования мучаешься на работе, чтобы потом вечером или в выходной получить кайф за бутылочкой пива перед телевизором? Ведь лучше получать удовольствие весь день: на работе — от работы, а вечером — от пива, не так ли? А что касается заработанных тобою денег, которые присвоит твой хозяин, — да пусть он ими подавится, пусть распорядится затолкать их себе в зад, когда его в гроб будут класть. И о своей зарплате не переживай. Станешь мастером своего дела, достаточное количество денег у тебя будет, а не будет, то следуй точной поговорке: «Шея есть — хомут найдется!» Плюнешь на своего дурака-хозяина и найдешь себе другого, поумнее.

Теперь отвечу на первый вопрос. У тебя, хозяина фирмы или корпорации, все есть и тебе ничего не надо? Прекрасно, не надо дальше меня читать, можешь и дальше спокойно ожидать того, для чего ты живешь, — ожидать своей естественной смерти. Но, во-первых, должен и тебе напомнить, что эффективно работать — это удовольствие, которое по-другому получить нельзя и которого ты лишен. Во-вторых, я говорю и о таком управлении собственной фирмой, при котором можно, при желании, вообще на фирме не бывать, а она и без тебя будет все больше и больше процветать. Примеры тому уже есть.

— Подождите, вы говорите, что можно руководить, не бывая на фирме, но ведь зачем-то руководители, управленцы, начальники, менеджеры, нужны своим организациям?

— Да, нужны, причем ответ, «чтобы кататься на самолете, на «Ладе Калине», на байке, на корабле, на подводной лодке, на горных лыжах, на лошади, чтобы ловить рыбу, охотиться на уссурийских тигров, стрелять из арбалета по китам, кормить молоком лосят или важно надувать щеки в президиуме…», не принимается. Мы не на факультете журналистики.

Сегодня любая вещь, которой мы пользуемся, практически любая услуга, которая нужна обществу и конкретному человеку, так усложнились, что одному работнику их невозможно произвести или оказать от начала и до конца. Необходимо разделение труда. Легковой автомобиль собирают из более чем 10 000 наименований деталей, причем при их изготовлении каждая из этих деталей также должна пройти через руки сотен рабочих. И чтобы из ворот автозавода каждый день выезжало требуемое количество автомобилей, требуется, чтобы каждая из миллионов операций по созданию этих автомобилей была подготовлена и проведена в срок. Вот для организации такой работы и требуются управленцы. Таким образом, руководители, управленцы, начальники, менеджеры являются специалистами по созиданию сложных дел путем разделения их на более простые и последующего соединения более простых дел в заданное сложное дело. По крайней мере, они такими специалистами должны быть, чтобы иметь основания именоваться руководителями, а не паразитами на начальственных должностях.

Итак, выяснив, кто мы такие и зачем лично нам нужно эффективно работать, займемся принципами создания систем для управления своим делом.

В данной аннотации тезисно поясню то, что в ходе лекций буду пояснять подробно, не исключено, что и на пальцах.

Существуют две властные инстанции. Одну мы хорошо знаем: это начальники всех сортов. Вторую мы тоже хорошо знаем, но не обращаем на нее внимания как на власть: это дело. Это те товары или услуги, которые мы делаем и которые безусловно нужны потребителям нашего труда, т. е. это то, за что потребители добровольно согласны нам заплатить.

Чтобы понять, почему я и делу присваиваю функцию начальства, нужно задуматься о власти как таковой.

Власть имеет тот, кто может поощрить и наказать. Поощрить и наказать может начальник, этим он, как говорится, и интересен. Но ведь сделанное тобою дело тоже может тебя поощрить и наказать. Сделал дело хорошо, получил за него от потребителя вознаграждение — дело тебя этим вознаграждением поощрило. Сделал дело плохо, потребитель вместо вознаграждения послал тебя подальше, вот и получается, что дело наказало тебя безвозвратно потерянными на него ресурсами и впустую потраченным на него временем. Как видите, по своим возможностям поощрить и наказать дело — это тоже власть, и подчиняемся мы делу точно так же, как и начальнику.

Чтобы не ошибиться и не получить от начальника наказание, ты выясняешь у него, что тебе надо сделать, чтобы начальник был тобою доволен, либо он сам тебе это сообщит. Но чтобы получить от дела вознаграждение, ты тоже обращаешься к нему — вникаешь в то, как сделать дело эффективнее, и этим ты как бы испрашиваешь у него указания, что делать, чтобы оно было тобою довольно. Разница между делом и начальством только в том, что дело само тебе ничего не скажет, вернее, нужно быть хорошим специалистом, чтобы понимать его команды. Кроме того, у дела не выпросишь прощения и его не обманешь дутым отчетом — оно наказывает беспощадно и в полной мере.

Закончить краткое размышление о роли поощрения и наказания хочу замечанием, что посулы и угрозы начальника могут оказаться неэффективными, если подчиненный вдруг начнет руководствоваться своей совестью или, что случается гораздо чаще, своей глупостью. Подчиненный откажется признать вашу власть в случае, когда над ним будет иметь власть созданное им в своем представлении дело, для него более важное, чем ваши наказание и поощрение, допустим, дело защиты его собственного достоинства.

Понятно ли сказанное или нет, но давайте запомним, что властных инстанций в нашем мире на самом деле две — начальство и дело.

— Как-то сомнительно, чтобы поощрением и наказанием можно было подчинить любого человека…

— Смотрите на это с другой стороны: само по себе поощрение и наказание не дает власти, поскольку власть возникает не тогда, когда командуют начальники, а тогда, когда подчиненные соглашаются исполнить порученное начальниками дело. Очень важно понять, что власть создается не тогда, когда командуют, а тогда, когда подчиняются, поскольку это тонкость, которая повсеместно игнорируется, и от ее непонимания совершается множество управленческих ошибок.

Итак, из возможности начальника и дела обладать властью и из свойства человека подчиняться тому, кто его поощряет и наказывает, возникает и возможность построения двух типов систем управления своими подчиненными.

Первая система нам всем до тошноты знакома — это когда все работники в системе подчиняются управленцам и подчиняются именно потому, что в этой системе только начальники имеют право поощрять и наказать подчиненных. Рабочих поощряют и наказывают нижестоящие начальники, нижестоящих начальников поощряют и наказывают вышестоящие, вышестоящих поощряет и наказывает хозяин или какой-нибудь топ-менеджер. Все эти начальники составляют орган управления организацией, по-французски орган управления — та канцелярия, в которой готовятся тексты управляющих команд, — это «бюро». А власть по-гречески — это «кратос». Вот когда подобные системы управления стали увеличиваться в размерах и весь маразм положения был по достоинству оценен, такой модели управления дали франко-греческое название — «бюрократизм».

Теперь — внимание! Исходя из того, о чем я сказал выше, бюрократом всегда является тот, кто встроен в эту систему начальства-подчинения. Это надо понять хотя бы потому, что основу армии бюрократии у нас составляют те, кого как бы постоянно гнобят бюрократы, — рабочий класс. Но нам не это важно, нам важнее другое — понять, что ты бюрократ, если начальник имеет над тобою власть. Думаю, что для многих, кто это слышит впервые, такой вывод в диковинку, но что поделать… Однако подробнее об этом речь идет в моих книгах.

В них я рассказываю, что технически нет никаких проблем создать такую систему, чтобы надо всеми работниками организации главной властью стали не начальники, а дело, которое эта организация делает. Эту систему необходимо как-то назвать. По аналогии со словом «бюрократия», состоящим из двух корней из разных языков, возьмем из русского слово «дело» и присоединим к нему греческое «кратос». Получим название этой системы управления: «делократия». Так вот, нет технических проблем создать такую систему управления, если, во-первых, понимаешь, что ты создаешь, во-вторых, если ты не бюрократ.

Начнем с первого. Бюрократизм тем сильнее, чем больше организация. Когда по мере укрупнения всех организаций в мире бюрократизм стал душить своим студенистым брюхом все живое, превращая могущественные организации в нежизнеспособные организмы, во всех странах были предприняты героические попытки если не победить бюрократизм, то хотя бы его ослабить. Но делалось это без осознания того, что ты в конечном итоге хочешь получить. Ни один из талантливейших руководителей, добивавшихся успеха во внедрении своей системы, не имел плана «делократизировать» систему управления, он просто ослаблял бюрократизм, исходя из своего опыта, нравственности, национального менталитета работников и всегда исходил из здравого смысла. Но как ни силен здравый смысл, его, однако, мало!

В новейшей истории в области управления хозяйственными предприятиями особенно эффективны были японцы. В чем изюминка их системы — помимо национальной преданности японца своей общине? Предприятие принимает на работу японца на всю жизнь и сделает все, чтобы при любых экономических трудностях он не был уволен. То есть японец понимает, что его фирма — это его единственный дом, единственная семья. Начальники на фирме не определяют зарплату японца — ее определяет только стаж, поэтому с каждым годом зарплата работника японской фирмы существенно возрастает. Прибыль фирмы в большой части делится между работниками. Таким образом, с одной стороны, каждый работник заинтересован в том, чтобы его фирма процветала, по крайней мере до его пенсии, и чтобы доходы ее были велики. С другой стороны, ни один начальник не в состоянии на эти доходы посягнуть. Что это означает, с точки зрения сказанного мною выше? Это означает, что японцы, не сумев дать делу полную власть над работниками, тем не менее ограничили власть начальников, сузив их права поощрять и наказывать японского работника. То есть японцы не получили на своих фирмах «делократию», но сильно ослабили бюрократию.

Американцы пробовали повторить эту систему, тупо внедряя ее элементы в свой «бизнес», и потерпели неудачу, не добившись даже ослабления бюрократизма. После чего американцы решили, что внедрить японскую систему управления легко, но для этого требуется укомплектовать весь штат предприятия японцами. Этот пример подтверждает то, что подтверждения и не требует: если что-то делаешь, не понимая, что именно ты хочешь получить, то получишь что угодно, но только не то, чего ожидал.

Но даже если и есть решимость «делократизировать» свою систему управления, то бюрократ, т. е. человек, подчиняющийся начальнику, этого сделать не сможет. Это сможет сделать только тот, кто начальников над собою не имеет, т. е., говоря об экономике, хозяин дела.

Хорошим примером тому является бразильский бизнесмен Рикардо Семлер. Получив по наследству небольшой машиностроительный заводик и руководствуясь исключительно нежеланием на нем работать и здравым смыслом, Семлер, руководствуясь не теорией «делократии», а чутьем, во многих элементах «делократизировал» систему управления предприятием фирму «Semco» посетили менеджеры крупнейших и известнейших в мире компаний, среди которых «IBM», «General Motors», «Ford», «Kodak», «Siemens», «Mercedes-Benz» и многие другие.

Но в Интернете так описаны итоги передачи его опыта другим фирмам: «Практика показывает, что внедрить систему, аналогичную той, что существует в «Semco», в виде отдельных элементов не представляется возможным». И «не представляется возможным» потому, что сам Семлер — единоличный хозяин. А опыт у него пытались перенять бюрократы, которые технически не могут перенять систему, при которой они должны подчиняться не своим начальникам, а делу.

— А вы сами внедряли в жизнь свою систему? — Разумеется! И я тоже с прекрасным эффектом внедрял элементы «делократизации» на заводе, на котором работал. Но и у меня это было в краткий промежуток после 1991 года, когда старого союзного начальства уже не было, а новое, суверенное, еще не оформилось.

— Так, значит, вашу систему все же можно внедрять? — А для чего же она создана? Разумеется, можно, но в случае, если ты — единоличный хозяин. Или уверен, что сможешь договориться с начальством и разработать для своей организации и внедрить «делократическую» систему управления хотя бы в качестве эксперимента. Поймите, когда вы находитесь под произволом начальников с их тараканами в голове, да еще и меняющихся начальников, такие эксперименты очень часто выходят боком экспериментаторам. Тем не менее можно попробовать. Кроме того, если вы управляете хоть чем-то, то просто необходимо знать, как создать наиболее эффективную систему управления.

 

О руководителях

— А методы того, как эффективно управлять в существующей системе, т. е. в бюрократической системе управления, вы тоже разработали?

— Знаете, тут нет разницы, это уже касается человека, касается руководителя. В любой системе управления руководителю надо знать, как эффективно управлять людьми. Мне тут разрабатывать ничего не требовалось, у меня был пример руководителя от Бога, директора завода, на котором я работал, Семена Ароновича Донского. Кроме него, я видел и других толковых руководителей. Мне оставалось только обдумать, что и зачем они делали, и описать это.

— Ну и каков же ваш взгляд на идеального руководителя? Кратко об этом рассказать трудно… Ну давайте представим, что вам дали в управление организацию. Группу людей, обязанных сообща исполнить дело — нечто, за что потребители продукции или услуг этой организации платят деньги. Теперь вам предстоит руководить этими людьми. А вы не умеете руководить, что делать?

— Учиться.

— Правильно, но у кого? Ведь в России уже сегодня ужасная нехватка толковых работников, начиная от рабочих, кончая начальниками всех рангов, хотя желающих стать начальниками, чтобы не работать, а натирать себе кожаным креслом геморрой в отдельном кабинете, неимоверное количество. Толковые же руководители — те, кто умеют руководить людьми в конкретном деле, — они работают. Они, разумеется, и учат руководить, но они учат только своих подчиненных. На остальных их просто не хватает. А, так сказать, молодую поросль, менеджеров, на каких-то курсах учат руководить людьми те, кто в своей жизни никем и ничем не руководил.

Итак, что на месте руководителя от вас лично потребуется, чтобы получать удовольствие от своей работы и чтобы вам было не стыдно свою должность занимать?

— И что же? — Пожалуй, самым простым для вас будет содержание вашей работы руководителя. Как руководитель, вы нужны для того, чтобы разделить дело вашей организации между вашими подчиненными и с помощью такого разделения труда это дело исполнить. И в реальном деле до вас сразу же дойдет, что основная ваша работа — это планирование. Ну, а если это до вас не дойдет, то может, вам стоит заняться работой попроще? Скажем, устроиться дворником, а если и это будет не по силам, то клерком в офис или депутатом Госдумы — какие кнопки нажимать, вам будут подсказывать.

— Мне про планирование понятно, вы уже объясняли.

— Следующее, что вам придется делать как начальнику, сложнее для понимания. Во второй половине XIX века царь предложил уже старому тогда хирургу Пирогову занять должность министра просвещения России. Выдающийся российский врач удивился:

— Неужели, Ваше Величество, в России не осталось людей, которые бы хотели занять пост министра??

Царь ответил, что таких людей полно, но ни один из желающих, по мнению царя, не понимает, что начальник — это слуга своих подчиненных. Так вот то, что понимали даже самовластные русские цари, сегодня не понимают люди с гордым названием «менеджеры», хотя, так или иначе, функции слуг своих подчиненных им приходится исполнять. Однако есть разница, которую видел царь, но никто не видит сегодня, — разница между исполнением долга начальника по отношению к своим подчиненным и ситуацией, когда начальник исполняет то, что должен как бы в виде подарка починенным, и исполняет только тогда, когда без этого уже не обойтись.

— Да, действительно, это необычный взгляд на начальника.

— Это не все. Сегодня имеются и два разных управленческих взгляда на подчиненных. По традиционному, «старому», или «военному», взгляду на человека как на работника — это объект, способный к творчеству и собственным решениям. А по современному и все более внедряемому в практику взгляду — это организм, который сам не способен принять правильное решение и поэтому обязанный всегда действовать строго по инструкции.

Даже если вы и не поняли разницы, то должны догадаться, что способы управления персоналом в данных случаях должны быть разными.

— Естественно: человеком управляют по-другому, нежели автомобилем.

— Рассматривают людей как организмы, т. е. как компактный и достаточно мощный командно-исполнительный механизм в схеме технологического процесса, не от глупости, хотя и не от большого ума. А потому, что такой взгляд в настоящее время дает неплохой эффект. Мой знакомый практик защищал этот взгляд конкретным примером, против которого трудно возразить. Его корпорация закупила на Западе суперсовременный автоматизированный завод по сварке металлоконструкций и вначале набрала на него сварщиков, учившихся и работавших еще в СССР. Но эти работники оказались слишком умными, слишком знающими, слишком квалифицированными для такого завода — и дело не пошло. Тогда администрация уволила всех этих старых опытных сварщиков и набрала молодых людей без какого-либо понятия о сварочном деле. Их заставили выучить должностные инструкции и поставили к поточным линиям и станкам. Эти ребята знали одно — где на их рабочем месте расположены кнопки и рычаги и в какой последовательности и когда их нужно нажимать. И завод прекрасно заработал! Так что реальная прибыль реального завода, укомплектованного организмами, мешает мне с ходу отвергать взгляд на подчиненного как на организм. Тем не менее я рассматриваю управление не организмами, а людьми со всеми их недостатками и достоинствами. Исхожу из того, что если читатель научится управлять людьми, то и организмами он сумеет управлять без проблем.

Исходя примерно из тех же соображений, я предполагаю, что читатель получил в управление не цветущую организацию, а полностью разложившуюся. А о деле, которое эта организация делает, он либо ничего не знает, либо имеет самые смутные представления. Либо он возглавил совершенно новую организацию, в которой отдел кадров нахватал с улицы штат, частью состоящий из гастарбайтеров, а частью — из молодых специалистов, которых в институте не научили ничему полезному. Да и того, чему их в институте учили, они не знают. То есть я смотрю на читателя, как на кризисного менеджера.

— Ну и каким же руководителю лично нужно быть, чтобы достичь успеха?

— Говорить нужно о многом, я лишь обозначу проблемы.

Начну, к примеру, с того, что вам будет разумнее не думать о вашей дальнейшей карьере и считать свою должность последней в жизни. Это разумно по многим причинам, причем вопросы нравственности здесь занимают не более 10 процентов, а остальные 90 процентов — это управленческий здравый смысл. К примеру, так легче стать «своим» для своих подчиненных, легче завоевать их доверие и уважение. Тогда все ваши действия приобретут перспективный характер — ведь вас будет заботить, чтобы руководимое вами дело и организация успешно существовали до вашей пенсии. Казалось бы, обидно «не носить в ранце маршальский жезл», но вы увидите, что такая позиция окупается. Мысленный отказ от карьеристских устремлений спустя некоторое время скажется на вашем деле, поскольку дело не терпит, когда его исполнители живут одним днем. Творческие решения (а чтобы получать удовольствие от дела, вам надо будет творить), как правило, требуют длительного времени для своей реализации. Если вы живете одним днем, то вы просто не будете о таких решениях думать и их внедрять. А если вы устроились в этой должности как бы на всю жизнь, то вам станет доступно любое творческое решение — до пенсии вы все успеете сделать.

Условный пример. Вас назначили руководить организацией землекопов, вы разобрались с делом и установили, что резко увеличите эффективность организации, если приобретете землеройные машины. Но это мероприятие потребует времени, и если вы мысленно готовы на этой своей должности работать всю жизнь, то вас это не смутит — вы будете действовать. А вот если вы собрались завтра занять какую-то иную должность, то зачем вам эта возня с машинами? Короче, в любой должности устраивайтесь на всю жизнь потому, что так правильнее.

— А как же карьера?

— Давайте о ней. Что это такое? Вот вы руководите Делом с объемом 10 миллионов рублей, а карьера — это когда вас поставят руководить Делом объемом в 1 миллиард рублей. Но ведь у вас времени на этой своей должности — до пенсии. Кто же вам мешает свое Дело в 10 миллионов развернуть в Дело в 1 миллиард и так сделать карьеру — не вверх, а вширь?

Именно поэтому не тратьте силы и нервы на заботы о карьере, а заботьтесь о том, как блестяще исполнять порученное вам Дело. И поверьте, вас заметят и поднимут, если у вашего начальства есть хоть ложка ума в голове. А если у него ума нет, то вас заметит начальство из других фирм: была бы шея — ярмо найдется!

Мало того, только когда вы расположитесь на этом месте на всю жизнь, вы сумеете и почувствовать себя, и быть тем, кем надо быть хорошему руководителю, — отцом своим подчиненным. Опять же, в данном совете нравственности на 10 процентов, а остальное — это управленческий здравый смысл. Чувство отца автоматически даст вам то, что необходимо в работе с подчиненными: и справедливость ваших решений, и необходимую жесткость, и обдуманность поступков в отношении подчиненных. И они, и вы будете чувствовать, что нужны друг другу и что можете друг на друга положиться.

— Думаю, что сегодня, когда все стремятся за деньгами, ваши советы никто не воспримет.

— А взвесьте еще раз — так ли уж вам необходимо быть сукиным сыном, так ли уж велико счастье алчного подонка? Может, все же лучше быть тем, кто вызывает у людей искреннее уважение? Может, все же руководствоваться не тем, что говорят, а тем, что думают о вас знающие вас люди?

Все вышеперечисленное относится лично к вам — к руководителю, и зависит только от вас. Хорошее управление — это, знаете ли, комплекс мер. Его, как я считаю, бесполезно внедрять только частью — эффект от этого маловероятен. Или вы беритесь за дело по-настоящему, или только имитируйте полезную деятельность, а серединка на половинку не получится.

— Ну, это-то понятно. — Одновременно вам надо будет научиться делать дело, а для этого научиться разбираться с ним — т. е. научиться точно оценивать меняющуюся обстановку и принимать по делу эффективные решения. Мало того, вам, еще самому не знающему, как делать новое для вас дело, надо будет научить его делать и ваших подчиненных. Это ли не проблема?

— И как с ней быть?

— Лучше всего учиться и учить подчиненных в процессе исполнения как своего дела, так и дел подчиненных. А для этого вам нужно как можно больше дел делать вместе с ними, поскольку тому, как делать дело, эффективнее всего учиться у своих починенных, делающих конкретное дело. То есть, если ваш подчиненный не знает, как сделать то дело, что вы ему поручили, вместе с ним разбирайтесь и выясняйте, что ему делать, вместе ищите решение. Не крутите носом — типа «это не царское дело». Именно так вы и научитесь работать.

А встающие перед вашей организацией проблемы потребуют от вас учиться работать и с самых тяжелых дел, и с дел, которые делают самые слабые ваши подчиненные, поскольку жизнь потребует от вас быть там, откуда успех может прийти в первую очередь. Ну а дела, на которых уже есть сильные исполнители, вы оставите на потом.

— Значит, учиться нужно только у своих подчиненных? — Видите ли, я написал книги не для дураков, и не вижу необходимости объяснять пользу молока. Дело заставит вас учиться у всех — у начальников, у консультантов, по книгам и журналам, у самого черта. Но когда вы учитесь непосредственно у того самого дела, что вас кормит, то любая иная учеба будет не просто учеба. Вы из всего мусора, который будет на вас валиться в ходе этой учебы в виде «крайне необходимой вам информации», будете выбирать только то, что нужно для вашего дела. А разобрать этот информационный мусор и вычленить из него все полезное для вас вам помогут ваши подчиненные и само ваше дело.

— То есть подчиненные и дело являются как бы фильтрами, отсеивающими ненужную информацию? — Точно. А как только вы увидите, что мало-мальски освоили дело — расширяйте его, начинайте думать о том, как ухватить звезду с неба. Работайте, а отдыхать будете на пенсии. И вообще, нет лучше отдыха, чем то чувство удовлетворения, которое возникает от мысли: «А все-таки я это сделал!» Не бывает безвыходных положений, есть безысходные люди. Нет нужды тужиться, чтобы быть оптимистом, надо умом понимать, что терпение и труд все перетрут.

— Это афористично. — Спасибо! Чаще всего с подчиненными приходится работать на совещаниях, это очень пространный и непростой вопрос, поэтому я просто предупрежу: совещания не самоцель. Смысл совещаний не в болтовне, не в «накачке» подчиненных, а в совместном с подчиненными поиске оптимальных решений. А как проводить совещания, я рассматриваю в книгах.

— Не идеализируете ли вы подчиненных?

— Отнюдь! Однако их надо подбирать. И никто, кроме вас, как руководителя, не способен подобрать вам надлежащих исполнителей, поскольку работника можно узнать только в деле. А дело подчиненному даете вы, сложность дела понимаете вы, контролируете исполнение дела вы, соответственно и оценить работника можете только вы. Старайтесь иметь большой запас кандидатур, для чего чаще бывайте там, где делают дело. Но появляйтесь там не как праздношатающийся долбон типа тех, кого вы ежедневно видите в телевизоре, а с какой-нибудь задачей — хотя бы чтобы ознакомиться с состоянием дел на данном участке вашей организации. Как подбирать себе подчиненных, я тоже рассматриваю в своих книгах.

Поручив вам людей, вам поручат очень сложное дело управления ими. Люди доставят вам много огорчений, но это дело очень интересное — и, поверьте, оно стоит того, чтобы им заниматься!

— А как работать с начальниками?

— Я далек от мысли, что вы совсем не знаете, как работать в бюрократической системе управления. Опыт и практика наверняка научили вас достаточному количеству приемов. Но одно дело — давать взятку потому, что «все дают». А другое дело — понимать, кому и за что ее надо дать и кто может обойтись взяткой и поменьше.

Положим, что вам нужно решить какое-то дело в бюрократической системе управления, а это дело будет иметь вид разрешения (или запрета) со стороны какого-либо начальника. Более того, это дело, скорее всего, не будет соответствовать инструкциям, по которым этот начальник работает, или не будет ими предусмотрено. Соответственно ваше дело решено не будет, а вам это решение нужно. Что делать?

— Про взятки вы уже сказали.

— Да, прямой и наезженный путь решения вопросов в бюрократической системе управления — дать взятку. Но это может оказаться неприемлемым: «подходов» нет, опасно, дорого и т. д. Значит, в ряде случаев останется альтернативный путь: бюрократа нужно принудить к нужному вам решению без взятки.

Начать нужно с понимания того, чего бюрократ боится, а страх у него один — он боится потерять свою должность. Потому для него губительно любое подозрение в его некомпетентности, т. е. в неправильном исполнении им своей должности. Причем речь должна идти не о том, что он на своей должности губит Дело — на это всем бюрократам, в том числе и начальникам этого бюрократа, наплевать. А о том, что он плохо служит своему начальству, плохо выполняет указания и мудрые решения стоящих над ним инстанций.

Отсюда эффективны такие пути принуждения бюрократа к нужному вам действию:

1. Пригрозить указать начальству бюрократа на несоответствие бюрократа его должности. А лучше — хотя бы частичное исполнить эту угрозу.

2. Косвенно обратить внимание начальства бюрократа на его несоответствие должности посредством:

а) прессы;

б) науки.

3. Плюнуть на самого бюрократа и решить нужное вам дело через клерков его аппарата, т. е. через подлинных начальников в бюрократической системе.

Вообще-то с третьего пункта и рекомендуется начинать…

— Но ведь получается, что бюрократа можно снять с должности. Зачем же начинать с третьего пути?

— Тут есть пара принципиальных моментов.

Вы сами никогда не требуйте снять бюрократа с должности, как бы вам этого ни хотелось, и вот почему.

Во-первых, изменить систему управления может только ее хозяин, снизу это сделать невозможно, так что не ставьте себе нерешаемых задач.

Во-вторых, помните, что, требуя снятия с должности кого-либо в бюрократической системе управления, вы автоматически заявляете о несоответствии занимаемым должностям еще и его начальников, поскольку это они назначили на должность того, кого вы считаете некомпетентным или вредителем. Логика тут такова: раз они назначили в должность дурака, значит, они сами не в своей должности. Добиваясь снятия кого-либо с должности, вы фактически присваиваете себе властные функции того, кто его на эту должность назначил. Не вызывайте чувство неприятия у тех, у кого вы хотите решить свой вопрос, — этого вам не надо, поскольку решению вашего вопроса никак не поможет.

Вам нужно поднять на знамя своих жалоб только свое дело и говорить только о нем, а о тех, кто вам мешает, говорить только как о мешающих этому делу. Высокое начальство, хотя оно и будет недовольно вами, но к вам претензий иметь не будет. А вину за свою лишнюю работу по вашей жалобе оно возложит на того, на кого вам и надо, — на того, на кого вы жалуетесь.

В конфликтах с коллегами также отстаивайте только дело. И помните, что начальство суть вашего конфликта вряд ли поймет. А вот то, что ваша склока с коллегой мешает работе, начальство понимает, посему с работы выгонит вас обоих. Это опыт СССР: если, к примеру, парторг и директор затевали склоку, то выгоняли обоих. Но суть действий начальства понятна — в предмете склоки разобраться не хочу, да и не могу, а в ведомстве должны быть тишь и благолепие. Такое естественное поведение начальства не должно пугать. Требуется конфликт — конфликтуйте, без конфликтов не обойтись. Но, повторю, отстаивайте только дело и не посягайте на того, с кем конфликтуете.

Обязательное условие конфликта: нужно тщательно готовить свои жалобы, так, чтобы любую вашу жалобу нельзя было свести к вашей личности. Это надо понимать очень четко: ваш противник не должен иметь возможности свести суть дела, за которое вы боретесь, к дефектам вашей личности. То есть он не должен получить возможность утверждать, что будь на вашем месте другой человек, то и конфликта не было бы.

Бюрократическая система управления плодит тупость и некомпетентность. Ну так это еще одно основание, чтобы действовать в этой системе с умом.

— С этим трудно не согласиться. Но, знаете, руководители нашей страны давно у власти и уже давно могли научиться у подчиненных и стать профессионалами, но этого как-то не видно. Не противоречит ли это вашим утверждениям? — Хорошо, давайте о профессионализме руководителей, вернее, о том, чего им не хватает для профессионализма.

 

О воспитании профессионалов

— Начну с как бы не относящегося к делу анекдота. Со стройки высотного здания на голову милиционеру падает кирпич и разбивается вдребезги. Милиционер снимает фуражку, сметает с нее кирпичную пыль и возмущается: «А если бы на моем месте человек стоял?!»

Дело в том, что я 22 года проработал на металлургическом заводе и думал, что меня после этих лет вообще невозможно удивить никакой степенью запыленности и загазованности атмосферы. Но в начале августа 2010 года я вернулся в Москву и начал дышать такой смесью, что «это ваще»! И невольно закралась мысль: а как же остальные человеки, которые на металлургических заводах не работали?

— Для тушения пожаров нужна была техника, а с нею сами понимаете, что произошло.

— Нет, я понимаю, что пожарную технику большей частью разворовали или сдали в металлолом, пожарную службу раздробили и сократили, лесную службу уничтожили — это понятно. Непонятно, правда, когда же члены российской власти ворованными деньгами наконец подавятся, но на этот вопрос вряд ли кто ответит. Понятно, что следствие такой власти — зарастание просек и болот, невозможность добраться до мест возгорания, да и некому до них добираться. Это все понятно.

Но почему ни у кого из государственных служб, тушащих пожары торфяников, не оказалось карт лесов с указанием кварталов? Почему 8 августа Шойгу с гордостью заявил, что МЧС уже получила из Германии технологию тушения торфяников, через сутки эту технологию изучит, и уж тогда… Блин! А куда у тебя, профессионала, подевалась советская технология? Ведь всю историю СССР пожары торфяников тушили пожарные и инженерные службы армии и гражданской обороны, а не дожди! Накануне, 6 августа, когда Москва и сотни других городов России задыхались в дыму, СМИ радостно сообщили, что МЧС приняло решение тушить пожары круглосуточно! Блин! А до 6 августа как тушили?!

Понимаете, воры есть воры, никуда от этого не денешься, но что мешает вору быть и профессионалом в той должности, которую он занимает? Ведь, скажем, Шойгу в своей должности 19 лет! Чем ему и «профессионалам» его службы помешали карты лесов и методики тушения торфяников? Почему их выбросили? И кто в России, кроме МЧС, не знает, что пожары тушат не по 8 часов в день, а пока не потушат?

По приезде в Москву мне рассказали, что проводившиеся на Дальнем Востоке учения Российской Армии показали то, о чем все время говорили все офицеры, — Армии у России уже нет. Попытка перебросить на Дальний Восток всего лишь бригаду выявила отсутствие военно-транспортной авиации. На найденных с трудом 4 самолетах удалось перебросить всего один батальон без тяжелого оружия. По приземлении этого батальона выяснилось, что и тыла у Российской Армии уже нет — никто не собирался переброшенный батальон ни размещать, ни кормить. Но по итогам учений в СМИ прошло радостное известие — заместителем министра обороны назначили тетку из налоговой инспекции, наверное, профессионалку.

Я о ней так думаю потому, что президент России как раз в это время озаботился повышением профессионализма милиции и с этой целью решил переименовать ее в полицию.

— Наши руководители сплошь интеллигенты, они никогда не были связаны с техникой или инженерным делом, могут просто не понимать значение того или иного…

— Да, эта интеллигентность, безусловно, сказывается на базовых умственных способностях российской власти, но ведь есть еще и профессионализм, приобретаемый с опытом работы в должности.

Ну, к примеру, какой профессионализм государственной и экономической работы мог быть у профессионального разведчика и контрразведчика Л. П. Берии, не имевшего за плечами даже одного высшего образования, когда его, не дав окончить Бакинский политехнический институт, в возрасте 31 года назначили руководителем всех трех закавказских республик — нынешних Грузии, Азербайджана и Армении? За те же 8 лет, которые пребывал у власти Путин, Берия в 1931–1938 годах развивал экономику Закавказья в два раза быстрее, чем в среднем по СССР. А СССР, напомню, в те годы по темпам экономического развития никто в мире не опережал. При первом секретаре Закавказского крайкома ВКП(б) Лаврентии Берии на Каспии добыча нефти возросла буквально скачком. При нем Грузия получила металлургию. При нем «грязная захолустная деревня» Тифлис, при нем же (в 1936 г.) вернувший исконное национальное название Тбилиси, получил канализацию, водопровод, множество дворцов и прекрасных жилых домов. Берия завез на древнюю землю Колхиды эвкалипты и осушил болота. При нем производство чая увеличилось в 60 раз.

А вот Николай Константинович Байбаков, ставший наркомом (министром) нефтяной промышленности СССР в 33 года. И когда — в 1944 году, в разгар Великой войны, для которой нефть была кровью. А вот Иван Александрович Бенедиктов, ставший наркомом сельского хозяйства в 35 лет, организовавший обеспечение продовольствием СССР в войну в условиях потери таких житниц, как Украина и черноземная часть России.

— И откуда же взялся высочайший профессионализм этих людей?

— Не сочтите меня нудным, но я верну вас к предлагаемому АВН законопроекту об ответственности избранных органов власти.

Вот возмущался работник одного из предприятий государственной организации «Газпром»: все необходимое их предприятие обязано покупать не на свободном рынке, а всего у одной фирмы. А эта фирма, скажем, молоток, который в магазине стоит 50 рублей, продает за 500 рублей, да еще и продает молоток из Китая, который при сильном ударе просто разваливается. Ежу понятно, что в Китае эту разницу в 450 рублей менеджеры «Газпрома» распределяют между собой. Ну и зачем менеджерам «Газпрома» при таких «откатах» быть профессионалами?

А в СССР «менеджеры» что — дураки были, не знали, как брать «откаты»? А что тут неясного? На рубеже 1930-х годов «откаты» попробовали брать «менеджеры» шахт в Донбассе, а в ответ государство провело им показательный процесс, так называемое «Шахтинское дело». Виновных частью посадили, частью расстреляли. Остальным «менеджерам» пришлось срочно повышать профессионализм.

— Это воровство, измена.

— Безжалостно наказывали и тогда, когда и воровства не было.

Скажем, сегодня Москва задыхается в дыму, а мэр поехал в Швейцарию отдохнуть. А после войны помянутый уже министр нефтяной промышленности Байбаков решил отдохнуть в московском ресторане. Его начальник, заместитель Председателя Совета Министров СССР Берия, вызвал его и в доступных выражениях, с использованием простых народных слов объяснил молодому министру, что рестораны в СССР не для слуг народа. И бедный Байбаков в ресторанах в эпоху Сталина и Берии больше не был. Зато добыча нефти, за которую лично перед Сталиным отвечали Берия и Байбаков, с 19 миллионов тонн в 1945 году скакнула до 70 миллионов тонн в 1955 году и до 147 миллионов в 1960-м! В восемь раз!

Или, к примеру, уже во времена Брежнева был такой случай. У нас в бытовой электросети напряжение 220 вольт, и теоретически можно производить лампочки накаливания именно под эти 220 вольт. Однако при различных отключениях в энергосетях могут возникать кратковременные превышения напряжения. В результате нить накаливания перегревается, и лампочки, рассчитанные на 220 вольт, быстро перегорают. Чтобы увеличить срок их службы, было принято решение: выпускать для сети напряжением в 220 вольт лампочки, которые реально могли выдерживать и напряжение в 240 вольт. Лампочки перестали перегорать, торговля перестала их заказывать на заводах, электроламповые заводы перестали выполнять план, «менеджеры» главка в министерстве, которое производило лампочки, начали лишаться премий. Но если они профессионалы, то обязаны были на электроламповых заводах запустить в производство изделие, которое бы компенсировало потери от сокращения продаж лампочек. А они решили пойти легким путем — и снова начали выпуск лампочек, рассчитанных только на 220 вольт. Лампочки снова начали перегорать, спрос на них снова увеличился, заводы заработали на полную мощность. Узнал об этом народный контроль, и «менеджеры» во главе с начальником главка получили тюремные сроки, а лампочки снова начали выпускать под напряжение в 240 вольт.

И вот представьте, что сегодня в Кремле сидел бы старенький, добродушный Леонид Ильич Брежнев. И узнал бы он, что МЧС тушит пожары в одну смену, а технология тушения торфяников у МЧС куда-то подевалась. Что было бы с Шойгу даже при всем добродушии Брежнева?

А узнай он, что армия дореформирована до того, что она неспособна больше батальона перебросить по воздуху? Старенький-то Брежнев был старенький, но безусловно понимал, что для воспитания профессионала его за глупость и недоработки не переименовывать надо — его надо наказывать!

Нет, я ни в коем случае не призываю вернуть времена КПСС. Я хочу еще раз показать, что без угрозы реального наказания госслужащим, прежде всего таким, как президент и депутаты, у нас у власти не то что честных людей, у нас и профессионалов никогда не будет!

 

Деньги нужно хоронить!

— Вы как-то вскользь упомянули о том, как в экономике отказаться от денег. Нельзя ли об этом?

— Начну немного издалека. Более 10 лет назад, в октябре 1998 года, я написал статью «Компьютер — могильщик денег». Кто еще помнит, что произошло в августе 1998-го, тот поймет причину появления этой статьи. Но она тогда не заинтересовала никого из тех, кого следовало бы заинтересовать.

— Вы имеете в виду дефолт?

— Да. Однако я тогда не расстраивался невниманием к той статье, закончив ее словами: «Я же сегодня не хочу этим заниматься — зачем? Чтобы поддержать у власти наше вонючее марионеточное правительство? Да ему ни США, ни МВФ и не дадут отказаться от денег. Чем же тогда нас будут грабить Этацивилизованнаястранаамерика и Международныйвалютныйфонд ? Вернем в России власть народу России, а уж тогда займемся и этим».

Но, строго говоря, уничтожить деньги — это всегда вовремя. Другое дело, что без участия своего государства полностью их уничтожить не удастся. Тем не менее был бы наработан опыт. Однако разбогатеть на уничтожении денег желающих пока не нашлось.

— Вы опять говорите парадоксами. Разбогатеть — это иметь много денег, а как их вообще иметь, если вы их уничтожите?

— Тогда давайте я об этом скажу не спеша. Архимед говорил: «Дайте мне точку опоры — и я переверну мир!» Если бы меня спросили, какие изобретения человечества перевернули мир, то в числе первых я бы назвал изобретение колеса и паровой машины. Из-за их принципиальной революционности: первое заменило поступательное движение качением; второе задействовало для механической работы минеральные ресурсы планеты.

Думаю, что на третье место нужно будет поставить компьютер, поскольку то, что ему предстоит сделать, иначе, чем революцией, не назовешь. Он убьет деньги — основной источник зла и несправедливости во всем мире.

— Но деньги и возможность компьютера очень быстро считать, хранить и обрабатывать информацию — это настолько разные вещи…

— А давайте посмотрим на деньги с очень большого расстояния. Для этого используем элементарный пример. Вот рынок — это место обмена товара. На рынок явились для обмена своих изделий три производителя: у одного рубашки, у другого эквивалентное количество хлеба, у третьего подковы. Немного усложним задачу — производители товара могут общаться только один на один, втроем они собраться не могут (в жизни, на настоящем рынке, так и происходит).

Производители хотят обменять рубашку на хлеб, хлеб на подковы, подковы на рубашку. Конъюнктура изумительная — все товары на рынке нужны! Но обмен невозможен: производителю рубашки нужен хлеб, а не подковы; производителю хлеба нужны подковы, а не рубашка; производителю подков требуются рубашки, а не хлеб. Тупик. Но раз товар невозможно обменять, то его нет смысла и производить. В стране могут быть квалифицированные люди и сырье, чтобы произвести любой товар, но из-за невозможности товарного обмена население будет умирать с голоду. В чистом виде такой страной были, к примеру, Франция 300 лет назад, когда в ней из-за отсутствия монеты остановилось производство, возник голод и бунты, или страны СНГ со своими «туземными» правительствами.

Обычно говорят, что производство останавливается из-за отсутствия «денег на рынке», «потребительского спроса» и т. д. Все это правильно, но не охватывает всей сути вопроса, а суть вопроса в обмене, она в том, что если НЕТ ОБМЕНА товаров, то НЕТ ПРОИЗВОДСТВА. Обмен — главное, все остальное, в том числе и наличие денег, — вторично.

— Как «вторично», если без денег товар не обменяешь?

— Теперь об этом: в наш пример введем деньги — нечто, что производители считают эквивалентом своему товару. В истории деньгами было что угодно — от связки ракушек и лоскутов кожи до монет из драгметаллов. Но пришли к бумажке. Не каждая бумажка является деньгами, а только та, которая несет в себе обязательства обмена на товар. Лично мне приходилось для своего завода выпускать в обращение собственные «заводские деньги». Я их отпечатал в Югославии в двух номиналах (10 и 100 руб.) и пустил в обращение, обеспечивая товарами со складов завода. Проблем не было, они ходили по округе и обменивались и на тенге, и на доллары. Назывались они «талонами многоразового обращения», но смышленый народ тут же дал им по моей фамилии и фамилии директора (Донской) собственное имя «Мудон». Надо сказать, очень удачное название денежной единицы государства, где заводы вынуждены выпускать собственные деньги.

Что следует отметить: ДЕНЬГИ — ЭТО ТО, ЧТО МОЖНО ОБМЕНЯТЬ НА ТОВАР.

— Ну, это-то все знают.

Тогда вернемся к теме. На наш рынок с тремя производителями введем деньги: дадим купюр на стоимость 10 рубашек, скажем 100 рублей, кому-нибудь из торгующих своим товаром — скажем, кузнецу. Тогда кузнец обменяет купюры на рубашку, портной обменяет полученные от кузнеца купюры на хлеб, а крестьянин обменяет их у кузнеца на подковы. Обмен совершился, производители радостно побежали домой делать новые товары, экономика процветает.

Теперь вернемся к примеру, когда на рынке нет денег: производители их потеряли или по чьему-то «умному» совету обесценили. Теперь они снова не способны обменять товар. И тут на рынок является благодетель со сложной фамилией Этацивилизованнаястранаамерика или Международныйвалютныйфонд и предлагает обеспечить обмен товаров наших производителей купюрами (бумажками) своих долларов. Напечатать эти доллары стоит 3 цента за 100-долларовую бумажку. Но дав с помощью этой макулатуры обменять товар, эти паразиты, не постучав пальцем о палец, забирают себе с рынка, где хозяйничает доллар, львиную долю реальных товаров.

— Вы имеете в виду обесценивание рубля в начале 1990-х?

— И не только. Вот что писала в том же 1998-м о количестве денег, обеспечивающих товарооборот России, «Новая газета» (№ 35/98):

«Если валовой национальный продукт принять за 100 проц., то окажется, что в Японии, например, денег напечатано 114 проц. Это значит — они могут купить весь свой ВНП и еще немножко йен останется. А в России денег 14 проц. (четырнадцать) от ВНП. Потому-то кругом долги».

У Александра Минкина, автора цитируемого абзаца, экономических знаний как в сумме у Явлинского и Горбачева, поэтому-то он и пишет только про долги. А писать-то надо про то, что именно из-за отсутствия денег и остановлено производство в России. До каких же степеней кретинизма необходимо было дойти, чтобы подобный хозяйственный идиотизм в России считать верхом цивилизации и вершиной развития экономической мысли? Но это к слову.

Так вот, сегодня нам уже не нужны деньги, нам нужно воспользоваться случаем и добить те деньги, что на рынке остались. Развитие техники и технологий позволяет это сделать.

— Как? Бартером, обменом?

— Обменять товар на товар без денег, знаете ли, достаточно сложно. Еще куда ни шло, когда обмен производится в одноходовую операцию — у партнера есть то, что нужно тебе, а у тебя то, что нужно ему, но далеко не просто найти такого партнера. Двухходовой обмен, когда ты меняешь свой товар на товар, который тебе не нужен, но который, возможно, будет нужен тому, у кого есть нужный тебе товар, — это уже сложно. Трехходовой обмен уже так сложен, что я даже не помню, приходилось ли мне его осуществлять. Я знаю людей, у которых при таких многоходовых операциях «зависли» без движения даже на первый взгляд высоколиквидные в то время товары — скажем, металлопрокат или «газели».

Препятствие в том, что при поиске путей многоходового обмена человек не способен ПРОСЧИТАТЬ все его варианты: опросить ВСЕХ, кому нужен его товар, затем ВСЕХ, кому нужен товар тех, кого он перед этим опросил, затем ВСЕХ, кому нужен товар уже от предыдущих, — и так до тех пор, пока он не наткнется на нужный ему самому товар при приемлемых условиях.

Вот, скажем, завод, на котором я работал, давал очень специфическую и даже мало кому известную продукцию. И тем не менее у нас было, если память не изменяет, не менее сотни прямых потребителей. Предположим, и у этих предприятий не менее сотни потребителей у каждого. Это означает, что мне, чтобы найти оптимальный вариант даже при двухходовом обмене, необходимо перебрать и рассмотреть 10 тысяч вариантов, а при трехходовом обмене — около 1 миллиона. И все это, как правило, максимум за неделю. Человеку такое не под силу.

— Но это вполне по силам компьютеру!

— Я предварительно разговаривал с программистами. Они не видят со своей стороны никаких технических проблем как по созданию нужной программы, так и со стороны технического обеспечения. По их предварительным прикидкам, для того чтобы связать воедино и просчитывать варианты по 100 параметрам для 10 000 предприятий, достаточно будет имеющихся в продаже пентиумов. Надо думать, что они избыточно оптимистичны, но ведь ничто не мешает задействовать и более мощную технику, и компьютерные сети.

Те, кто займется этой работой, скорее всего, будут ставить себе целью возможность заработать, я же ставлю себе цель упразднить деньги.

— В этом деле вы не пионер, опыт такой попытки был у большевиков, но ничего у них не получилось.

— Это потому, что они пытались втиснуть в Россию дурацкие теории Маркса и упразднить деньги во всех их качествах. И естественна беспомощность большевиков (вообще-то людей выдающегося ума) в попытках ликвидировать деньги как источник зла. Ленин считал, что деньги необходимы, пока промышленность тяжко больна, а вот когда она выздоровеет, то деньги станут не нужны. Это подобно рекомендации временно делать больному искусственное дыхание в предположении, что когда он выздоровеет, то совсем дышать перестанет. Сталин, призывая «постепенно» переходить к товарообмену, т. е. к отказу от денег, требовал немедленного «разворота товарооборота» , который без денег невозможен. Мы видим у этих выдающихся людей стремление ликвидировать деньги и беспомощность в реализации этого стремления. Почему так? А их проблема была в том, что они пытались бороться со следствием, а не с причиной. И, естественно, не ликвидировав причину — необходимость товарооборота, невозможно ликвидировать и следствие — деньги.

Пытались большевики ликвидировать и причину существования денег — обеспечение товарооборота — путем планового распределения продуктов. Но этим сразу же ликвидировался хозрасчет. С его ликвидацией работники предприятий из хозяев (экономистов) превращаются в тупых исполнителей для еще более тупого бюрократического аппарата правительства. В народном хозяйстве исчезают стимулы хозяйствовать, ликвидируется творчество. Куда ни кинь — везде клин! Для того чтобы хозяйство было эффективным, надо, чтобы каждый работник, до рабочего включительно, был хозяином, т. е. имел возможность сам купить и сам продать, поскольку разница между этими величинами является количественным выражением его эффективности как хозяина (экономиста). А когда все распределяется плановыми органами в Москве, то тут уже и директора перестают быть хозяевами… Замкнутый круг!

— И в чем причина этого круга?

— Причина неудач большевиков была в том, что ни Ленин, ни Сталин не видели, что для обмена товаров (или продуктов, как предпочитали говорить они, «грамотные марксисты») эквивалент товара (золото или деньги) не требуется, но обязательно нужно знать пропорцию, в какой один товар меняется на другой. Так вот, эту пропорцию можно задавать не эквивалентом (не деньгами), а простым эталоном.

Сегодня мир созрел для ликвидации денег как средства обмена товарами. Благодаря компьютеру, способному быстро просчитать миллионы вариантов обмена самой длинной и сложной товарообменной операции, мир уже не нуждается в эквиваленте товара, поскольку появляется возможность прямо менять товар на товар. Но, повторю, ликвидируя эквивалент стоимости, мы обязаны ввести эталон стоимости, т. е. не отдельный компактный товар (определенный вес золота или долговое обязательство (купюры) на определенное количество товара), а просто единицу величины стоимости товара.

— Но эталоны — это всегда нечто вещественное.

— А нам это не мешает. Сегодня в качестве такой единицы можно принять определенный вес золота, а можно выбрать эталоном стоимости тонну нефти или килограмм пшеницы. Важно иметь линейку, которой меряется обмениваемый и вымениваемый товары. А какие на линейке риски — в дюймах или сантиметрах, — не имеет принципиального значения, поскольку в обмене реальные золото или нефть участвовать не будут. Можно в качестве эталона выбрать никому не ведомую «бубуку» и оценивать свой товар в бубуках. В конце концов, можно и в привычных рублях, поэтому давайте на них и остановимся.

Предположим, что портной, исходя из себестоимости и конъюнктуры на рынке, установил цену на рубашку в 10 рублей, кузнец — в 5 рублей за подкову, крестьянин — в 1 рубль за килограмм зерна. Если теперь портной поставит кузнецу 10 рубашек, то кузнец будет должен ему 100 рублей, кузнец поставит крестьянину 20 подков, и крестьянин будет должен кузнецу 100 рублей, крестьянин поставит портному 100 кг зерна, и портной будет должен ему те же 100 рублей. Теперь нужен кто-то , кто сообщит всем им, что если портной погасит кузнецу долг в 100 рублей, а кузнец погасит крестьянину долг в 100 рублей, и крестьянин погасит портному долг в 100 рублей, то они взаимно погасят свои долги на эту сумму и никто никому не будет должен. Этот «кто-то» тоже делает свою работу — он с помощью компьютера находит цепочку взаимных задолженностей, которая, начавшись с долга кузнеца портному , закончится долгом портного крестьянину.

— То есть мы забираем у продавца товар и образуем долг ему, а этот долг потом погашается, я правильно понял? — Да, причем долг можно погасить и до, и после. В этой схеме последовательного погашения долгов для реальных денег как эквивалента стоимости товаров места нет. Деньги совершенно не нужны. Однако в государстве полностью деньги будут убиты только в идеальном случае — когда этим «кем-то» является государство, ведущее плановое народное хозяйство. Применительно к сегодняшнему хозяйственному бардаку деньги для части торговых операций будут все же нужны, но их нужно будет очень мало. И еще раз подчеркну, что при толковом правительстве компьютер похоронит деньги полностью, обеспечив оборот товаров на рынке без них.

— Но вы сказали, что похоронить деньги мог бы и просто человек с деньгами и энтузиазмом, понявший то, что вы предлагаете. Как это ему сделать?

— Я предлагаю создать центр, положим, по зачету долгов, с аббревиатурой, скажем, «ЦЗД». Он нужен один на Россию, а в идеале — один на весь мир. Тут надо понять, что чем больше у этого Центра будет клиентов, тем легче ему будет работать, поэтому плодить филиалы — это только самому себе наступать на… шнурки. Заграничные клиенты вполне могут работать с этим Центром при условии, что они торгуют с Россией в обе стороны, т. е. согласны получать из России товары в оплату своих или поставлять в Россию товары в обмен на российские.

Главная трудность будет в объяснении схемы взаимного погашения долгов как можно большему числу клиентов.

Клиентам вначале будет очень трудно, поскольку будет непривычно. Поэтому первое, что они должны будут сделать, — это напрячься и понять, что нужно делать.

1. Нужно заключить договор с Центром, по которому Центр обязуется погашать клиенту его долги перед поставщиками клиента долгами потребителей клиента — порциями, к примеру, по 1 миллиону рублей. Клиент обязуется предоставлять Центру информацию о требующих погашения долгах его поставщикам и эквивалентном количестве долгов его потребителей. Эти долги он сообщает Центру соответственно в виде сумм по 1 миллиону. То есть по мере образования долгов клиент сообщает в Центр, к примеру, что он должен поставщику А 3 раза по 1 миллиону, поставщику Б — 5 раз, поставщику В — 1 раз, одновременно потребитель Г должен клиенту 2 раза по 1 миллиону, потребитель Д — 4 раза и потребитель Е — 3 раза.

Естественно, что клиент обязуется оплачивать Центру услуги по погашению долгов.

2. Еще до обращения в Центр клиент должен при заключении договоров на покупки и продажу оговорить с продавцами и покупателями, что они:

а) также заключат договора с Центром;

б) согласятся, что часть договоров будет исполнена погашением долгов;

в) будут убеждать всех остальных своих торговых партнеров заключать договора с Центром.

И когда Центр объединит достаточное количество клиентов (в идеале для этого нужны все клиенты России), то работа клиента сведется к следующему. Его бухгалтерия будет просматривать исполнение договоров, и когда сумма задолженностей по отдельным договорам будет превышать 1 миллион, то информацию об этом будет посылать в Центр в виде требования погасить взаимные долги. Полагаю, что при наличии у Центра достаточного количества клиентов минут через пять бухгалтерия получит сообщение о погашении долгов с номером и распечаткой тех схем, которыми долги были погашены, и скромным требованием оплатить эти услуги. Далее бухгалтер клиента тут же сообщит указанному в распечатке потребителю, что его долг в сумме 1 миллион погашен по схеме №… подождет, когда какой-то из поставщиков сообщит, что и клиенту долг погашен по схеме с этим же номером, и проведет по бухгалтерскому отчету взаимозачет долгов.

Центр не будет вмешиваться ни в какую хозяйственную деятельность клиентов. Его задача — быстро найти цепочку погашения долгов, начинающуюся и заканчивающуюся у клиента. В идеале, повторю, Центр, вернее, государство, возьмет на себя абсолютно все расчеты, и деньги исчезнут полностью. Но сегодня, при нынешних российских властях, такого идеала мы не дождемся. Поэтому всю торговлю сопроводить взаимозачетом долгов не получится, поскольку клиентам будут требоваться деньги на выплату налогов и зарплат и на накопления.

— Вы полагаете, что это будет работать?

— А почему этому не работать? Правда, этот вариант очень хорош для порядков, когда всем занимается государство, которое сможет дать вздрючки за недисциплинированность, скажем, за то, что у каких-то клиентов бухгалтерия что-то напутала или просто поленилась вовремя оповестить партнера о зачете его долгов. А Центр, как частная фирма, на подобный бардак повлиять не сможет. И если взаимозачетом будет заниматься частная фирма, то ей нужны надежные и зависящие только от нее способы зачета, поэтому и схему работы нужно взять другую.

А именно. Клиент посылает ЦЗД вместе со списком долгов клиента поставщикам свои векселя (долговые обязательства) на долги, что-то вроде: «Выдан ЦЗД по договору такому-то. По предъявлении данного векселя обязуюсь погасить долг в 1 миллион рублей по контракту № такому-то покупателю такому-то».

Таким образом, составив цепочку взаимозачетов, ЦЗД будет иметь на руках все векселя клиентов этой цепочки, которые ЦЗД и вышлет покупателям в цепочке, а бухгалтерия покупателей направит векселя выдавшим их продавцам для оплаты полученных товаров.

Все эти векселя и всю переписку надо с ходу вводить только в электронном виде. Векселя бесполезно будет подделывать кому-либо, поскольку они выписаны на оплату конкретных контрактов. В деньги их невозможно будет перевести, и товар по поддельным векселям невозможно будет получить, поскольку к векселю нужен еще и контракт, а контракты заключают сами клиенты между собой в бумажном виде.

Все очень несложно.

— Я бы не сказал… — Тем не менее если это и выглядит сложно, то только до того, как начнешь это делать.

 

Коммунист, но не марксист

— Вы коммунист, тем не менее не состоите ни в одной из нынешних коммунистических партий. Почему?

— У нас в России есть уйма организаций, имеющих в своем названии слово «коммунистический», или, на худой конец, «левый». А много у нас этих партий потому, что у каждого члена этих организаций относительно перспектив коммунистического строительства свои тараканы в голове. И эти тараканы с коммунистической принципиальностью не желают считать родственниками тараканов других коммунистических организаций. Вообще-то в каждой их этих партиек главными коммунистическими идеологами считаются специалисты по «чистке рядов», т. е. по уходу за своими тараканами. В свое время меня это волновало, а потом я понял, что пытаться убедить всех наших, так сказать, коммунистов в чем-то, что не одобряют их тараканы, — это непродуктивная трата сил и времени. Да и зачем их в чем-то убеждать, когда вокруг столько народа, который в отношении коммунистических идей либо девственен, либо имеет превратные взгляды, почерпнутые из нынешних СМИ? С массами и надо работать, а остальным, так сказать, коммунистам не стоит мешать соблазнять массы своими тараканами — масс на всех хватит.

— Что-то не чувствуется у вас должного преклонения перед основателями коммунизма. — У меня свои собственные идеи в отношении коммунизма, и эти идеи я основываю на тех же началах, на которых основывали свои коммунистические убеждения и Маркс, и Ленин, и особенно Сталин. А именно на понимании того, что коммунизм — это, прежде всего, коммуна, это общество всех людей данной страны, в масштабах мира — все человечество. Уже эту тонкость сегодня плохо понимают. Не понимают, что коммунизм — это не только общество коммунистов, это общество всех людей. Первые коммунисты смотрели на цели этого общества узко, исходя из потребностей того времени. Между тем целью коммунизма я считаю установление справедливости во всем этом обществе. Справедливости для всех, а не только для какого-то класса. Соответственно власть в коммунистическом обществе или в обществе, стремящемся к коммунизму, должна принадлежать всем, а не неким людям, сумевшим пролезть в партию с названием «коммунистическая» или «рабочая».

— То есть, по-вашему, коммунизм — это не власть коммунистической партии, а власть всего народа?

— Не только по-моему, но и по Сталину. Собственно, по отношению к власти «коммунизм» и «демократия» — это синонимы. Но тут есть две оговорки.

Безусловно, если в обществе есть паразиты, то о справедливости в таком обществе говорить не приходится, поэтому, начиная с первых коммунистов, коммунизм виделся исключительно как общество трудящихся. Это, безусловно, справедливо, и говорить тут больше не о чем.

Вторая оговорка. Существуют периоды, когда все общество (коммуну) требуется спасать, спасение общества — это вопрос управления обществом в критический период. Ни рабовладельцы, ни феодалы, ни капиталисты, ни коммунисты в таких условиях не придумали для спасения общества ничего иного, кроме как диктатура. Поэтому на период кризиса в обществе допустима диктатура. И допустимо, чтобы диктатор (единоличный или коллективный) был не один, а опирался на отборных людей — на партию. Но диктатура никакого отношения к коммунизму не имеет. Более того, она страшна для коммунизма не только тем, что в этот момент власть имеет не коммуна, а только часть ее, т. е. партия, но тем, что при диктаторе люди перестают переживать за судьбу общества: «Не надо думать — с нами тот, кто все за нас решит». Превращение членов общества в равнодушных к судьбе общества скотов — это регресс, это движение к рабовладельческому строю. Поэтому Сталин и принял на XIX съезде ВКП(б) меры по отстранению партии от государственной власти СССР, которые после его убийства были отменены…

— Давайте об этом отдельно.

— Хорошо. Да, конечно, раз уж речь пошла о коммунизме, то сразу же возникает соблазн опереться на марксизм, поскольку основная масса людей одно без другого не представляет. Я не буду настаивать, но никому не советую.

Я в политику упал не из обкома КПСС и не из института марксизма-ленинизма, а после 28 лет непрерывного трудового стажа на заводах. Причем я работал как рабочим самых разных специальностей, так и руководителем достаточно высокого уровня. И я был бы бараном, чтобы с таким опытом начал делить людей на классы так, как это сделал Маркс. Если опуститься до уровня народного хозяйства (экономики страны), то на этом уровне, кроме класса паразитов, для меня существуют только класс трудящихся и класс тупых бездельников. А этих тупых стяжателей и среди рабочих хоть пруд пруди. Поэтому я занимаю такую позицию: «Хотите считать всех вкупе пролетариев передовым классом, хотите опираться на люмпенов и в зад их целовать с величанием «передовым классом» — пожалуйста! А меня увольте дифирамбы петь — я этих пролетариев во всех видах видывал. У меня еще не отшибло память, и я помню, как эти шахтерские пролетарии за кусок импортной колбасы тупо рушили свое же государство. Трудящиеся — да, вне зависимости от того, имеет ли такой трудящийся собственность и чем именно он занимается. А от пролетариев увольте…»

— О, а вас не напрасно упрекают в пренебрежении к Марксу!

— Напрасно! Если говорить в общем, то он, как ученый, крайне убог, но как общественный деятель — во всей истории человечества величина первейшая! Как такое могло быть? Элементарно, подобные примеры есть и в других областях знаний. Скажем, в конце XVIII века братья Монгольфье создали теорию о том, что «живая и мертвая сила» могут поднимать тела в воздух. Сшили из тонкой холстины шар примерно в 12 метров диаметром, обклеили его бумагой и наполнили шар горячим дымом от горевшей соломы (мертвая сила) и горевшей шерсти (живая сила). И этот шар поднял в воздух на 10 минут груз в 200 килограммов. Как ученые, братья выглядят очень убогими, они даже закон Архимеда не применили, но это выдающиеся инженеры человечества, поскольку они первыми осуществили полет искусственного устройства. Такое вот положение и с Марксом. Теория Маркса — это, образно говоря, «живая и мертвая силы» братьев Монгольфье. Не имея никакого практического применения ввиду своей научной несостоятельности, теория Маркса послужила «научным основанием» огромных и полезнейших для общества перемен мировой истории. Точно так же, как сборник древнееврейских легенд послужил основанием трех главенствующих мировых религий.

Марксизм — это не собрание истин, как того требует наука, марксизм — это вера. Но, в отличие от традиционной веры, марксизм логичен. Если, конечно, не обращать внимания на ложность исходных данных, заложенных Марксом в основу его последующих логичных размышлений.

— Тогда в чем же ценность марксизма для человечества?

— Тут ведь так: основанием пребывания у власти царей было «божественное» — то, что они «помазанники божии». А основание пребывания у власти коммунистов (помимо воли их народов) было «научное» — то, что их приход к власти предопределен наукой под названием «марксизм». Вот на этой научной базе и основывали свою деятельность Ленин, Сталин, Мао. Нет сомнений, что все они верили в истинность марксистских догм. Но на самом деле эти вожди коммунистов делали то, что, по их видению конкретных событий, должно было вести их народы не к победе Марксовых догм, а в общество всеобщей справедливости — коммунизм. И успех коммунистов у власти был оглушительный! Но это успех коммунистов, а не марксистов! Маркс-то в этом успехе никаким боком не участвовал, а просто взирал на труды коммунистов поверх пышной бороды со своих многочисленных портретов, как взирает на верующих с икон Иисус Христос!

Итоги царизма и марксизма были аналогичными: Бог равнодушно смотрел, как при сонме знатоков Святого Писания, разных там попов и архимандритов, облагодетельствованных царем деньгами и орденами, его помазанника царя Николая Второго большевики поставили к стенке. А тысячи «грамотных марксистов» (попов марксистского прихода) оказались не способны выводами своей «науки» предотвратить пинок, который «передовой пролетариат» дал под зад коммунизму. И сегодня с марксизмом ситуация, образно говоря, такова — сидят под дирижаблем, нагруженным тысячами тонн алчности и подлости, энтузиасты-марксисты, враждующие друг с другом. И жгут эти марксисты под этим дирижаблем пучки соломы и шерсти, убеждая друг друга, что «живительные силы марксизма» поднимут это сооружение в воздух, если остальные марксисты эти пучки будут жечь так же правильно, как и они. Так можно, я не буду подсаживаться ни к одной из этих компаний? Все же кому-то надо не только этим увлекательным делом заниматься, но и коммунизм строить. Я снимаю перед Марксом шляпу, но я коммунист, а его учение к коммунизму не ведет. А вера в марксизм ведет к тому, к чему и привела.

Если ты коммунист, то обязан встать на плечи Маркса и Ленина, Сталина и Мао, а не требовать, чтобы эти мертвые титаны работали за тебя головой, а ты бы только повторял то, что они говорили век назад.

— Ну, тогда как коммунизм построить? — Надо осмысленно начать с самого начала.

— Что значит, начать сначала?

— Видите ли, здравые люди, прежде чем что-то строить, заказывают или сами разрабатывают проект того, что они хотят. Если ты не знаешь, что именно ты хочешь, то как ты это построишь? Раз мы коммунисты и строим коммунизм, а коммунизм — это общество, то мы обязаны иметь хотя бы эскиз коммунизма — иметь хотя бы принципиальные представления, как будет устроено это общество. Иначе как построить то, не знаю что?

Как должен выглядеть коммунизм? Как в нем будет организована власть, нужно ли будет служить в армии, чем люди будут заниматься и развлекаться, где жить и как работать? В конце концов, а будет ли при коммунизме секс?!

Начиная от Маркса, вся теория строительства коммунизма ограничивалась рассмотрением борьбы за строительные материалы — за власть: кому она будет принадлежать — капиталистам, фашистам или коммунистам. Никто и никогда не пытался выполнить проект того идеального дома, который надо построить с помощью этих материалов.

Капиталисты и либералы вообще неспособны такой проект создать — по ним, все должно быть как есть. Фашисты, насколько я помню, тоже не озаботились подготовкой такого проекта, ограничиваясь обещаниями, что итальянцам или арийцам в будущем будет очень хорошо во всем.

В общем-то, понятно, почему марксистские идеологи никогда даже не пытались разработать проект будущего коммунистического общества, — зачем им это было надо? Ведь, по Марксу, коммунизм — это не цель человечества, а результат, следствие развития производительных сил общества. Разовьются производительные силы до определенного уровня, и коммунизм сам упадет нам на голову. Вот в 1991 году, когда по темпам развития производительных сил нас опережала только Япония, «коммунизм» и упал нам на голову во всей своей красе. СССР 70 лет строил неизвестно что, и что удивительного в том, что он достроился?

Ни у одной коммунистической партии никакого проекта коммунистического будущего нет. А ведь такой проект нужен не только для образного представления самими коммунистами того, что им предстоит построить, но и для текущей пропаганды. Что это за коммунисты?

— А у вас есть?

— Разумеется. В книге о душе, кстати, есть и проект «Государства Солнца», проект будущего коммунистического общества. Техника и технология сейчас просто летят вперед, поэтому в части техники проект уже даже несколько устарел, однако в части организации коммунистического общества и его целей он не устареет.

И, разумеется, проект начат с того, что и так понятно — с того, что власть должна принадлежать коммуне, т. е. всему обществу. Мне не хотелось бы быть навязчивым, но для этого надо всему обществу предоставить возможность поощрять и наказывать власть с тем, чтобы власть служила только обществу — коммуне. Да, это закон АВН, и пропагандировать закон АВН коммунистам надо немедленно.

— Должен сказать, что вы со своим законом АВН становитесь несколько навязчивы, уверяя, что это панацея ото всех бед.

— А вы напрягите фантазию и представьте себя на месте власти. Вас через 4 года будет судить вся коммуна. Какое общество вы начнете строить? Либерально-капиталистическое? Чтобы кучка олигархов проголосовала за то, чтобы сделать вас героем, а весь народ за то, чтобы вас посадить? Нет, если власть будет судить вся коммуна, то коммунисты могут отдыхать — не они, а власть начнет строить коммунизм. А куда ей деться? Закон АВН — это и есть начало строительства коммунизма.

Закон АВН — это начало строительства коммунизма вне зависимости от того, какое будет соотношение сил в Думе и кто будет президентом. И, главное, закон АВН — это то, что легко понимают массы и что поведет их за нами. Закон АВН — это самоотверженность тех, кто собирается идти во власть, и проба каждого на коммунистичность.

На данном этапе состояния общества спорить о марксизме или о чистоте марксистских рядов — это скрашивать старичкам остатки жизни привычной им болтовней. Это не политика! Надо отдать и отдавать должное Марксу, Ленину, Сталину — величайшим людям планеты, но начинать думать самостоятельно и искать политические решения не в прошлом, а исходя из реалий сегодняшнего дня.

— Знаете, как-то странно слышать от вас панегирики коммунизму, когда он на ваших глазах, так сказать, приказал долго жить.

— Хорошо, давайте немного о пользе для коммунизма сегодняшнего состояния дел. Для марксистов путь к коммунизму — это развитие техники и технологии, для меня — это развитие людей. Поэтому я вполне могу представить этот путь в виде потока развития человеческого совершенства, а поток легко смоделировать потоком жидкости.

Представим себе бассейн А , в котором жидкость — это люди некоего социализма, а из этого бассейна насос закачивает эту жидкость в бассейн Б , уже и являющийся собственно коммунизмом. Предположим, что при перекачивании достаточного количества жидкости в бассейн Б и должен наступить коммунизм. Однако природа на выходе из бассейна А поставила «фильтр тонкой очистки» и не предусмотрела какого-либо способа его очистки. Вернее, поручила людям самим придумать, как этот фильтр очищать. А поскольку все в СССР были заняты проблемами экономики, то об очистке фильтра человеческого совершенства никто и не думал, так как товарищ Карл Маркс четко указал, что никакого фильтра нет и ничего очищать не надо: развитие производительных сил само все очистит, само сделает людей совершенными.

Нет, разумеется, мы все видели, что водичка в бассейне А какая-то мутная. Но частички мути были дисперсными, находились в воде в виде взвеси. И что это такое, кто это такие, понять было невозможно — особенно если не стремиться это сделать. Правда, Запад понемногу зачерпывал эту водичку, рассматривал ее в микроскоп, многое понял, но с нами не делился, да и не очень мы стремились это узнать.

Короче, фильтр забился напрочь налипшей на него грязью, поступление в насос чистой воды прекратилось, насос пошел вразнос, крыльчатка вылетела и поток из бассейна Б противотоком ударил в фильтр. Вода пошла обратно в бассейн А — и история пошла вспять. Да так бурно, что мы вместо коммунизма оказались даже не в социализме, а в каком-то пещерном капитализме.

Но, ударив противотоком по фильтру с обратной стороны, вода сорвала с него налипшую грязь, и эта грязь клочьями всплыла. Теперь стало видно невооруженным глазом, кто это и что это. Увидели… и изумились!

Были у нас в СССР некие особо высококачественные люди, занимавшие высокие посты в КПСС. А теперь вдруг выяснилось, что в своей массе это и была та самая грязь, не давшая человеческому совершенству попасть в бассейн коммунизма!

Были у нас некие люди особой чистоты, с холодным умом и горячим сердцем, клявшиеся защищать государственную безопасность СССР. А теперь вдруг выяснилось, что в своей массе это и была та самая грязь!

Были у нас особо умные люди — философы и экономисты, доктора наук и академики, своим интеллектом прокладывающие дорогу к коммунизму. А теперь вдруг выяснилось, что в своей массе это и была та самая грязь!

Были у нас погононосители всех рангов, клявшиеся выступить на защиту Отечества в первую же минуту опасности для него. А теперь вдруг выяснилось, что кроме кучки майоров и полковников, бессильных в своем одиночествое, в своей массе это и была та самая грязь!

А это что за пятно сегодня в нашем бассейне плавает, распространяя вонь на всю округу? Ба, да это же любимцы КПСС — наша творческая интеллигенция!

А это что за жирное пятно? Ба, да это же славный рабочий класс, наши особо высокооплачиваемые шахтеры!

Не одни мы это увидели. И исследователи Запада порой сообщают нам результаты своих наблюдений, однако они по-прежнему вводят нас в заблуждение. Так, например, 6 декабря 2007 года корреспондент РИА «Новые регионы» передал из Тель-Авива сообщение под заголовком «Премьер Израиля поблагодарил советских евреев за развал СССР», в котором, в частности, говорится: «Выступая в среду вечером на торжественной церемонии, посвященной 40-летию начала борьбы проживавших на территории СССР евреев за право выезда в Израиль, премьер-министр этой страны Эхуд Ольмерт заявил, что победа, одержанная ими в этой борьбе, стала одной из причин распада Советского Союза». А экс-министр Натан Щаранский заявил: «…победа, одержанная советскими евреями в борьбе за право на выезд, существенно подтолкнула Советский Союз к распаду и тем самым изменила мировой порядок».

Короче, раньше была какая-то подозрительная муть, теперь же на поверхности человеческого совершенства ясно видна вся таблица Менделеева, прошу прощения, вся теория Маркса. Как на ладони!

На ваш вопрос, кстати, заданный в свое время моему товарищу полковником ФСБ, мой товарищ ответил грубо, но точно: «С коммунизмом ничего не случилось. Все, что происходит, нужно было именно коммунизму, поскольку сегодня на пути к нему все говно всплыло, отделилось от народа, и теперь видно, кто это!»

 

Русофобия антисталинизма

— Вы призываете искать пути решения проблем в сегодняшнем дне, а сами встали на защиту исторической личности И. В. Сталина одним из первых. Что вы Сталину, что Сталин вам?

— Давайте я вам на шекспировские вопросы отвечу по-одесски — вопросом на вопрос. А вы заметили, что против Сталина выступают, в основной своей массе, не русские? Это либо Запад, либо та часть населения России, которая считает Россию не Родиной, а «этой страной»?

Вот в апреле 2010-го я давал интервью немецкому журналу «Шпигель». Брал интервью бывший гэдээровец, на вид порядочный человек, а получилось у него исключительная, клеветническая мерзость. И я же ему говорил, что у меня половина дядьев погибла на фронте, отец вернулся с четырьмя ранениями, а он: «На совести Сталина от 20 до 25 миллионов жизней». А на совести ваших отцов и дедов, сволочи, сколько наших жизней? Вы-то зачем про Сталина вякаете? Или вот, к примеру, показанная 21 мая 2010 года на Пятом телеканале программа «Свобода мысли», где я участвовал и участники которой пытались обсудить ложь радиостанции «Эхо Москвы» о том, что Сталин якобы подписал указ о расстреле 12-летних детей. На этой передаче честь и достоинство Сталина защищала интернациональная бригада — два украинца, армянин, грузин, русская и еврей. А поносила Сталина бригада, тоже состоявшая из шести человек, но все шестеро были евреями. Как понять?

— Вы хотите сказать, что антисталинистов толкает какая-то внутренняя ненависть к Сталину? Но если вести речь о сталинизме в этом ключе, то что подразумевает под этим русофобская часть нашего общества? — Это точно не экономические, политические или идеологические аспекты. Во-первых, подобные вопросы русофобам не по уму (подходящие слова-то они знают, а что эти слова обозначают — нет). Во-вторых, тут настолько велико преимущество сталинизма, что им и говорить не о чем. Ведь если человек хоть немного представляет себе трудности управления народным хозяйством (если он хоть немного экономист, что в переводе с греческого и означает «хозяин»), если он хоть немного представляет себе трудности победы в войне со всей Европой, то при слове «Сталин» он автоматически снимет шляпу.

— Даже так? — Судите сами. Во Второй мировой войне Советский Союз под руководством Сталина сражался практически со всей Европой и уничтожил 75 процентов вооруженных сил Германии и ее союзников, 15 процентов уничтожила американская армия и 10 процентов — британская. Великая Отечественная война унесла треть всех богатств, что накопили наши предки, начиная от Рюрика. Тем не менее СССР отменил карточки на продукты в 1947 году — через два года после войны, а Франция — в 1949-м, Англия — в начале 1950-х. Через 5 лет после отмены карточек хлеб, мясо, сливочное масло в СССР уже стоили в 2,5 раза дешевле, сахар — в два раза. За эти же пять лет в США цены на хлеб выросли на треть, в Англии — в два раза, во Франции — более чем вдвое. Цена на мясо в США увеличилась на четверть, в Англии — на треть, во Франции — вдвое. По темпам экономического роста сталинский СССР никто и никогда не опережал. Русофобам тут говорить не о чем!

— И они говорят о ГУЛАГе? — А о чем им еще говорить? Да, есть в сталинизме вещи, которые русофобы и знают твердо, и понимают с болезненной отчетливостью: при сталинизме такие, как они, в лучшем случае валили бы лес. И то, если бы им очень сильно повезло.

— С ними понятно, но зачем антисталинизм нужен Западу?

— Да, это вопрос. Мы действительно видим, что это Запад зачем-то вскормил и вскармливает этих мемориальцев и прочих «правозаSHITников» с их антисталинизмом. Это Запад оплачивает и сам ведет оголтелую клевету против Сталина.

И заметьте, ведь антисталинизм не вчера начался, а в 1956 году, когда шла яростная идеологическая борьба двух систем. И все, что признавалось в одной системе с плюсом, в другой оценивалось с минусом, и наоборот. У нас бесплатная медицина, а у них она качественнее. У нас бесплатное образование, а у них оно тоже «почти бесплатное», но лучше. У нас нет безработицы, а у них пособие по безработице больше, чем у нас зарплата. У нас Гагарин в космос полетел, а у них автомобиль в каждой семье, они на Луну высадились, а мы людей бережем. И так во всем. Мы называем свою родину СССР, а они — Россией. Я даже издевательский американский анекдот по этому поводу знаю. Два американца по телевизору смотрят футбольный матч с участием советских футболистов, у которых на футболках написано «СССР». И один второго спрашивает:

— Какой страны это команда?

— Мексики, — авторитетно отвечает второй, — ты же видишь, что у них на футболках сокращенно написано: «Ку-ку ру-ку-ку, Палома!» (Так звучал припев популярной в США мексиканской песни.)

А если серьезно, то те в Америке, кто говорил не «Россия», а «Советский Союз», считались левыми, да и были ими.

И по формальной логике пропагандистской борьбы, если КПСС на своем XX съезде начала борьбу со сталинизмом, то Запад обязан был поддерживать Сталина. Но Запад формально не поступил, он радостно поддержал Хрущева и его «шестидерастов». Это ли не факт!

— А почему?

— Давайте все разложим по полочкам. Запад — враг России? Да. А кто был самый страшный наш враг на Западе? Гитлер. Что он о нас внушал «цивилизованным»? Я много раз цитировал Гитлера, но есть вещи, которые нужно вбивать в русские головы. Гитлер писал, сам выделяя:

«Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе.

— Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены».

— Остановимся, чтобы осмыслить сказанное.

Гитлер решил завоевать Россию (СССР). А почему? Что, у нас есть какие-то земли, прекраснее, скажем, соседних Германии земель Франции или Голландии? Или у нас климат лучше, и оливы с миндалем растут, как в Греции или Италии? Или у нас подмосковные крестьяне выращивают такие же прекрасные виноград и апельсины, как Испания и Португалия? Какого черта он к нам поперся? И сам Гитлер поясняет, что толкает его в сторону России не алчность, а… жалость к нам, русским.

«Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось ее государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства». Если вы считаете, что Гитлер под словом «интеллигенция» понимал каких-то гумилевых-буниных, то ошибаетесь. Этих Гитлер и в грош не ставил. Он поясняет, кого лишилась Россия из-за большевиков.

« Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам… превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы. Именно так были созданы многие могущественные государства на земле. Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель».

Суть идеи Гитлера: мы, русские, — недочеловеки. Мы не способны изобрести что-нибудь полезное. Мы не способны на элементарное — на то, на что способны были, скажем, эфиопы уже 2,5 тысячи лет назад, — на создание собственного государства. И если государство у нас и было, то только потому, что мы, русские, догадались попросить немцев нами править. Немцев большевики выбили из России, и русский народ вынужден был просить евреев им править — а куда нам, бедным, без правителей деваться? Ну, и что взять с русских — с рабов, недочеловеков? Хамы, быдло, ни на что не способны! И Гитлер вел немцев осчастливить нас: он начал против нас войну с гуманитарными целями — чтобы спасти нас, несчастных, заменив толковыми немцами бестолковых евреев.

— Да, немцы изначально были больны расизмом…

— «А что, они уже выздоровели?» — позволю себе перебить вас. Кто это сказал? Да и разве одни немцы больны? А англосаксы? Надо просто посмотреть, как в их фильмах изображены русские, и умному этого будет достаточно. А израильские евреи? Как они относятся к палестинским арабам? То, что Гитлер смотрел на нас как на рабов, это не пропагандистский прием — это его, немца, суть. Немцу не надо доказывать и объяснять, что он имеет от рождения право стоять над русскими. Немец знает, как и еврей, что он самый умный, немец знает, что ему русские должны, поскольку они только на роль рабов и годятся. Да, конечно, если расистам что-то надо, то они тебе польстят в глаза, назовут «культурным человеком», но они-то знают, кто ты, русский, на самом деле. Русиш швайн.

Немцы сегодня даже более расисты, чем при Гитлере. Тот требовал от них самим работать, а они сегодня в Германии, как евреи в Москве, — только на «умной работе». А у станков и на комбайнах все больше турки да югославы — «недочеловеки».

Вот, скажем, завизжал на советских ветеранов войны некто Подрабинек. Ну, чего? Что ветеранам Подрабинек, что Подрабинеку ветераны? Откуда эта тупая злоба: «Презрение потомков — самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима» ? Эта злоба все оттуда: не могут простить подрабинеки «советскому режиму», что это русские (советские) в мае 1945-го вошли в Берлин и всю Европу поставили раком, показав, кто в мире на самом деле сверхчеловеки. И ведь особенно обидно расистам, что в это время, словами поминальной молитвы раввината Израиля, подрабинеки «…шли, как овцы, на убой».

— Запад, расисты, не могут простить нам нашей победы над фашизмом? — Над всей фашистской Европой!

— Но при чем тут Сталин?

— В минуты опасности (если ее осознают) любой умный народ выдвинет вождем самого умного, самого справедливого лидера и с ним победит и возвысится. А под чьим руководством мы, русские (советские), стали сверхчеловеками? Под чьим руководством возвысились? Задумайтесь об этом, и станет понятно, откуда ненависть к Сталину у Запада. Не Сталин страшен расистам, а мы, русские, когда мы становимся сверхчеловеками. Не Сталина поливают дерьмом свои и импортные русофобы. Что Сталину до их помоев? Кто они и кто Сталин? Это же даже не смешно…

Клеветой на Сталина, простите за грубое, но точное слово, пидарасят наших русских (советских) предков, а посредством этого и нас. Они нас, сегодняшних, убеждают: не были наши предки сверхчеловеками, не были!!! Рабами были. Должны были быть рабами немцев или евреев, да тем при Сталине не обломилось. Ну, так рабами Сталина были — все равно рабы! Рабы, рабы, рабы!!! Быдло!

Ну, в самом деле, если 170 миллионов русских (советских) выполняли волю маленького, кровожадного, гнусного диктатора, то кто они? Правильно, рабы!

— Ладно, с этими расистами импортного разлива все ясно, но ведь есть и русские антисталинисты. — Есть, а почему их не должно быть? Если люди по своему умственному развитию и воспитанию годятся только на то, чтобы их пидарасить, то почему бы их и не пидарасить?

— Тогда что такое «сталинизм» для нас, для русских, как вы говорите, бывших советских?

— Сталинизм — это: «Мы можем сами! Можем все!»

Драматург Корнейчук в 1952 году водил по Киеву итальянскую делегацию. И когда те увидели телевышку и узнали, что на Киев регулярно вещает телевидение, они опешили — в это время в Италии о телевидении еще и не помышляли. Откуда телевидение в СССР? Да оттуда, что при Сталине учили, что изобретателем радио был не итальянец Маркони, а русский Попов. И учили не потому, чтобы воспитать патриотизм, а чтобы внушить — ты, русский (советский), сам можешь все! И самого страшного врага победить, и создать все, что угодно. Сталинизм — это уметь все самому! Сталинизм — это быть сверхчеловеком!

— А кто такой антисталинист?

— Это тот, кто пролез к власти руководить хозяйством страны, а потом объявил, что хозяйство страны должно работать без руководства, а руководство страны должно ходить на охоту, на рыбалку, кататься на лошадях или на байках. Антисталинист — тот, кто считает себя экономистом, а экономическую часть предвыборной программы ему пишут американцы. Тот, кто нахапал у народа предприятий, а потом начал звать из-за границы менеджеров этими предприятиями управлять. Это тот, кто кичится своими телевизионными талантами, а клепает копии иностранных телепередач вроде «Поля чудес». Кто сам не способен даже объяснить народу, зачем он нужен во власти, и нанимает американских специалистов провести выборы.

И эти дегенераты ума и воли, как и все антисталинисты, автоматически становятся русофобами — они внушают остальным, что их личная тупость и безволие — это признак всех русских. Нет, дегенераты! Это только ваш признак — признак русофобов. А мы — русские, мы можем все!

А если сегодня не можем, то только потому, что вы, дегенераты, а не Сталин, сегодня управляете нами.

 

Глобальная тайна

 

Отравление Сталина

— Раз мы уже все равно затронули тему о Сталине, то предлагаю поговорить о том, что вы его смерть или, если быть точнее, убийство считаете глобальной тайной мировой истории. Но сначала о том, насколько реальна ваша версия о том, что Сталин был отравлен Хрущевым, причем лично Хрущевым?

— Впервые я высказал эту версию лет восемь назад, причем основывался исключительно на косвенных доказательствах. Правда, их было много. Прошло лет пять после этого, появились рассекреченные данные ЦРУ о том, что американская агентура в 1953 году докладывала в Вашингтон о том, что Сталин умер не своей смертью, а убит. Правда, сведения о том, кем он был убит, в США до сих пор не рассекретили. Потом появились исследования журналиста Николая Добрюхи, изучившего оставшиеся к настоящему времени медицинские документы, из которых врачи делают вывод о том, что Сталин был отравлен.

— Добрюха подтвердил вашу версию?

— Нет, как историк он очень слабый и считает, что Сталина отравил Берия — совершеннейшая чушь. Давайте я немного выскажусь о его работе в этом плане.

Ну как настоящий историк мог написать: «Как только к руководству страной 3 марта 1953 года пришли Берия и его ставленники Маленков и Хрущев…» Хрущев после смерти Сталина возглавил КПСС, а Маленков — СССР. И кем же тогда, по мнению Добрюхи, был Берия, у которого Хрущев и Маленков были «ставленниками»? Господом Богом?

Или Добрюха пишет: «Старый чекист Наум Эйтингон свидетельствовал, что однажды присутствовал при производстве опытов в лаборатории Майрановского и наблюдал впрыскивание четырем подопытным жертвам яда кукарина. Яд действовал почти моментально…» Но «старый чекист» Эйтингон был заместителем еще более старого (и весьма хвастливого) чекиста Павла Судоплатова, а тот о «Лаборатории Х», которой руководил Майрановский, писал: «Вся работа лаборатории, привлечение ее сотрудников к операциям спецслужб, а также доступ в лабораторию, строго ограниченный даже для руководящего состава НКВД — МГБ, регламентировались Положением, утвержденным Правительством, и приказами по НКВД — МГБ. Ни я, ни мой заместитель Эйтингон не имели допуска в «Лабораторию Х» и спецкамеру». Более того, Судоплатов почему-то утверждает, что даже Берия до своего возвращения в МВД не мог знать об этой лаборатории.

— Да, как-то больше верится Судоплатову, поскольку вряд ли в секретную лабораторию приглашали зевак, как на футбольный матч. — Или вот Добрюха утверждает, что «Берия арестовал Майрановского Григория Моисеевича» , правда, не поясняя, откуда это Добрюха узнал. Хотя Судоплатов о судьбе Майрановского сообщает, что «дело Майрановского» было срочно выведено министром МГБ Игнатьевым в отдельное производство, и Особое совещание при МВД под председательством все того же Игнатьева в 1952 году быстренько назначило Майрановскому 10 лет лишения свободы и отправило во Владимирскую тюрьму. Так что Берия никак не мог его арестовать, поскольку Майрановский в марте 1953 года, когда Берия вернулся в МВД, уже сидел во Владимирской тюрьме. Но раз есть письма Майрановского из тюрьмы к Берии, то, значит, Берия потребовал во Владимирской тюрьме допросить Майрановского. А из этого следует, что Берия сам вел следствие с целью выяснить, кто отравил Сталина. Интересно, что Судоплатов о дальнейшей судьбе Майрановского сообщает, что, когда профессор Майрановский вышел из тюрьмы, он напросился на прием к Хрущеву, и тот его принял, что само по себе удивительно. Ведь сына Сталина в аналогичном случае Хрущев отказался принять, хотя тот, не имея работы, очень хотел с ним встретиться. Но на приеме Майрановский, видимо, сказал Хрущеву что-то не то, что надо было. В результате Майрановского через два дня арестовал КГБ, и его выслали из Москвы в Махачкалу, где он быстро умер с диагнозом, очень похожим на тот, который последовал бы после применения к нему его собственного яда.

— Майрановский был убит по приказу Хрущева?

— Скорее всего. Дело в том, что об убийстве Хрущевым Сталина мало кто мог догадаться, посему со своими соучастниками в этом убийстве Хрущев расправлялся жестоко. Скажем, был безжалостно убит бывший министр МГБ Абакумов, уволен с должности бывший министр МВД Круглов, в конце концов, был убит даже сын Сталина Василий. А вот с соучастниками убийства Берии было сложнее — об убийстве Берии знали очень многие, их Хрущеву приходилось ублажать, как, скажем, генералов Москаленко и Батицкого.

Добрюха все валит на Берию, то ли не зная, то ли не желая признать, что главные расправы над свидетелями убийства Сталина произошли уже после убийства Берии. К примеру, Авторханов со ссылкой на книгу западного историка Т. Витлина, посвященную Берии, пишет: «Большинство врачей из этих двух комиссий исчезли сразу после смерти Сталина. Один из врачей, участвовавших во вскрытии тела Сталина — профессор Русаков, — «внезапно» умер. Лечебно-санитарное управление Кремля, ответственное за лечение Сталина, немедленно упраздняется, а его начальник И. И. Куперин арестовывается. Министра здравоохранения СССР А. Ф. Третьякова, стоявшего по чину во главе обеих комиссий, снимают с должности, арестовывают и вместе с Купериным и еще с двумя врачами, членами комиссии, отправляют в Воркуту. Там он получает должность главврача лагерной больницы. Реабилитация их происходит только спустя несколько лет…» Но если Т. Витлин не ошибается в отношении факта ареста этих врачей, то арестованы они были не «сразу после смерти Сталина» , а через год, поскольку А. Ф. Третьяков был снят с должности министра 01.03.1954 года. Следовательно, то, что эти врачи могли со временем рассказать, было страшно не Берии, а Хрущеву.

Интересно, что Добрюха пытается нас убедить, что профессор Лукомский переписывал после убийства Берии заключение о смерти Сталина якобы для того, чтобы не попасть соучастником в «дело врачей». Но «дело врачей» — оно об убийстве Жданова, и возбуждено это дело было после акта комиссии под председательством того самого Лукомского, и в этом акте Лукомский доказал, что Жданов умер от лечения врачей. Так что боялся Лукомский не Берию, а Хрущева.

Интересно и то, что именно дали посмотреть в архиве Добрюхе. До него эти же материалы смотрел и другой историк — А. Фурсенко. Но о внешнем виде этих «архивных документов» он написал подробнее Добрюхи:

«При чтении официального заключения о болезни и смерти Сталина возникает целый ряд вопросов, которые наводят на мысль, что оно могло быть сфабриковано под давлением ближайшего окружения Сталина, чтобы в случае необходимости представить этот документ высшей партийной и советской элите с одной-единственной целью: чтобы никому не пришло в голову, что Сталина умертвили впавшие в немилость его соратники.

Отпечатанное на 20 страницах машинописного текста и подписанное всем составом консилиума заключение отличается от рукописных подробных записей предшествующих заболеваний. Документ не датирован, но на его черновике стоит дата — июль 1953 г., т. е. 4 месяца спустя после смерти Сталина, что само по себе заставляет усомниться в его полной достоверности. Как следует из текста заключения, оно было составлено на основе рукописного Медицинского журнала, который велся на протяжении 2–5 марта. Но журнал отсутствует в деле о болезни Сталина, и, как сообщили автору этих строк компетентные лица, его вообще уже нет в природе. Иными словами, Медицинский журнал, видимо, уничтожен.

Правда, сохранились некоторые «Черновые записи лекарственных назначений и графики дежурств во время болезни И. В. Сталина 2–5 марта 1953 г.» на отдельных листочках, которым предшествует вырезанная из папки картонная обложка озаглавленного таким образом бывшего дела в истории болезни Сталина. Причем из двух десятков листочков таких записей, судя по первоначальной их нумерации, затем зачеркнутой, в деле не хватает первых нескольких страниц, по которым можно было бы судить, когда, в какой день и час началось лечение. Нет также расписания дежурств и заключения врачей после каждого из них. Наконец, на вырезанной крышке картонной папки, озаглавленной «Черновые записи…», значится том X, что свидетельствует о том, что в истории болезни Сталина были еще девять томов. Какова их судьба — тоже неясно.

Все это и вызывает недоуменные вопросы, позволяя предположить, что черновые записи и Медицинский журнал содержали данные, не укладывавшиеся в официальное заключение. По-видимому, на каком-то этапе Медицинский журнал и часть черновых записей были сознательно изъяты. Нельзя пройти мимо того факта, что машинописный текст заключения был составлен через несколько дней после ареста Берии, 26 июня 1953 г. Когда началось следствие по делу Берии, вероятно, кто-то из кремлевского руководства захотел уничтожить Медицинский журнал, чтобы ликвидировать возможные улики, что Сталина плохо лечили и умертвили. На июньском 1957 г. пленуме ЦК Молотов критиковал Хрущева, назначенного председателем Комиссии по архиву Сталина, за то, что он ни разу за четыре года не собрал Комиссию. Что говорит само за себя».

Прежде всего, 26 июня 1953 года Берию не арестовали, а подло убили, это уже понимают все, кроме пропагандистов от истории.

— Но если сразу после убийства Берии Хрущев уничтожил хронику болезни Сталина, то получается, что Берию убили и для того, чтобы Хрущев имел возможность ее уничтожить. Не так ли?

— И по этой причине тоже. Но продолжу, что Фурсенко так и не написал, что именно было написано в тех остатках медицинских документов Сталина, а Добрюха сообщил! И из сообщения Добрюхи совершенно определенно следует, что СТАЛИН БЫЛ ОТРАВЛЕН! Все остальные умствования Добрюхи — это, как написала «Комсомольская правда», «политическая макулатура».

А вот то, что СТАЛИН БЫЛ ОТРАВЛЕН, — это уже факт!

 

Уничтожение государств

— Но почему этот факт является глобальной, т. е. общемировой тайной?

— Давайте я подведу вас к ответу на этот вопрос с разных сторон, поскольку это очень не простой вопрос, и ответ на него очень не прост.

Я уже в нескольких книгах, где уместно было об этом писать, рассказал, что в 1991 году власть в СССР перешла в руки аппарата КПСС (не партии, а ее аппарата, и не всего аппарата, а некой избранной и в то же время наиболее подлой его части), причем перешла в тайном виде. Понятно было, что и деньги СССР перешли в собственность аппарата КПСС, и тоже через подставных лиц. Я пришел к такому выводу методом исключения всех остальных возможных вариантов.

А потом я как-то разговорился с доктором исторических наук А. Н. Колесником, специализирующимся на сборе исторической информации путем опроса еще живых деятелей исследуемой им эпохи. Вот он и рассказал, что бывший начальник 5-го Управления («Защита конституционного строя») КГБ СССР, первый заместитель Председателя КГБ СССР генерал армии Ф. Д. Бобков поведал, что все нынешние олигархи (Березовский, Гусинский, Абрамович и пр.) во времена СССР были его агентами, т. е. агентами КГБ. Они сообщали КГБ о настроениях и разговорах в интеллигентской среде, и именно им была передана собственность СССР, причем по распоряжению с «самого верха». Под «самым верхом» надо понимать самого Горбачева, во всяком случае, какой-то очень узкий круг «посвященных» лиц. Рассказывая о своей работе с Волкогоновым и А. Н. Яковлевым, Колесник утверждал, что тот же Яковлев, ближайший соратник Горбачева по перестройке, совершенно осмысленно менял общественный строй СССР. Причем в своем кругу, ставя задачи по фальсификации истории, он даже не сильно скрывал, что эта фальсификация проводится именно для облегчения смены строя.

— Но ведь они же руководили огромной державой, они что — были идиотами? — В том-то и вопрос. Такая информация на первый взгляд в голове не укладывается, поскольку Горбачев, Яковлев и некий узкий круг лиц вокруг них выглядят совершенными идиотами. Ведь при смене строя они из властных и публично прославляемых людей, руководителей огромной и славной страны, превращались в гнусные ничтожества, какими они на сегодня и являются в глазах подавляющей части населения бывшего СССР, да и думающей части мира. Понимаете, все эти Нобелевские премии, эти встречи с «интеллигенцией» — это все для дураков. А я не верю, чтобы Горбачев и Яковлев были настолько дураками, что не понимали последствий превращения себя из руководителей мощнейшей державы в ничтожных и никем по-настоящему не уважаемых клопов. Не могли они по собственному желанию, добровольно на это пойти!

— Тогда кто и чем их заставил? — На первый вопрос, чтобы отбросить инопланетян и расплывчатое слово «Запад», следует ответить: это те, кто реально руководит США, а посредством США и всем миром. Это некая элита банковского и связанного с ним промышленного капитала.

— Пресловутые жидомасоны?

— Нет, не соглашусь, поскольку у масонов все же были нужные всему миру цели свободы и справедливости, а у этой элиты Запада ничего похожего не видно. Их цель — это биологическое существование в качестве мировых (самых-самых) паразитов. И во имя осуществления этой цели они совершенно осмысленно ведут мир не к свободе, а к зверской и тупой диктатуре.

Да, судя по действиям этой западной элиты, она сильно евреизирована, но я не стал бы на месте евреев сильно раздувать щеки — евреи для этой элиты являются еще большим мусором, нежели остальные национальности. Евреи для этой элиты не более чем члены КПСС для Горбачева с Яковлевым: некая толпа, которая нужна постольку, поскольку с ее помощью можно удовлетворить собственные интересы. И совершенно безразличная этой элите в иных случаях. Даже хуже, поскольку элита Запада евреями не избирается, потому вообще никак от них не зависит и нередко использует мировое еврейство «втемную». Давая евреям, конечно, устроиться в мире поудобнее, но оставляя их за это терпеть ненависть остальных народов.

— Вы считаете, что мировая элита отделена от евреев?

— Естественно, причем не только у нас в России, но даже в США. К примеру, исследователи еврейского лобби в США, профессора Гарвардского и Чикагского университетов Стивен Уолт и Джон Миршаймер отмечают подчинение американского правительства еврейскому лобби США и его следование курсу Израиля: «Соединенные Штаты блокируют все усилия арабских стран поставить израильский ядерный арсенал под контроль МАГАТЭ» , — и т. д. и т. п. Эти исследователи отмечают, что еврейское население США является армией для давления на политический истеблишмент США: евреи обязаны являться на демонстрации, писать письма протеста своим конгрессменам, вопить в прессе в тех случаях, когда это необходимо, как думают эти евреи, Израилю, а на самом деле — элите Запада.

Но вот пример того, что самой элите Запада на мнение этой еврейской массовки абсолютно наплевать: «Стремление неоконсерваторов и других лидеров лобби как можно скорее начать вторжение в Ирак отнюдь не одобрялось широкой еврейской общественностью. Сразу же после начала войны Самуэль Фридман сообщил о результатах опроса, проведенного исследовательским центром «Pew» на всей территории страны. Результаты опроса показали, что среди евреев война пользуется меньшей поддержкой (52 процентов), чем среди населения в целом (62 процентов)». Совершенно очевидно, было бы глупо сваливать вину за развязывание войны на «еврейское влияние», — пишут профессора Уолт и Миршаймер.

Совершенно наплевать элите Запада и на евреев Израиля, о которых она якобы так печется. Недавно я обратил внимание, что и в Израиле, как и в России, тоже есть некие «правозаSHITники». Причем как и в России, эти «правозаSHITники» содержатся за счет иностранных государств. И, как и в России, деятельность этих «правозаSHITников» самими гражданами Израиля расценивается как государственная измена. Только и разницы, что в России государственная измена этими «правозаSHITниками» осуществляется на деньги, скажем условно, Израиля, а в Израиле — на деньги европейских стран.

— Ну, зачем европейским странам это нужно — понятно. Им совершенно не улыбается насмерть поссориться с нефтеносными арабами.

— Но почему это допускает международное еврейство, которое в других случаях за одно кривое слово против Израиля поднимает по тревоге всех шавок мировой прессы? Ведь вы посмотрите, какие страны субсидируют деньгами антиизраильские настроения в самом Израиле. Ладно, Норвегия, чувствующая себя уверенно на своих нефтяных запасах, ладно, хитрая Швейцария, хранящая деньги всего мира, но ведь дает деньги и бессловесная, до сих пор оккупированная США Германия, и фактический израильский холуй — Голландия! Да в этих странах ни один политик слова против Израиля не имеет возможности сказать, а тут деньги на антиизраильскую пропаганду выделяют? А куда же смотрит элита Запада?

А элите Запада нужно, чтобы и евреи Израиля были покорны элите Запада. Еврейские диаспоры во всех иных странах мира эта элита держит в подчинении угрозой антисемитских погромов, а евреев Израиля — арабской угрозой. Для элиты Запада евреи — это такой же быдляк, как и остальные нации, и еврейский быдляк тоже обязан быть послушным.

Евреи — это не гвардия элиты Запада, и даже не армия. Это штрафная рота, которую в бой гонят силой. Правда, командиров этой роты кормят до отвала.

— А надо ли и нам напрашиваться на обвинения в антисемитизме и трогать евреев? Может, нужно просто ограничиться словом «Запад»?

— Можно было бы, но при этом в уме читателей всплывут образы обам, бушей и всяких прочих блэров. А, на мой взгляд, эти сиюминутные (в масштабах истории) гномы вряд ли сами догадываются, что происходит даже в их странах.

Не исключено, что в недрах государственного аппарата США имеются некие засекреченные структуры для явной и неявной войны с СССР и со всем миром за право США быть гегемоном во всем мире. Но, полагаю, что эти структуры, сами того не подозревая, работают сначала на упомянутую мною элиту Запада, а уже во вторую очередь — на США. Этого легко добиться подчинением элите в этих структурах всего одного человека — их руководителя. Так уж устроена система бюрократического управления — всем кажется, что никто в США не служит этой элите, и все в США исключительно патриоты и служат только Америке! Это заблуждение. При сегодняшнем устройстве систем управления, в том числе и в США, надо только подготовить американскому президенту план действий, который в первую очередь будет выгоден элите. Президент этот план примет, и вся Америка будет служить элите Запада, будучи уверена, что служит Родине. При этом даже самого президента не надо покупать, а иногда его и информировать нет смысла, просто нужно купить того, кто готовит президентам США речи и планы, и достаточно. Сейчас в мире президенты в умственном отношении столь убогие, что вряд ли понимают, что именно они делают.

— Вы этот тезис можете подтвердить? — Вспомним: нынешний мировой экономический кризис был вызван непомерной алчностью американской (подчеркну — американской!) банковской системы. Выше я говорил, что российский президент Медведев это подчеркивал. Правительства всех стран, включая американское, напрягли население и за счет собранных с населения налогов стали бороться с этим кризисом — казалось бы, на благо самих народов своих стран. Опять же, исходя из того, кто именно был виновником обнищания избирателей этих правительств, кто должен был быть наказан в первую очередь?

— Следуя логике, должна быть наказана банковская система, в первую очередь американская, чтобы, как говорится, неповадно было!

— Но вот уже в апреле 2010-го журнал «Форбс» сообщил о тысяче самых процветающих корпораций мира. «Газпром» со своей нужной всем продукцией, к тому же резко поднявшейся в цене, получивший в прошедшем году 24 миллиарда долларов прибыли, в этом списке на 16-м месте. Банк Китая — банк страны, поставляющей реальные товары всему миру, — на 4-м месте. А первые три места занимают три американских банка. Так во чье же благо направили налоги своих стран правительства всего мира, и в первую очередь правительство США? Во благо своих избирателей или во благо тех, кому эти правительства реально служат?

Да и зачем нам, собственно, чужие примеры того, что значит предательство руководителей организации? Вспомните, разве 18 миллионов коммунистов СССР, поддерживая Горбачева, служили делу уничтожения СССР? И кем по сравнению с этими 18 миллионами членов КПСС, клявшимися в верности СССР, была жалкая кучка диссидентов-либералов, из которых половина была агентурой КГБ? А ведь СССР был уничтожен, и уничтожен по меньшей мере при непротивлении членов КПСС! Поймите, бессмысленна многочисленность организации, если во главе ее предатель, а строгая дисциплина в такой организации лишь способствует предательству ее главы. Я не снимаю вины ни с одного члена КПСС, но ведь нужно понимать и механизм того, как, кем и каким способом эти 18 миллионов были превращены, используя тюремный жаргон, в «петухов» СНГ.

Понимаете, если в мире осмысленно уничтожаются государства, то не так важно, кого именно мы считаем руководителями этих операций по их уничтожению. Важно то, что существует некий, пусть и неизвестный нам центр, осмысленно планирующий и осмысленно осуществляющий такие операции как с применением оружия и войск, так и без их применения. А из кого именно состоит этот центр — только из евреев или он интернациональный, где именно он находится — в недрах аппарата США или в ином месте, — это вопросы уже второго плана. Хотите видеть в роли руководителей этого центра Тэтчер или президентов Рейгана, Клинтона или Буша-юниора — пожалуйста. Я этих деятелей в такой роли не вижу.

 

Под шантажом США

— Ладно, хорошо, условно согласимся, что существует некая внешняя сила, заставившая Президента СССР и чуть ли не небожителей — членов Политбюро ЦК КПСС самих себя превратить в грязь. Но возникает вопрос: как и чем эта сила заставила этих могущественных людей работать себе во вред?

— Для ответа на этот вопрос требуется предварительное обдумывание вопроса: а было ли это в истории СССР в первый раз? Были ли до горбачевской перестройки случаи, когда элита СССР действовала себе во вред? Подчеркну — себе, элите, во вред, а про вред гражданам СССР я уже и не говорю.

Вот давайте в этом плане вспомним некоторые события отечественной и мировой истории, а начнем с XX съезда КПСС.

В 1956 году КПСС собралась на очередной ХХ съезд, и в конце съезда вдруг прозвучал доклад тогдашнего первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева. Смыслом доклада было, что Сталин — негодяй, который вместе с Л. П. Берией держал в страхе весь советский народ и убивал невинных людей. Это было настолько несуразно, что делегатам съезда не дали этот доклад обсудить — сразу после доклада съезд был закрыт. После этого вся пресса СССР, полностью находившаяся в руках номенклатуры КПСС, стала навязывать — и навязывать народу и миру — миф о тиране Сталине и его «культе личности».

Дикость и подлость этого мифа заключалась в том, что вся верхушка партии и государства были соратниками Сталина, при его жизни неимоверно хвалили и возвеличивали его. И главное, это они все делали в стране своими руками. Если что-то и совершалось в стране преступное или нехорошее, то делалось это не Сталиным, а руками этой верхушки, и она, видя, что делает, могла этого не делать. Но делала! А потом вдруг обвинила во всем этом Сталина?!!

— Пока не знаю, к чему вы начали говорить о XX съезде, но напомню, что к тому моменту не прошло и 10 лет после того, как Нюрнбергский трибунал осудил и приговорил к повешению номенклатуру нацистской Германии, хотя она на процессе доказывала, что только исполняла приказы Гитлера. А советская номенклатура вдруг сама объявляет те приказы Сталина, которые она исполняла, преступными. А поскольку эта номенклатура не была сумасшедшей, то раз она на это пошла, значит, ей это было нужно.

— Но зачем?! Ведь те, кто обвинял Сталина, т. е. тогдашнее руководство страны и партии, тогда предстали в образе каких-то мелких и подлых тварей, которые готовы на любые преступления по приказу одного-единственного человека! Зачем было так унижать себя? Вот, к примеру, член Президиума ЦК КПСС А. И. Микоян, полагая, что оправдывается очень убедительно, писал в Китай Пэн Дэхуаю: «Проговорись кто-нибудь из нас раньше времени, и мы бы все отправились на тот свет» . На что ему китайский маршал презрительно бросил в ответ: «Какие же вы коммунисты, если так боитесь смерти?» И ведь элита СССР понимала, что выставляет себя трусливыми подонками перед всем миром, и тем не менее выставляла!

ХХ съезд КПСС вызвал за границей бурю. Резко ухудшились отношения не только с пришедшей к власти компартией соседнего Китая. Сотни тысяч коммунистов во всех странах мира стали покидать свои компартии.

К примеру, в начале 1950-х годов сенатор Франции, генеральный секретарь Французской коммунистической партии Морис Торез мог на всю страну заявить, что если правительство Франции попробует начать войну против СССР, то французские коммунисты начнут партизанскую войну против такого правительства, и французы относились к таким заявлениям коммунистов с пониманием. После ХХ съезда КПСС тираж газеты французских коммунистов «Юманите» упал с миллиона в 1956 году до 80 тысяч экземпляров в 1957 году, а число коммунистов во французском парламенте — со 150 до 7 депутатов. Спецслужбы Запада тут же спровоцировали антисоветское восстание в Венгрии, престиж СССР — победителя фашизма резко упал. И организаторы борьбы с «культом личности» не могли не предвидеть этого. И тем не менее на это пошли. Зачем?!

— Официально было объявлено, что это сделано для того, чтобы исправить ошибки и преступления «культа».

— Какие? Перестройка Сталиным управления партией была ликвидирована, структурно управление страны и партии не изменилось ни на грамм, ни на миллиметр.

Начали выпускать из заключения людей, осужденных за измену Родине. Но если так уж приспичило их выпустить, то кто мешал это сделать без «разоблачения культа»?

Кто мешал исправить судебную систему так, чтобы исключить или затруднить вынесение ошибочных или заведомо неправосудных приговоров? Но ведь именно это и не было сделано — наоборот! Начиная с генерального прокурора Руденко (1953 г.), правосудие стало комплектоваться мерзавцами, исполняющими не волю закона, а волю ЦК КПСС, чего и близко не было при Сталине. Так зачем же к этому беззаконию надо было добавлять позор «разоблачения культа»?

И ведь посмотрите, как подло это делалось и делается до сих пор. На процессе по защите чести и достоинства Сталина против радиостанции «Эхо Москвы» ответчиком был некий выпускник циркового училища Ганапольский. После подготовки к слушанию дела он разразился истерикой в эфире, и один из радиослушателей ему сообщил: «Вы знаете, тема очень интересная — я сам русский немец. У меня в 1937 году застрелили деда просто за то, что у него нашли Библию на немецком языке. Я через «Мемориал» это узнал, прислали приговора копию. Вы знаете, самое смешное, что фамилии тех людей, которые его приговорили к расстрелу, так называемая «тройка», в приговоре были заштрихованы».

Обратите внимание, и Хрущев тогда, и этот пресловутый «Мемориал» сегодня прекрасно знали и знают, что отца этого радиослушателя, если он действительно был казнен невинно, убил не Сталин — его убили трое судей. Но и Хрущев, и «Мемориал» их фамилии тщательно скрывают, хотя для предотвращения вынесения неправосудных приговоров именно об этих судьях и надо было кричать, начиная с ХХ съезда. И именно их для примера нынешним судьям и надо было примерно наказать. Но и Хрущев, и сегодняшние «борцы против незаконных репрессий» лгут и лгут, обвиняя не истинных убийц, а Сталина. И этой ложью защищают подонков-судей, давая им возможность и сегодня выносить неправосудные приговоры.

— Считается, что с 1956 года началась «хрущевская оттепель», под которой имеют в виду некую свободу слова.

— Но ведь эта свобода была дана только писакам, льющим грязь на Сталина, т. е., по сути, это была все та же пропагандистская кампания «разоблачения культа». Остальным нагло заткнули рот.

Свобода слова по сравнению со временами Сталина была пресечена самым жестоким образом. При Сталине свободно велись дискуссии по всем основополагающим вопросам бытия: по основам экономики, общественной жизни, науки. Критиковалась вейсмановская генетика, теория относительности Эйнштейна, кибернетика, устройство колхозов, резким образом критиковалось любое начальство страны. Достаточно сравнить, о чем писали сатирики тогда и о чем начали писать после ХХ съезда.

Если мнение человека предлагалось обществу не для подрыва советской власти в СССР, то это мнение высказывалось абсолютно свободно, даже если оно было глупым. Приведу пример. Кораблестроитель, потомственный дворянин, академик А. Н. Крылов, выступая в поддержку терпящего научный крах академика из дворян Н. И. Вавилова и против набиравшего авторитет ученого из крестьян Т. Д. Лысенко, на заседании одной из комиссий Академии наук СССР в 1938 году откровенно врал: «Так Н. И. Вавилов творит в этой области (вейсмановской генетике. — Ю.М. ) изумительные вещи, разводя, например, пшеницу за Полярным кругом или картофель на Кировском полуострове (Кольском. — Ю.М. ) и в Мурманске». И эта брехня без изменений вошла в сборник его очерков, изданный в 1945 году, хотя на тот момент Т. Д. Лысенко был уже президентом Академии сельхознаук, а Н. И. Вавилов умер в тюрьме, осужденный за антигосударственную деятельность. Почему такое разрешалось? Потому что это был пусть и лживый, но довод научной дискуссии, а в научных дискуссиях никто и никому рот не затыкал.

После смерти Сталина положение со свободой слова резко ухудшилось. Никто не смел и строчки написать, усомнившись в линии ЦК КПСС, и на ура проходил любой научный и экономический бред: ликвидация МТС, безумие Целины, посадки кукурузы, реорганизация министерств в совнархозы и обратно, ликвидация приусадебных участков и т. д. и т. п. В науке официально была запрещена критика теории Эйнштейна, обанкротившейся вейсмановской генетики (то, что называется генетикой сегодня — это совершенно не те представления о наследственности, которые назывались «моргановской и вейсмановской генетикой» до 1955 г.) и бесславно сдохшей, никому не нужной кибернетики.

Положим, верхушке государства и партии очень надо было заткнуть людям рот. Ну и сделали бы это, раз очень захотелось, Сталина-то зачем для этого поносить?

— Говорят, что сам Хрущев был западным агентом, троцкистом-изменником и вообще евреем по фамилии Перлмутер… — Да пусть хоть трижды еврей, Сталина-то зачем трогать?! Кроме этого, ведь не в одном Хрущеве дело: попытки измазать Сталина и Берию грязью были почему-то нужны по меньшей мере всей или большинству правящей элиты страны. И она, как мы видим, ради этого была готова на любые моральные и политические потери. Почему? Что заставило партийную и госноменклатуру на это пойти, кто их заставил и каким образом заставил?

— И чем же элита Запада заставила элиту СССР пойти на такое унижение?

— Да, ХХ съезд — это вопиющий пример унижения элиты СССР, но ведь это не единственный пример того, как элита СССР унижалась сама и сдавала интересы СССР. Давайте вспомним.

После своего провозглашения с помощью СССР Израиль очень быстро показал свое антикоммунистическое и антисоветское нутро. Помогать Израилю для элиты СССР не было никакого государственного и политического смысла, и действительно, формально СССР как бы помогал врагам Израиля. Но как! Во-первых, в критические для Израиля моменты войны начинались переговоры, спасавшие Израиль. И СССР в этот момент вдруг начинал вместе со всеми говорить о мире, а не помогать арабам добиться победы. Мало этого, основой существования Израиля как государства являются деньги, поскольку Израиль до сих пор неспособен себя обеспечить. И после ХХ съезда КПСС огромные деньги Израиль начал снимать с Германии под соусом холокоста — под соусом того, что немцы убили 6 миллионов евреев.

— А разве это не так?

— Смотрите, из этих 6 миллионов убитых евреев 4 миллиона числятся за концентрационным лагерем Освенцим на территории Польши. Этот лагерь был освобожден советскими войсками. Все его документы попали в СССР и хранились в Москве. Но элита СССР о том, что ей было известно, сколько евреев на самом деле погибло в Освенциме, молчала. А в перестройку в этот архив допустили журналистку Э. Максимову из «Известий», и она в статье «Пять дней в особом архиве» в номере 49-м за 1990 год успела сообщить: «Но дожили мы, слава богу, до гласности. Прошлым летом были извлечены из недр архива, правда, с превеликим трудом, освенцимские «Книги смерти» с фамилиями семидесяти тысяч узников из двадцати четырех стран, погибших в лагере уничтожения». Вопрос: почему СССР, зная, что в Освенциме погибло 70 тысяч человек, не использовал эту ложь о 4 миллионах для компрометации сионизма, почему заставил руководство Польской Народной Республики повесить на освенцимском мемориале табличку о том, что в Освенциме якобы погибло 4 миллиона евреев?

Вопиющим является молчание пропаганды СССР о том, что американцы не слетали, а только сфальсифицировали полеты на Луну. А ведь тут самим и делать ничего не надо было. Следовало просто перевести на русский язык и издать книги и статьи американцев Рене и Кайзерлинга да опубликовать в научно-популярных изданиях побольше фото об этом «лунном подвиге». И Америка была бы насмерть дискредитирована в глазах народов СССР и мира, причем самими же американцами.

Но ведь не только ничего не сделали сами, но и наглухо перекрыли поступление в СССР информации о том, что в США есть люди, которые разоблачают несуразности лунной аферы. Вот пример. В начале этого тысячелетия мне случилось беседовать на экономические темы с выдающимся советским инженером Г. В. Костиным. Он является конструктором целого ряда двигателей к нашим космическим и боевым ракетам, а накануне развала СССР работал директором завода, строившего эти двигатели, т. е. он человек в космических делах далеко не посторонний. И когда я в разговоре случайно упомянул о том, что «высадка американцев на Луну» является аферой, он глубоко и искренне изумился. Оказывается, в СССР даже его, человека, который по положению обязан был бы знать все о космических делах, никто не информировал, что даже в США в «лунную аферу» верят далеко не лучшие умы нации. Костин даже не знал, что такая проблема вообще существует!

А случай с корейским авиалайнером, якобы сбитым в районе Сахалина советской ПВО? Ведь на самом деле 1 сентября 1983 года подполковник Осипович, выпустивший по нему две ракеты, явно недостаточные для «Боинга-747», только подбил этот сарай. Об этом свидетельствуют и отсутствие соответствующих обломков в море в районе Сахалина. И то, что самолет не падал, а снижался. И то, что командир этого «Боинга» связался с авиадиспетчерами в Японии через 50 минут после атаки. И то, что обломки «Боинга» были выброшены на берег Японии с застрявшим в них оперением американской ракеты, и многое другое. Даже иностранные исследователи приходят к выводу, что этот лайнер с почти тремя сотнями человек на борту, подбитый советским истребителем в районе Сахалина, был добит самими американцами в районе японских островов Кюросимо и Садо. Так почему Андропов вину за его гибель возложил на СССР?

Это только крупные и известные примеры того, как элита СССР сдавала позиции Западу не только без боя, но и без атаки на эти позиции.

— Ну и чем же, угрозой чего элита Запада заставляла элиту СССР сдаваться и предавать и коммунизм, и СССР? Что было орудием шантажа?

 

Политбюро — орган диктатуры

— Ответ на этот вопрос нужно искать в конце 1952-го и начале 1953 годов.

Сталин был коммунистом («большевиком»), а само слово «коммунист» происходит от слова «коммуна» — общий. Соответственно коммунистическая власть — это власть всех членов общества, а не власть членов коммунистической партии. Когда коммунисты взяли власть в России, то они так власть и задумывали — как власть всего народа. Эта власть состояла из местных и союзного законодательных органов, называемых Советами, в которые избирались депутаты на основе общего, прямого и тайного голосования. Эта коммунистическая идея и этот принцип советской власти нашли свое окончательное решение в Конституции 1936 года («Сталинской Конституции»).

Высший законодательный орган страны — Верховный Совет СССР — в полном составе (все депутаты) собирался на свои сессии не реже двух раз в год. В промежутках законодательную власть осуществлял (менял наркомов/министров, издавал указы и т. д.) Президиум Верховного Совета СССР. Председателями Президиума (в 1917–1936 гг. — Центрального Исполнительного Комитета) были: Я. М. Свердлов — по 1919 год, М. И. Калинин — по 1946 год, М. К. Шверник — по 1953 год, с 1953 года — К. Е. Ворошилов.

Законодатель утверждал состав Правительства СССР — Совет Народных Комиссаров (с 1946 г. — Совет Министров СССР). Правительство руководило страной: организовывало всех на исполнение Законов СССР и Указов Верховного Совета, т. е. советской власти.

Правительство состояло из народных комиссариатов (министерств), руководили ими народные комиссары (министры), их всех возглавлял председатель Совета Народных Комиссаров (Председатель Совета Министров) — глава страны. Персонально главами СССР от Октябрьской революции по смерть Сталина были: В. И. Ленин — по 1924 год, А. И. Рыков — по 1930 год, В. М. Молотов — по 1941 год, И. В. Сталин — по 1953 год.

— Внешне все очень демократично.

— Однако осуществить этот самый демократический замысел в чистом виде не удавалось. К 1936 году стало казаться, что вот наконец можно установить и коммунистическую власть (уже были даже отпечатаны образцы бюллетеней для выборов, в которых был не один, а несколько кандидатов в депутаты), но надвинулась война, потом она началась, потом потребовалось восстанавливать страну из послевоенной разрухи.

А в такие угрожающие периоды общество спасает только диктатура.

Здесь необходимо остановиться и специально оговорить вот что. Есть состояния мира и войны, эти состояния настолько различны, что базовые ценности этих периодов не просто различаются, но и являются несовместимыми между собой. Для мира высшей ценностью является человеческая жизнь, а для войны высшая ценность — смерть врага, что в мирное время совершенно недопустимо. Такое же различное положение и со способом управления страной. В мирное время максимальный прогресс дает демократия, поскольку способствует отбору талантливых руководителей. Я в данном случае имею в виду теорию вопроса, а не нынешние диктаторские власти, прикрывающие свои режимы как бы «свободными выборами». А диктатура в мирное время — это регресс, поскольку в мирное время диктаторы, оставаясь без критики даже со стороны врагов, быстро загнивают — тупеют, ленятся, окружают себя льстивой и глупой челядью, а преемники диктаторов вообще превращаются в раковую опухоль страны.

Тем не менее в тяжелое для страны время ее спасает именно диктатура, и эту диктатуру в СССР осуществляла партия. Но это громко и неправильно сказано, на самом деле эту диктатуру осуществляла партийная номенклатура — руководители, или, как их называли тогда, вожди партии. Рядовые члены партии к управлению страной не имели ни малейшего отношения, хотя их роль на местах была весьма значительна.

— Ну и как же осуществить диктатуру, если конституционная организация управления страной никакой диктатуры не предусматривает? Если по Конституции в стране нет должностей ни «диктаторов», ни «вождей»? Если Конституция СССР не предусматривала, чтобы даже самый незначительный чиновник советской власти исполнял приказы не своих начальников, а каких-то партийных вождей?

— Нужно понять, что для любой диктатуры главное, чтобы приказы диктатора исполнялись. А вот от чьего именно имени будут исходить эти приказы — непосредственно от диктатора или кого-то по его поручению, — не имеет значения. То есть если сегодня президент США от своего имени дает приказ и добивается исполнения воли элиты Запада, то это и будет диктатура этой элиты, хотя публика самой этой элиты не видит и не слышит.

Так вот, и большевики осуществляли свою диктатуру не явно, а через конституционные органы советской власти. И для того, чтобы свою диктатуру осуществлять, в структуре ВКП(б) был создан специальный орган.

— Раз мы заговорили об управлении партией, то надо бы сначала сказать хотя бы несколько слов об организации самой партии большевиков — ВКП(б).

— Вы правы. Реальная элита СССР, ее лучшие люди, готовые на труд и бой за страну и ее идеальное справедливое будущее — коммунизм, вступали в ВКП(б). Мерзавцы тоже вступали ради карьеры, но речь пока не о них. Элита избирала себе руководителей первичных, районных, областных, республиканских организаций и всей партии ВКП(б) прямо или через делегатов съездов партии. Формально высшими руководящими органами партии были собрания или съезды, но фактически партией и страной руководили избираемые этими собраниями и съездами постоянно действующие органы: парткомы, райкомы, обкомы, центральные комитеты. Центральные комитеты (ЦК) избирались республиканскими компартиями и всей ВКП(б), но постоянно действующими они являлись лишь формально, поскольку фактически они в лучшем случае собирались на пленумы три раза в году. А непрерывно партией коллегиально руководили 4–5 секретарей партии. Одного из этих секретарей ЦК назначал «генеральным», в республиках — «первым», хотя при Сталине, начиная с 1934 года, генеральных секретарей уже не было — была чистая коллегиальность.

Это абсолютно достаточная структура управления любой партией, и если вы посмотрите, то сегодня во всем мире и у нас в России именно такими структурами все партии и управляются, но ни одна из таких партий не имеет диктаторской власти в своих странах.

— Тем более интересно, как же тогда и при помощи чего большевики осуществляли диктатуру? — При помощи создаваемого на съезде партии специального органа — Политического бюро (Политбюро).

— Это были «серые кардиналы» СССР?

— Ничуть! Диктатура партии осуществлялась так.

Любой мало-мальски важный государственный вопрос, контролируемый партией, поступал сначала к секретарям ЦК ВКП(б). И если они считали необходимым принять по нему решение, которое исполнял бы весь народ, то от них этот вопрос поступал в Политбюро. А персональный состав Политбюро имел принципиальную особенность — официальный глава страны, председатель Совнаркома (Совмина) всегда был членом Политбюро, и, кстати, именно он и председательствовал на его заседаниях. Глава советской власти, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, также был членом Политбюро. Членами Политбюро при Сталине, как правило, были и наиболее выдающиеся на тот момент государственные деятели, поскольку в то время партийных и государственных деятелей невозможно было разделить — это было практически одно и то же.

Итак, поступая в Политбюро, вопрос рассматривался, и если он мог быть решен Политбюро на основании действующих законов, то Политбюро находило решение и передавало его для исполнения находившемуся в составе Политбюро Председателю Правительства СССР. Таким образом, получалось, что глава СССР, перед тем как рассмотреть вопрос со своими министрами на заседании Совета Министров, сначала рассматривал его с товарищами по партии на Политбюро.

А если вопрос требовал изменения законов Советского Союза, то решение, найденное Политбюро, передавалось для исполнения Председателю Президиума Верховного Совета СССР, и Президиум издавал соответствующий Указ, либо изменял или принимал новые законы, утверждая их впоследствии на съезде Верховного Совета СССР.

Решения Политбюро оформлялись протоколами, выписки из них посылались исполнителям, но исполнители не имели права ни хранить эти выписки при себе, ни сообщать об их содержании кому-либо. Исполнители действовали на основании своих должностных полномочий не как партийные, а как государственные деятели и действовали от своего имени.

— Таким образом, партия фактически руководила всем, но формально была как бы ни при чем?

— Да, и формально Конституция СССР не нарушалась.

Но что нужно четко понять — органом государственной диктатуры ВКП(б) в СССР было Политбюро! Есть у партии Политбюро — есть диктатура партии, нет Политбюро — нет диктатуры!

 

Революционный XIX съезд

— Как я уже говорил, к 1952 году развитие страны было столь успешным, а ее безопасность столь обеспеченной, что пора было делать власть в стране по-настоящему коммунистической. А для этого нужно было закончить с диктатурой ВКП(б) и отстранить партию от государственной власти, оставив ей идеологию (пропаганду идеалов коммунизма) и подбор кадров советской власти (подбор кандидатов в депутаты). После этого государственная власть должна была полностью перейти в руки Советов и их исполнительных органов.

Что следовало получить, было ясно, но вот как это можно было получить? Объявить, что ВКП(б) нужно устранить от власти? За что? Партия потеряла половину своего состава на фронтах. За что же ей такое недоверие? Более того, ведь это был бы плохой пример для тех стран, где коммунисты еще не пришли к власти — там-то ведь власть еще предстояло захватывать! Поэтому операцию по отсечению партноменклатуры от непосредственного руководства государством надо было произвести без боли и без большого шума. Процесс этот должен был пройти естественно. И Сталин взял в руки скальпель. Этим скальпелем стал XIX съезд ВКП(б), состоявшийся осенью 1952 года.

Съезд этот интересен тем, что партноменклатура, начиная с Хрущева, любую память о нем старалась тщательно уничтожить. При Брежневе начали выпускать стенограммы всех съездов ВКП(б) и КПСС и следовавших за ними пленумов ЦК, на которых происходили выборы руководящих органов. Выпуск стенограмм начали интересно — со стенограмм I и сразу ХХ съездов партии. А когда издание этих документов довели до материалов XVIII съезда ВКП(б), то на нем печатание стенограмм и прекратили. Почему? Ведь XIX съезд — это публичное мероприятие, парадное. На нем присутствовали делегации всех зарубежных компартий, масса журналистов. Что же здесь было скрывать? Мало этого, уничтожили стенограмму пленума ЦК, состоявшегося после этого съезда, где Сталин выступал полтора часа. Мало этого, как пишет Ж. Медведев: «…личный архив Сталина был уничтожен вскоре после его смерти…»

— Но если так скрывали даже память об этом съезде, значит, было что скрывать!

— Уверен, что для 99 процентов членов партии, рассматривавших проект нового Устава, обсуждавшегося на XIX съезде ВКП(б), этот новый Устав не представлял собой ничего значимого или особенного. На первый взгляд речь шла о каких-то естественных (увеличение количественного состава руководящих органов в связи с резким ростом рядов партии) или даже косметических изменениях (новых названиях партии и ее руководящих органов).

Название «Всесоюзная Коммунистическая Партия (большевиков)» в новом Уставе менялось на «Коммунистическая Партия Советского Союза». Первое название объявляло всем о независимости партии от государства, от советской власти. Слово «всесоюзная» обозначало просто территорию, на которой действовала партия коммунистов-большевиков как часть всемирного Коммунистического Интернационала. До роспуска Коминтерна в 1943 году на титульном листе членского билета ВКП(б) вверху было написано: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» В середине: «Партийный билет», и в самом низу: «ВКП(б) — секция Коммунистического Интернационала». С безбрежным интернационализмом, вернее, космополитизмом, закончили.

Новое название намертво привязывало партию к государству, партия становилась как бы собственностью СССР, структурным подразделением советской власти. Было Правительство Советского Союза, Министерство обороны Советского Союза, теперь вместо ВКП(б) стала и Коммунистическая партия Советского Союза.

Дальнейшие изменения были уже кардинальными. Вместо Политбюро ЦК партии полагалось сформировать только Президиум ЦК. Полагаю, что многие считали или даже до сих пор считают Политбюро и Президиум одним и тем же руководящим органом. Действительно, убив Сталина, номенклатура не дала этому органу изменить его суть, а в 1966 году вернула ему и прежнее название — Политбюро. Но мы ведь рассматриваем не то, что сделала партноменклатура после смерти Сталина, а то, что хотел сделать Сталин.

— А в чем реальная разница?

— Бюро — это суверенный руководитель, состоящий из нескольких человек, бюро свои решения ни с кем не согласовывает, это диктаторский орган. А президиум (от латинского praisidare — «сидеть впереди») — это всего лишь представители другого руководящего органа. Президиум лишь часть вопросов может решать самостоятельно, а крупные вопросы, даже если он их и обсудил и вынес решения, обязан после этого утвердить у того, кого он представляет. Скажем, Президиум Верховного Совета СССР мог сам заменить министра СССР, но обязан был это новое назначение утвердить на ближайшей сессии Верховного Совета.

И замена Политбюро на Президиум означала, что партия лишалась тогда органа своей диктатуры, непосредственно руководящего всей страной, а ему на смену создавался орган, призванный руководить только партией и то в перерывах между пленумами ЦК.

Повторяю, что Конституция СССР диктатуру партии и ее вмешательство в дела Советов не предусматривала. И осуществлялось это на практике только потому, что в Политбюро всегда входили оба высших представителя советской власти — Председатель Президиума Верховного Совета и Председатель Совета Министров. От руководителей партии — ее секретарей (5–6 человек) в Политбюро всегда входил генеральный секретарь и еще один-два секретаря, которые менялись в зависимости от их личного авторитета. А от правительства входило еще несколько министров. Таким образом, как я говорил, Политбюро было неким объединением высших должностных лиц государства, которые одновременно являлись товарищами по одной партии. И решения Политбюро были обязательны для исполнения именно потому, что они, по сути, исходили от главы советской власти и главы советского правительства. И для партии они были обязательны, поскольку исходили от секретарей партии.

Сравните, согласно Уставу, принятому в 1939 году на XVIII съезде ВКП(б), высший руководящий орган партии «ЦК ВКП(б) организует для политической работы Политическое бюро, для общего руководства организационной работой — Организационное бюро, для текущей работы организационно-исполнительного характера — Секретариат, для проверки исполнения решений партии и ЦК ВКП(б) — Комиссию партийного контроля».

А в докладе на XIX съезде ВКП(б) о новом Уставе говорилось:

«В проекте измененного Устава предлагается преобразовать Политбюро в Президиум Центрального Комитета партии, организуемый для руководства работой ЦК между пленумами.

…Текущую организационную работу Центрального Комитета, как показала практика, целесообразно сосредоточить в одном органе — Секретариате, в связи с чем в дальнейшем Оргбюро ЦК не иметь» .

Таким образом, функции «политической работы», как было прописано в старом Уставе, т. е. диктаторские функции партии, исчезли. Президиум ЦК должен был руководить только организационной работой в партии в промежутках между пленумами ЦК. Таким образом, Президиум фактически становился преемником не Политбюро, а Оргбюро, которое упразднили.

Состав Президиума ЦК был определен в 25 членов и 11 кандидатов, имевших совещательный голос. По сравнению с 9—11 членами Политбюро это получился очень многоголосый колхоз. Однако не надо думать, что Сталин не понимал, что он тогда делал. Большинство из этих 25 человек являлись не партийными, а государственными деятелями, которые подчинялись Председателю Совета Министров СССР и соответственно Верховному Совету СССР. Таким образом, власть в партии переходила от партийной номенклатуры к советской власти, точнее — к ее номенклатуре. То есть теперь не партия руководила советской властью, а советская власть — партией.

Сталин, подчиняя партию советской власти, восстановливал действие Конституции СССР в полном объеме.

— Он сделал, по сути, то, что и Петр I, который Русскую Православную Церковь сделал структурой государственного аппарата управления.

— Точно. Давайте прикинем, как бы выглядел СССР, если бы Сталин не был убит или если бы Берия сумел расправиться с его убийцами и довести до конца преобразования, намеченные XIX съездом ВКП(б), превратившуюся тогда в КПСС?

В СССР вся власть принадлежала бы только Советам, формируемым прямым и тайным голосованием на альтернативной основе. То есть избиратели выбирали бы в депутаты одного из нескольких кандидатов. В дополнение к КПСС, возможно, появились бы еще партии, имеющие свои взгляды на пути построения коммунизма. Напомню, что КПСС до самого своего развала так внятно и не сообщила народу, как этот самый коммунизм будет выглядеть. И на разнице в видении коммунизма вполне могли появиться новые коммунистические идеологии. Ведь если нормальным считается иметь в стране несколько буржуазных партий, в никакое будущее свои страны не ведущие, то почему нельзя было иметь несколько коммунистических, имеющих общую задачу — вести свои страны в пока еще не понятный коммунизм? При этом СССР оставался бы социалистическим и плановым государством, но со всеми теми демократическими атрибутами, за отсутствие которых его попрекали.

Но! При этом все вожди (руководители, управленцы) в партии и структурах советской власти отбирались бы по принципу ума и трудолюбия, что для вождя очень не просто. А не по принципу услужения начальству, что очень легко. Надо ли это было уже успокоившейся от бурь и тревог и начавшей зарастать жиром партноменклатуре КПСС? Надо ли ей было собственным умом и трудолюбием непрерывно доказывать, что она занимает свои места по праву?

— И за это она Сталина убила?

— Не только его. Думаю, не все члены ЦК в 1953 году догадывались или хотя бы подозревали, что Сталин убит, а не умер своей смертью. Но вот то, что Берия был убит, а дело против него сфабриковано и, чтобы придать этому видимость заговора, убили невиновных людей как «пособников Берии», понимали все члены ЦК. И они простили Хрущеву это убийство по одной-единственной причине — Хрущев ликвидировал решения XIX съезда. Он действовал для общей пользы партноменклатуры, он оставлял практически всех ее участников у государственной власти и соответственно у государственных кормушек.

И уже сталинской партноменклатуре стало елеем на раны, когда в июне 1953 года на пленуме, посвященном так называемому «делу Берии», Хрущев прямо обвинил Берию в том, что тот добивался внедрения в жизнь решений XIX съезда партии: «Помните, тогда Ракоши сказал: я хотел бы знать, что решается в Совете Министров и что в ЦК, какое разграничение должно быть… Берия тогда пренебрежительно сказал: что ЦК, пусть Совмин решает, ЦК пусть занимается кадрами и пропагандой» .

Вот это главное обвинение, предъявленное тогда Берии, поддержал и Каганович: «Партия для нас выше всего. Никому не позволено, когда этот подлец говорит: ЦК — кадры и пропаганда. Не политическое руководство, не руководство всей жизнью, как мы, большевики, понимаем» .

То, что со смертью Сталина были убиты решения XIX съезда КПСС, видно по тому, как быстро партноменклатура, поправ Устав, ликвидировала все основные подвижки, которые произвел в этом Уставе Сталин. Он еще дышал, когда партноменклатура сократила Президиум ЦК до 10 человек, восстановив под этим названием Политбюро. Сократили число секретарей ЦК до 5 человек и назначили секретаря ЦК Хрущева тогда еще «координатором» среди этих секретарей. Через 5 месяцев Хрущев был назначен Первым секретарем (вождем партии), а пресса кинулась нахваливать «дорогого Никиту Сергеевича».

ЦК совершил преступление против рядовых коммунистов. Еще раз вспомним, что высшим руководящим органом партии был съезд, на который рядовые коммунисты избирали делегатов, и этот высший орган отдал приказ ЦК — уйти от государственной власти и заняться пропагандой и подбором кадров. ЦК цинично не выполнил этот приказ.

Да, к сожалению, ни рядовые коммунисты, ни народ этого тогда не увидели. Но это увидела элита Запада.

— И это стало поводом для шантажа элитой Запада элиты СССР? — Да. Представьте, что тогдашние радиостанции Запада, от ныне здравствующих «Свободы» и «Би-би-си» до уже закрывшегося «Голоса Америки», начали бы объяснять народу СССР, что произошло. Даже народ не потребовался бы, поскольку от того, что партноменклатура фактически руководит государством, рядовым коммунистам было не жарко и не холодно. Но сам факт, что эта партноменклатура попрала коммунистические принципы, привел бы к тому, что сами коммунисты смели бы партноменклатурщиков с их постов и заменили на тех, кто руководствуется сталинскими принципами. Номенклатура КПСС пошла на очень большой риск, и этим подставила себя под угрозу уничтожения самими же коммунистами. И соответственно подставила себя под шантаж Запада.

— И эта угроза была реальна?

— Это был блеф, поскольку не в интересах Запада были сталинские преобразования в СССР. Но даже если Хрущев и видел, что это был блеф, то он лично ничего не мог поделать, поскольку на нем лежала вина за смерть Сталина и Берии. Его с позором бы расстреляли, если бы Запад, не трогая XIX съезд, начал бы рассказывать то, что он уже тогда знал об убийстве Сталина и Берии. А Запад знал и молчал о многом. Напомню, всего лишь несколько лет назад были частично рассекречены архивы ЦРУ, из которых нам стало ясно, что агентура ЦРУ сразу же, еще в 1953 году, сообщала в Вашингтон, что Сталин не умер своей смертью, а был убит.

Впоследствии, по мере того как элита СССР все больше и больше предавала СССР, ей уже некуда было деваться. А Запад ждал, пока ключевые должности партноменклатуры в КПСС и руководящие должности в КГБ заполнятся алчными и подлыми мерзавцами, которые своими руками уничтожат социализм и СССР под контролем Запада — и уничтожат именно так, как Западу и надо.

— А как этот шантаж можно было осуществлять тайно при коллективном руководстве? Как это можно было сделать, если управление партии — Центральный Комитет КПСС — состоял из нескольких сотен членов, и даже Политбюро в конце своей истории состояло из трех десятков человек? Как можно было их шантажировать так, чтобы почти за сорок лет никакая информация об этом не просочилась? Ведь и сегодня, двадцать лет спустя после открытия многих архивов и предательства вождей КПСС, никто, кроме вас, даже не задумывается и не говорит ни о каком шантаже. И не говорит потому, что даже при наличии явных признаков шантажа совершенно непонятно, как его технически можно было осуществить при коллективном руководстве страной? — Необходимо отвлечься на этот сопутствующий, но очень важный, ввиду его непонимания, вопрос.

 

Коллективное руководство

— Любое мало-мальски сложное понятие потому и является сложным, что имеет много аспектов, выходящих за рамки слова, описывающего это понятие. Особенно если это иностранное слово, не имеющее корней в нашем языке.

Скажем, понятие «демократия» описывает государственные органы, над которыми народ имеет власть («демос» — народ и «кратос» — власть) и которые по этой причине призваны служить только интересам народа. Пока демократия существовала в пределах греческих городов-полисов с населением в несколько тысяч человек, это было очевидным. По мере внедрения этого понятия в практику многомиллионных государств, первичный смысл демократии был начисто утерян и заменен понятием «выборы государственных органов». Этот первичный смысл был утерян до такой степени, что когда сегодня АВН говорит, что для получения власти (создания демократии) народ должен получить право поощрять и наказывать власть, то против этого выступают те, кто искренне считает себя демократом. При том, что именно избранные в России вроде бы всеобщим и тайным голосованием на альтернативной основе органы власти так издевались и издеваются над народом — тем самым, который как бы имеет власть, что этому трудно найти прецеденты во всей мировой истории. Дело дошло до того, что «первому демократическому президенту» потребовался специальный закон для его защиты от уголовной ответственности.

Похоже обстоит дело и с понятием «коллективное руководство». Под этим понимается некий руководящий орган, состоящий более чем из одного человека, и где все его члены имеют равное право голоса. Но дело не в голосовании, поскольку оно к управлению не имеет никакого отношения. Управление — это область знаний, поэтому голосующий член коллективного органа является управленцем только тогда, когда ясно понимает, как принимаемое решение скажется на управляемой организации. Если он этого не понимает, то он балласт, не имеющий никакого значения.

Возьмите барана, оформите на него документы депутата Госдумы и научите его тыкать копытом в ту кнопку, на которую укажет пастух. И этот баран будет управленцем?

Это трудно понять, поэтому я специально прошу. Сбросьте шоры с глаз и поймите: управленец — это не голосователь, управленец — тот, кто умеет управлять. И коллективный орган управления, чтобы соответствовать этому понятию, должен состоять только из тех, кто умеет управлять. В противном случае даже при формальном наличии коллективного органа, состоящего из голосователей, управлять будет не коллектив, а либо те члены коллектива, кто умеет это делать, либо люди, формально находящиеся вне этого органа, которые будут готовить от его имени решения, а голосователи за эти решения будут голосовать. При таком балласте управляющий орган может состоять и из тысячи человек, а управлять все равно будет кто-то другой.

Ярким примером такого органа является Государственная дума, в которой голосователи открыто занимаются тем, что голосуют за то, что скажут их начальники. А начальники — за то, что скажут те, кто дает им деньги или имеет над ними власть. И реально руководят эти последние, находящиеся вне Думы, а «коллективное руководство» под вывеской «Дума» является дорогостоящей фикцией.

— А существует ли реальное коллективное руководство на практике? — Идеальным коллективным органом является «Собор», широко распространенный в русской общине в прошлые века, где решения принимались единогласно. В связи с единогласным правилом принятия решений большинство в соборе не давило меньшинство своим количеством, а объясняло меньшинству, почему это решение надо принять. И, наоборот, даже один человек имел возможность объяснить остальным членам собора суть своего варианта решения, и все обязаны были его слушать, поскольку без его голоса решение не состоялось бы. Каждый член собора действительно был управленцем, поскольку голосовал за лично им осмысленное решение, и потому собор действительно является коллективным руководящим органом. Однако особенностью собора являлась явно выраженная коллективная ответственность этого коллективного органа. Скажем, русская община несла коллективную ответственность деньгами за ошибки всех своих решений. А кардиналам, соборно избирающим Папу Римского, зримую коллективную ответственность создают, запирая их в комнату, в которой они безвыходно находятся до тех пор, пока единогласно не проголосуют за одну кандидатуру. Без зримой ответственности соборность превращается в польский сейм, уничтоживший Польшу как великое государство.

— Простите, но и сталинское Политбюро ЦК ВКП(б) до войны несло коллективную, причем серьезнейшую ответственность за последствия своих решений. Несло тем, что в случае потери большевиками власти членов Политбюро, скорее всего, уничтожили бы. Но разве это делало Политбюро по-настоящему коллективным руководителем? Разве в нем не Сталин все определял? — А почему? Если в коллективном руководящем органе наличествуют малокультурные люди, не имеющие достаточных знаний для управления и надеющиеся на то, что какие-то другие члены этого органа найдут нужное решение, то такие «члены руководящего органа» за это решение просто тупо проголосуют. И объяснят, что проголосовали так потому, что «верят вождю». Но управление и вера — это разные вещи, поскольку управленец управляет своим умом, а верующий в вождя — это голосовательный балласт коллективного органа. Что верующий есть, что его нет, а на содержание вариантов решения это не повлияет.

— Получается, критерием руководителя является его грамотность, знание дела, если их нет, то он не руководитель, какую бы должность ни занимал? — За него будут реально руководить другие. Усугубляет положение с участием в управлении членов руководящего органа и их специализация. Этим они как бы получают оправдание своей низкой культуре — они-де в этом вопросе не специалисты, а специалисты в других вопросах. Но и как от специалистов от них бывает мало толку, поскольку они уверены, что раз они большие начальники, то могут не знать подробности даже своего дела — это обязан знать их аппарат. Таким образом, вместо начальника решения принимает аппарат, поскольку именно аппарат эти решения готовит начальнику на подпись. Но и чиновники аппарата при малокультурном, малознающем начальнике тоже быстро становятся уверены, что подробности обязан знать кто-то другой. В результате даже при большом количестве членов «коллективных руководящих органов» на самом деле руководить, даже в непродажной и некоррумпированной системе управления, может черт знает кто.

— Не думаю, что так могло быть в СССР даже перед его развалом. Все же управленцев государственного аппарата подбирали очень ответственно.

— Ага! Из деток номенклатуры, из евреев, из москвичей, не желавших работать на заводе руками. Приведу из своей тогдашней практики пример того, во что с точки зрения знаний превратилось «коллективное руководство» СССР как руководитель страны. В конце 1980-х мне приходилось работать «с газет». То есть начинать действовать, как только какое-то постановление Совмина появлялось в печати, поскольку в дальнейшем оно могло быть изменено. И вот было опубликовано совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о расширении самостоятельности в области внешнеэкономической деятельности, а в нем глаз зацепился за слово «бартер». Что такое «бартер», я понятия не имел, а просмотрев все словари, не нашел этого слова. Во время очередной командировки в Москву в свое министерство зашел в Управление внешнеэкономических связей выяснить, что же такое бартерные операции. И попросить, чтобы мне, парню из захолустья, объяснили, что же это такое. Работники Управления сначала меня вообще не поняли, стали выяснять, откуда я узнал это слово и какое оно имеет отношение к ним. Я объяснил, и народ засуетился, сообразив, что это, оказывается, по их специальности. Побежали выяснять у начальства, но безрезультатно, подтвердив мое невысокое мнение и о тогдашнем Министерстве черной металлургии СССР (Минчермет), и о московской интеллигенции, которая в газете «Правда» привыкла читать только фельетоны. Но меня так просто не выпроводишь, поэтому меня связали с тем отделом Совета Министров СССР, который готовил текст этого постановления.

И тут дело приняло вид скверного антисоветского анекдота, поскольку и в Совмине никто не знал, что означает слово «бартер» в совместном постановлении Совмина и ЦК КПСС, текст которого сами клерки Совмина и написали. Но там тоже поняли, что это скверный анекдот, и тут же дали мне телефон человека из Министерства иностранных дел, который непосредственно написал этот пункт постановления. Я позвонил, объяснил, что мне нужно, и почувствовал, что человек на другом конце провода явственно обрадовался моему звонку. Он тут же заказал мне пропуск и предложил приехать в МИД на Смоленскую площадь. Принял радушно, объяснил, что бартер — это товарообменная операция, что он ожидал бурной реакции от всей промышленности СССР на предложенное им право заводов проводить бартерные операции, но почему-то все молчат, и я вообще первый позвонил…

Вот и оцените, что из себя представляли члены тогдашних коллективных руководящих органов СССР — Совмина и Политбюро ЦК КПСС, если даже специалисты из их аппаратов не знали, о чем именно написано в мудрых указаниях их руководителей.

— А Сталин был компетентным руководителем?

— Описан, возможно, реальный случай, который служит хорошим примером, даже если он выдуман. В понедельник некто потребовался Сталину, но этот некто был пьян и через секретаря сообщил, что он якобы на охоте. Говорят, что во вторник во время встречи Сталин посоветовал ему брать пример с члена Политбюро товарища Ворошилова, который на охоту ходит по субботам, в воскресенье похмеляется и в понедельник уже свежий, как огурчик.

А как отдыхал сам Сталин? А вот прочтите его письмо жене, Надежде Аллилуевой (Татьке), написанное им во время лечения на Кавказе 14 сентября 1931 года (выделения в тексте сделаны Сталиным):

«Здравствуй, Татька!

Письмо получил. Хорошо, что научилась писать обстоятельные письма. Из твоего письма видно, что внешний облик Москвы начинает меняться к лучшему. Наконец-то!

«Рабочий техникум» по электротехнике получил. Пришли мне, Татька, «Рабочий техникум по черной металлургии ». Обязательно пришли (посмотри мою библиотеку — там найдешь).

…Продолжай «информировать».

Целую. Твой Иосиф.

P.S. Здоровье у меня поправляется. Медленно, но поправляется» .

Представляете, как хорошо было быть членом коллективного руководящего органа, если в нем был Сталин? Допустим, поступил к тебе, как к члену коллективного руководящего органа, вопрос по металлургии (а Политбюро решало практически все вопросы страны). Тебе нужно учебники брать или на заводы ехать разбираться с подробностями, чтобы принять нужное решение, на это время тратить, умственные извилины напрягать. А тут берешь и посылаешь вопрос Сталину — пусть он разбирается, пусть он тратит время, он же вождь, а ты в субботу — на охоту. А потом голосуешь за предложение Сталина, поскольку «веришь вождю», и, кстати, веришь не без оснований, поскольку Сталин действительно разобрался с твоим вопросом. Представляете, как удобно иметь вождя? Сколько сил это экономит и сколько славы приносит: мы! Члены Политбюро! Решили!

— Значит, вождь — это потребность управленцев-бездельников?

— Для народа вождь нужен как объединяющий фактор, а для управленцев — именно для этого.

В 1927 году Сталин попросил пленум ЦК освободить его от этого счастья быть вождем — попросил освободить себя от должности секретаря ЦК. А когда пленум категорически отказался отпускать Сталина, то он попросил хотя бы упразднить должность Генерального секретаря. Пленум категорически отказался удовлетворить даже эту просьбу. И пленум можно понять, и Сталина. Если Сталин будет просто секретарь, как и четверо других секретарей, то кто же из них будет вождь? Как же тогда будет с этим «я верю вождю»? Ведь тогда самим придется работать! А Сталин хотел, чтобы и остальные работали. Тоскливо ему было в ситуации, когда по-настоящему и посоветоваться было не с кем — никто не хочет знать тонкостей решаемых вопросов, все хотят обойтись скороспелым умствованием, все хотят вопросы решать без предварительного их обдумывания — проголосовал, и все!

Вывод: в коллективном руководящем органе, даже при наличии коллективной ответственности, будут приниматься решения того, кто обладает максимальным авторитетом. А в органе, члены которого ленятся или не способны разбираться во всех возникающих вопросах, максимальный авторитет будет у того, кто обладает знаниями для решения этого вопроса. Итак, сначала авторитет, потом знания.

— Но откуда знания у Сталина — у этого недоучившегося семинариста?

— Чтобы напомнить, откуда у Сталина взялся авторитет, еще раз сообщу, что в его библиотеке было 30 тысяч томов книг, из которых 5,5 тысячи были им изучены и исчерканы его пометами. Прикиньте, сколько вы прочитали книг за свою жизнь, чтобы понять, насколько энциклопедическими знаниями обладал Сталин. Следовало бы, чтобы все члены Политбюро обладали такими же знаниями, тогда Политбюро действительно было бы коллективным руководящим органом и вождями были бы все члены Политбюро. Однако они ленились эти знания приобретать, поэтому Политбюро было коллективным руководящим органом лишь номинально — основную массу решений давал Сталин, остальные за эти решения голосовали. Кстати, по простым вопросам, в которых члены Политбюро разбирались и сами, решения Сталина иногда и не проходили, как было в случае с Бухариным и Рыковым, которых Сталин предлагал всего лишь выслать из Москвы. Но остальные члены ЦК настояли на отдачу их под суд.

Обратите внимание, что у Сталина не было секретов от членов Политбюро — у него не было тайных знаний. Сталин обладал открытыми знаниями, т. е. такими, которые могли знать и другие члены Политбюро, да они не хотели трудиться и этими знаниями овладевать, или им ума не хватало для их понимания. Но уже обладание открытыми знаниями, не известными другим, дает знающему члену коллективного органа теоретическую возможность провести через этот орган любое решение — как полезное организации, так и вредное.

— Непонятно.

— Тогда давайте в качестве примера сначала рассмотрим гипотетический случай манипулирования членами коллективного руководящего органа на конкретном примере.

СССР в августе 1939 года заключил с Германией договор о ненападении на условии, что Германия предоставит СССР кредит на закупку в Германии образцов оружия, боевой техники и оборудования для их производства и заключит торговое соглашение для этих же закупок. В ответ СССР обязался поставлять Германии сырье, в том числе и железную руду, но в договоре о поставках немцев «обули». Суть вот в чем. Из железной руды в доменных печах получают чугун, но, чтобы его получить, нужно иметь в руде не менее 50 процентов железа, иначе чугун выплавить невозможно — доменная печь выйдет из строя. Но в договоре с немцами этот нижний предел содержания железа не оговорили. Немцы полагали, что мы будем поставлять им железную руду такую, как используем в доменных печах сами, то есть не менее чем с 50 процентов железа. А цену они назначили за тонну железа в руде, то есть две тонны руды с 50 процентов содержанием железа вкупе содержали в себе одну тонну железа. Вот за эту одну тонну железа мы и брали деньги. Но при добыче руды получается и много руды с содержанием железа менее 50 процентов, эта руда шла в отвалы, поскольку, повторю, в доменную печь ее кидать нельзя. А если поставлять немцам руду с содержанием железа более 50 процентов, то ее самим не хватило бы, поэтому мы начали поставлять им отвалы с низким содержанием железа. Скажем, отгрузит СССР четыре тонны руды с 25 процентами содержания железа, т. е. в этих четырех тоннах содержится одна тонна железа. Вот «по-честному» и брали с немцев как за одну тонну.

Немцы, когда поняли, что их «обули», прислали в Москву своего министра внешней торговли с претензиями. Сталин с ним лично переговорил и отбил претензию тем, что у немцев есть обогатительные фабрики, которые построены специально для переработки такой руды и повышения содержания железа в рудном сырье, поступающем в доменную печь. На этих фабриках немцы могли руду с низким содержанием железа перемолоть, потом флотацией отделить железо, это железо окомковать и дать в доменную печь. То есть немцы все же могли эту руду использовать. А СССР не мог, поскольку у нас в 1939 году не было обогатительных производств, и, кстати, эти производства у немцев как раз и закупались. Поэтому Сталин сказал:

— Вы сначала поставьте нам обогатительные фабрики, мы их запустим, начнем обогащать руду сами, вот тогда и будем поставлять вам то, что можно грузить в домны без обогащения.

Немец попробовал было возмущаться, однако Сталин начал возмущаться со своей стороны: немцы обязались поставить образцы артиллерийских орудий, перископы для советских подводных лодок, поточные линии для производства снарядов — почему задерживают поставки? Немец начал оправдываться, что им самим не хватает, а Сталин: ничего не знаем! Мы вам руду поставляем без задержек, и вы не срывайте поставки!

Почему Сталин смог так четко отбить немецкие претензии? Потому, что он на отдыхе не на охоту ходил и в воскресенье не опохмелялся, зато он изучил подробности черной металлургии, и это позволило ему лично «обуть» немцев так, что СССР получил от немцев современное вооружение почти задаром — за сырье, которое СССР выбрасывал. Это реальный случай.

А теперь предположим, что Сталин на Политбюро обсуждает, какую руду поставлять немцам. Теоретически Сталин мог сообщить остальным членам Политбюро об обогатительных фабриках у немцев и предложить поставлять им породу с отвалов под видом железной руды. А мог и не сообщать этого, а предложить поставлять немцам руду с 60 процентами железа, уменьшив этим поставки богатой руды на доменные печи СССР и уменьшив производство чугуна в стране. Поскольку ни у кого из членов Политбюро не было таких знаний по металлургии, как у Сталина, то прошло бы любое из предложенных им решений. Конечно, реальный Сталин никогда ничего не сделал бы во вред СССР, но я дал этот гипотетический пример для показа того, как с помощью знаний можно сделать из коллективного органа управления послушный инструмент, даже без пресловутых угроз «стереть в лагерную пыль».

— Вот уж действительно: «Знание — сила!» — Еще какая сила! Управление — это знания, вернее, умение применить знания. Государственное управление — это практически энциклопедические знания. Члены коллективного органа управления, не стремящиеся такими знаниями овладевать, всегда будут не управленцами, а марионетками в руках тех, кто такие знания имеет. Поэтому коллективного руководства не будет.

— Так что делать, чтобы коллективное управление было?

— Конечно, надо объяснять тем, кто стремится в политику, что они обязаны лично овладевать всеми подробностями вопросов, по которым они будут голосовать, что им нужно стать самыми знающими людьми в стране. Но сами понимаете, что от подобных объяснений толку ноль. Скажем, из нынешних депутатов вообще единицы поймут, о чем это вы говорите, но и они не почешутся — зачем? Что, им без этих знаний плохо? Аппараты Думы и президента какие-то там законопроекты пишут, а депутаты свои карточки для голосования бригадирам сдают, и бригадиры за всех скопом голосуют. Ну что еще нужно такому «государственному деятелю» для счастья?

Вот поэтому АВН и предлагает свой закон, главная цель которого — угрозой возможного тюремного наказания отпугнуть от государственных выборных должностей тупых уродов, а толковых людей, ставших депутатами, заставить вникать во все вопросы.

— Про АВН я уже все понял.

— Хорошо, подытожу. В коллективном управляющем органе, укомплектованном малокультурными людьми (в смысле — не умеющими пользоваться теми знаниями, которые требуются для личного решения всех государственных вопросов), диктатором автоматически становится самый авторитетный, а при равном исходном авторитете — самый знающий.

Вот теперь давайте вернемся к шантажу элиты СССР элитой Запада.

 

Куда девались «закрытые пакеты»?

— Сомневаюсь, чтобы все 110 членов ЦК КПСС, избранные на XIX съезде КПСС, ясно представляли, что они совершили преступление, ликвидировав после смерти Сталина и Берии решения этого съезда. Но и те, кто понимал это, рассчитывали, что в крайнем случае при разоблачении этих преступлений они прикинутся ничего не понимавшими дураками, «поверившими старейшему члену Политбюро Хрущеву». А вот сам Хрущев ответил бы по полной программе. И это понимание подсказывало членам ЦК, что Хрущев во имя собственного спасения вник во все подробности и лучше всех знал, что нужно делать, чтобы расплата не наступила. Таким образом, Хрущев стал авторитетом в вопросе спасения от общего наказания, ему верили остальные. Поэтому Западу не было необходимости шантажировать всех членов ЦК или даже Политбюро. Достаточно было шантажировать одного Хрущева, а он убедил остальное «коллективное руководство» СССР принимать решения, нужные Западу. Напомню, Хрущев тем более поддавался шантажу, что элита Запада его шантажировала еще и убийством Сталина.

— Не верится, чтобы Хрущев, стучавший ботинком по трибуне ООН, мог такое терпеть.

— Да, действительно, кому может понравиться пребывание под шантажом? Но что ему оставалось делать?

Разумеется, Хрущев не мог объявить всем членам ЦК, что он вынужден был исполнять требования Запада. Думаю, что даже самым доверенным приближенным, таким как Микоян, Хрущев не сообщал всего. Скорее всего, как-то в курсе дела были министры иностранных дел, через которых, похоже, и велись секретные переговоры. Да о чем-то могли быть информированы председатели КГБ, да и то не исключено, что им сообщалась всего лишь правдоподобная легенда. А те, кто догадывался о чем-то, предпочитали молчать, понимая, что чем меньше знаешь об этом, тем дольше живешь.

— Неужели Хрущев был таким всевластным диктатором?

— Хрущев, безусловно, был большим диктатором, нежели Сталин, но и Хрущев не был всемогущ. Пока партия состояла из еще сталинских кадров, Хрущев находился в состоянии Штирлица — ему нужно было легендировать любую уступку Западу так, чтобы в глазах даже партноменклатуры эта уступка выглядела как политика, а не как предательство. «Разоблачение культа личности Сталина» для непонимающих легендировалось «восстановлением ленинских принципов коллективного руководства», а для понимающих — необходимостью так подорвать авторитет Сталина, чтобы никому не пришло в голову задуматься о решениях сталинского XIX съезда. Уступка сионизму в вопросе холокоста легендировалась «несвоевременностью ссоры с международным еврейством». Однако нечем было легендировать сдачу американцам Кубы, и Кубе пришлось помогать. Запад понимал проблемы Хрущева и понимал, что этот решительный и храбрый человек может пойти и на сумасбродный поступок, если его загнать в угол.

Точно так же Брежнев мог легендировать пресечение сообщений о фальсификации высадки американцев на Луну тем, что, дескать, СССР обвинят в зависти. Мало этого, Брежнев мог вообще объяснять такую политику необходимостью шантажа самих США с целью покупки в Штатах 10 миллионов тонн зерна по низким ценам. Но Брежнев не мог запретить построить станцию слежения за «Аполлонами», не мог отказать военным послать разведывательные суда к американскому космодрому во Флориде на мысе Канаверал. И американцам самим приходилось решать вопросы обмана советских военных имитациями «полета «Аполлонов» к Луне» на старте и на трассе. Брежнев не мог предать Вьетнам, и американцы это понимали. Правда, самой элите Запада эта война была выгодна даже без победного итога — слишком хорошо на ней заработали и западные банки, и военно-промышленный комплекс.

То есть до момента, пока партноменклатура КПСС не сгнила в полной мере, генсеки КПСС и сами сопротивлялись шантажу и шли на уступки Западу только по возможности.

Не хочется излишне драматизировать, но ведь внезапная смерть Брежнева тоже вызвала вопросы, а смерти Андропова и Черненко, которые не пробыли на своем посту и полутора лет, можно, конечно, списать на волю Божью, но можно и не списывать.

— А как передавались эти знания о шантаже Запада от генсека к генсеку? — Да не передать их было невозможно. Представьте, что Брежнев после Хрущева начал бы игнорировать шантаж, не зная о нем. А Запад, в свою очередь, начал бы, пусть частично, разоблачать преступления партноменклатуры. Тут же вскрылась бы роль Хрущева в этом преступлении — и его достали бы соратники даже на пенсии. Разумеется, что после снятия с должности Хрущев мог лично проинформировать Брежнева. Однако человеческая память слаба, а количество дел, связанных с шантажом, должно было нарастать. И преемнику, чтобы не ошибиться, нужно было не просто знать эти дела в общих чертах, как я их в этой работе описал, а знать в подробностях. Кроме того, генсек мог внезапно умереть в должности, что и случилось с Брежневым.

— Понимаю вас — получается, что в ЦК должен был существовать довольно приличный архив дел, связанных с шантажом, и должен был быть предусмотрен механизм их передачи только от генсека к генсеку. — Вот именно! Интересно, что слух об этом впервые появился в связи с Катынским делом на процессе «по делу КПСС» в 1992 году. Именно тогда, вручая суду фальшивки по Катынскому делу, представлявший президента Ельцина в Конституционном Суде Сергей Шахрай заявил, что они находились в «закрытом пакете», который передавался от генсека к генсеку. Адвокат КПСС на этом процессе Ю. М. Слободкин тогда Шахрая высмеял — как умерший генсек мог передать этот пакет, если он не знал, кого изберут следующим генсеком после его похорон? Я до последнего времени разделял сарказм Слободкина, но, оказывается, мы с Юрием Максимовичем недооценили генсеков. Кстати, после этого фальсификаторы опомнились и стали утверждать, что и катынские документы были найдены просто в архиве и что они хранились в личном сейфе Горбачева — версий их находки достаточно, и все разные. То есть про то, что генсеки передавали друг другу некие пакеты, сегодня стараются забыть.

— Так, может, их и не было? — Были! 19 апреля 2010 года фракция КПРФ провела «круглый стол» в Госдуме на тему: «Катынская трагедия: правовые и политические аспекты». Там я получил информацию, которую не ожидал получить, причем совершенно не по теме Катыни. Дал эту информацию А. И. Лукьянов.

— Напомните, кто он такой и кем он был. — Хорошо, но сначала отвлекусь. Для карьеры в СССР нужно было иметь опыт руководства, и совершенно естественно смотрятся карьеры первого секретаря компартий нескольких союзных республик, а потом и Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнева, секретаря ЦК, председателя КГБ Ю. В. Андропова или секретаря обкома и секретаря ЦК Горбачева. ЦК КПСС возглавляли секретари ЦК, а у них в подчинении был аппарат, состоявший из 27 отделов ЦК. Заведующие этими отделами были руководителями второго плана. Среди отделов ЦК были даже на слух авторитетные, скажем, «Военный отдел», «Оборонный отдел» или «Международный отдел». И заведующие отделами ЦК тоже делали карьеру, но, что удивительно, помимо авторитетных отделов это были заведующие очень незаметного отдела — «Общего». Многолетний заведующий «Общим отделом» ЦК К. У. Черненко стал генсеком, а заведующий «Общим отделом» при Горбачеве А. И. Лукьянов стал последним Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Понятно, кто это?

— Теперь да.

— Так вот, на «круглом столе» в Думе весной 2010 года Лукьянов рассказал следующее. «Общий отдел» ЦК по своей сути являлся канцелярией ЦК. В этом отделе находился архив документов ЦК разной степени секретности, о существовании которого знали все члены и работники ЦК. Большинство этих документов теперь переданы в Архив Президента РФ. Но в кабинете заведующего «Общим отделом» стоял большой сейф. О его предназначении и о том, что надлежит делать с хранившимися в этом сейфе документами, полагалось знать только заведующему отделом и еще одному особо доверенному работнику архива. Лукьянов поведал, что в сейфе хранились пронумерованные закрытые пакеты желтого цвета. Количество их я не уточнил, поскольку Лукьянов, закончив свое выступление, куда-то быстро исчез. Однако из неофициальных источников известно, что там был «закрытый пакет» за № 34.

Когда умирал генсек и в должность вступал новый, то заведующий «Общим отделом» обязан был ознакомить нового генсека с содержимым этих «закрытых пакетов». Лукьянов о механизме этого ознакомления рассказал так. Он брал из сейфа очередной пакет, нес его Горбачеву и клал перед ним на стол, а сам отходил в другой конец кабинета и садился там на стул. Горбачев вскрывал пакет, читал находившиеся в нем документы, после чего вновь заклеивал пакет и расписывался на нем в том, что он ознакомился. После этого Лукьянов относил пакет в уже запечатанном виде в сейф и приносил новый. Таким образом, никто, кроме генсеков, не знал содержания этих пакетов. И никто, кроме них, заведующего «Общим отделом» и еще одного работника, не должен был знать, что эти пакеты вообще существуют. Еще Лукьянов сказал, что ни на одном из «закрытых пакетов» не было росписи Сталина, т. е. при Сталине этих пакетов вообще не существовало.

Итак, вы можете разделять мое мнение о том, что элита СССР находилась под шантажом элиты Запада, а можете и не разделять, но вряд ли вы не согласитесь с моим вопросом по поводу «закрытых пакетов». Прошло уже почти 20 лет после того, как сейф с «закрытыми пакетами» достался победившей в СССР «пятой колонне Запада». Почему же мы ничего не знаем не только о содержимом этих пакетов, но и вообще о существовании этого сейфа?

Не потому ли, что я прав и что в этом сейфе находились документы, подтверждающие шантаж элиты СССР элитой Запада именно в связи с убийством Сталина и с ликвидацией решений XIX съезда КПСС?!

— Это захватывающая, очень интересная и достаточно правдоподобная версия истории. Но почему это именно «глобальная тайна»? — Видите ли, Сталин открыл путь к коммунизму, а коммунизм — это реальная гибель капитализма. Той бессмысленной мерзости, которая сегодня властвует практически во всем мире. Капитализм скрывает путь к коммунизму, и скрывает все, что связано с перекрытием им этого пути. Для капиталистической системы это — общемировая глобальная тайна. Вскроется она, вскроются и остальные аферы XX–XXI веков, само существование которых дискредитирует как капитализм, так и ту систему власти, которую под видом демократии капитализм рассаживает во всем мире. Дискредитирует до такой степени, что капитализму не жить, даже если против него никто не будет бороться.

 

«Городской сумасшедший»

 

Двойники Ельцина

— Вы беретесь за расследования таких сложных тем и в таком большом количестве, что многие, так сказать, интеллектуалы от вас шарахаются, считая вас, так сказать, «городским сумасшедшим». Они не верят, что один человек способен квалифицированно изучить такой объем информации, поэтому считают вас неадекватным…

— Что они считают на самом деле — это еще вопрос. А вот то, что они такую мысль внушают своим читателям, — это факт.

Разовью вашу идею. Тут нужно понять вот что. Кто такой, скажем, типичный современный ученый, к примеру физик? Это не Исаак Ньютон, не Михайло Ломоносов, не Энрико Ферми, которые знали и понимали всю физику того времени от начала до конца. Это некий человек, который с детства не хотел и боялся работать на заводе рабочим, поэтому поступил в институт, где что-то заучил из физики, чтобы после экзаменов все забыть. Чтобы не выезжать из Москвы или другого университетского центра на работу на периферию, он устроился в аспирантуру и начал изучать погружение в землю телеграфных столбов. Написал кандидатскую диссертацию на эту интересную тему, потом докторскую, потом монографию, насобирал денег на взятки ключевым академикам, стал академиком РАН. Он действительно все знает про то, как столбы погружаются с годами в землю. Но как физик он в десятки раз хуже простого выпускника школы. (Я реально и видел, и описывал таких профессоров физики.) У него много апломба и уверенность, что раз он в своей жизни ничего не открыл, то и никто другой не сможет ничего открыть. За исключением неких гениев, которые редки и которые могут сделать открытие в какой-то одной узкой области. А тут прихожу я и начинаю делать выводы по всем областям знаний! Люди вполне искренне могут считать меня сумасшедшим, хотя я делаю выводы на основе общедоступных даже школьнику знаний, но они даже эти знания никогда не понимали, а теперь и не помнят. Ну и совсем уже плохо обстоит дело в среде «творческой интеллигенции», у которой апломба море и ноль знаний. Вернее, ноль умения пользоваться знаниями.

— Давайте я задам вам для начала два вопроса: во-первых, вы действительно все пишете сами, вы не «коллективный Мухин», как о вас тоже зачастую говорят? — Понимаете, расследовать тему, прийти к выводу, который до тебя никто не сделал, — это огромное удовольствие. Удовольствие не в том, что тебя считают автором открытия, — это чепуха, это не более чем приятно, а в том, чтобы самому открыть. Интеллектуально импотентные люди никогда этого удовольствия не получали, поэтому просто не понимают, о чем я говорю. Отдать получение этого удовольствия кому-то другому? Это немыслимо! Считайте меня жадным.

— Не думали ли вы, что если не трогать некоторых тем, скажем, темы о двойниках Ельцина, то ваш авторитет как политика, как философа был бы более высок?

— Разумеется, думал. Но тут два момента. С одной стороны, я еще и публицист, пишущий для своих читателей. Если я вижу что-то значимое для них, но скрываю, то я подлец, и даже больший подлец, чем остальные публицисты, поскольку они дураки, они боятся писать на мои темы, так как не могут понять их сути. Но я-то понимаю!

Во-вторых, дело ведь не в моем авторитете — черт с ним! Дело в идеях, которые я несу. Если вы способны донести до людей идею их бессмертия в том виде, как я ее увидел, и идею ответственности избранной государственной власти — да черт со мной! Не упоминайте меня! Вся эта слава — это довольно обременительная мишура, которой чем меньше, тем лучше.

— Хорошо. Давайте начнем разговор о запретных в России темах, о которых пишете практически только вы, с самой невероятной — с двойников Ельцина. — Говорить тут особо не о чем. Нужно просто прочесть соответствующую мою книжку. Которая, по сути, является сборником иллюстрированных статей, которые я напечатал в газете «Дуэль» в 1998–1999 годах. В этих статьях я показал, что те лица, которые изображают Ельцина на экранах, на различных международных встречах, это не Ельцин — это просто похожие на него люди. Отсюда следовало, что Президент России либо умер своей смертью, либо был убит, а власть в России захвачена неизвестными лицами.

— Вообще-то это очень круто! — Это еще что! А вот то, что сотни тысяч интеллектуалов пялились на портреты настоящего Ельцина и его двойников и не могли понять, один это был человек или несколько — это не круто? Это какие мозги надо иметь? Они что, в жизни не способны отличить одного человека от другого?

— Тем не менее можно понять прессу, замолчавшую такую сенсацию.

— Прессу можно понять только в случае, если бы она замолчала только мои статьи. Но ведь дело обстояло не так.

Статья 38 «Закона о СМИ» установила обязанности прессы и государственных органов обеспечить следующие права граждан России:

«Граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц.

Государственные органы и организации, общественные объединения, их должностные лица предоставляют сведения о своей деятельности средствам массовой информации по запросам редакций, а также путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов и в иных формах».

Госдума — это госорган, да еще и какой! Пресса просто обязана освещать все, что в Думе происходит. И обычные люди так и считают: они думают, раз пресса освещает любую хулиганскую выходку Жириновского, то уж о важных событиях она народу сообщит!

В 1998 году тогдашний депутат Госдумы Александр Салий инициировал вопрос о проверке сообщений о смерти Ельцина. Многие ли знают, что этот депутат внес на обсуждение и голосование Думы следующее предложение:

«Вносится депутатом Государственной Думы

САЛИЙ А.И.

Проект

8 июня 1998 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Об образовании Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по проверке сведений, содержащихся в выпусках газет «Завтра» № 21 за 1998 год и «Дуэль» № 22 за 1997 г. относительно исполнения полномочий Президента Российской Федерации Ельциным Борисом Николаевичем.

В газетах «Завтра» № 21 за 1998 год и «Дуэль» № 22 за 1997 год были опубликованы соответственно статьи «Двойники» и «Жив ли Ельцин?», речь в которых идет о невозможности участия Бориса Николаевича Ельцина на заключительном этапе кампании 1996 г. по выборам Президента Российской Федерации по состоянию здоровья, возможной состоявшейся далее кончине Ельцина Бориса Николаевича, проведении инаугурации в 1996 году и дальнейшем исполнении обязанностей Президента Российской Федерации неизвестным лицом, внешне схожим с бывшим Президентом Российской Федерации, то есть его физическим «двойником».

Авторами приведены избранные фотографии из исследованных полутора тысяч снимков, опубликованных десятью центральными периодическими изданиями СМИ за последние 3 года и в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» бывшего руководителя службы безопасности Президента Российской Федерации Коржакова Александра Васильевича.

Учитывая значимость должности Президента Российской Федерации, главы государства, гаранта Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина, курса реформ, проводимых Ельциным Борисом Николаевичем в нашей стране в последние годы, и с учетом статьи 92 (часть 2) Конституции Российской Федерации Государственная Дума Российского Федерального Собрания Российской Федерации постановляет:

1. Образовать Комиссию Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по проверке сведений, содержащихся в выпусках газет «Завтра» № 21 за 1998 год и «Дуэль» № 21 за 1997 год относительно исполнения полномочий Президента Российской Федерации Ельциным Борисом Николаевичем.

2. Председателем данной Комиссии избрать Илюхина Виктора Ивановича.

3. Членами Комиссии избрать депутатов: Салий А. И., Рохлина Л. Я., Мокашова А. М.

4. Должностным лицам всех органов государственной власти, органов местного самоуправления оказывать всяческую помощь членам Комиссии и предоставлять им любые документы по первому их требованию.

5. Настоящее Постановление опубликовать в «Российской газете».

6. Настоящее Постановление вступает в силу со дня его принятия.

Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».

На заседании Госдумы за то, чтобы включить в повестку дня образование такой комиссии, проголосовало 168 человек, а надо было больше половины, т. е. как минимум 226 человек. Постановление не прошло, но за него проголосовало более трети избранных народом депутатов. Какое право имела пресса промолчать об этом? И какой сволочью надо быть «свободолюбивому журналисту», чтобы знать об этом решении Госдумы и не сообщить о нем гражданам России? Меня могут считать городским сумасшедшим, но вы-то, свободолюбивые умники, — вы ведь откровенные подонки, укрывшие и укрывающие от народа важнейшие для него сведения!

Вот и станьте на мое место — что я должен был делать: замолчать смерть Ельцина, чтобы быть таким же умным подонком, как и остальные журналисты и «элита»? Или плюнуть на то, что они обо мне будут думать и что будут говорить, и сообщить об этом своим читателям?

Понимаете, сегодня средства массовой информации и некоторые так называемые «ученые» делают из граждан России дураков, неспособных принимать правильные жизненные и политические решения. И я должен к ним присоединиться?

— Возможно, вам лично нужно было обратиться к правоохранительным органам? — Обращался, еще и как обращался — тогдашнего Генерального прокурора Скуратова матом крыл прямо в газете и требовал возбудить против себя уголовное дело за оскорбление.

— За что?

— Упомянутый мною депутат А. И. Салий отправил запрос на имя Генерального прокурора России о проведении расследования по фактам, сообщенным газетами «Дуэль» и «Завтра», т. е. о смерти Ельцина. В ответ Генпрокуратура дала ему отписку, типа: «Вопросы, поставленные в Вашем запросе, не входят в компетенцию органов прокуратуры».

Напоминаю, что это против Президента России нельзя возбудить уголовное дело, но против любых его двойников — можно. Их не избирали, президентский иммунитет на них не распространяется, поэтому Генпрокурор России сразу же после первой моей публикации на эту тему обязан был провести такое расследование, установить истину и принять меры: либо выдать ордера на арест лиц, захвативших власть в России, либо пресечь мои публикации как оскорбляющие честь и достоинство Президента России.

— Ну вы-то редактировали тогда газету с небольшим тиражом, да еще и тщательно замалчиваемую, не было смысла трогать вас…

— Ага, а как же!

Когда за пособничество в этом преступлении — в замене умершего президента двойниками я умышленно оскорбил депутатов Госдумы, фактически призвал их убивать, а Генерального прокурора оскорбил даже матерно прямо на страницах «Дуэли», то добился обратного эффекта. Сначала многие читатели стали ждать, когда же меня наконец арестуют. Но меня ко всеобщему удивлению не арестовали, а в Генпрокуратуре со злобой бросали трубки, когда читатели туда наивно звонили, спрашивая, почему же Мухина не арестовывают. И, озадачившись таким положением дел, «патриотически настроенные» идиоты решили, что так и должно быть в «демократических» странах. Дескать, у нас теперь свобода слова и прокуроры могут не обращать внимания на какие-то там мелкие газеты. Решили, что это, так сказать, издержки ранее неведомой им демократии.

— А как действительно бывает в других странах в подобных случаях?

Я как раз об этом. Вот Украина — такая же демократическая страна, как и Россия, если не хуже. Есть у нее и социалистическая партия с лидером по фамилии Мороз, который ранее был спикером парламента Украины (что-то вроде нашего уже забытого Рыбкина). Полез этот Мороз в президенты Украины, и его доверенные лица решили, что раз с «Дуэлью», которая писала о смерти Ельцина, ничего не произошло, то и им ничего не будет, если они будут писать о смерти Кучмы в качестве «хорошего хода» в предвыборной кампании. Что получилось в результате, сообщило агентство новостей «ИМА-Пресс»:

«В Донецке начался суд над адвокатом Сергеем Саловым, которого обвиняют в умышленном препятствовании осуществлению гражданами Украины своих избирательных прав.

Он был арестован 31 октября 1999 года — в день первого тура президентских выборов. Причиной задержания послужило обнаружение у него фальшивых экземпляров спецвыпуска газеты «Голос Украины», в которых сообщалось, что президент Леонид Кучма якобы умер 24 октября, а «власть в стране захватило его криминальное окружение, используя при этом двойника главы государства для обмана населения на выборах». Следствие не установило ни места изготовления фальшивок, ни их авторов и заказчиков. Салов считает себя невиновным и утверждает, что с ним хотят расправиться за то, что он был доверенным лицом другого кандидата в президенты — г-на Мороза».

Как видите, этот Салов, по сути, и вякнуть не успел о том, что Кучма умер, а ребята с наручниками уже были тут как тут. Вот вам и демократическая страна с ее обычаями не замечать то, что пишут маленькие газеты! Заметьте, о том, что Кучма вор, украинские газеты писали не стесняясь. За это — ничего. Но как только действительно сбрехали, что президент умер, так сразу в суд.

Вот и ответьте себе еще раз на вопрос: почему же меня не трогали? И найдите какой-нибудь другой ответ, кроме того, что Ельцин действительно сдох в 1996 году.

 

Техника американской лунной аферы

— Давайте в качестве примера одурачивания рассмотрим аферу с якобы состоявшейся высадкой американцев на Луну, разобранную вами в книге на эту тему.

— Предыстория самой этой лунной аферы такова.

К началу 1950-х годов Советский Союз под руководством Сталина вышел в мировые экономические и идейные лидеры. Советский Союз стал образцом государственных строя и власти, примером для подражания большинству государств мира. Судите сами.

Я уже упомянул выше, что Великая Отечественная война унесла треть тех богатств, что накопили все наши предки, начиная от Рюрика. И тем не менее СССР отменил карточки на продукты в 1947 году — через два года после войны, Франция — в 1949-м, Англия — в начале 1950-х. Причем даже по карточкам в этих странах продукты стоили так дорого, что их невозможно было купить.

А в СССР через 5 лет после отмены карточек хлеб, мясо, сливочное масло уже стоили в 2,5 раза дешевле, чем до отмены карточек, сахар — в два раза дешевле. И за эти же пять лет в США цены на хлеб выросли на треть, в Англии — в два раза, во Франции — более чем вдвое, а цены на мясо в США увеличились на четверть, в Англии — на треть, во Франции — вдвое. По темпам экономического роста сталинский СССР никто и никогда не опережал, и это предопределило движение СССР вперед по инерции еще пару десятилетий даже после убийства Сталина.

У Запада оставался пропагандистский довод, что свободное предпринимательство обеспечивает Западу больший прогресс в области науки и техники, нежели плановое хозяйство СССР. Но в чем? У вас в США у каждого гражданина есть хотя бы подержанный, но автомобиль? Замечательно! А в СССР каждый гражданин прекрасно доедет куда угодно на общественном транспорте. Вы считаете, что современная война — это война самолетов? Вот советские самолеты. Вы запугиваете весь мир атомной бомбой? Вот советская атомная бомба. Вы мечтаете создать водородную бомбу? А в СССР ее уже создали. В 1952 году не только в столичных городах СССР, но и в областных центрах уже вещало телевидение, а в европейских странах, скажем, в Италии, о нем еще и не мечтали.

Если в корейской войне США поддерживали многие капиталистические страны, послав в Корею свое пушечное мясо, то во вьетнамской войне США сражались практически в одиночку и в итоге проиграли войну.

И Западу ничто не помогало. После Второй мировой войны американцы вывезли из оккупированной ими части Германии немецких конструкторов ракет во главе с Вернером фон Брауном, надеясь с помощью немецкого ума достичь побед в космосе. А СССР и без немецких конструкторов первым послал человека в космос, первым достиг Луны, первым сфотографировал ее обратную сторону. Получалось, что и в этом чрезвычайно важном с точки зрения престижа вопросе Запад на глазах всего мира плелся позади СССР.

Дело дошло до того, что в 1960-е годы в Генеральной Ассамблее ООН проходили любые резолюции, предложенные Советским Союзом. Подавляющая часть стран голосовала за них только потому, что их выдвигал мировой лидер — СССР.

Вот поэтому США и всему Западу было крайне необходимо чем-то восстановить свой престиж и отобрать мировое лидерство у СССР.

— И американцы рискнули на аферу?

— Надо думать, что вначале американцы искренне полагали, что если они дадут фон Брауну и американским инженерам много денег, то те в самом деле смогут послать на Луну человека. Дали много денег, и фон Брауну удалось сконструировать двигатели тягой в 75 тонн. Ими он оснастил ракету «Сатурн-1», способную на этих двигателях, пусть и после СССР, но все же вывести на околоземную орбиту груз в 15 тонн. Воодушевленный президент Кеннеди в 1961 году объявил миру о том, что американцы собираются высадиться на Луну в течение 10 лет. Для американской национальной авиакосмической ассоциации НАСА выделялись огромные деньги налогоплательщиков США — 5–6 миллиардов долларов год. Численность работников НАСА выросла до 300 тысяч человек. И фон Браун как будто сконструировал жидкостный реактивный двигатель «F-1», который должен был развивать тягу в 600 тонн. Пять таких двигателей должны были поднять ракету «Сатурн-5» массой в 3000 тонн и с ее помощью вывести на околоземную орбиту груз в 120 тонн. Однако двигатели фон Брауна «F-1» оказались настолько конструктивно неудачными, что сразу стало ясно, что их доработка ничего не даст. Сами понимаете, что из-за отсутствия двигателей конструировать и создавать что-либо еще для полетов на Луну просто не имело смысла.

И где-то в 1966 году американцы решились на авантюру — на Луну на самом деле не лететь, а просто подделать материалы полетов и создать в общественном мнении иллюзию, что полеты были. То есть провернуть грандиозную аферу ради победы в холодной войне. Денег и сил для этой аферы надо было меньше. Соответственно уже за два года до предполагаемой высадки на Луну, когда с технической точки зрения для нее еще ничего не было готово, бюджет НАСА начал сокращаться — с почти 6 миллиардов долларов в 1966 году до 3 миллиардов в 1969 году. Часть заводов, которые должны были строить космические корабли и производить оборудование для полета людей на Луну, были к 1969 году либо закрыты, либо перешли на выпуск военной техники. Персонал НАСА к 1969 году был сокращен с 300 тысяч до 218 тысяч человек.

Началась не реализация планов полета человека на Луну, а реализация лунной аферы.

— Но это же невозможно!

— Невозможна была высадка на Луну, а для реализации аферы американские мошенники должны были решить всего лишь следующие вопросы.

Во-первых, самый главный и, казалось бы, изначально нерешаемый вопрос, без которого аферу невозможно было провести: требовалось заручиться поддержкой правящей элиты СССР в проведении имитации полетов к Луне и высадки на ней. Нужно было, чтобы правящая элита СССР скрыла факт этой аферы и от советского народа, и от специалистов советской космонавтики. Выше мы это уже обсуждали, — это единственное, что у американцев получилось на 100 процентов.

Во-вторых, необходимо было решить ряд технических вопросов фальсификации. У американцев была ракета «Сатурн-1», способная вывести на околоземную орбиту полезный груз в 15 тонн, а оттуда послать к Луне автоматическую станцию. С большим запозданием по сравнению с СССР, но американцы все же сумели опускать на Луну аппараты массой в несколько сот килограммов и примерно такие же аппараты возвращать с лунной орбиты на Землю.

Итак, имея в своем распоряжении только эти достижения, американским мошенникам необходимо было:

— на глазах у зевак выполнить старт и полет до пределов видимости как бы ракеты «Сатурн-5», которую американцы, из-за неимения двигателей, создать так и не смогли;

— сымитировать сеансы связи астронавтов на траектории полета к Луне, на Луне и на обратном пути;

— сфальсифицировать грунт, якобы доставленный с Луны;

— сфальсифицировать видео— и фотоматериалы, якобы снятые на Луне.

На сегодня совокупность имеющихся фактов позволяет данные этапы этой аферы реконструировать следующим образом. Замечу, что нет ни возможности, ни необходимости вскрывать абсолютно все детали выполнения этой аферы, точно так же как эксперту, определяющему подлинность денежной банкноты, нет необходимости выявить все детали технологического процесса ее печати, чтобы доказать подделку.

1. Американцы попытались «слепить из того, что было» не получившуюся у них ракету «Сатурн-5». А был у них недоведенный двигатель «F-1», который вместо заявленной тяги 600 тонн обеспечивал намного меньшую. Соответственно ни о каком выводе на орбиту груза 120 тонн даже пятью двигателями не было и речи. Американцам оставалось максимальным образом облегчить ракету. И сделать так, чтобы хотя бы первый участок ее разгона выглядел похожим на настоящий. А затем, когда ракета улетит подальше от зевак, просто утопить то, что от нее останется, в океане.

Разумеется, на ракете не было ни астронавтов, ни какого-либо полезного груза, поскольку даже это пустое сооружение было слишком тяжелым, чтобы вывести его хотя бы на околоземную орбиту. Задачей ракеты «Сатурн-5» было скрыться с глаз восторженных зрителей на мысе Канаверал. Даже после отделения ее первой ступени скорость «Сатурна-5» была в 2,5 раза ниже, чем требуется для вывода ракеты на околоземную орбиту. Второй ступени для разгона до первой космической скорости на этой ракете вообще не было. Задачей же ее третьей (фактически — второй) ступени было унести муляж лунного корабля «Аполлон» как можно дальше в Атлантический океан.

— То есть они запускали пустую ракету?

— Да. Интересно, что в 1970 году после падения в Бискайском заливе муляжа «Аполлона-13», по сути, пустого тонкостенного бака в форме спускаемой кабины «Аполлона», советский разведывательный корабль, следивший там и тогда за американской военной флотилией, опередил американцев, выловил муляж и доставил его в Мурманск. А в Мурманске советское правительство этот муляж «Аполлона» тайно вернуло американцам. Все это советской стороной хранилось в секрете и хранится в секрете российской стороной до сих пор. Разумеется, молчит об этом и НАСА. Но советская сторона тогда подстраховалась и дала венгерским журналистам зафиксировать факт передачи американцам их муляжа. А венгры в 1981 году обнародовали этот факт вместе с фотографиями.

Итак, за три часа до старта астронавты торжественно сели в лифт, который поднял их якобы для посадки в «Аполлон». На самом деле их спрятали, затем перевезли в укромное место, из которого они говорили с сотрудниками американского центра управления космическими полетами.

Подробнее об этом. Между прочим, в США был снят фильм «Козерог-1», и продюсер фильма Пол Лазарус является скептиком. То есть он понимает, что американцы на Луну не высаживались. Однако он ошибся, считая, что переговоры астронавтов с ЦУПом велись со студии на Земле. На самом деле это не так, вернее, не совсем так. На данном этапе американцы не пожалели денег.

2. Незадолго до объявленного полета астронавтов на Луну американцы ракетой «Сатурн-1» вывели на околоземную орбиту, а затем к Луне автоматический аппарат типа «Сервейер» и посадили этот аппарат на Луне у места запланированной высадки астронавтов. С этого аппарата на поверхность Луны был установлен лазерный отражатель — такой же, как и уже установленные там советские. А накануне старта очередного «Аполлона» американцы запускали на околоземную орбиту еще одну автоматическую станцию — с задачей долететь до Луны, вращаться вокруг нее, пока не закончится шоу очередного пребывания американцев на Луне, и возвратиться на Землю. Поскольку американцы до половины своих запусков космических аппаратов производили тайно, т. е. вообще о них не сообщали, то выполнить подобные запуски им было несложно. Целью полетов этих аппаратов была ретрансляция радио— и телепередач с Земли через Луну снова на Землю.

 

Участие в американской афере «наших»

— К Луне летели не астронавты, а только радиосигнал?

— Причем не исключено, что о том, как провести эту аферу, американцам нечаянно подсказали советские ученые и инженеры. 2 марта 1968 года СССР запустил на высокую орбиту, почти доставшую Луну, беспилотный корабль «Зонд-4». В Евпаторийском центре управления полетом находились советские космонавты Павел Попович и Виталий Севастьянов, которые в течение шести суток вели переговоры с ЦУПом через ретранслятор «Зонда-4», имитируя полет к Луне и обратно. Подслушав их, специалисты НАСА решили, что советские космонавты летят к Луне. То есть эта схема мошенничества такова, что ею легко ввести в заблуждение даже специалистов.

Таким образом, астронавтов, когда требовалось провести видеосеанс связи с ЦУПом, сажали в большегрузный самолет, салон которого имитировал внутренности «Аполлона», и из этого салона астронавты вели сеансы видеосвязи с ЦУПом через аппарат на околоземной орбите. Когда нужно было имитировать невесомость, самолет входил в пике, иллюзия была полная. Затем аппарат с околоземной орбиты уходил к Луне, и из того же самолета астронавты имитировали полет к Луне. А после окончания мошенничества с высадкой на Луну этот же автомат возвращался на Землю. А астронавты все из того же самолета имитировали свое пребывание в космическом аппарате во время своего как бы «возвращения на Землю».

В отличие от художественного фильма «Козерог-1», где актеры-«астронавты» непосредственно в режиме онлайн играют свое пребывание на Марсе, высадка на Луну снималась заранее, а затем транслировалась через антенны беспилотного аппарата, заранее посаженного на Луну. Если бы космонавты играли высадку на Луну в режиме онлайн, то не исключались накладки, а их не было ни в одном из семи полетов. В ходе аферы астронавты с Земли через антенну на Луне переговаривались с ЦУПом, просто озвучивая очередной видеоролик.

Затем астронавты как бы «возвращались на Землю», для чего кабину с ними самолет сбрасывал в океан. Ее тут же подбирали спасатели на двух вертолетах, а затем из-за горизонта подходил авианосец с телекамерами, и весь мир облегченно вздыхал, видя, что эти симпатичные американские парни опять вернулись из опасного путешествия целыми и невредимыми.

При такой постановке аферы не только весь мир, но и практически все две сотни тысяч работников НАСА, задействованных в лунной программе, были искренне уверены, что они действительно высаживали людей на Луне. А суть происходившего знали несколько сотен особо доверенных и проверенных лиц, включая, разумеется, главных героев — астронавтов.

— А как же лунный грунт?

— Имея договоренность с СССР, очень легко было сфальсифицировать и лунный грунт, якобы доставленный в ходе этих полетов с Луны в количестве аж 380 килограммов. Ведь подавляющая масса людей не отличает образцы лунных пород от образцов земных пород ни по внешнему виду, ни по их физико-химическим свойствам.

Однако и в этом вопросе американцы допустили массу ошибок, правда, понятных только специалистам. Поскольку советские автоматические станции все же доставили с Луны образцы настоящего лунного грунта, то специалистам было с чем сравнивать американские образцы. И выяснилось, что в американских подделках и треки от альфа-частиц короче, и содержание ртути не то. Французские ученые, к примеру, выяснили, что если степень поляризации отраженного света от советских образцов действительно соответствует лунной поверхности, то в американском образце она совершенно иная. Японцы с удивлением выяснили, что соотношение изотопов азота в американских лунных образцах не лунное, а земное. Голландцы попробовали исследовать, что же американцы подарили их королеве под видом лунного грунта, и выяснили, что это кусок окаменевшей деревяшки. Короче, чтобы прекратить подобные разоблачения, американцы приняли закон, по которому частное владение американским лунным грунтом является уголовным преступлением, а потом вообще попробовали объявить, что триста килограммов их лунного грунта исчезли из хранилища вместе с сейфом в неизвестном направлении. В итоге во многих музеях под бронированным стеклом до сих пор хранятся камни, так сказать, доставленные американцами с Луны. Все имеют право смотреть и восхищаться этим американским достижением, но изучать эти камни нельзя!

— Зачем тогда их привозили?

— Это вопрос к НАСА. Но вот с фото— и видеоматериалами, якобы отснятыми на Луне, у американцев получилась, как говорят музыканты, полная лажа. Хотя американцы и доверили съемки известному кинорежиссеру Стенли Кубрику, но возникла обычная проблема. Высокое начальство с большими окладами для осуществления этой аферы было, а вот настоящего руководителя, который бы держал в голове все аспекты лунной аферы, не было. В результате каждый аферист хотел как лучше, соответственно, получалось, как у Черномырдина. А Кубрик вообще наснимал такой чепухи, что ее сразу же приходилось либо прятать, либо переснимать. А то, что уже невозможно было прятать или переснять, приходится объяснять доводами исключительно с позиций идиотизма. Причем такого идиотизма, что этот идиотизм не только специалистам, но и любому любознательному школьнику очевиден.

Вот, скажем, самый популярный в то время в Америке журнал «Лайф» с первыми фото как бы с Луны. На развороте — парадное фото астронавта Олдрина, которого снимает отражающийся в шлеме Олдрина астронавт Армстронг. По легенде, фотоаппараты были жестко закреплены у астронавтов на груди на высоте менее полутора метров. Астронавты не могли смотреть в видоискатель и якобы наводили объективы на объект съемки, поворачиваясь и изгибаясь всем телом. Поэтому как только это фото увидели американцы из числа любознательных, то одни специалисты сразу же сказали, что такой высокохудожественный снимок при помощи так закрепленного аппарата снять нельзя. Другие фотографы обратили внимание, что астронавт Олдрин сфотографирован не стоящим напротив него Армстронгом, а кем-то иным, кого на реальной Луне не могло быть, поскольку снят Олдрин был с высоты около трех метров. Ну а любознательные школьники могли сразу же заметить, что солнце освещало всю местность одинаково, а Олдрин стоял в пятне яркого света, как будто он был освещен ночью фарами автомобиля, а вся остальная местность темная, горизонт практически сливался с небом. Лажа, мистер Кубрик!

А вот парадный снимок с последнего как бы полета американцев на Луну — астронавт Смит у американского флага. Красотища-то какая! Правда, чтобы снять такой снимок, астронавт Сернан должен был лежать на Луне на спине, на ранце жизнеобеспечения, что, разумеется, на настоящей Луне никто бы себе не позволил. Ну да ладно. Но вот только как понять, что флаг и астронавт освещены Солнцем слева, а Земля освещена Солнцем сверху? Солнце-то у нас одно, а не два. И потом, как это получилось на одной фотографии, что астронавт был снят на черно-белую пленку, а флаг на цветную? А ну-ка, уменьшим контрастность и посмотрим. Ба, так это же смонтированы две разные фотографии! Лажа, мистер Кубрик, лажа! И вот так со всеми фотографиями и пленками, якобы снятыми американцами на Луне.

Что тут сказать. Фотографии действительно красивые, и немудрено, что наша, так сказать, интеллектуальная элита, которую нам постоянно показывают на экранах телевизоров, захлебывается соплями от восторга при виде эдаких американских достижений. Но как быть человеку, который в школе получил не только аттестат зрелости, но и знания по геометрии, физике, химии? Ему-то как быть? Тоже восхищаться достижениями государства, которое на протяжении всей своей истории только лжет, лжет и лжет?

— Теперь понятно, почему начиная с первого как бы полета американцев на Луну в самой Америке нашлось множество людей, которые начали требовать ответов от НАСА и правительства США о причинах замены реальных полетов на Луну низкопробными виртуальными изделиями американской киноиндустрии.

— Люди, способные думать, возмущаются этой аферой, исходя из своего жизненного опыта. Скажем, одних убеждает, что американцев на Луне не было, наглый отказ НАСА и американского правительства объяснять тысячи несуразиц этой аферы, упорное сорокалетнее молчание НАСА, а также ее встречное требование к скептикам доказать, что американцев на Луне не было. Нет, мистеры! Если некий рахит хвастается, что он поднимал штангу весом в тонну, то это не мы обязаны доказать, что он ее не поднимет, это он обязан доказать, что поднимал!

Меня, к примеру, в мошенничестве американцев убеждает такой момент, надеюсь, что он многим будет понятен.

Если конструкторы создали работоспособное изделие, то оно будет долго находиться в производстве, все время совершенствуясь. Такой вот пример. Еще перед Великой Отечественной войной в СССР был разработан очень удачный дизельный двигатель. Его, тогда мощностью в 400 лошадиных сил, назвали «В-2» и поставили на танк БТ-7. Последующие образцы этого двигателя, уже доработанного, поставили на танки Т-34, КВ и ИС. В ходе войны его усовершенствовали, и он уже тогда имел мощность в 500 лошадиных сил. Затем этот же двигатель «В-2», но уже мощностью в 600 лошадиных сил, стоял на всех советских послевоенных танках. И сегодня, имея маркировку «В-92», он стоит на основном танке России Т-72 и его более современных модификациях. Теперь его мощность составляет 1000 лошадиных сил. То есть если двигатель есть, то он есть, а мощность его все время будет расти.

Американцы всему миру лгут, что 40 лет назад создали жидкостный реактивный двигатель «F-1» тягой 600 тонн. Если это правда, то сегодня на американских ракетах должны стоять жидкостные реактивные двигатели — модификации того двигателя «F-1» с тягой минимум в 1000 тонн. А на самом деле на каких двигателях летают американские ракеты сегодня? Их корабль серии «Шаттл» имеет три двигателя, работающих на водороде, каждый из которых имеет тягу всего 180 тонн. Но неужели у них и сегодня нет более мощных двигателей? Есть. На ракетах «Атлас» стоят двигатели «РД-180», работающие на дешевом и безопасном керосине, эти двигатели имеют тягу 390 тонн. Но двигатель «РД-180» является всего лишь модифицированной половиной четырехкамерного двигателя «РД-170» тягой 740 тонн, созданного в Советском Союзе еще в 1981 году. Таким образом, на сегодня в США самым мощным двигателем для ракет является советский двигатель «РД-180» тягой 390 тонн, который Россия продает Америке. А у самой Америки не то что двигателя в 1000 тонн, но и в 200 тонн до сих пор нет. И я должен верить, что американцы еще 40 лет назад, создав двигатель тягой в 600 тонн, выиграли космическую гонку у СССР и летали на Луну? А как после этого себя уважать?

— И как после этого уважать тех, кто нагло лжет гражданам России, пытаясь скрыть эту аферу их американского хозяина? — Вот именно! Люди как-то привыкли доверять специалистам. И когда речь заходит о космосе и об афере американцев с высадкой на Луну, то все ожидают правды от наших работников космической отрасли, в первую очередь от космонавтов. И надо сказать, что тех из них, кто мог бы сказать правду (если такие среди наших космонавтов есть), на экраны телевизора не выпускают. Зато постоянную прописку в телевизоре получил бывший космонавт Алексей Леонов и его братья по уму, совести и чести, грудью вставшие на защиту американской аферы. Леонов — главный, так сказать, специалист, который практически в каждой передаче о Луне убеждает граждан России, что американцы на Луне были. Что тогда, на рубеже 1970-х годов советские станции слежения следили за полетами американцев к Луне и что он лично видел, как они спускались на Луну. Казалось бы, Леонов говорит правду. Ведь полет американцев к Луне был рекордом, а рекорд обязан подтвердить независимый судья. И, что главное, Советский Союз всегда так и поступал, к примеру, сообщил англичанам точные координаты траектории полета советского лунника вокруг Земли и к Луне.

— Зачем? — Затем, что остронаправленной антенной иначе невозможно проследить за космическим кораблем.

— А американцы сообщали координаты полета «Аполлонов»?

— Нет! Мало того, когда советские разведывательные суда подошли к мысу Канаверал, чтобы из нейтральных вод попробовать самим засечь параметры траектории «Аполлон-11», навстречу им вышла эскадра из 15 американских боевых кораблей, расчехлила орудия и включила станции радиоэлектронного глушения. 15 минут наши радиометристы пытались что-то замерить, потом отключили оборудование, и наши суда ушли из этого района. То есть американцы сделали все, чтобы никто в мире не мог проследить, куда девались их «аполлоны» после старта.

А единственная советская станция, которая могла проследить за «аполлонами», находилась под Симферополем в Крыму. И следила за «аполлонами» только тогда, когда они как бы были уже на Луне, то есть, по сути, принимала через ретранслятор на Луне трансляцию из Голливуда передач американского «лунного подвига». Да и то принимала только радиотелефонные переговоры.

— Так что же видел Леонов? — А он смотрел то, что смотрел по телевизору весь мир, кроме граждан СССР и Китая, — телепередачу из Голливуда о «как бы высадке американцев на Луну», которую в СССР разрешили посмотреть только избранным, в число которых Леонов и попал.

— И зачем Леонов это делает?

— Пожму плечами. Да, можно сказать, что его приняли в космонавты из-за крепкого здоровья, а он неправильно решил, что из-за его большого ума. Может, и так. А может, из-за тех 100 тысяч долларов, которые валялись у него дома на мелкие расходы и которые недавно украли?

Однако должен сказать, что положение с этой аферой, пожалуй, наиболее вменяемое, поскольку и в самих США процент населения, понимающего, что это были не полеты на Луну, а афера, все время повышается, достигая 20–25 процентов.

— А каково положение с нападением на США 11 сентября 2001 года? — Давайте об этом.

 

11 сентября 2001 года: преступление против своего народа

— Общественное мнение по этому вопросу уже сейчас поляризовано. Скажем, 23 процента немцев, 15 процентов русских, украинцев, итальянцев считают организатором террористических атак на США само американское правительство. Еще примерно четверть населения этих стран не имеет по этому поводу мнения, то есть байки про бен Ладена их уже не устраивают.

В Соединенных Штатах Америки действует ассоциация «Ассоциация ученых, выступающих за правдивые факты об 11 сентября», включающая преподавателей университетов, личностей из научного и военного мира. Эта ассоциация убеждена, что Всемирный торговый центр мог быть разрушен только с помощью контролируемого уничтожения здания. Предпринятые ими расследования убедили их в том, что правительство США не только было в курсе этих терактов, но и само их спланировало. Ныне они пытаются проинформировать свой народ, организуя конференции и распространяя статьи.

Ассоциацию поддерживает Андреас фон Бюлов, бывший министр научных исследований и технологий ФРГ. В 2005 году миллиардер Джимми Уолтер предложил миллион долларов тому, кто докажет, что башни-близнецы могли бы обрушиться и без помощи взрывчатых веществ. Даже официальные эксперты отказались принять участие в конкурсе. Премия так и не была востребована.

— Но что тормозит продвижение правды о событиях 11 сентября в массы?

— То, что и всегда — глупость, низкая культура работников СМИ и тех, кто постоянно вертится в телевизоре, именуя сами себя «элитой».

Как-то в дискуссии с либералами я обсуждал популярный в Интернете фильм «Дух времени». Кроме прочих сюжетов, авторы этого фильма собрали в картине заключения американских строителей и взрывотехников. Которые показали, что 11 сентября 2001 года американские небоскребы не могли быть разрушены от удара о них авиалайнеров, а характер их разрушения говорит о том, что они были подорваны заранее заложенной в них определенным образом взрывчаткой. Для мало-мальски культурного человека этого более чем достаточно, чтобы с уверенностью утверждать, что арабы не имеют к разрушению небоскребов никакого отношения. Ведь против версии с бен Ладеном говорит и то, что в Пентагон ударил не самолет, а крылатая ракета. Что через пять часов после первых двух небоскребов рядом с ними рухнул третий, без каких-либо признаков самолетного тарана. Но это — тема для мало-мальски культурного человека, а не для интеллигента.

От либералов выступил человек, интеллектуальные заслуги которого в очень узкой области знаний безусловны и признаны всем миром. Однако в данном случае он полез судить не о своей области знаний, а о той, где требовалась культура, которую должна обеспечивать средняя школа после 7 классов обучения. Характерно, с какой внутренней легкостью и даже достоинством он перечеркнул все доводы авторов фильма, начав примерно так:

— Я не специалист, поэтому не буду комментировать прозвучавшие в фильме доводы инженеров. Однако я хорошо знаю США и знаю, что там пресса настолько свободна и независима, что при малейшем подозрении, что это сделали не арабы, она бы уже подняла вой.

Все! Все старания специалистов пошли прахом, столкнувшись с интеллектом интеллигента. Что смешно, при его феноменальной памяти он наверняка мог вспомнить прямо вывод «дедушки Крылова», сделанный как будто бы о нем самом:

«Невежи судят точно так: в чем толку не поймут, то все у них пустяк».

Оставим в стороне «свободу» американских журналистов, но ведь мудрецу не пришла в голову и напрашивающаяся мысль о том, что умственное развитие всех нынешних американских «свободных» журналистов гораздо ниже его собственного. Хотя бы уже потому, что он получил советское образование.

— Вы много написали об этом событии, но что лично вас больше всего убеждает в том, что небоскребы взорвали спецслужбы США?

— Все детали и убеждают, но если хотите, то давайте обсудим такой момент.

Называйте это «теорией заговора», считайте это чем угодно, но ведь это факт, что все чаще и чаще избранные народом и существующие на деньги народа правительства многих стран совершают преступления против своих же народов.

Причем особо в этом отличаются так называемые «демократические» правительства. Но, как правило, в этих странах находятся и люди, которые требуют от правительств объяснений. И что тогда делают правительства «демократических» стран? Правильно! Убивают таких людей, а если их уж сильно много, то объявляют их сумасшедшими, помешавшимися на «теории заговора». А кому охота слыть сумасшедшим? Правильно, никому! Особенно сумасшедшим.

Но зададимся вопросом: а разве разоблачать преступления правительства — это обязанность только отдельных граждан? Разве в «демократическом» обществе никому такая обязанность не поручена? Да нет — поручена, и поручена как будто очень властной структуре — законодателям. И действительно, если мы присмотримся к такой образцово-показательной «демократической» стране, как США, то американский законодатель в вопросе контроля за правительством США проявляет чудеса энтузиазма.

Скажем, одна симпатичная еврейская девушка доставила сексуальное удовольствие президенту США Биллу Клинтону, на тот момент парню тоже ничего. С каким рвением Конгресс США бросился расследовать это дело, не нанесшее избирателям США ни малейшего ущерба! Заставили бедного президента анализы сдать и все выясняли вопрос государственной важности: а почему это на платье Моники следы спермы Билла?! Просто радостно было смотреть на конгрессменов: это ж как они пекутся об интересах избирателей, в каких ежовых рукавицах контроля держат правительство!

Но вот 40 лет назад множество граждан США начали обращать внимание народа и конгрессменов, что НАСА вместо реальных результатов с Луны показывает какие-то фальшивые фото и образцы. А поскольку американским налогоплательщикам программа полетов на Луну стоила огромнейших денег, да еще и в условиях войны во Вьетнаме, то это немедленно коснулось законодателей США. И что — Конгресс США немедленно создал комиссию и вызвал на нее главу НАСА, чтобы выяснить непонятные вопросы? Например, то, почему на фото, якобы сделанном на Луне, видны были тени павильонной съемки, почему королеве Нидерландов под видом привезенного с Луны грунта был подарен кусок окаменевшей древесины и т. д. и т. п.?

Нет, Конгресс этого не то что не сделал, но и не собирался и не собирается! А вместо этого НАСА и правительство США нанимают кликуш, не имеющих никакого официального статуса, и эти кликуши от своего имени дают некие «научные» объяснения, устраивающие только самих кликуш. Из этих объяснений как бы следует, что американцы-де на Луну все же летали. Эти кликуши не слазят с экранов телевизоров, глупцы их доводы повторяют, народ их слушает — все это, конечно, хорошо.

Но вопрос остается: а почему в вопросе о полетах на Луну Конгресс, тот единственный орган в США, который В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ОБЯЗАН слушать, не вызывает для выяснения вопросов тех, кто В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ОБЯЗАН отвечать?!

Почти то же самое произошло и в деле с терактами 11 сентября 2001 года.

Почему Конгресс не создал комиссию и не выяснил, кто именно совершил эти теракты? Ну хотя бы не выяснил следующее:

— почему небоскребы Торгового центра обрушились ниже зоны пожара от ясно видимых взрывов, перебивавших опоры зданий;

— почему третий небоскреб, в который не врезался никакой самолет, к вечеру 11 сентября обвалился точно от таких же взрывов, как и первые два;

— почему возле Пентагона не было найдено фрагментов самолета, что явно указывает на атаку Пентагона крылатой ракетой, а не пассажирским самолетом?

Таких вопросов сотни, а эти три просто вопиюще бросаются в глаза. Но ведь из ответов на эти вопросы неумолимо следует, что теракты против своего народа совершило само правительство США! Конгресс, ау, ты где?!

Правда, к моменту, когда Конгрессу следовало назначить комиссию для расследования того, кто совершил теракты, а прессе США подключиться к этому расследованию, Конгресс и несколько крупных пресс-корпораций получили по почте конверты со спорами сибирской язвы. Причем их анализ показал, что эти споры могли быть взяты из арсеналов бактериологического оружия армии США. Судя по всему, намек был понят: пресса США дружно завопила о вине арабов, Конгресс прекратил на несколько дней работу, а конгрессмены удрали из Вашингтона. То есть тут дело сложнее, чем с полетами на Луну, тут явным является еще и запугивание конгрессменов и прессы. Тем не менее трусость — трусостью, но отказ Конгресса расследовать обстоятельства трагедии 11сентября о чем говорит?! Понятно, что дуракам — ни о чем, а остальным?

— Подождите, но ведь была же какая-то комиссия Конгресса, которая расследовала этот теракт. — Ничего подобного! Впоследствии комиссия Конгресса расследовала не вопрос, кто совершил нападение на США, а вопрос, могли ли Буш и ЦРУ предотвратить нападение АРАБСКИХ террористов. В том, что это именно арабские террористы, Конгресс уже «не сомневался»!

— А как же американцы? Ведь среди них есть множество выдающихся ученых, инженеров, юристов. Неужели они ничего не замечают? — Повторюсь: разделение труда и узкая специализация сделали свое дело. В вопросах вне их специальности эти выдающиеся люди — такие же бараны, как и остальные. И думают эти выдающиеся люди тем, что им вложили в мозги пресса и конгрессмены. Я начал с рассказа об «Ассоциации ученых за правдивые факты об 11 сентября». Но ведь в ней состоят всего около 50 человек. Полагаться на ученых глупо: еще в XIX веке французский исследователь Лебон обратил внимание, что в общих вопросах собрание профессоров по своей глупости ничуть не отличается от собрания водоносов. А с учетом современной специализации, пожалуй, профессора выглядят еще глупее.

 

Мистика Катыни

— Вы были, по сути, самым первым, кто заявил о предательстве, совершенном правительствами СССР и России в Катынском деле. И вы очень долго оставались на этой позиции один под градом оскорблений. Давайте поговорим об этом, сделав краткое введение в курс дела.

— Летом 1941 года при быстром наступлении немецких войск они захватили под Смоленском лагеря с трусливым польским офицерством, сбежавшим в 1939 году от напавших на Польшу немцев и сдавшихся Красной Армии в плен. Ну, немцы взяли этих офицеров и перестреляли, небрежно закопав в Катынском лесу. А в 1943 году, когда немцам стало особенно круто, они, чтобы покрепче сплотить вокруг себя фашиствующую Европу, свалили этот расстрел 12 тысяч поляков на советских людей и устроили в Катынском лесу пропагандистское шоу. Послали туда международную комиссию во главе с немецким профессором Бутцем, раскопали часть польских могил, в которых якобы нашли множество документов, для перевозки которых потребовался грузовик. И эти документы якобы неопровержимо подтвердили, что этих поляков расстреляло НКВД. Подготовили и допросили свидетелей.

А надо сказать, что чуть позже союзники предупредили немцев, что они на краю земли разыщут всех тех, кто совершил военные преступления. Казалось бы, немцы как зеницу ока должны были беречь и этого профессора Бутца, и свидетелей, и найденные документы для доказательства своей невиновности в убийстве польского офицерства. Так ведь?

— Естественно!

— Но оказалось, что все это у немцев вдруг взяло и пропало! Однако когда союзники начали разбираться с этой пропажей, то выяснилось, что по команде из Берлина накануне своей капитуляции немцы пристрелили и свидетелей, и профессора Бутца. А документы, «доказывающие их невиновность», сожгли.

Но это все присказка, а начало сказки таково.

В перестройку обнаглевшие грантососы из «Мемориала» убедили Горбачева, что его новому мЫшлению не будет на Западе цены, если он объявит, что пленных польских офицеров расстреляли не немцы в 1941 году, а русские в 1940-м. И этот минеральный секретарь КПСС взял и объявил об этом. Маргарет Тэтчер была в восторге от душки Горби, но нашлись люди, которые сумели объяснить выпускнику юридического факультета Московского университета, что полагается сначала следствие провести, в суде с этим делом разобраться и только потом кричать. И Горбачев дал задание Главной военной прокуратуре под видом следствия сфабриковать Катынское дело так, будто поляков расстреляли русские. В прокуратуре тогда еще служили честные люди, посему настоящие следователи отказались от этой подлости. И за нее охотно взялись специалисты, обжиравшие советский народ «реабилитацией жертв сталинского произвола». Однако умишка ни у них, ни у КГБ для мало-мальски приличной фальсификации не хватило.

— Не слишком ли вы недооцениваете прокуратуру?

— Да вы сами посудите. Прокуратура нашла в архивах документы на каждого из поляков, из которых безусловно следовало, что пленные польские офицеры весной 1940 года были преданы суду Особого совещания. И тогда прокуратура, невзирая на тайну следствия, стала радостно вопить на весь мир, что она-де доказала, что поляков расстрелял НКВД. Тогдашний Генпрокурор СССР Трубин авторитетно заявил, что поляки расстреляны по решению Особого совещания. Дельце сделано, злотые из Польши потекли рекой тогда еще в СССР в благодарность за подлость советской прокуратуры и «исторической науки». А в Польше собралась компания из 800 тысяч человек с оттопыренными карманами, чтобы получить с России дань за этих своих 12 тысяч трусливых родственников, удравших в 1939 году от немцев и так удачно сдавшихся в плен Красной Армии.

Но тут вдруг выяснилось, что в 1940 году Особое совещание никого не имело права приговаривать к расстрелу: по его приговору преступники ссылались в отдаленные местности СССР, и максимум, что Особое совещание могло, это приговорить к 8 годам лагерей. То есть выяснилось, что на самом деле прокуратура доказала, что поляков расстреляли немцы, как оно и было. Но зачем это было надо Горбачеву, уже провопившему на весь мир о том, что поляков расстреляли русские? Зачем это надо было полякам, которые уже заплатили взятки советским сволочам и теперь ждали окончания этого дела, чтобы вызвать у польского населения ненависть к СССР и этим затолкать Польшу в НАТО?

Но тут алчная советская государственная бюрократия решила, что обворовывать СССР будет удобнее, если разорвать его на части. А после Беловежского сговора архивы СССР достались ЕБН. Тот решил, что раз в архивах нет нужных документов, то их необходимо смастерить. И к осени 1992 года таки смастерили. Получилось очень красиво — ну совсем как настоящие. Сделали из этих подделок ремесленников из бывшего КГБ и Академии наук РФ две ксерокопии, украсили копии фиолетовыми печатями, заверяющими их подлинность, и одну тут же потащили в Конституционный суд, в котором очень кстати слушалось «дело КПСС». Получалось удачно: послушные судьи примут на веру эти фальшивки, обвинят КПСС в убийстве этих офицеров. И получится, что Катынское дело рассмотрит суд, и все будут в шоколаде: Польшу втолкнут в НАТО, прокуроры и «ученые» из российских архивов будут гулять на польские злотые, а Россия станет платить дань размножившимся в Польше родственникам трусливых офицеров, мужественно подставившим затылки немецкому ефрейтору, отправившему их на службу Сатане.

Эту копию с фиолетовыми печатями на суд представили адвокаты ельциноидов Шахрай и Макаров. Представили в пачке из 200 других документов, чтобы протолкнуть фальшивки под шумок рассмотрения разных других вопросов. Но всю «малину» ельциноидам истоптали адвокаты КПСС Слободкин и Рудинский. Особенно повеселился Слободкин, хотя вообще о Катынском деле он узнал именно в тот момент, когда мошенники предъявили в суде свои фальшивки, и по сути Катынского дела Слободкин без подготовки ничего сказать не мог. Но по профессии Слободкин судья, потому он начал рассматривать внешний вид этих фальшивок и указывать Зорькину и остальным судьям Конституционного суда на вопиющие признаки подделки. Образно говоря, начал тыкать Шахрая и Макарова фейсом не в шоколад, а в дерьмо. Признаков фальшивки было много — около 50. Но Слободкин указал на один, сразу же бросавшийся в глаза: некое «письмо Берии» было написано 5 марта 1940 года и рассмотрено Политбюро 5 марта, т. е. в тот же день. А такого технически быть не могло.

— Но почему же мы, граждане России, об этом не знали?

— Вопрос не ко мне. Пресса об этом скандале в Конституционном суде молчала и подло вопила о том, что, дескать, имеются документы, подтверждающие, что поляков расстреляли русские. Но на самом деле скандал разгорелся нешуточный — как эти документы показывать не то чтобы в суде, а просто людям, если с первого взгляда видно, что они фальшивые? Забегая вперед, скажу, что Конституционный суд не только не признал вину СССР в убийстве польских офицеров, но и дипломатично умолчал в своем решении о предъявленных ему фальшивках. А сами ельциноиды три последующих года не показывали общественности свои фальшивки, лишь устно уверяя дебилов, что сомнений в убийстве поляков никаких быть не может.

Но факт оставался фактом — такой признак, как дата, вопиял о фальшивости, и ельциноидам с поляками что-то надо было делать. Ведь одновременно с тем, как Шахрай предъявил одну заверенную копию в суд, вторую копию схватил Пихоя и поскакал с ней в Варшаву обменивать на злотые. Там вспыхнула радость… и тут же горе — узнали, что в Конституционном суде выявлены признаки подделки. Но поляки не могли ждать и не показывать эту копию никому, ведь на улице в нетерпении сучили ножками 800 тысяч алчных «родственников». И поляки на своей подлинной копии то ли стерли, то ли закрыли цифру «5» в дате на письме. И наделали множество вторичных копий этого «письма Берии», но теперь уже без даты. И этот свой вариант фальшивки раздали и опубликовали.

А что было делать российским мерзавцам? И они тоже за эти три года переделали саму фальшивку, убрав дату, и подменили копию этой фальшивки в «деле КПСС» в Конституционном суде. Теперь бывший председатель этого суда Зорькин выглядит идиотом — из протоколов суда следует, что он обсуждал со Слободкиным дату письма, а в документах нынешнего дела этой даты на письме нет.

Но ситуация в России с Катынским делом зашла в тупик — оно настолько фальшиво, что его нельзя показывать в открытом суде. Кто этому не верит, того я отсылаю к своей книге «Антироссийская подлость». Там я фактически провел разбирательство этого дела, опубликовав все «доказательства», собранные и Главной военной прокуратурой, и поляками, и потребовав открытого суда по этому делу. Кстати, я сослался в этой книге на более чем 650 источников фактов.

Однако тут надо понять следующее: для передачи дела в суд необходимо, чтобы следователи и прокурор подписали обвинительное заключение. Но в момент его подписания они совершат преступление, предусмотренное статьей 299 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности». А то, что они обвинили в убийстве заведомо невиновных государственных служащих СССР, на суде вскроется немедленно. Что делать? И вот российская прокуратура вешает обывателю лапшу на уши о том, что мертвых якобы нельзя судить. Чепуха! Вот что об этом сказано в Уголовно-процессуальном кодексе РФ (статья 24): «Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:…смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего».

На процессе над главными военными преступниками Нюрнбергский трибунал инкриминировал это убийство польских офицеров госслужащим нацистской Германии. Теперь их надо реабилитировать в этом преступлении, раз российская прокуратура уверяет, что поляков расстреляли русские, следовательно, суд по Катынскому делу обязателен. Ведь та же прокуратура и тот же российский суд рассмотрели дела сотен тысяч умерших «жертв сталинского произвола», так чем Гитлер или Геббельс им неровня? Они уж точно по всем параметрам «жертвы сталинского произвола» — хотели, чтобы нынешние либералы пили баварское пиво, а проклятый Сталин не дал им обеспечить этим пивом Советский Союз. Если вдуматься в то, кем именно являются нынешние прокуроры и судьи, то они просто обязаны реабилитировать Гитлера!

— Весной 2010 года разбился самолет с польским правительством, летевший как раз отмечать Катынскую годовщину. Не видите ли вы в этом какого-то мистического смысла?

— Самолеты с правительствами нечасто разбиваются. Но не с польским правительством, причастным к катынской подлости.

Глава правительства Польши в эмиграции генерал Владислав Сикорский и его дочь Софья погибли в авиакатастрофе 4 июля 1943 года близ Гибралтара. Утверждают, что, скорее всего, это не было случайностью. Английский пилот, который никогда не надевал спасательный жилет, именно в этом полете надел его и остался жив. Хотя причиной того, что летчик выжил, было, возможно, то, что летчик никак не участвовал в геббельсовской провокации в Катынском деле, а утонувший Сикорский был главным действующим лицом этой провокации.

— Вы так уверены, что пленных поляков расстреляли немцы?

— Разумеется, как и в том, что польское правительство в эмиграции предало союзников и тайно сотрудничало с немцами. Напомню, о чем речь.

Весной 1943 года немцы сообщили миру, что они отрыли под Смоленском в Катыни захоронения польских офицеров войны 1939 года и «установили», что эти офицеры убиты советскими властями. С того времени и по сей день Катынское дело никогда не было предметом уголовного или исторического расследования, оно всегда оставалось акцией пропагандистской войны. В 1943 году это было понятно всем, да немцы и не скрывали, что это удар их пропаганды по союзникам по антигитлеровской коалиции. И в этот момент правительство Сикорского предает союзников и смыкается с гитлеровцами в этой пропагандистской кампании.

— С чего вы это взяли?

— Смотрите. В чем была важность Катынского дела в те годы?

До конца 1942 года союзники (Красная Армия и британцы) дрались отчаянно, но надежду на победу им заменяло упорство. И до того же момента у немцев не было никаких сомнений в их победе. Первый звонок для немцев прозвенел в конце 1942 года под Сталинградом. Надежды выиграть войну немцы не теряли, но для них пришло время задуматься, как им отстоять то, что они завоевали в Европе. А для этого необходимо было сплотить Европу против СССР.

Надо сказать, что и до этого Европа в стороне не стояла, за годы войны только в составе вермахта и войск СС воевало 1 800 000 граждан всех стран Европы, не считая войск официальных союзников Германии. Но для сплочения Европы в монолит обычных угроз, адресованных европейским призывникам, Гитлеру было мало — опасно угрозами загонять человека в армию и там давать ему оружие. Для сплочения Европы нужна была идея, и такая идея гитлеровцами была найдена — это идея антисемитизма.

Ввиду исключительной важности катынской пропагандистской кампании для судьбы Германии Геббельс лично и непрерывно руководил немецкой и подручной немцам прессой в деле Катыни, и на его инструктажах евреи с его уст не сходили. С 6 по 30 апреля 1942 года Геббельс дал по Катынскому делу нацистской прессе обширные инструкции примерно на 40 машинописных страницах. В них он лишь один раз упоминает Сталина. Зато евреи у него именинники:

«…прежде всего заклеймим цинизм английских евреев, советские союзники которых способны на отвратительные поступки…

…чтобы эти еврейские негодяи, заключившие совместный сговор между Лондоном и Москвой…

…За каких дураков эти нахальные еврейские болваны считают европейскую интеллигенцию…

…Более глупого тупые евреи в Москве действительно ничего не могли придумать…

…Под тяжестью этих обвинений евреи могут произносить лишь бессвязный лепет…

…Наряду с тассовскими евреями и англичане придумали махинацию…

…В прессе следует прежде всего показать, как в данном случае действовали евреи…

…Такого идеального случая соединения еврейского зверства с отвратительной еврейской лживостью мы еще не знали во всей военной истории…

…Было бы совершенно неправильно предполагать, что мы подавляли нашу заграничную пропаганду тем, что внутри страны включаем еврейский вопрос в катынское дело. И фюрер придает значение тому, чтобы еврейский вопрос был связан с катынским делом. Соответствующее указание для прессы было дано уже вчера в дневном пароле.

…Если евреи в Кремле выдумывают такую сказку, то это знаменательно для того душевного состояния, в котором сейчас находятся советские властители…

Здесь нам снова предоставляется случай направить внимание немецкой и мировой общественности на евреев, высказав следующее:

«Теперь евреи снова придумали махинацию! Снова они действуют своими давно известными методами: замалчивать вещи, которые им не подходят. Еврейское агентство прессы, придумавшее эту махинацию, довольно дерзко и нагло, в открытую признает намерение евреев убить молчанием и похоронить без шума катынское дело, после того как уже было разбито столько фарфора. Это чисто по-еврейски. Таким путем думают затушевать исчезновение 12 тыс. польских офицеров». Соответствующий пункт должен быть включен сегодня в лозунг дня…»

Для союзников гитлеровская антисоветско-антисемитская кампания не была чем-то неожиданным, поскольку было понятно, что немцам больше просто нечем было сплотить Европу. Прекрасно это понимали и руководители СССР: если не поляки, то нашлись бы еще какие-нибудь «убитые советскими евреями» европейцы, о которых Геббельс начал бы вопить.

— Тогда при чем тут польское правительство Сикорского?

— Тут надо понять, что в 1943 году без участия Сикорского эффект от этого геббельсовского удара не стоил бы ни гроша. У Геббельса, кстати, были еще заготовки — могилы с расстрелянными румынскими гражданами под Одессой, украинскими в Виннице и т. д. Но он не пустил их в дело, поскольку вне гитлеровского блока вопли по этому поводу никто не поддержал бы. Ведь всем было понятно, что идет война и пропаганда воюет. Всем было понятно, что немцам на своей территории ничто не мешало создать какие угодно могилы, а подчиненные немцам эксперты подписали бы какие угодно акты. Без участия польского правительства в эмиграции этот геббельсовский блеф никто бы не заметил и никто бы в него не поверил.

А Сикорский с ходу и полностью подтвердил версию немцев о том, что пленных расстреляли Советы. Вопреки требованию Черчилля и Рузвельта, даже не попытавшись запросить своего союзника СССР, даже не попытавшись дождаться хотя бы каких-то сообщений из Катыни, Сикорский немедленно примкнул к пропагандистской акции Германии. Более того, не исключалось и более грандиозное участие Сикорского в деле с Катынью. Такой вот факт.

«22 апреля 1943 года, Полевая ставка. Гиммлер Риббентропу по вопросу приглашения генерала Сикорского в Катынь.

По делу в катынском лесу преследует меня мысль, не поставили бы мы поляков в ужасное положение, если бы пригласили через Испанию господина Сикорского прилететь в Катынь (предоставив ему гарантии безопасности) с подобранными им сопровождающими, чтобы он лично удостоверился в фактах.

Это всего лишь моя мысль, которую, может быть, невозможно осуществить. Я хотел, однако, ею с тобой поделиться. Подписано: Гиммлер ».

Рейхсфюрер СС Гиммлер — шеф государственных разведывательных и контрразведывательных служб Германии, т. е. по своей должности человек очень информированный. И он предлагает не пропагандистский трюк в газетах с приглашением Сикорского (иначе бы он обратился к Геббельсу), а действительно через нейтральную Испанию привезти Сикорского в Катынь. Англичане, конечно, никуда бы Сикорского не отпустили, поэтому Гиммлер и обратился к министру иностранных дел Риббентропу, чтобы тот по дипломатическим каналам тайно договорился с Сикорским. Обратите внимание на уверенность Гиммлера в двух вопросах.

Он почему-то был уверен, что Сикорский подчинится требованию немцев и приедет, если сам приезд можно организовать.

Второе. Он почему-то был уверен, что Сикорский подтвердит версию немцев. Ведь Сикорский в Катыни мог сказать, что убили русские, а вернувшись в Англию, заявить, что первое заявление было вынужденным, а теперь он заявляет, что убили немцы. И тогда конец всей немецкой провокации. Но Гиммлер такого поворота не боится — он был уверен в Сикорском.

Не менее примечателен и ответ Риббентропа:

«26 апреля 1943 года, Фушль. Ответ Риббентропа Гиммлеру по вопросу приглашения генерала Сикорского в Катынь. Секретно.

Сердечно благодарю за твое письмо от 22 апреля, в котором ты выражаешь мысль, не стоит ли нам пригласить господина Сикорского прилететь в Катынь. Признаюсь, что эта мысль с пропагандистской точки зрения сначала представляется соблазнительной, однако существует основная установка относительно трактовки польской проблемы, которая делает для нас невозможным любой контакт с главой польского эмигрантского правительства, причем она настолько существенна, что ею нельзя пренебречь в пользу возможно весьма привлекательной в настоящее время пропагандистской акции. Подписано: Риббентроп».

И Риббентроп, как видите, нисколько не сомневался в Сикорском и был уверен, что Сикорский не подведет. Но тайный от союзников (без их разрешения) приезд Сикорского в Германию не мог не скомпрометировать его в глазах союзников, и вот это для немцев почему-то было недопустимо. Причем истинную роль Сикорского знал только Гитлер, поскольку «установку », исходившую от любого другого лица в Германии, Риббентроп не посмел бы утаить от Гиммлера. Риббентроп сообщил Гиммлеру, что Сикорский предназначался Гитлером для очередных дел, не менее важных, чем усиление с его помощью пропагандистской клеветы по Катыни.

Если Сикорский не был предателем, сидевшим на крючке у немцев, то тогда и Гиммлер, и Риббентроп являлись идиотами, поскольку без оснований рассуждали о своем враге так, как будто он был их агентом.

— И что — англичане об этом догадались? — А как иначе объяснить, что вскоре после раскрутки Катынского дела Сикорский вылетел на инспекцию польских войск на Ближний Восток, на английской военной базе в Гибралтаре его самолет поднялся со взлетной полосы и тут же упал в море. Часть людей, находившихся на борту, спаслась, но Сикорский благополучно утонул. Англичане все это списали на несчастный случай, но результаты расследования этой катастрофы засекретили. Таким образом, то ли действительно случай, то ли случай, организованный англичанами, не дали Гитлеру и Риббентропу внедрить в жизнь «основную установку » с помощью Сикорского, но предотвратить его подлость в Катынском деле уже не смогли.

И если в гибели польской элиты в 2010 году под Смоленском никто из людей, как в деле Сикорского, не приложил руку, тогда это какой-то рок, причем удивительно справедливый.

 

Фабрикация фальшивок

— Раз мы уже задели Катынскую тему, вы сказали, что в ней есть прорыв. Что произошло?

— С конца лета 2010 года в Государственной думе Российской Федерации идет расследование фактов фальсификации государственных документов в архивах России. Ведет это расследование депутат В. И. Илюхин. Им получены доказательства того, что группа, фальсифицировавшая документы, в том числе и по теме Катыни, работала по указанию бывшего президента России Ельцина и состояла из государственных служащих России. Установлено, что некоторые из этих документов были использованы для ухудшения отношений России с соседним государством — Польшей. То есть полученные фальшивки были использованы для подрыва внешней безопасности России.

Подтвердилось то, о чем я писал с 1995 года — что основные документы по Катынскому делу сфабрикованы. А без этих документов у фальсификаторов этого дела не остается никаких доказательств того, что поляки были расстреляны НКВД СССР.

Пресса о фактической явке с повинной технического исполнителя фальшивок промолчала, тогда Илюхин устроил пресс-конференцию, на которую кое-кто из клеветников России все же вынужден был прийти, чтобы отработать хотя бы полученные ими в Польше ордена и деньги.

Во-первых, разумеется, всех интересовал тот, кто явился к Илюхину с повинной. Его, к всеобщему разочарованию, не было. Илюхин на пресс-конференции пояснил, что бережет его, поскольку признавшемуся фальсификатору угрожает реальная опасность. После конференции я подробнее расспросил Виктора Ивановича и могу сообщить следующее. Во-первых, этот фигурант реально боится за свое будущее, поэтому пока скрывается. Во-вторых, начисто исключен какой-то сумасшедший, выдающий себя за изготовителя фальшивок, — это действительно технический специалист-фальсификатор. Пока не могу рассказать, что это подтверждает, но когда вы это узнаете, то и у вас сомнений не будет. В-третьих, мотив его явки с повинной — «за державу обидно» — подкреплен и личным мотивом, который «по-человечески можно понять». Со временем, когда будет можно предъявить его народу, вы поймете, что я имел в виду.

Между прочим, у Илюхина вскользь проскочило, что на сегодняшний день явившийся с повинной фальсификатор — уже не единственный свидетель. Но Виктор Иванович уезжал на другое мероприятие, и у меня не было времени уточнить, что он имел в виду.

— А что сообщил Илюхин?

— Поскольку у Илюхина катынская тема — всего лишь одна из тем его работы, то, на мой взгляд, его ответы на вопросы не всегда были удачны. Скажем, он не очень удачно отвечал даже не на вопрос, а на выступление польского журналиста. Тот заявил, что расстрел польских офицеров подтверждается эксгумацией кладбищ под Харьковом и в селе Медном Тверской области. Виктор Иванович совершенно напрасно начал объяснять, что в СССР расстреливались поляки-преступники. На мой взгляд, надо было просто сообщить, что суду от эксгумации требуются не выводы следствия, тем более заказного, а факты. А факты таковы.

На раскопанном кладбище под Харьковом хоронили расстрелянных до войны в харьковской тюрьме уголовников и членов «пятой колонны», а в ходе войны — и пленных немцев, умерших в инфекционном лагере неподалеку. В результате эксгумации, раскопав это кладбище экскаватором вдоль и поперек на глубину до трех метров, следствие нашло 169 черепов. Причем всего лишь на 62 черепах из 169 найденных были обнаружены следы огнестрельных ранений. В Катыни, кстати, все 100 процентов эксгумированных останков имели следы пулевых ранений черепов. Это ФАКТЫ, полученные по результатам эксгумации в Харькове.

И на кладбище в селе Медном хоронили не только уголовников и членов «пятой колонны», расстрелянных в тюрьме города Калинина. Всю войну в доме отдыха НКВД Калининской области был госпиталь, и на этом кладбище хоронили умерших от ран в этом госпитале наших солдат и офицеров. Перекопав и это кладбище экскаватором, всласть надругавшись над останками наших павших воинов, следователи и поляки нашли 226 черепов, из которых не более двух десятков имели пулевые отверстия. Это ФАКТЫ, полученные по результатам эксгумации в Медном.

Эксгумация — это следственное действие, и все найденное в могилах является вещественными доказательствами по уголовному делу. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ (ст. 84 и 85) эти вещдоки должны быть, во-первых, сфотографированы, затем, после принятия мер против их порчи, их надлежало упаковать, опечатать и хранить при уголовном деле до вступления в законную силу приговора суда. Никаких вещественных доказательств, указывавших на то, что в могилах имелись и останки польских офицеров, найдено не было. Более того, там были найдены гильзы только от советского оружия, а в Катыни, напомню, только от немецкого. Это ФАКТЫ, полученные по результатам эксгумации в Харькове и Медном.

Уже потом, через несколько лет после раскопок в Харькове и Медном, поляки начали говорить, что возле этих могил, в отдельных ямках, они нашли массу вещей, указывавших, что в могилах были польские офицеры и полицейские — от золотых монет до чудесным образом сохранившихся списков с именами польских полицейских. Но эти, с позволения сказать, «вещественные доказательства», в момент следственных действий сфотографированы не были, поскольку присутствующие при раскопках фотографы и телеоператоры их не видели. И к материалам уголовного дела они не приобщены. И сегодня для особо умственно убогих дается объяснение, что присутствующие при эксгумации поляки якобы быстренько рассовали найденные вещдоки по карманам, отвезли в Польшу и теперь там хранят. Ну, пусть хранят и дальше.

И вот по результатам этих фактов (обнаружение останков 169 человек в Харькове и 226 — в Медном, из которых менее сотни с пулевыми ранениями) следствие сделало вывод, что под Харьковом было расстреляно 4 тысячи польских офицеров, а в Медном — 6 тысяч польских полицейских. Какой суд при таких фактах осмелился бы построить приговор на таких выводах?

— А что говорили оппоненты?

— Суть выступления «мемориальца» Никиты Петрова на пресс-конференции у Илюхина сводилась к тому, что к Илюхину пришел якобы специалист, который зарабатывал на любительской фабрикации архивных документов. А к катынским документам он отношения не имеет, посему он лжет, что подделал и их. Мысль о том, что не госструктуры типа КГБ и ФСБ, а любитель фабриковал архивные документы для продажи, свежа и интересна. Заодно это показывает, что у «Мемориала», этой «пятой колонны» в России, уже ум за разум заходит.

Но давайте окажем услугу Петрову и оценим его версию, мысленно проведя следственный эксперимент. Представим себя на месте фальсификатора, решившего заработать на торговле фальшивыми архивными документами. Итак.

Как говорил учитель экономики нынешних реформаторов России кот Матроскин, «для того чтобы что-то продать, нужно сначала что-то купить». В нашем случае — заплатить деньги за процесс фальсификации.

Оставим в стороне деньги, требуемые для получения в архиве подлинных документов, чтобы сделать фальшивые по их образцу. Оставим в стороне деньги, необходимые для тайного изготовления ручным способом печатей ЦК ВКП(б) и ЦК КПСС, факсимиле Сталина, Берии, печатей вермахта и прочего. Это дураку кажется, что в те годы их легко можно было изготовить. Техника для изготовления печатей появилась гораздо позже. Ведь печати потому и использовались, что их изготовить гораздо труднее, нежели подделать подпись или почерк.

Попробуем оценить, что нам будет стоить изготовление бланков этих документов. Начнем с того, что технология развивалась, и бумага 1940-х годов — это далеко не бумага 1980-х по своему составу и текстуре. Вы представляете, где старую бумагу можно достать? Я — нет. Но, положим, вы ее достали. Теперь на этой бумаге нужно высокой печатью и старым шрифтом нанести атрибутные надписи. Для этого нужно заказать пресс-формы для отливки из гарта шрифта старого образца. А атрибутные записи на бланках очень мелкие. Вы представляете, сколько нужно времени и сил, чтобы выполнить в металле эти формы? И сколько это будет стоить — хоть в рублях, хоть в долларах? Затем нужно в этих пресс-формах отлить из гарта шрифт и на ручной печатной машине отпечатать бланки. Придется и тут заплатить. В результате, чтобы только изготовить бланки, придется не только свою автомашину продать, но и квартиру.

Далее, нужно найти пишущую машинку образца 1930-х годов. Мало этого, последняя страница «письма Берии» отпечатана на подлинной машинке секретариата Берии, т. е. на той, на которой печатались все письма Берии тех лет. Значит, вам нужно будет в архивах КГБ найти документы о поступлении пишущих машинок в НКВД в 1930-х годах, определить номер той, что поступила в секретариат Берии, затем по антикварным магазинам найти именно ее. Короче, изготовление фальшивых документов из архивов одному человеку не по силам — тут требуется труд многих специалистов самого разного профиля.

Но главное — в другом. Положим, вы изготовите подложный документ, что некий Нахалков был когда-то предводителем дворянства в Мухосранске. Этот документ купит Нахалков-правнук, чтобы корчить рожи «потомственного идальго». А тут вы потратите уйму денег на изготовление фальшивок, скажем, фальшивого письма Генштаба РККА Сталину, но его же нужно теперь продать! Кому? Любой дурак-историк будет понимать, что покупает краденое! Но главное, а зачем ему нужен этот документ, даже если он и не фальшивый? Историкам нужен всего-навсего текст. Текст этого документа они могут бесплатно переписать в архиве. На хрена им покупать сам документ, да еще и совершать этим преступление?! И на хрена им покупать фальшивый архивный документ?

Поэтому и получается, что во всей России фальшивку у любителя-фальсификатора может купить только какой-нибудь «Дерьмориал» или ему подобные правозащитники. Купить, чтобы с помощью этой фальшивки облить дерьмом СССР. (Напомню, что все обнаруженные до сих пор фальшивки имеют явно выраженный смысл — опорочить нашу Родину.) Однако «Дерьмориалу» потребуются деньги, а взять он их может только в ЦРУ или у подобных благодетелей. А там тоже не бескорыстные дураки сидят — знают, что за людишки в «Дерьмориале» собрались. Поэтому работникам ЦРУ дешевле и выгоднее самим эти деньги разворовать, фальшивки изготовить силами и техникой ЦРУ, а «Дерьмориалу» для подрывной работы в России выдать уже готовые.

Поэтому, с какой стороны на это дело ни глянь, оно и не по силам частнику, и не дает ему выгоды. И если подобные фальшивки появились, то они изготовлены по заказу правительства, силами правительства, для целей правительства и на деньги налогоплательщиков. Это — безусловно!

— Это убедительно!

 

Ученые и подлые бездари

— Замечено, что вы очень мало уважаете ученых. С чем это связано?

— Ученый ученому рознь. Как я могу не уважать умницу и трудягу? Это во-первых. Во-вторых, я не только 15 лет сам занимался на заводе научно-исследовательской работой, но и 7 лет руководил работой научно-исследовательских институтов на заводе — заказывал у институтов научно-исследовательские работы (НИР), принимал их, давал команду оплатить. Уж если я не знаю, что из себя представляют ученые, то кто это знает? Причем я их знаю как раз со стороны приносимой ими пользы.

И мои попытки обратить внимание читателей на то, что наша наука в своей массе не приносит пользы обществу, с одной стороны, находят понимание у читателей, в том числе связанных с наукой. С другой стороны, я получаю массу попреков в том, что, скажем, не изучил досконально Теорию относительности (ТО) Эйнштейна, а берусь судить о ней. Я обычно отвечаю английской поговоркой, что, для того чтобы убедиться, что яйцо тухлое, его необязательно есть целиком. Нет, защитники Эйнштейна неумолимы — ешь! Хотя бы 10-томник Ландау прочти! Хотя сами они это яйцо и не пробовали — просто заучили положения, формулы, «компетентные мнения великих физиков», повторяют их и довольны.

— Но что-то же о Теории относительности вы обязаны знать прежде, чем ее критиковать!

— Разумеется, в институте я сдал раздел физики с ТО на «5». Разумеется, сразу же ее забыл за ненадобностью, дальше она мне не была нужна и не интересовала. Я даже не знал, что она критиковалась и в СССР. Когда стал главным редактором «Дуэли», то начал получать статьи с критикой ТО. Причем в числе критикующих были как минимум три доктора физико-математических наук. Причем успешные физики — один сделал в физике открытие, на которое еще в Союзе ему был выдан диплом. Но дело не в этом. Во-первых, их логика была мне понятна — они были логичны, а вот защитники ТО, которых я тоже публиковал, «давили на психику», доказывая, что понять это сокровище могут только сильно умные. В то же время эйнштейнисты не давали разумных возражений на доводы критиков. Но дело было не только в понимании мною внутренней логической несостоятельности ТО, дело в другом.

Я сужу по-мужицки. Истинные великие открытия дают резкий толчок технике и технологии, а уж открытие целой теории… Теории мироздания!! Но ведь за 100 лет от этой Теории относительности никакой пользы человечеству нет и не предвидится. Есть, конечно, польза попам эйнштейновского прихода, но они настолько ушлые в плане отъема денег у казны, что и без моих славословий обойдутся.

— Но Нобелевская премия Эйнштейну, высокое мнение о нем наших нобелевских лауреатов — разве это не доводы?

— И Нобелевские премии меня не убеждают ни на грамм! Знаете, один из читателей дал мне ссылку на сайт инженера по образованию писателя-фантаста Владимира Савченко. Он досконально изучил и систематизировал список из 111 нобелевских лауреатов в области физики и 10 в области химии, полученных, по сути, за работы в области физики, и то, за что эти лауреаты получили премии. Савченко сделал интересные выводы на тему того, о чем и я пишу.

По его подсчетам получается, что из 121 премии «за великие и поворотные открытия и изобретения», как завещал сам Нобель, премия была реально выдана всего 14 раз: 12 — по физике, 2 — по химии. Это, к примеру, премия Беккерелю за открытие радиоактивности, Ленарду за работы по катодным лучам, Резерфорду за открытие ядра атома, Маркони и Брауну за работы по созданию беспроволочного телеграфа. Подчеркну, что здесь речь идет не о справедливости награждения премией того или иного физика и не о том, чей приоритет в данном открытии, а о значимости того, за что дана премия. Не вызывает сомнений премия Дж. Чедвика за открытие нейтрона, Э. Ферми за открытие реакций, вызванных медленными нейтронами, О. Гана за открытие реакции деления ядер урана нейтронами или У. Шокли, Дж. Бардиуна и У. Браттейя за исследования полупроводников и открытие транзисторного эффекта.

Но основную массу остальных «открытий» «великими и поворотными» невозможно назвать даже с натяжкой. Следует согласиться с В. Савченко, что без 79 премированных работ наша цивилизация вполне обошлась бы, даже если бы их и вовсе не сделали, не то что не премировали «нобелевками». Можно, конечно, посмеяться над тем, что Шведская Академия премировала в 1912 году шведа Н. Далена «…за изобретение автоматических регуляторов, соединенных с аккумуляторами газа, которые предназначены для осветительных систем световых маяков и буев» .

— Даже за такое? Это действительно смешно!

— Но становится не до смеха, когда понимаешь, кого НЕ ПРЕМИРОВАЛИ.

Нет среди нобелевсих лауреатов «братьев Райт, создавших первый самолет (1903 г.). Нет создателей кино (1895 г.) братьев Люмьер. Нет гиганта электротехники Томаса Альва Эдиссона: электрические лампочки освещают всю планету, от фонографа пошла звукозапись, им открыта термоэлектронная эмиссия, на коей полвека жила и посейчас живет ламповая электроника и еще, и еще… Он был великим современником малоизвестных тогда Рентгена и Беккереля, а в списке нобелевских лауреатов его нет.

Нет Дизеля, создавшего двигатель внутреннего сгорания (1897 г.) и открывшего соответствующий процесс; он воплощен в миллиардах автомобилей, миллионах самолетных, теплоходных, тепловозных и всяких иных двигателей; в названиях «дизель-топливо» и пригородных «дизелей». Нет Ли де Фореста, создавшего усилительную электронную лампу «триод» (1907 г.), без чего не развилось бы ни радио, ни электроника, ни кибернетика. Нет создателей телевидения Розинга, Зворыкина, Франсуорта и др. Нет — только не падайте в обморок! — создателей Персонального Компьютера Возняка и Аджобса», — возмущался В. Савченко. Остается только присоединиться к нему, вспоминая, скажем, Николу Тесла, ум которого сияет во всей электротехнике вокруг нас.

— А кто же тогда есть среди этой сотни «великих»?

— «Из 111 лауреатов по физике 79 специализировались в узкой ядерно-атомной части ее. Три четверти. Из 10 «химических» работ — ВСЕ в этой области» , — пишет Савченко. Причем маразм с годами нарастал: из 14 работ, принесших действительную пользу и являющихся реальными открытиями, во 2-й половине ХХ века были присуждены премии только за две работы — за транзистор и за открытие космического микроволнового фонового излучения. Оба открытия не относятся к атомно-ядерной физике.

Сам Савченко объясняет это тем, что есть специфика присуждений «нобелевок». Согласно этой специфике, скажем, надо публиковаться, получать отзывы и протекции и, что лучше всего, быть американцем или западноевропейцем.

Но Савченко правильно уловил управленческую сторону этого маразма.

«Швеция — маленькая страна с 8 млн населения. В Нобелевском комитете десяток членов Шведской Академии наук. Где же им объять необъятное? Вот они и запрашивают мнения ПРЕДЫДУЩИХ нобелевских лауреатов: кому бы дать очередную премию? И на отзывы новые работы шлют им же.

Если Предыдущий — теоретик по атомному ядру или кваркам, попутно верящий и в нейтрино, как в Бога, — он что, отринет своих последователей, коллег, учеников и скажет: «Давайте присудим тем ребятам, что в гараже собрали первый компьютер!» Не смешите меня. Решает не Нобелевский комитет, тем более не шведский король. А те же «заезжие ткачи». В основном здесь, по армейскому выражению, «присосались к горячему довольствию» специалисты по атомно-ядерным и кварко-нейтринным темам».

— Это логично и понятно.

— Так-то оно так, но с последним выводом Савченко я не то что не соглашусь, а уточню его.

Кому выдать премию, определяют не просто «специалисты по кваркам», а научная международная мафия, которая начала формироваться еще в первой половине ХХ века и о которой писал Молотову профессор Фрост, письмо которого я цитирую в нескольких своих книгах. Несложная схема мафиозного клана: «Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». К примеру, некий ученый с академической властью в СССР, назовем его условно «Велиханов», дает команду публиковать в физических журналах «где позаметнее» только статьи с упоминанием публикаций некоего, назовем его условно, Рабиновича из США. А Рабинович в США советует своим ученикам при написании статей вставлять в список литературы статьи Велиханова. В результате «по индексу цитирования» и Рабинович, и Велихов становятся великими физиками, без упоминания которых ни один другой физик уже не сможет обойтись. Это пример, как именно, по словам помянутого Фроста: «…эта публика захватила в свои руки науку, определяет или, во всяком случае, пытается определять официальное суждение о качестве научных работ и отметила свою деятельность колоссальным количеством присужденных ее членам премий им. т. Сталина (так как им удалось захватить ведущее положение и в Комитете распределения этих премий)». А ведь за распределением Сталинских премий не шведский король следил, а сам Сталин. Но что и Сталин сделает, если вся мафия дружно вопит, что этот физик «великий», а «заграница» это подтверждает?

Так что сам Бог дал этой мафии прибрать и Нобеля к своим липким ручкам.

— А что вы сами думаете о Теории относительности Эйнштейна?

— Осенью 2010 года меня в редакции ждала книга «Физика без парадоксов» Сазонова А. Ф. Причем мне сообщили, что автор книги просил дочитать ее хотя бы до 13-й страницы, а дальше я уже сам продолжу. Должен сказать, что автор оказался и прав, и нет. Я действительно охотно начал читать далее 13-й страницы, но все же зашел не очень далеко от начала и бросил.

Так вот, этот уважаемый автор натолкнул меня на мысль о полезности Теории относительности для школьного образования.

После Сталина из школьной программы были выброшены курсы «Конституция СССР» и логики. Сами понимаете, что оба этих курса в школе любой страны нужны. Однако боюсь, что если поручить нынешним специалистам создать учебник логики, то получится такая заумь, от которой дети еще больше одуреют, поскольку такие же одуревшие «училки» заставят детишек эту заумь тупо заучивать. Так вот, Теория относительности Эйнштейна является прекрасной иллюстрацией к учебнику логики, поскольку на конкретном примере этой теории можно легко показать даже детям, что получается, когда дяди, неспособные логически мыслить, пытаются нарисовать себе и другим, как выглядит мироздание.

— Это следовало из упомянутой книги?

— Да, на первых 37 ее страницах А. Ф. Сазонов прекрасно показал отсутствие способности логически мыслить у сторонников ТО. Далее, Сазонов убедительно показал, что свет — это только волна. Толково написано! Но начиная с 46-й страницы А. Ф. Сазонов принялся прикладывать к материальным телам силовые линии гравитационного поля в виде жестких стержней:

«…В отличие от общепринятого представления, приходится считать, что силовые линии тяготения не воображаемые линии, а вполне реальные, очень тонкие длинные «стержни» с определенными диаметром и длиной, образующие вокруг каждого тяготеющего тела структуру, которой можно дать условное название «ЕЖ»».

И пусть он меня простит, мне после этого стало как-то неинтересно читать. Как я понял, автор категорически не приемлет эфир, и хочет и Теорию Эйнштейна сохранить, и что-то полезное понять. Поэтому так у него и вышло: нет эфира, без него электромагнитным волнам распространятся негде, вот автор и дошел до материальных тел в виде ежа — в виде упругих силовых линий гравитационного поля этих материальных тел.

— А вы верите в наличие эфира?

— Мне верить в эфир не надо — я понимаю, что он есть. Причем дело не в том, что хорошо знакомый мне и уважаемый мною доктор технических наук В. Ацюковский является сторонником существования эфира. Да, он подарил мне свою «Эфиродинамику», я даже прочел в ней первые страниц 150 — до того, как пошли формулы. Но я не физик и не собираюсь им становиться, чтобы пользоваться этими формулами. Попадись мне «Эфиродинамика» лет 35 назад, возможно, она бы и меня увлекла, и я начал бы вникать в формулы. А сейчас я не вижу в этом необходимости.

Для понимания наличия эфира, мне достаточно того, что пространство во Вселенной между материальными телами, так называемый сегодня вакуум, пустота, имеет массу (не помню точно) примерно в 30 000 раз большую, нежели масса материальных тел! Это что за пустота, которая в 30 000 раз массивнее не пустоты? Эту массу может иметь только эфир. А всякие выкрутасы типа «физического вакуума» пусть любители ТО оставят себе для забав, мне эти забавы неинтересны. Эфир — мельчайшие частички материи, распространенные в объеме всего, что есть в мире, — это реальность.

Кстати, В. А. Ацюковский дает эфиру такое определение: «Эфир — мировая среда, заполняющая мировое пространство, является строительным материалом для всех без исключения видов вещества; движения этой среды проявляются в виде соответствующих силовых полей, и она является обычным реальным, т. е. вязким и сжимаемым газом. Плотность эфира в околоземном пространстве составляет 8,8510 — 12 кг/м3, давление в нем более, чем 2·1032 Н/м2, вязкость ничтожно мала, чем и объясняется его исчезающе малое воздействие на движение планет».

— А Эйнштейн эфир отрицает?

— Да, но интересно, почему отрицает. Как-то разговорились мы с доктором наук, физиком, который уже очень давно не просто доказывает несостоятельность ТО, но и пытается понять, путем каких умозаключений Эйнштейн и его сторонники пришли к этой теории. И он указал мне на интересную проблему, которая встала перед Эйнштейном и его современниками. К тому времени понимание того, как распространяются волны, и того, как распространяется свет, прямо указывало, что эфир — это твердое тело. Потому и А. Ф. Сазонов вынужден в своей модели при отсутствии эфира вводить стержни силовых линий. Но тогда перед физиками встал вопрос, на который они не в состоянии были ответить, — как через это твердое тело без какого-либо тормозящего сопротивления могут проходить материальные объекты? Как это можно образно себе представить? Как это согласуется с тем, что во Вселенной все объекты движутся без какого-либо сопротивления со стороны эфира?

И физики отказались от эфира, после чего вынуждены были ввести двойственность света (и волна, и частица), а дальше пошло-поехало. Уж если вы сели в поезд, идущий не туда, то сколько бы вы ни ехали, трудно ожидать, что вы сойдете на нужной станции.

— Но как же было не отказаться, если движение тел без сопротивления со стороны эфира — это очевидное противоречие? — Нет, неочевидное. После этого разговора с упомянутым физиком я в свободное время задумался над этой проблемой. И пришел к выводу, что Эйнштейн с последователями просто недодумали, поспешив отказаться от эфира. Представить себе, как именно твердое материальное тело без сопротивления проходит сквозь такое же твердое материальное тело (эфир), несложно. Давайте это образно представим так. Сейчас уже мало кто видел ртуть и образно представляет ее свойства. Но во времена Эйнштейна это был, пожалуй, самый распространенный жидкий металл для физических лабораторий. Возьмем гладкую линейку или плоский желоб, насверлим в нем достаточно глубокие лунки, а в них опустим капельки ртути так, чтобы они частично выдавались из лунок. Это модель твердого эфира, частицы которого жестко встроены в его кристаллическую решетку. Нальем в начале желоба лужицу ртути и наклоним желоб, чтобы эта лужица покатилась вниз. По идее, выступающие капельки ртути должны тормозить лужицу. Но этого не будет, они будут втягиваться в лужицу, ускоряя ее. А сзади из лужицы капельки ртути будут заполнять лунки, отрываясь от лужицы и этим тормозя ее. Силы, ускоряющие растекание лужицы и замедляющие его, будут равны и в своей сумме никакого влияния на растекание лужицы не окажут. Ведь физическое тело движется равномерно не только тогда, когда на него не действуют силы, но и тогда, когда силы сопротивления движению уравновешены силами, заставляющими тело двигаться.

— Так вы нашли строение эфира? — Это гипотеза! И когда я рассматривал вопрос происхождения жизни на Земле, то создал свою физико-химическую теорию с одним постулатом и без парадоксов, но она ограничивается атомным уровнем, я ее не доводил до уровня эфира. В связи с этим я не претендую на истинность описанной выше модели строения эфира, поскольку мне это не требуется. Для меня и эфир, и ТО — это не более чем удовлетворение естественного любопытства.

— Но если вы из любопытства интересуетесь этим вопросом, то зачем было касаться Эйнштейна? — Вред от Эйнштейна не в том, что он ошибся и выпутывался из ошибки изначально негодными постулатами. Не ошибается тот, кто не работает. И до Эйнштейна история науки была переполнена ошибками и ошибочными теориями. Вред я вижу в том, что, пожалуй, с Эйнштейна в практику вошло, что ученый может изучать объект и без приложения к нему логики, и без образного представления объекта, который он изучает.

— И вы пытаетесь убедить в этом стороннников Эйнштейна? — Убеждать уверовавших в Эйнштейна — это непродуктивная трата времени. Так полагает и В. А. Ацюковский. Он никогда не писал для «Дуэли» материалы с критикой ТО, я публиковал выдержки из его старых работ. А Ацюковский приносил работы по проблемам коммунизма. И когда я попросил его написать что-либо на тему Эйнштейна, то Ацюковский категорически отказался, заявив примерно так: «Мне уже много лет, я не могу тратить оставшееся время на ТО, я постараюсь как можно больше сделать в области эфиродинамики».

— Вообще-то это веский довод.

— Поэтому я и не стал настаивать. Но есть и иное основание не тратить сил на критику ТО.

Если человек зазубрил положения ТО, защитил диссертацию, считает себя физиком, то как вы докажете ему, что ТО ошибочна? Это вам кажется, что вы ему доказываете, что Эйнштейн дурак, на самом деле вы доказываете, что этот эйнштейнист — дурак. Он в этом никогда не признается — тем более себе. Я это увидел, когда критиковал высадку американцев на Луну: самые стеклянные глаза и тупое упорство в отстаивании «американских достижений» было как раз у научных работников ныне разваленной космической отрасли СССР. Как это дело выглядит в их глазах? Получается, что я, любитель, лунную аферу увидел, а они, профессионалы — нет?! Они с таким положением дел согласиться не могут, поскольку это бросает тень на их профессионализм и умственные способности.

Только умный может позволить себе роскошь признаться в глупости, для дурака это дело невозможное. Приведу пример.

Я был начальником цеха заводских лабораторий, а химическую лабораторию убирали две технички, которые, по идее, должны были работать с 8.00 до 17.00. Но часть залов и комнат была задействована только днем, и было трудно, да и глупо убирать их, когда там уже работают люди. Поэтому одной техничке изменили график работы. Она приезжала первым автобусом в 6.00, убирала наиболее сложные в производственном отношении помещения, а затем убирала кабинеты, все это делала без перерыва, посему и уезжала домой в 14.00. А вторая начинала в 8.00, мыла посуду и убирала разлитые реактивы и грязь, образовавшуюся по ходу дневной смены, работая до 17.00. И вот приходит ко мне вторая уборщица и жалуется на «несправедливость»:

— Почему той уборщице разрешают уезжать в два часа, а я работаю до пяти?

— Потому что та работает с шести и без обеда, а ты с восьми и с обедом.

— Это неправильно, пусть тоже работает до пяти.

— Но тогда же получится, что она работает не 8 часов, а 10.

— Ну и что?

— Послушай, может быть, вас менять? Одну неделю она будет работать с шести, а вторую ты.

— Нет, мне не нравится работать с шести, пусть она работает до пяти.

Смех смехом, но я не смог ее убедить в справедливости этого графика: она пропускала мимо ушей все мои доводы, что по фактическому времени они работают одинаково, она требовала, чтобы они обе работали до пяти, иначе это «несправедливо». Я вынужден был прекратить разговор с ней, и она, обидевшись, спустя некоторое время нашла другую работу и перевелась в другой цех. Почему? Потому что, оставшись у меня, она самой себе обязана была бы признаться, что она дура и выдвигала дурацкие требования. А ушла она с сознанием своей правоты — с сознанием, что она умная женщина, а я гад, допускающий несправедливости.

— Но это же неумная женщина.

— А эйнштейнисты умные? Надежд, что эйнштейнисты прозреют, очень мало, тратить силы под эти надежды — глупо.

Вопрос требует кардинального решения. Нужно, чтобы в науку, да и никуда не попадали люди, неспособные логически мыслить, неспособные образно представлять процессы, в которые они вмешиваются. А для этого нужно срочно заняться школой, поскольку вся человеческая тупость прет из школы, из негодной латинской системы обучения детей.

— Иногда складывается впечатление, что вы, оценивая состояние науки, идете всем наперекор из какого-то принципа. — Да при чем тут это? Скажем, я, к примеру, уважаю Анатолия Вассермана, но вот даже он недавно позволил себе высказаться в том смысле, что Лысенко был плохим биологом. А ведь это Вассерман! А что тогда говорить об остальных? И волей-неволей займешься вопросом, почему эта наша местная научная немочь нескончаемо прыгает на Лысенко. Почему у этих научных импотентов, которые никогда ничего и никому не дали, кроме болтовни, прямо-таки жизненная потребность изолгать Лысенко и унизить?

— А почему? Давайте поговорим о Лысенко и о том, как он губил несчастную генетику.

— Вопрос требует подробностей. Вот, примеру, на сайте некоего Ю. Кузнецова дается краткая биография Лысенко. И, поверьте, именно такую биографию дают почти все.

«Открытия.

Основал мичуринскую агробиологию (мичуринская биология, мичуринская генетика) — научную школу, имеющую лишь косвенное отношение к имени Мичурина. В частности, новое учение отрицало значение хромосом как носителя наследственности. Впоследствии эта школа была признана лженаучной.

Разработал и внедрил методику борьбы со свекловичным долгоносиком. Позже выяснилось, что этот способ первым предложил венгерский энтомолог Яблоновский; в итоге методика не оправдала ожиданий.

Поддерживал и развивал теорию Ольги Лепешинской о новообразовании клеток из бесструктурного «живого вещества». Эта теория была признана антинаучным направлением биологии.

Биография.

Советский биолог и агроном, действительный член Академий наук России и Украины, академик ВАСХНИЛ, Герой Социалистического Труда, кавалер восьми орденов Ленина и множества медалей, трижды лауреат Сталинской премии, в историю вошел как сподвижник, а затем главный оппонент Николая Вавилова. Родился в Полтавской области, закончил Киевский сельскохозяйственный институт. Работал на селекционных станциях, во Всесоюзном селекционно-генетическом институте (Одесса), был директором Института генетики Академии наук и президентом ВАСХНИЛ (1938–1956, 1961–1962). В начале 1930-х годов работы Лысенко по яровизации (превращению озимых культур в яровые путем воздействия низкоположительных температур на семена) поддержал академик Вавилов. Главным преимуществом исследований была возможность управления длиной вегетационного периода. С этого момента авторитет Лысенко в советской науке резко вырос. С 1936 года выступал как главный противник российских генетиков, в том же году Николай Вавилов впервые публично высказал несогласие с позицией Лысенко. Противостояние официальной советской науки и генетиков продолжилось, позже начались гонения и массовые аресты. В 1940 году был арестован и Вавилов; члены его семьи и многие историки напрямую винят в этом Лысенко, который сразу же после смещения Вавилова занял его место директора Института генетики. Во время Великой Отечественной войны в эвакуации, в Омске, Лысенко работал над агротехникой зерновых культур. В 1955 году в ЦК КПСС было направлено так называемое «письмо трехсот», подписанное 297 учеными (среди них биолог Насонов, физик Гинзбург, академики Ландау, Тамм, Капица и Сахаров), которые критиковали деятельность Лысенко, — это стало началом конца карьеры ученого».

— Ну и что же в этой биографии не так? — Начнем с того, что рассмотрим вот эти, данные Кузнецовым сведения: «… новое учение отрицало значение хромосом как носителя наследственности » и «с 1936 года выступал как главный противник российских генетиков». Это же циничная ложь!

— А как на самом деле, как было дело с этой самой мичуринской генетикой Лысенко?

— Вот выступление Лысенко на сессии ВАСХНИЛ в дискуссии с Вавиловым в 1939 году:

«Из имеющихся фактических материалов нам становится ясно, что изменять породу, объединять наследственные свойства одной и другой породы можно и без «перехода» хромосом этих пород, т. е. без непосредственной передачи хромосом от одной породы к другой. Ведь при вегетативной гибридизации, как я уже говорил, хромосомы из подвоя в привой или наоборот не «ходят», а свойства наследственности могут передаваться и путем обмена пластических веществ.

Митин. Но знать эти хромосомы, вообще говоря, неплохо.

Лысенко. Когда же я говорил или писал, что не нужно изучать оболочку клетки или хромосомы? Кто из нас говорил, что хромосомы не надо изучать?

…Никто из нас не говорил и не говорит, что хромосомы не играют большой биологической роли в организме, в том числе, конечно, и в наследственности. Но биологическую роль хромосом морганизмом-менделизмом было запрещено изучать. Морганисты-менделисты превратили цитологию в цитогенетику, т. е. вместо изучения клетки как таковой и ее частей морганисты свели все только к счету и морфологии одних хромосом. Изучение биологической роли, биологической значимости хромосом, этой важнейшей части клетки, — нужнейшее дело, и я как президент Академии с.-х. наук им. В. И. Ленина должен всемерно этому способствовать. Ведь только по моей инициативе в этом зале присутствует и докладывал цитолог тов. Чернояров, который уже давно борется с цитогенетикой, уводящей науку от настоящего биологического понимания и изучения клетки и ее составных частей».

— Тут как-то очень сложно… — Поясню. Организм состоит из клеток, внутри клетки есть ядро, а в нем хромосомы. По Вейсману и Моргану, наследственность передавалась некими мелкими частичками — генами, которые у животных содержатся в яичниках и семенниках. И которые в момент оплодотворения яйцеклетки переходят на хромосомы и якобы передают наследственность от родителей потомству.

— А разве гены — это не кусочки хромосом?

— Нет, это уже в 50-х менделисты цинично подменили понятия и начали называть генами не «частички наследственности» в семенниках и яичниках, а участки хромосом. А во времена дискуссий Лысенко с морганистами те генами считали некие отдельные от тела организма маленькие шарики.

Вот «Малая советская энциклопедия», ее 3-й том, который был сдан в производство в 1933 году, когда Президентом ВАСХНИЛ был Н. Вавилов. Статья «Ген»: «ГЕН — материальная единица наследственности живых существ…Передача генов потомству осуществляется хромозомами (так в то время писалось это слово ), в к-рых и расположены Г. в определенном числе и порядке…Размер Г. очень мал, диаметр — приблизительно 0.02—0.06 микрона» .

И вавиловцы (назову их так) в своих институтах и на кафедрах запрещали изучать передачу наследственности всем телом клетки, поскольку при этом валилась их теория о генах, сидящих на хромосомах. Но практика (вегетативная передача наследственных признаков) показала, что признаки можно передать по наследству и без этих пресловутых шариков-генов. И Лысенко требовал не запрета изучения наследственных свойств хромосом, а требовал изучать весь организм — он не давал придуркам уменьшать объект исследований! Отбросим пока в сторону вопрос, кто был прав с точки зрения научной истины. Но Лысенко как президент Академии, как руководитель всех ученых был прав или нет? Как смел Вавилов и его последователи не давать ученым изучать то, что они обязаны были изучить?

— Вообще-то мы привыкли, что это Лысенко писал доносы на генетиков.

— В том-то и дело, что Лысенко никогда и никаких доносов не писал! Это вавиловцы в те годы, чтобы прекратить дискредитацию морганизма-менделизма, по выдуманным обвинениям писали в НКВД доносы на тех ученых, кто изучал вегетативную гибридизацию — скажем, на тогда еще аспирантку М. В. Алексееву. Писали в ЦК доносы на самого Лысенко. Не выбирая средств, душили тех, кто подрывал теоретические основы менделизма.

Лысенко, естественно, не скрывал своего отношения к вейсманизму и морганизму-менделизму: «Заканчивая, могу сказать следующее: напрасно товарищи менделисты заявляют, что нами исповедуется закрытие генетики… Я согласен взять от менделизма все, что брал из него И. В. Мичурин. А он-то, насколько я понимаю суть учения Мичурина, для дела из менделизма ничего не брал…Только та теория, которая помогает тебе в практическом решении взятых или порученных заданий, приобретает право на научный авторитет. Мичуринское учение мне всегда помогало во всех моих научных работах. Менделизм и морганизм не только не помогали, но нередко мешали. Вот почему для меня учение Мичурина является колоссальным авторитетом в агробиологии, а учение Менделя и Моргана иначе как ложным я назвать не могу».

И не нападал Лысенко на морганизм-менделизм — эта антинаучная рухлядь с их шариками-генами ему и даром не требовалась, он не тратил на нее силы. Он требовал от всех биологов приносить пользу стране. И за это вавиловцы сами нападали на Лысенко, обвиняя в «научной некомпетентности», — ботаник Вавилов его, генетика, обвинял в «борьбе с генетикой».

Лысенко же закончил свое выступление так: «Я неоднократно заявлял генетикам-менделистам: давайте не спорить, все равно менделистом я не стану. Дело не в спорах, а давайте дружно работать по строго научно разработанному плану. Давайте брать определенные проблемы, получать заказы от НКЗ СССР и научно их выполнять. Пути при выполнении той или иной практически важной научной работы можно обсуждать, можно даже по поводу этих путей спорить, но спорить не беспредметно».

— Это в стиле кота Леопольда: «Давайте жить дружно!»

— В общем-то так, но теперь давайте поговорим по поводу Лысенко как ученого.

Лысенко сделал действительно выдающееся открытие в биологии — создал теорию стадийного развития растений. И этим открытием до сих пор пользуются все селекционеры. Определения понятий роста и развития, разработанные Лысенко, стали классическими. Лысенко, скажем, находится во французском списке «100 выдающихся ученых в истории человечества».

С помощью своей теории Лысенко сначала создал агротехнический прием яровизации, который имел громадное значение в условиях, когда страна еще не имела высокоурожайных сортов яровых культур. Достаточно сказать, что под яровизированные посевы было отведено к 1941 году до 14 миллионов гектаров. В 1940 году яровизация дала 15 миллионов центнеров дополнительного урожая.

Между прочим, в 1933 году еще числившийся в «великих ботаниках» Н. Вавилов, будучи тогда президентом ВАСХНИЛ, назвал это открытие Лысенко «крупнейшим достижением в области физиологии растений за последнее десятилетие». Оно было доложено Вавиловым и на международном симпозиуме по проблемам генетики и селекции в США в 1933 году. Небось Вавилов говорил словами из будущего фильма «Волга-Волга»: «Под моим чутким руководством!»

В 1936 году Т. Д. Лысенко разработал способ чеканки (удаление верхушек побегов) хлопчатника. И этот агротехнический прием, увеличивающий урожайность хлопка, до сих пор применяется повсеместно. В 1939 году Т. Д. Лысенко разработал новую агротехнику проса, позволившую увеличить его урожайность с 8–9 до 15 центнеров с гектара. В предвоенные годы Т. Д. Лысенко предложил в южных районах Советского Союза применять летние посадки картофеля для улучшения его сортовых качеств. Во время войны он предложил посадки картофеля верхушками клубней, в чем, казалось бы, не было ничего нового. Но Лысенко рискнул заготовить эти верхушки с осени, а сам посадочный картофель за зиму съесть, что было невероятно — никто не верил, что верхушки можно будет сохранить как посадочный материал до весны. Лысенко пошел и на риск посевов хлебов по стерне. Этот способ, сберегающий почву от эрозии, до сих пор применяется как у нас на целинных землях, так и в Канаде. А его лесополосы, защитившие в СССР миллионы гектаров от суховеев, а использование природных врагов — вредителей сельскохозяйственных культур вместо ядохимикатов?

Кто из прошлых и нынешних «генетиков» может сравниться по объему реальных научных достижений с Лысенко?

Его будущий оппонент Н. Вавилов, дискредитировавший себя и как ученый, и как руководитель, в 1935 году не был избран на пост президента и остался только вице-президентом ВАСХНИЛ. А в 1938 году академики избрали на его место Лысенко — самого выдающегося биолога страны. Мало того, что это было обидно лично для Вавилова, но Лысенко, как президент ВАСХНИЛ, еще и начал требовать, чтобы и вавиловцы приносили практическую пользу стране. На что те, естественно, были неспособны. Отсюда и полез ботаник Вавилов дискредитировать как ученого генетика Лысенко (Лысенко был директором Всесоюзного селекционно-генетического института в Одессе). Что тут непонятного? Научные импотенты пытались дискредитировать очень успешного ученого — это кому-то в диковинку?

— Но, скажем, в Википедии Лысенко называют не ученым, а агрономом.

— Да, Лысенко был и выдающийся селекционер, он руководил множеством учеников. Они вывели почти все сорта, которые сеялись в СССР, мало этого, эти сорта занимают и сегодня существенный клин в Европе. При этом Лысенко не залез в соавторы ни к одному своему ученику, хотя за новый сорт полагалась очень большая премия. Исключительной честности был человек!

И вот Ю. Кузнецов пишет: «Представители любой отрасли, будь то школа, медицина, армия, наука и пр., как только слышат об отдаче, о реформе, так затягивают ритуальный плач о «недостаточном финансировании», мол, будь финансирование «достаточным», то посыпались бы как из рога изобилия и реформы, и открытия. Это неправда, вначале нужны идеи, а уж потом деньги на их воплощение, а идей-то и нет». Тогда у меня возникает вопрос: а ты понимаешь, о чем пишешь? Какие идеи, какие открытия, пригодные для внедрения, дали Вавилов и его пресловутые генетики, целью которых было только паразитирование на бюджете?

А когда в 1983 году выдающегося ученика Лысенко, селекционера Д. А. Долгушина, пшеница которого уже занимала в посевах СССР 6 миллионов гектаров, поставили перед выбором: отказаться от Лысенко или от звания Героя Социалистического Труда, Долгушин отказался от Звезды Героя. Уважение к трудам и честности уже ошельмованного Лысенко среди выдающихся селекционеров во всем мире было и осталось огромным.

— Эту сторону личности Лысенко как-то упускают.

— А ведь почти все допрошенные сослуживцы Вавилова на допросах подтвердили, что он враг народа. И, кстати, только Лысенко встал на защиту Вавилова и на запрос НКВД написал, что ему ничего не известно о вредительской деятельности Вавилова. И это при том, что и сам Вавилов до ареста, и его соратники писали и писали доносы на самого Лысенко!

Да, собственно, Вавилов не упускал случая поучаствовать в шельмовании не только Лысенко, любил Вавилов это дело. Вот образчик его «научных трудов»:

«…Мы требуем от нашего советского суда беспощадной расправы с подлыми предателями! Мы требуем уничтожения презренных выродков!

Мы требуем также до конца расследовать участие правых отщепенцев — Бухарина, Рыкова, Угланова — в преступной деятельности троцкистов и привлечь их к самой суровой ответственности…

…Академики: А. Архангельский, Н. Вавилов, Н. Горбунов, И. Губкин, Г. Кржижановский, А. Терпигорев.

Известия ЦИК СССР № 24 (6186) от 27 января 1937 г.»

— Но как же протест научной общественности против Лысенко в те годы? Они ведь жили в то время, неужели они хуже нас понимали, кто такой Лысенко? — А вы присмотритесь к списку этой научной общественности, данной в биографии Лысенко, написанной Ю. Кузнецовым. И обратите внимание, кто именно в 1955 году подписал письмо с требованием снять Лысенко с должности президента. Это как бы физики — типа гинзбурги, ландау и таммы с сахаровыми. Они понимали что-то в биологии, чтобы требовать снятия с должности самого выдающегося биолога СССР? Чего они засуетились? Не понятно?

— Действительно, а почему? При чем тут Лысенко к физике?

— Это они Хрущева в зад целовали этим письмом, поскольку Лысенко как раз выступил против идиотского плана Хрущева поднятия целины, и Хрущеву нужен был повод прекратить критику со стороны Лысенко. Большинство биологов и агрономов честными были, среди них нужное количество подписантов не набиралось. Вот и подключили к этой гоп-компании числившихся «выдающимися физиками».

Правда, Хрущев, посмотрев на импотентность «генетиков», опомнился и в 1961 году снова уговорил Лысенко занять должность президента ВАСХНИЛ, но тут же снова полез на трибуну с идеей всеобщей кукурузации страны. Лысенко опять выступил против, и в 1962 году был снят Хрущевым с должности окончательно.

Сегодня генетику сменила молекулярная биология, в которой той, менделеевской генетики, практически не осталось. А современные гипотезы в области молекулярной биологии больше соответствуют идеям Лысенко, а не морганистов. Многие положения Лысенко по генетике, которые не признавались его современниками, в настоящее время полностью подтвердились. Например, положение о том, что наследственность может передаваться не только половым путем, но и клетками тела, и многие другие. Лысенко был прав, но отечественные «интеллектуалы» до сих пор считают его душителем биологии и дураком.

«Лысенко и теперь живее всех живых!» — озаглавил свой пост Кузнецов. Если бы! Живее всех живых бездарные паразиты, на которых сегодня уже нет управы ни в лице Сталина, ни Лысенко.

— Давайте на этой категорической фразе завершим эту тему, поскольку у меня вызрел вопрос: а у вас вообще есть какие-нибудь авторитеты, вы хоть кому-нибудь верите?

— Понимаете, если этот человек действительно понимает то, что утверждает, то он сможет мне это объяснить. Верить ему мне просто нет необходимости. А давить на меня академическими званиями бесполезно — я этих академиков уже в разных видах видывал и прекрасно понимаю, кто это.

Если я заинтересовался вопросом, то я сам буду в него вникать, изучать факты и сам сделаю выводы. Мне не надо, чтобы этот вывод был оригинален, поскольку если он оригинален, то это значит, что меня опять будут шельмовать «умники». Мне спокойнее, если этот вывод уже кем-то сделан. Главное, чтобы он был истиной или максимально к истине приближен. Но, правда, если мой вывод все же оригинален, то мне наплевать даже на самый страшный авторитет по фамилии Этообщеизвестно . Жизнь показывает, что как только начинаешь вникать в эту общеизвестность, то тут как раз и появляются неожиданности.

А если я данным вопросом не занимался, то, разумеется, я думаю о нем, как все.

 

Военно-исторические расследования

 

Основная причина поражений в войне

— Как военный историк вы воспринимаетесь неоднозначно. Есть ваши восторженные почитатели, отмечающие ваш исключительный талант исследователя, но есть и яростные противники. С одной стороны, вас воспринимают как «ничего не понимающего в истории», как «квасного патриота», как «твердоголового сталиниста». С другой стороны — как «либерала, клевещущего на наших доблестных генералов и офицеров». Как вы сами себя оцениваете?

— Чтобы ответить на это, надо сначала ответить на вопрос, а зачем нам вообще изучать историю?

Мой ответ таков: историю необходимо изучать для того, чтобы не повторять сегодня тогдашних ошибок своих предков. Поэтому нам важно понять, что же тогда происходило.

Есть пропаганда военная и предвоенная. В такое время все остальное идет побоку, и остается только одно: мы, русские, мы всегда побеждаем и с нами Бог! Была бы сейчас война, и я бы следовал этому правилу безо всякой цензуры. Но сейчас нет войны! И пока войны нет, задача военной истории — вскрыть все ошибки и выяснить все успехи в изучаемой войне, чтобы в следующей войне максимально использовать успехи и не повторять ошибок. Вообще-то если так поступать, то враг и не сунется.

— Это понятно, но получается, что вы сомневаетесь в способности нашего народа вести войну.

— Как в этом можно сомневаться по итогам Великой Отечественной войны? Но ведь были же у нас и огромные потери! С их причинами надо разобраться хотя бы сейчас, чтобы в будущей войне их не допустить.

Да, конечно, можно объяснить обстоятельствами непреодолимой силы и Крымскую войну, и японскую, и всю историю царизма, а общее тогдашнее мнение и немцев, и англичан о России, как о колоссе на глиняных ногах, считать русофобскими наветами. А зачем? Бездельным русским Ванькам будет на душе приятно, это так. Но ведь деятельные русские будут введены в заблуждение и ошибки не будут исправлены. Это нам очень надо?

— А что, при Сталине наш народ стал в военном отношении хуже?

— Наоборот! В Первую мировую войну царская Россия тоже воевала с немцами, в той войне тоже были и примеры русской доблести, и примеры русской стойкости. Тоже были убитые, раненые, пленные. И вы понимаете, что чем более мужественен и более предан Родине человек, тем больше вероятности, что в бою его убьют, но в плен он не сдастся. А чем больше человек трус, тем больше вероятности, что он сдастся в плен, даже если он еще может сражаться. И при сравнении этих двух войн элементарные расчеты показывают, что при коммунисте Сталине боевая стойкость генералов была в 6,5 раза выше, чем при царе, боевая стойкость офицерства была в 8 раз выше, а стойкость солдат — выше в 17 раз! Не на проценты, а в разы!

Вот и оцените, что значит царская Россия и что значит сталинская.

— Тогда чем же вызваны наши потери?

— 22 июня 1941 года на СССР напала практически вся Европа во главе с Германией. Тем не менее можно ли было их разгромить у границ СССР? Да, думаю, что можно было.

Виновато ли руководство СССР в поражениях начала войны? Безусловно, на то оно и руководство, чтобы быть виноватым в поражениях. Но руководство СССР состояло из руководства всем Союзом — это Сталин. И было руководство Вооруженными Силами СССР, руководство фронтами, армиями, дивизиями, полками, батальонами, ротами, взводами и отделениями. Какого руководства и в чем вина — вот в чем вопрос!

Да, руководство может потерпеть поражение ввиду превосходящих сил противника, но ведь СССР победил в той войне, уже понеся огромные потери людей и оружия. Значит, вопрос борьбы с противником в начале войны, когда еще не было этих потерь, не был нерешаемым.

Ну, и руководство может обусловить поражение, если во главе руководства стоит предатель-подлец или дурак.

Но Советский Союз победил в войне, причем начал побеждать, когда Сталин взял на себя командование фронтами в условиях, когда СССР потерял уже 70 миллионов населения из 190. Следовательно, Сталин не был ни предателем, ни дураком.

Кроме того, и в 1941-м, и в 1942 годах не все военное руководство, отвечавшее за потери, вело себя одинаково — одни дивизии и армии отчаянно сражались, другие сдавались в плен.

— И как вы это объясняете?

— Низким морально-профессиональным уровнем советских генералов и кадрового офицерства. Этот уровень был намного выше царского, а к концу войны и немецкого, но все же он был недостаточен, особенно в начале войны.

Судя по всему, немцы достаточно презрительно относились к советским генералам и офицерам, сдававшимся в плен, и не видели своих особых заслуг в пленении этого трусливого сброда. Военный историк Пауль Карелл описывает историю одного такого генерала, да и то мельком. Это был командир 4-й танковой дивизии генерал-майор Потатурчев. Его дивизию немцы обошли, она практически не участвовала в боях, не считая бомбежек немецкой авиации. Тем не менее она как соединение в несколько дней развалилась. А Потатурчев с несколькими офицерами, переодевшись в гражданское, бросил своих солдат и сбежал, сдавшись немцам в плен под Минском.

— Но что же может поделать генерал, если его войска окружены?

— Драться! В ходе той войны на советско-германском фронте немецкие армии трижды попали в окружения советских войск: под Демянском около 100 тысяч немцев попали в окружение в январе 1942 года — и больше года (до февраля 1943 года) сражались в окружении или полуокружении, пока не вырвались из «мешка»; в ноябре 1942 года 6-я немецкая армия попала в окружение под Сталинградом — и больше двух месяцев сражалась как единое целое; под Корсунь-Шевченковским в январе 1944 года были окружены около 90 тысяч немцев, которые три недели сражались как единое целое, а затем пошли на прорыв и частично прорвались.

Немцы окружали советские войска, по моему счету, восемь раз: под Минском, под Смоленском, под Уманью, под Киевом, под Вязьмой в 1941 году; 33-ю армию в ходе Ржевско-Вяземской операции, войска Южного и Юго-Западного фронтов под Харьковом и 2-ю ударную под Ленинградом в 1942 году.

И только 33-я армия генерала Ефремова, отказавшегося бросить своих солдат, сражалась в окружении почти полгода, и 2-я ударная — три недели. Во всех остальных случаях, как только немцы окружали наши войска, кадровое офицерство практически немедленно прекращало управление ими, бросало солдат и сдавалось в плен либо пыталось удрать из окружения самостоятельно — без войск.

Это застарелый менталитет царских генералов — именно так они вели себя в Первую мировую войну.

— И вы полагаете, что это сыграло главную роль?

— Основную. На самом деле причин потерь очень много, поскольку война — это дело, зависящее от очень многих факторов.

И вот когда начинаешь разбираться с подробностями этих боев, невольно приходишь к единственному выводу — да, в целом командование Красной Армии было на порядок лучше, чем командование царской. Но вина за те тяжелейшие потери, которые Советский Союз понес в первые годы войны, была целиком обусловлена низким морально-профессиональным уровнем значительной части кадрового командования Красной Армии.

Вина же политического руководства СССР, т. е. Сталина, была в том, что он не уничтожил в Красной Армии гнусный дух царской армии. И не организовал обучение и воспитание командования Красной Армии так, чтобы оно имело целью защиту Родины во время войны, а не паразитирование на шее народа в мирное время.

 

Европейская хуцпа

— Давайте об этом чуть позже, а сейчас по хронологии я хочу затронуть причины войны. Как вы относитесь к тому, что Европа в настоящее время ставит знак равенства между Гитлером и Сталиным, между гитлеровской Германией и сталинским СССР?

— На языке идиш есть слово «хуцпа» (зецфМд), которое означает «сверхнаглость». Объясняют ее обычно таким примером: сын, убивший из корыстных побуждений родителей, требует у суда снисхождения к себе потому, что он теперь сирота.

И только этим словом «хуцпа» можно точно описать то, что сегодня в Европе, а вслед за Европой и почти во всех странах СНГ вину за развязывание Второй мировой войны возлагают на «гитлеровский и сталинский тоталитарные режимы». Давайте кратко.

Германии первой половины ХХ века для начала любой войны, а не только мировой, требовались силы, состоящие из людских и промышленных ресурсов. Да, к 1939 году Германия необходимые для войны силы собрала, но с чьей помощью?

Разве в 1936 году это не воевавший в Испании СССР, а Англия и Франция своим бездействием позволили восторжествовать в Испании фашистам — фактическим союзникам Германии во Второй мировой войне? Разве это СССР, а не Англия и Франция в 1936 году позволили Германии вернуть в свой состав демилитаризованную Рейнскую область? Разве Сталин, а не премьер-министр Великобритании С. Болдуин успокоил мир уверениями, что вступление германских войск в Рейнскую область «не содержит угрозы военного конфликта» ? Разве в 1938 году, накануне присоединения к Германии Австрии, Сталин, а не тогдашний британский премьер-министр Невилл Чемберлен заявил в парламенте, что Австрия не может рассчитывать на защиту Лиги Наций: «Мы не должны обманывать, а тем более не должны обнадеживать малые слабые государства, обещая им защиту со стороны Лиги Наций и соответствующие шаги с нашей стороны, поскольку мы знаем, что ничего подобного нельзя будет предпринять» . Разве в 1938 году Сталин, а не тот же Чемберлен и премьер-министр Франции Эдуард Даладье сдал в Мюнхене Гитлеру Чехословакию — на тот момент, одного из крупнейших в мире производителей оружия? На Мюнхенский сговор СССР даже не пригласили, хотя во всем мире только Советский Союз подтверждал готовность воевать за независимость Чехословакии. И, наконец, разве это в августе 1939 года СССР, а не Англия, Польша и Франция отказались от оборонительного военного союза против агрессивных замыслов Германии?

И разве это не СССР, а Англия и Франция, давно подписавшие с Германией пакты о ненападении, в 1939 году воспользовались этими пактами и лишили Германию людской и экономической мощи западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтийских стран? Разве это Англия и Франция, а не СССР в 1940 году накануне решающих битв привели в ослабленное состояние тогдашних союзников Германии Финляндию и Румынию?

Разве это в пакте «Молотов — Риббентроп», а не в договоре между Англией и Польшей от 25 августа 1939 года стороны договорились оказывать друг другу военную помощь? И не просто помощь в случае агрессии, но и в любом другом случае, когда эти стороны сочли бы войну для себя «жизненно важной»?

Пусть Ангела Меркель или пенсионеры Герхард Шредер или Гельмут Коль мысленно поставят себя на место канцлера Германии Адольфа Гитлера в августе 1939 года, но учтут наличие военного союза Польши с Англией, узнают про то, что Польша уже отмобилизовала армию в 3,5 миллиона человек и начала вырезать мирное немецкое население на территории Польши. Пусть услышат, как польский главнокомандующий Рыдз-Смиглы громогласно хвастается продиктовать Германии мир в Берлине. А после этого эксперты Меркель, Шредер и Коль пусть предложат историкам вариант того, что Гитлер должен был делать в августе 1939 года? Ждать, пока и Англия отмобилизует армию? Обращаться к «мировому сообществу»? А какой толк?

Мировое сообщество согласилось с захватом Польшей немецких земель по итогам Первой мировой войны. Мировое сообщество требовало от Польши вывести войска из Литвы и вернуть Литве ее столицу Вильнюс, захваченную Польшей в 1920 году как Вильно. А Польша нагло посмеялась над этими требованиями. «Мировое сообщество» не разрешало Польше нападать на Чехословакию, а Польша в 1938 году напала и захватила у Чехословакии Тешинскую область. И «мировое сообщество» в очередной раз утерлось польской наглостью.

Разумеется, ни Англия с Францией, ни Сталин не ожидали, что польская армия будет трусливо удирать от наступающих немцев. Этого не ожидал даже Гитлер, который и через неделю после начала войны при условиях перемирия с польским правительством соглашался отвести войска на запад и даже вернуть Польше уже взятый немцами Краков.

Но речь идет не о ходе военных действий, которые обусловливались уже военной обстановкой, а о развязывании Второй мировой войны. Да, Англия, Франция и Польша хотели натравить Гитлера на СССР, а самим погреть руки на мировом пожаре. У них это не получилось, хотя они для этого и убили «маму» — Чехословакию и «папу» — союз с СССР.

Но разве это не хуцпа — сегодня прикидываться невинными сиротами, которых «обидели злодеи Гитлер и Сталин»?!

 

О Германии как вассале США

— Вам не кажется странным, что с этим «союзом Гитлера и Сталина», пусть и молчаливо, но соглашаются немецкие историки?

— Это было бы странно, если бы мы вели речь о свободной Германии. Но ее нет, есть, мягко скажем, вассал США, который полностью подчинен американскому правительству, тем более в области идеологии.

— «Вассал» — это риторика, или вы на чем-то основываете этот вывод? — Для ответа на этот вопрос надо начать с вопроса, каким хотел видеть Германию ее победитель — Сталин?

— Ну, это общеизвестно и понятно — он хотел видеть ее коммунистической. Во всяком случае, хотел бы, чтобы она была союзником СССР.

— Отнюдь. Позиция Сталина была иной — иметь на границах не союзников-вассалов, которых надо кормить, защищать, подавлять возмущения вассальных стран по причине их вассального положения, а иметь на границах нейтральные страны, которые сами себя обиходят и защитят. А если Германия будет нейтральной, то это станет гарантией мира в Европе, поскольку какая-либо серьезная война в Европе без участия Германии сомнительна. Изложена эта позиция СССР была еще в марте 1952 года:

«Политические положения. 1. Германия восстанавливается как единое государство. Тем самым кладется конец расколу Германии и единая Германия получает возможность развития в качестве независимого, демократического, миролюбивого государства.

2. Все вооруженные силы оккупирующих держав должны быть выведены из Германии не позднее чем через год со дня вступления в силу мирного договора. Одновременно с этим будут ликвидированы все иностранные военные базы на территории Германии.

…7. Германия обязуется не вступать в какие-либо коалиции или военные союзы, направленные против любой державы, принимавшей участие своими вооруженными силами в войне против Германии.

Территория. Территория Германии определяется границами, установленными постановлениями Потсдамской конференции великих держав.

Экономические положения . На Германию не налагается никаких ограничений в развитии ее мирной экономики, которая должна служить росту благосостояния германского народа.

Германия не будет также иметь никаких ограничений в отношении торговли с другими странами, в мореплавании, в допуске на мировые рынки.

Военные положения. 1. Германии будет разрешено иметь свои национальные вооруженные силы (сухопутные, военно-воздушные и военно-морские), необходимые для обороны страны.

2. Германии разрешается производство военных материалов и техники, количество или типы которых не должны выходить за пределы того, что требуется для вооруженных сил, установленных для Германии мирным договором».

По этому предложению, поданному СССР, с территории Германии надлежало вывести американские оккупационные войска, она стала бы по-настоящему свободной. И где гарантия, что тогда она не стала бы социалистической и без наших штыков?

— Но то, что Германия долгое время не была единой и нейтральной, как хотел Сталин, еще не значит, что ФРГ была в полной зависимости от США, даже если и учесть, что на ее территории все время находились американские войска.

— Хорошо, давайте поговорим о другом. Вот новость, о которой все СМИ мира глухо молчали и в момент ее появления. И сейчас глухо молчат, не опровергая ее, не доказывая ее ложность, не ужасаясь. Просто глухо молчат, как будто у них нет обязанности донести эту новость до своих читателей, слушателей и зрителей.

Сенсация состоит в том, что в недавно вышедшей книге генерала Герда-Гельмута Комоссы «Немецкая карта. Скрытая игра секретных служб» сообщается о том, что 21 мая 1949 года США подписали с временным правительством ФРГ секретный государственный договор, в котором на период до 2099 года (!) были прописаны условия государственного «суверенитета» Федеративной Республики Германии. Поверженным немцам там были предписаны три обязательных условия.

1. Каждый новый канцлер ФРГ обязан в обязательном порядке подписать в США так называемый канцлеракт. Что скрывается в этом сверхсекретном документе — неизвестно. Однако об этом нетрудно догадаться в контексте остальных двух условий и самого факта наличия как секретного государственного договора, так и дополнительного канцлеракта.

2. США осуществляют полный контроль за германскими средствами массовой информации — за радио и телевидением, печатными изданиями (газеты, журналы, издательства), кинопродукцией, театром, музыкой, школьными воспитательными программами, учебными планами и т. д.

3. США продолжают «хранить» весь государственный золотой запас ФРГ в американских хранилищах.

В своей книге Комосса поведал о том, что он сам знал в бытность шефа армейских спецслужб ФРГ.

Издана эта книга в июле 2007 года в Австрии и сейчас находится в продаже, в том числе переведена и издана на русском языке.

«…Анализируя ситуацию с заявлениями Комоссы, аналитики «Независимых новостей» подчеркивают, что действительно все прежние канцлеры ФРГ, включая и нынешнего Ангелу Меркель, свой первый государственный визит осуществляли в США. Генрих Гроут ».

А теперь вспомним, сколько воплей было по поводу незатейливой фальшивки, запущенной в обращение А. Яковлевым под названием «Пакт Молотова — Риббентропа». Почему же СМИ молчат об этой сенсации?

И, разумеется, напрашивается вопрос: а какой «президентакт» подписали Ельцин, Кравчук и Шушкевич, которые об уничтожении единого управления СССР из Беловежской пущи первым делом доложили не своим парламентам, а в Вашингтон? Есть о чем поговорить нашим многомудрым комментаторам, не правда ли?

— Да можно ли верить этому генералу? Мало ли наших генералов, выживших из ума, сообщало о похожих сенсациях? И потом, США — это сильнейшая страна мира. Что странного в том, что все канцлеры Германии свои первые визиты наносят именно в США? — Разумеется, любой факт имеет как минимум два объяснения, в том числе и отказ ФРГ от объединения с ГДР с получением статуса нейтральной страны, сообщение генерала Комоссы, а также поездки канцлеров Германии в США за «ярлыком на княжество». Только на этих фактах теорию не построишь, а можно высказать лишь гипотезу. Но что делать, если эта гипотеза начинает объяснять и другие факты?

— Например?

— В апреле 2009 года в Женеве проходила очередная Конференция ООН по борьбе с расизмом, которую регулярно созывают с 2001 года.

Между прочим, СМИ «цивилизованных» стран прокомментировали ее так: «Конференция по расизму в Женеве проходит не в полном составе» . Как это — «не в полном составе»? Когда это расисты присутствовали на конференциях по борьбе с расизмом? Вши будут давать советы по борьбе со вшами?? Нет, Конференция собралась в полном составе борцов с расизмом, а присутствие на Конференции стран-расистов и их подпевал мог ожидать только крайне наивный глупец.

И потому совершенно естественно, что США, Канада, Израиль, Австралия, Новая Зеландия, Германия, Польша, Италия и Нидерланды опасались, что на конференции подвергнутся критике, а крыть эту критику будет нечем.

А вот еще анонс СМИ «цивилизованных» стран: «В Женеве на фоне острых разногласий открывается Конференция ООН по расизму» . Какие, к черту, разногласия?! Конференция приняла итоговый документ единогласно через день после начала работы и за три дня до закрытия!

Трусость лобби Израиля в США, предопределившая отказ Обамы выступать на конференции, подвергла США критике Франции и Австрии. Эта критика ситуацию не изменила, но обратите внимание на то, как именно разделилась Европа по проблематике Конференции!

Во Второй мировой войне в Европе страны «гитлеровской оси» к востоку от Германии заняли войска Красной Армии. При развале СССР эти страны перебежали в НАТО, чтобы откровенно холуйствовать перед США. Вот они и холуйствуют. И лишь две страны — Германию и Италию — по итогам Второй мировой оккупировали американцы. (Поскольку ГДР была сдана ФРГ, то именно так и нужно считать.) И посмотрите, кто из стран Западной Европы безоговорочно исполнил команду США бойкотировать Конференцию по расизму? Это Италия и Германия. Теперь учтите сведения генерала Герда-Гельмута Комоссы о том, что, начиная с первого канцлера ФРГ Аденауэра, все канцлеры Германии подписывают обязательства хранить верность США и соглашаются с тем, что США (читай — лобби Израиля в США) будут руководить прессой Германии. Похоже, американцы изнасиловали таким же образом и Италию. Европейские страны-победительницы Великобритания и Франция на Конференцию прибыли. Прибыли тогдашние нейтралы и потерпевшие — Испания, Португалия, Швеция, Греция и т. д. И лишь Германия с Италией тесно сплотились с США и сидящим на шее США Израилем.

Единственная из стран Оси, которую союзники оккупировали совместно и где было сформировано правительство, которое благодаря защите СССР не обязано было клясться в верности США, — это Австрия. И Австрия выступила на Конференции в Женеве с критикой США.

Как видите, сведения генерала Комоссы о зависимости Германии от США и соответственно от Израиля находят свое косвенное подтверждение в составе участников антирасистской Конференции в Женеве. И когда начинаешь присматриваться к политике в Европе с позиций этой теории, то находится достаточно подтверждений, чтобы говорить о том, что Германия до сих пор — это безусловный вассал США.

— Ну хотя бы еще одно подтверждение.

— К примеру, такое сообщение от 16 июля 2009 года:

«…И уж совсем неожиданно выглядит вмешательство в немецкие предвыборные дебаты президента США Барака Обамы. Причем сделано это было не к месту и довольно бестактно: пожалуй, даже Джордж Буш в лучшие годы своего президентства не мог бы себе такого позволить. Инцидент произошел на саммите «Большой восьмерки» в итальянской Аквиле, когда Ангела Меркель и Барак Обама вместе направлялись на пресс-конференцию. Пристально следившие за ними журналисты стали свидетелями следующего разговора. «Нам предстоит еще подготовить свою предвыборную кампанию», — сказала Меркель. На что Обама, сделав жест рукой, отметающий всякие сомнения, ответил: «Ну, вы уже победили. Я не знаю, чего вам еще беспокоиться».

Как отмечают журналисты, Меркель, у которой политического опыта побольше, чем у Обамы, сделала изумленное лицо и смущенно усмехнулась. А вот Франку-Вальтеру Штайнмайеру, кандидату от СДПГ на пост канцлера и основному конкуренту Ангелы Меркель на предстоящих осенью выборах, теперь совсем не до смеха. По словам людей, близких к Штайнмайеру, высказывания Обамы вызвали у него «изумление и разочарование». Традиционно кандидаты на пост канцлера ФРГ совершают перед выборами визит в США, однако, как отметили в окружении кандидата от социал-демократов, американская сторона фактически сорвала запланированную встречу, поэтому Штайнмайер не считает нужным предоставлять свою визитную карточку в Вашингтоне.

В предвыборном штабе Франка-Вальтера Штайнмайера также заявили, что, хотя министр иностранных дел очень ценит и уважает Барака Обаму, американский президент не является пророком, и то, кто в итоге станет федеральным канцлером, будет решать не он, а немецкий народ».

Разумеется, американский президент не пророк — он хозяин Германии, он, точнее, лобби Израиля в США назначает канцлеров.

И, предвидя такое развитие событий, можно понять Сталина и Берию, желающих видеть Германию пусть и не социалистической, но и не холуйкой для еврейско-американских хозяев мира.

 

Профессионалы и дилетанты

— Давайте вернемся к военной теме, а то мы от нее перенеслись в современность. Писатель Александр Бушков сказал о вас: «Мухин — сыскарь от Бога, пока не заклинится на жидомасонах». О жидомасонах давайте потом, а что вы скажете на то, что вы сыскарь от Бога?

— Если обо мне говорить как о «сыскаре», то как об исследователе. То есть это у меня скорее не от Бога, а от предшествовавшего опыта. Нельзя объяснить работу людям, не представляя образно, что им нужно сделать. Нельзя сделать дело, не представляя его образно, т. е. в виде картинки в уме. А я четверть века и делал дела, и поручал их сделать людям. И когда я читаю описание дел, то они всплывают у меня в уме в виде образов. И если эти образы дел не получаются или теряют нужные формы, то, значит, с их описанием что-то не так, и нужно исследовать истинное положение дел.

Кроме этого, я десятки лет читал документы, которые мне поручали те или иные дела. Я сам их писал, поручая дела другим, сам писал отчеты об исполненных делах и читал такие отчеты. Я прекрасно знаю, где в таких документах могут сбрехать и как именно будут брехать. Этим, само собой, я сильно отличаюсь от профессиональных историков, которые верят документам.

— Вы не верите профессионалам? — Не то что не верю, просто очень осторожно к ним отношусь, поскольку они часто лгут, и лгут очень нагло. Когда я столкнулся с этим в первый раз, то меня это поразило — как же можно так подло лгать?

— Вы не помните, как это было?

— Конечно, помню — первый раз запоминается. В одной из книг была приведена, как святая правда, цитата из труда очень известного в СССР историка Виктора Анфилова, который еще в 1988 году в газете «Красная звезда» писал: «Последняя проверка, проведенная инспектором пехоты, — говорил в декабре сорокового года на совещании начальник управления боевой подготовки генерал-лейтенант В. Курдюмов, — показала, что из 225 командиров полков, привлеченных на сбор, только 25 человек оказались окончившими военные училища, остальные 200 человек — это люди, окончившие курсы младших лейтенантов и пришедшие из запаса».

Потом В. Анфилов подтвердил, что эти его данные вставил в свой роман «Живые и мертвые» К. Симонов, а Г. К. Жуков вставил в свои мемуары. Тогда, в 1988 году, Анфилов был нагло уверен, что материалы декабрьского совещания 1940 года никогда не будут доступны широкому кругу читателей. Однако эти материалы были опубликованы в 1993 году, и прочитавший их может увидеть, что в докладе генерал-лейтенанта В. Н. Курдюмова ничего подобного и близко нет. Нет этих данных и в докладе генерал-инспектора пехоты А. К. Смирнова.

Дело, во-первых, в том, что приказ Наркома обороны СССР № 0259 «О проведении краткосрочных сборов начальствующего состава пехоты» был подписан только накануне совещания — 14 октября 1940 года. И военные округа, как отмечал Смирнов, успели осенью провести лишь сборы командиров рот. Курдюмов в своем докладе только напоминал о них: «Проводить специальные сборы командного состава в военных округах и соединениях в соответствии с требованиями Вашего приказа № 0259» . А об уровне военного образования тогдашних командиров полков ни один, ни другой генерал не упоминали. Единственное, что было сказано в двух этих обширных докладах об образовании комсостава, — это фраза Курдюмова: «Старшему и среднему комсоставу, не имеющему законченного военного образования, к 1 января 1942 г. сдать экстерном экзамен за полный курс военного училища» . И это все.

Да по-другому и не могло быть. Главное управление кадров Красной Армии тогда докладывало, что на начало 1941 года из 1833 командиров полков Красной Армии 14 процентов окончили академии и 60 процентов — военные училища. Из 8425 командиров батальонов 2 процента имели академическое образование, а 92 процента окончили военные училища.

«Профессиональные историки», т. е. те, кому правительство платит деньги, лгут, но лгут они не только за деньги.

Вот, скажем, два паренька. Один после школы поступил на исторический факультет, и там его заставили прочитать и запомнить то, что написано в полусотне книг. Он получил диплом и начал именоваться «историком», зная всего лишь эти полусотни книг плюс то, что приходит к человеку автоматически с опытом повседневной жизни. Второй пошел в армию, после нее работал в сельском хозяйстве, в промышленности, одновременно читая книги по истории. И в конце концов прочитал их больше, чем тот, кого эти книги заставляли читать по программе истфака. Но второй в понимании глупцов не есть историк, так как его не заставляли читать книги по истории и он не имеет диплома исторического факультета. Между тем без знания деталей и человеческих взаимоотношений нашей многообразной жизни, включающей в себя и экономику, и воинскую службу, и национальные особенности, невозможно оценить истинное значение большинства исторических фактов. Не знающему жизни историку «с дипломом» тот или иной факт истории может искренне казаться «глупостью и варварством наших предков», а на самом деле он свидетельствует об их уме и целесообразности.

— Дилетанты в этом плане лучше?

— Это тоже зависит от знания ими жизни. Вот мы уже довольно давно спорим с таким дилетантом Алексеем Исаевым. Все, что он знает, он узнал из книг, и все его знания — это слова. Слов он знает много, от чего сильно гордится.

Как-то мы вместе с ним и другими историками участвовали в передаче телестудии «Мир», посвященной началу Отечественной войны. И Исаев поразил меня тем, что ему было безразлично, о чем он говорит и зачем говорит. Ему был важен он сам. К тому же он явно пытался «уесть» меня, хотя задачей у него была защита доблести Красной Армии. Это тем более нужно было сделать, поскольку участвовавший в передаче историк Правдюк заявил, что поражения начала войны объясняются тем, что народ любил царя и ненавидел большевиков, потому и убегал от немцев. А Исаев в тот момент любовался собой. Ну, к примеру, ведущий заявляет, что немецкие асы сбивали намного больше советских самолетов, чем советские асы — немецких. У меня написана книга по этому вопросу, а Исаев асами не занимался. Я начинаю объяснять, что немецкие асы приписывали себе победы. А он вместо того, чтобы помолчать, перебивает и начинает уверять, что немцы летали больше наших, поэтому и сбивали больше. Защитил Красную Армию, называется! Я вновь пытаюсь вывести разговор к тому, что если бы немцы в реальности сбивали больше, то к маю 1945 года немецкие самолеты летали бы над Берлином, а не наши, а Исаев опять вылезает: «А немецкие самолеты тоже над Берлином летали!» Прямо как с инструктажа у Геббельса приехал.

— И он критикует вас уже не в первый раз?

— Уже давно, причем все время учит: «Читайте книги/документы, они рулез!» Мозги в качестве рулеза Исаев не упомянул не по забывчивости. Он глубоко уверен, что мозги историку вовсе не нужны — все обдумано в книгах других историков и документах, а «серьезному» историку остается только все это повторять.

Вернусь к его вмешательству в мое сообщение о том, что победы немецкого аса Хартмана ему приписаны и уверениям Исаева в ходе телепередачи, что немцы летали больше наших, поэтому и сбивали больше, а Эрих Хартман, а не Александр Покрышкин является самым выдающимся асом в мире.

В своей книге «Асы и пропаганда» я сообщал, что воздушные победы Хартмана заносились в его летную книжку с указанием даты и типа сбитого самолета. Но сохранилась только первая летная книжка с перечнем побед до 150-й. Вторую книжку с победами от 151-й до 352-й включительно якобы украли американцы, которые тщательно ограбили Хартмана, сняв с него в том числе и наручные часы, когда он после капитуляции полез сдаваться к ним в плен. Поэтому последние 202 его победы биографы восстановили по другим источникам. Историки Толивер и Констэбл пишут: «Данные об остальных победах Хартмана взяты из дневника его истребительной эскадры JG-52 или его писем Урсуле Петч» (невесте, а потом жене Хартмана). У меня сразу вопрос: а почему так сложно? Дневник боевых действий эскадры JG-52 — это официальный документ. То есть то, что любит Исаев, то, что для него — рулез. Работники штаба получают награды от числа сбитых эскадрой самолетов, и можно быть на 100 процентов уверенными, что они не забыли занести в дневник ни единого из сбитых Хартманом самолетов. К чему еще нужны его хвастливые письма невесте?

К тому, что в дневнике боевых действий эскадры JG-52 за Хартманом числится существенно меньше сбитых самолетов, чем он оповестил о них невесту.

— Приписки?

— И еще какие! Анализ дневника наводит на разные мысли. В том числе и что дневник — это служебный документ штаба, данные из которого шли не доктору Геббельсу для пропаганды, а рейхсмаршалу Герингу для учета и оценки боевых возможностей ВВС РККА. Брехать в этих данных штабу вряд ли было разрешено, хотя наверняка брехали. А вот рейхсминистр пропаганды доктор Геббельс брехать был обязан.

И получается следующее. К примеру, в дневнике боевых действий JG-52 в день, когда невеста записала номера шести якобы сбитых Хартманом советских самолетов, в графе «Тип сбитого самолета» одиноко значится один Як-9, реально зафиксированный штабом.

Все апологеты немецких асов с пеной у рта уверяют, что факт сбития немецким асом самолета, который записан ему в летную книжку, тщательно проверялся и подтверждался. Цитировать было бы очень долго, поэтому я апологетам перескажу своими словами, как «проверялся» факт сбития Хартманом 301-го самолета. 24 августа 1944 года Хартман слетал утречком на «свободную охоту». И, прилетев, сообщил, что у него уже не 290, а 296 побед над «иванами». Покушал и снова полетел. За этим полетом следили по радиоразговорам, и Эрих не подвел — он по радио наговорил еще 5 побед. Итого стало 301. Когда он сел, на аэродроме уже были цветы, флаги, гирлянда ему на шею (как у нас Стаханова из забоя встречали). А утром следующего дня его вызвал командир JG-52 и сообщил: «Поздравляю! Фюрер наградил тебя Бриллиантами (к Рыцарскому Кресту)» . И ни малейшего намека на то, чтобы кто-нибудь попытался проверить эту байку о том, что Хартман в один день и в двух боях сбил 11 самолетов. А в дневнике боевых действий за 24 августа 1944 года штаб эскадры записал ему только «Аэрокобру». Одну. И все.

То, что «352 сбитых Хартманом самолета» — брехня, по-моему, уже всем должно быть ясно. В его летную книжку записывали все, что он сам придумывал, или, в лучшем случае, те самолеты, по которым он стрелял, и это было зафиксировано кинофотопулеметом. Но точную цифру сбитых самолетов немцам-то ведь надо было знать!

Поэтому штаб JG-52 запрашивал у наземных войск подтверждения о сбитых самолетах — ведь Хартман сбивал над своей территорией, и наземные войска могли это подтвердить. Если сбитие подтверждалось, то наземные войска могли подтвердить и тип самолета. Тогда сбитый самолет заносили в список, и этот список из штаба JG-52 посылался в штаб Люфтваффе в Берлине. Но если сбития заявленного самолета или его обломков никто не видел, то такая «победа» отсылалась только в министерство пропаганды Геббельса. Я не вижу другого логичного объяснения.

Конечно, могли быть накладки. Скажем, подбитый самолет дотянул до своей территории, упал в глухом месте, пехота не смогла определить его тип и т. д. И, наверное, Хартман сбил больше, чем проставлено в дневнике JG-52, но все же… В дневнике штаба из заявленных Хартманом 202 сбитых советских и американских самолетов ему было проставлено всего лишь 11! Правда, в одном случае тип самолета был указан во множественном числе — «Мустанги». Хартман заявил их в этот день аж 5 штук. Даже если их все добавить, то будет 15. Негусто из 202 заявленных побед, не так ли?

Дневник боевых действий JG-52 — это документ? Это рулез? Какого же черта Исаев лезет его опровергать? Да потому, что скипидар комплекса неполноценности жжет ему нежное место и превращает из патриота в пропагандиста министерства пропаганды III Рейха. Так что дилетант лучше профессионала только тогда, когда у него и образное мышление, и человеческие качества в порядке.

Что касается этих свойств у профессионалов, то приведу такой пример.

Еще, так сказать, в прошлом ХХ веке я разбирал ложь Жукова в его мемуарах. Касаясь обстоятельств своего снятия с должности начальника Генштаба, Жуков описывает некое совещание у Сталина, которое якобы происходило в присутствии Мехлиса 29 июля 1941 года. На этом совещании Жуков якобы заявил, что, «исходя из анализа обстановки, они (немецкие войска) могут действовать именно так, а не иначе» . И дал свой анализ обстановки и свои предложения, которые выглядят крайне идиотски, если попробовать их образно представить. И все военные историки принимали эту брехню Жукова за истинную правду. Лишь недавно у профессионалов появились сомнения в отношении правдивости этого эпизода мемуаров Жукова.

— Все же сумели образно представить обстановку? — Нет, выяснили, что в этот день в Москве не было ни Жукова, ни Мехлиса.

— Ю.И., а вы кем себя считаете — профессионалом или дилетантом? — Я же уже говорил — я инженер-исследователь.

— Хорошо, тогда давайте поговорим о результатах ваших исследований истории Великой Отечественной войны. Что вы считаете наиболее важным из того, что вами было открыто по этой теме?

 

Внешнеполитические обстоятельства Великой Отечественной войны

— Если вы начнете смотреть книги по истории Второй мировой войны или Великой Отечественной войны, то там обычно пишут, что СССР воевал с Германией. Это застенчивая, но, несмотря на эту застенчивость, наглая ложь!

— Почему?

— Потому, что в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов СССР с его начальной численностью населения в 190 миллионов человек воевал не с 80 миллионами тогдашних немцев. Советский Союз воевал практически СО ВСЕЙ ЕВРОПОЙ, численность которой (за исключением союзной нам Англии и не сдавшейся немцам партизанской Сербии) составляла около 400 миллионов человек.

Чтобы сражаться, нужны не только солдаты, но и оружие с продовольствием. А для их производства тоже нужны мужчины, которых женщинами или подростками заменить нельзя. Поэтому и вынужден был СССР посылать на фронт женщин вместо мужчин. У немцев такой проблемы не было: их обеспечивала оружием и продовольствием вся Европа. Французы не только передали немцам все свои танки, но и произвели для Гитлера огромное количество боевой техники — от автомобилей до оптических дальномеров. Чехи, у которых только одна фирма «Шкода» производила оружия больше, чем вся довоенная Великобритания, построили весь парк немецких бронетранспортеров, огромное количество танков, самолетов, стрелкового оружия, артиллерии и боеприпасов. Поляки строили самолеты, польские евреи в Освенциме производили для убийства советских граждан взрывчатку, синтетический бензин и каучук, шведы добывали руду и поставляли немцам комплектующие для боевой техники (к примеру, подшипники), норвежцы снабжали гитлеровцев морепродуктами, датчане — маслом… Короче, вся Европа старалась, как могла.

И старалась она не только на трудовом фронте. Лишь элитные войска фашистской Германии — войска СС — приняли в свои ряды 400 тысяч «белокурых бестий» из других стран. А всего в гитлеровскую армию вступили со всей Европы 1 800 000 добровольцев, сформировав 59 дивизий, 23 бригады и несколько национальных полков и легионов. Самые элитные из этих дивизий имели не номера, а собственные имена, указывающие на их национальное происхождение: «Валлония», «Галичина», «Викинг», «Денмарк», «Лангемарк», «Нордланд», «Шарлемань» и т. д.

И все это помимо официальных союзников Германии, чьи армии плечом к плечу жгли и грабили Советский Союз, — итальянцев, румын, венгров, финнов, хорватов, словаков. Помимо болгар, которые в это время жгли и грабили партизанскую Сербию. Даже официально нейтральные испанцы прислали под Ленинград свою «Голубую дивизию»!

Сюда же нужно добавить и наших отечественных подонков, которые либо в силу благоприобретенного идиотизма, либо из-за малодушия и трусости служили немцам — от бандеровцев до власовцев, от соединений казаков до калмыцких частей, от эстонских дивизий до татарских легионов.

— Вся Европа против СССР — это, конечно, больше впечатляет, чем только немцы.

— Да ведь и немцы тогда были самыми сильными за всю свою историю. Мало того, германского национал-социализма тогда боялись только в СССР, а в остальных странах в национал-социализме видели только врага коммунизма. И из принципа «враг моего врага — мой друг» не могли не приветствовать его. Исходя из государственных идей Гитлера, буржуазные страны были прямо заинтересованы в том, чтобы Гитлер начал войну, поскольку по планам Гитлера война никак не могла задеть страны Западной Европы, но зато она должна была уничтожить коммунизм и СССР.

На Нюрнбергском процессе обвинитель задал начальнику генерального штаба вооруженных сил Германии Вильгельму Кейтелю прямой вопрос: «Напала бы Германия на Чехословакию в 1938 году, если бы западные державы поддержали Прагу?» Фельдмаршал Кейтель ответил: «Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения. Целью Мюнхена (то есть достижения соглашения в Мюнхене) было вытеснить Россию из Европы, выиграть время и завершить вооружение Германии».

Таким образом, в 1938 году политики Великобритании и Франции ничуть не ошибались в Гитлере и по-своему были логичны. А Гитлер тогда действительно делал то, что они от него и ожидали. «Западная демократия», не стесняясь, шла на сговоры с Гитлером.

Таким образом, изначальной целью Второй мировой войны, начавшейся в Европе 1 сентября 1939 года, была не борьба антисемитов с евреями, не претензии Японии к США, оформившиеся в вооруженное противостояние только с 7 декабря 1941 года, а расчленение и уничтожение Советского Союза с превращением остатков советского народа в рабов немцев, и это приветствовалось всем «цивилизованным» миром.

Но наши предки эти подлость и коварство всего мира выдержали и победили! И рабами не стали!

— Но в перестройку появились люди, которые стали уверять, что если бы наши предки не победили немцев, то мы пили бы самое лучшее баварское пиво. — Это правда, пили бы. Но далеко не все. Более того, тех, кто так уверяет, в живых бы не было, поскольку Гитлер совершенно ясно представлял себе, как должно было выглядеть рабство для граждан СССР.

— И как же?

— По его первоначальным планам, в состав Германии должны были войти Прибалтика, северо-западные области России и Крым. Из этих регионов надлежало полностью выселять все коренное население, и они становились землями собственно Германии. На всей остальной территории СССР до линии Архангельск — Урал — Волга — Астрахань создавались марионеточные государства, аналог нынешних «суверенных» государств СНГ, во всех отношениях полностью зависимые от Германии. Эти государства должны были быть колониями Германии.

На территориях этих «московий» и «украин» планировалось строить чисто немецкие города и села типа элитных поселков нынешних «новых русских», где туземцам запрещено было бы жить, — это были бы собственно немецкие колонии. А русские, украинцы и другие народы должны были бы жить в своих городах и селах, но работать на полях немецких колоний, на немецких заводах, фабриках и нефтепромыслах. Правда, немцы собирались и сами работать, поэтому, по их планам, в их колониях должно было остаться всего 50 миллионов славян, а остальных планировалось отселить за Урал.

Гитлер очень точно понимал, что рабу не нужна свобода, он ее ненавидит, поскольку она отвлекает его от хлеба и зрелищ. Свободный человек бесплатно трудится на благо общества, свободный человек подвергает риску свою жизнь в сражениях в защиту своей свободы. Зачем это рабу? Если его хозяин обеспечивает ему хлеб и зрелища, то раб счастлив и никакая свобода ему не нужна, более того, он будет яростно противиться этой свободе.

Чем цель жизни древнеримского раба — «хлеба и зрелищ!» — отличается от нынешней цели обывателя — «потреблять и развлекаться»? Только объемом потребляемого и извращенностью развлечений. Водка дешевая, телевизор есть, проституток на Тверской навалом — что еще рабу нужно? Какая, к черту, свобода?!

Давайте мысленно представим, что гитлеровские орды все-таки выиграли войну, и зададим себе вопрос: а при Гитлере мы имели бы больше свободы, чем сейчас, или меньше? Не прочти я «Застольные разговоры Гитлера», застенографированные Г. Пикером, я бы сам свой вопрос считал идиотским, настолько засели в голове стереотипы фильмов и книг о периоде оккупации. Но из этих «разговоров» Гитлер предстал циничным, но умным психологом. Большим знатоком того мещанства, которое называет себя элитой, интеллигенцией и которое морочит голову обывателю.

Гитлер для оккупированных народов СССР предусмотрел крайнюю степень личной свободы: «И поэтому, властвуя над покоренными нами на восточных землях рейха народами, нужно руководствоваться одним основным принципом, а именно: предоставить простор тем, кто желает пользоваться индивидуальными свободами, избегать любых форм государственного контроля и тем самым сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития».

По планам Гитлера немцы и покоренные русские, украинцы и другие народы должны были жить абсолютно раздельно. Немцы — в особых изолированных колониях, т. е. так, как живут сегодня «новые русские» в отдельных, хорошо охраняемых районах. Так что для покоренных народов свобода планировалась наиполнейшая. Говори, что хочешь, пиши, что хочешь. Хоть на голове стой, но только против колонизаторов не выступай. Гитлер очень тонко понимал людей типа нынешней элиты. «Ибо чем примитивнее люди, тем больше воспринимают любое ограничение своей свободы, как насилие над собой», — говорил он.

В армии служить не надо, даже альтернативной службы нести не надо: служба только для немцев. В школу ходить не надо, церкви, секты — любые; улицы, дома можно не убирать. И полная свобода передвижения, даже большая, чем сегодня, поскольку: «И покоренные народы также обязаны знать, как работает транспортная система. Но это — единственное, чему мы должны их обучить… столица рейха — Берлин, и каждый из них хоть раз в жизни должен там побывать», — требовал Гитлер установить для русских, так сказать, безвизовый режим в Шенгенскую зону.

— А как же Гитлер, при такой личной свободе покоренных народов, собирался заставить нас работать на оккупантов?

— «А стимулировать в достаточной степени поставки сельскохозяйственной продукции и направление рабочей силы в шахты и на военные заводы можно продажей им со складов промышленных изделий и тому подобных вещей», — обещал он охотникам до баварского пива.

Насколько нынешнее положение России соответствует планам оккупации СССР Гитлера, это просто поражает. Вообще-то немцы строго боролись со взяточничеством. Но боролись они со взяточничеством только среди немцев. И соответственно Геббельс, едва Германия оккупировала Польшу, записал в своем дневнике и подчеркнул: «Поощрять слабость и коррупцию. Так лучше всего управлять побежденным народом» . Мы что — не видим сегодня эту самую коррупцию в России?

Видим все, но не понимаем, что происходит.

— Но зачем Гитлер хотел предоставить русским индивидуальные свободы?

— Чтобы, еще раз цитирую, «…извлечь из оккупированных русских территорий все, что можно» . Почему индивидуально свободные русские будут рабами? Потому что немцы предоставили бы им импортные «…промышленные изделия и тому подобные вещи».

Ведь что происходит сегодня? Сегодня русские сами своими руками грабят будущее своих детей, извлекая из России все, что можно — нефть, металлы, энергию, — и отправляя это на Запад. И делают они это совершенно свободно за все те же импортные товары.

В чем разница между сегодняшним днем и немецкой оккупацией? Немцы на наших землях хотели и сами работать, и грабить нас. А сейчас на Западе нет желающих работать самим, и нас только грабят. Вы можете оценить размер грабежа по непрерывно растущим ценам, по ликвидации бесплатного жилья, бесплатного образования, бесплатного лечения.

Но зато, как уверяют грабители и их местные холуи в науке и прессе, теперь у нас есть свобода. Да, есть. И эта свобода — гитлеровская.

— Давайте вернемся собственно к войне. Против СССР выступала коалиция, открыто состоявшая из половины стран Европы, и скрыто — из остальных стран. За счет чего СССР удалось выстоять и победить в таком заведомо проигрышном положении?

— За счет всего! И за счет высочайшего качества народа, и за счет исключительного интеллекта правительства. Советский Союз дипломатическим путем сумел стравить между собой главных агрессоров и сделать своими военными союзниками главных пособников агрессоров во Второй мировой войне — т. е. своих откровенных врагов. В мировой истории мало найдется примеров столь исключительного по сложности дипломатического подвига. В те годы во главе Советского Союза стояли люди, которые по своему интеллекту способны были переиграть все остальные правительства мира.

Вспомним хотя бы историю с получением у немцев кредита перед войной — и последующее получение у них по этому кредиту и за встречную поставку сырья огромного количества военного оборудования.

— Но ведь немцы из этого сырья делали оружие, которое использовали против нас!

— Конечно, делали. Но, во-первых, мы гораздо больше делали оружия на поставленном немцами оборудовании. Во-вторых, часть нашего сырья немцы, переработав, тратили на выполнение заказов нам, в-третьих, своими заказами мы мешали им делать оружие для себя. А что касается сырья, то ведь мы были всего лишь нейтралами по отношению к немцам, а у них были и союзники, и очень дружественные страны, которые поставляли им свое сырье и без нас, и в больших количествах. Уйди мы с немецкого рынка, его бы заполонили Франция, Италия, Румыния, Венгрия, Болгария, Финляндия, Испания, Литва, Латвия, Эстония. А мы бы сами остались невооруженными и неготовыми к той войне, в которой нам предстояло выстоять.

Ведь всю войну с 1941 года немцы получали нефть из Румынии и Венгрии, высококачественную железную руду и подшипники из Швеции. Мы им уже ничего не продавали, а у них до 1945 года практически всего хватало.

Кредитное и торговое соглашение с Германией дало СССР возможность провести подготовку к войне с немцами руками самих немцев. Шла эта подготовка по нескольким направлениям.

Накануне войны было решено продублировать стратегические заводы СССР. Имелось в виду, что если в западных районах СССР работал завод, производивший что-либо важное для обороны (моторы, резину, сплавы и т. д.), то такой же завод надо было иметь и на востоке СССР, чтобы в случае потери завода на западе не остановить производство оружия. Строительство этих заводов, разумеется, увеличивало производство оружия, боеприпасов и боевой техники. Шли двумя путями: строили на востоке заводы на новом месте и перестраивали заводы, прежде выпускавшие мирную продукцию.

Для строительства заводов-дублеров требовался большой станочный парк. И немцы эти станки нам поставляли. Более того, если судить по спискам, приложенным к кредитному договору, они поставляли нам станки для производства станков. И в том, что наша промышленность смогла, к изумлению всего мира, эвакуироваться на восток СССР и там произвести оружия и боевой техники больше, чем Германия, есть существенная доля поставок оборудования из Германии.

Второе, в чем помогла Германия СССР накануне войны, — в совершенствовании оружия. По кредитно-торговому соглашению немцы поставляли исключительно продукцию немецких рабочих, немецких заводов, и это не могло не ослаблять их накануне войны с нами. Ведь Гитлер вынужден был начать войну в 1939 году, не перевооружив до конца свою армию. У немцев были очень хорошее оружие и техника, но их не хватало. И остановиться немцы не могли, война шла, вооружались все страны, и немцы обязаны были спешить с войной, чтобы не дать противникам вооружиться.

А ведь немецкие заводы, особенно металлургические, литейные, металлообрабатывающие, не были «резиновыми», они не могли работать более чем 24 часа в сутки. И если на них делали коробки скоростей для станков, поставляемых в СССР, то, значит, нельзя было на том же оборудовании и теми же рабочими сделать коробку передач для немецкого танка. И если немецкие рабочие собирали мостовой кран для СССР, то, значит, они не могли в то же время собрать танк для вермахта. И если металлургические заводы Круппа давали броню и качественную сталь для строительства переданного в СССР тяжелого крейсера «Лютцов», то они не могли поставить эту сталь для строительства примерно 500 средних танков.

— Интересно, можно ли оценить, что стоило немцам кредитно-торговое соглашение с СССР?

— Я это сделал на примере состояния их танковых войск накануне войны.

Получилось: если бы Германия не поставила в СССР высокоточного оборудования на 409 миллионов тогдашних рейхсмарок, то теоретически Германия к 22 июня 1941 года могла бы не только закончить перевооружение всех своих танковых дивизий, напавших на СССР, средними танками, но и произвести более 900 тяжелых танков «тигр». Конечно, все это из области «бабушка надвое сказала», но все же такой расчет дает возможность оценить, что стоило Германии кредитно-торговое соглашение с СССР.

Кредит у других стран уместен только в случаях, когда необходима срочная помощь иностранных рабочих и инженеров своим. Если бы перед войной СССР смог взять кредиты у своих предполагаемых союзников по будущей войне — у Англии или США, то и это уже было бы подвигом. Но взять перед войной кредит у совершенно очевидного противника, у немцев, — это невероятно!

 

Наследие царя

— Ю.И., вы уже сказали, что основной причиной поражений Красной Армии в Великой Отечественной войне были ее плохие офицеры и генералы. Не могли бы вы более подробно рассказать об этом? Чем они были плохи?

— Тем, что это была всего лишь улучшенная модификация царских офицеров и генералов.

— А те-то чем вам не угодили?

— В двух словах не скажешь. Во-первых, конечно, их стремление к паразитизму.

Смысл существования дворянства всегда лежал в вооруженной защите Отечества. Дворяне — солдаты, а царь — их генерал. В старые времена, чтобы содержать одного человека, который из-за занятости неспособен был прокормить себя непосредственной работой в сельском хозяйстве, нужно было не менее 10 крестьянских дворов. Из-за низкой производительности труда в суровых условиях России именно такое количество людей давало добавочный продукт, которого хватало на еду, одежду и оружие одного воина. Поэтому русские князья, а затем цари закрепляли за воинами землю и дворы с крестьянами. Это имело смысл: просто наемник, если платить ему только деньги, мог переметнуться к любому, кто эти деньги обещал платить в большем количестве. Русский дворянин защищал не просто государство, а и свою землю со своими крестьянами. За заслуги князь или царь закреплял за отличившимися дворянами много земли и крестьян, но тогда на войну такой дворянин шел с собственным отрядом бойцов.

Если же дворянин по любым причинам прекращал службу, то у него изымались и земля, и крепостные. Если дети умершего дворянина к 15 годам не становились в строй, у них отбиралось имение отца. Иногда из-за страха перед ратной службой дети дворянские записывались в другие сословия, скажем, в купцы, и у них отбиралась земля и крепостные. Звучит парадоксально, но в допетровские времена существовали царские указы, запрещавшие дворянам переходить… в холопы, т. е. в крепостные. Впоследствии бедные дворяне часто не имели ни земли, ни крепостных, но до самой отмены крепостного права в 1861 году никто, кроме них, не имел права их иметь.

На начало XVIII века армия России составляла примерно 200 тысяч человек при 3–5 тысячах офицеров. Четверть этой армии, т. е. более 50 тысяч человек, были дворянами, остальные — рекруты из крестьян и других сословий. Еще во времена Суворова служба потомственного дворянина до самой старости рядовым или сержантом была обычным делом, а если дворянин был неграмотным, то и обязательным.

Царь Петр III, решивший взять себе за образец «цивилизованные» страны Европы, в 1762 году освободил дворян от обязательной службы России. Беспрецедентное превращение благородного сословия в паразитов произошло насильно — сверху. Теперь русский дворянин неизвестно за что имел крепостных и землю (титулованные дворяне — князья — имели их очень много), но мог не служить! Брал, но мог не давать!

К чести дворян, процесс превращения их в паразитов шел не очень быстро. Тем не менее к началу ХХ века дело дошло до того, что даже в офицерском корпусе русской армии потомственных дворян осталось чуть более трети. Поэтому на дворян была распространена воинская повинность, что было позором, если понимать, кто такой дворянин. Но тем не менее к началу Первой мировой войны в 1914 году из 48 тысяч офицеров и генералов русской армии потомственные дворяне составили всего около 51 процента. Обратите внимание: в 1700 году в армии было 50 тысяч дворян, в 1914 году не было и 25 тысяч. При этом в России на 1914 год дворян было 1,5 процента — или почти 2,5 миллиона человек, из которых как минимум 10 процентов, т. е. 250 тысяч являлись призывным контингентом. И эти дворяне не способны были укомплектовать 50 тысяч офицерских должностей!

Да и те, кто был в армии, шли в нее не воевать, а службой в мирной армии выманить у царя как можно больше материальных благ и большую пенсию — в этом царские офицеры были большими мастаками. Негодная у царя была армия в этом плане.

— В это невозможно поверить!

— А что тут верить или не верить? Давайте вернемся в то время и посмотрим на Россию глазами тех людей. К началу Второй мировой Россия более 100 лет не способна была выиграть ни одной войны. Десант англичан и французов под Севастополь в 1854 году принудил Россию сдаться. Балканская война, формально выигранная, была проведена столь слабо и бездарно, что ее старались не рассматривать даже при обучении русских офицеров. Проиграна была война Японии, маленькой стране. В 1914 году русская армия почти вдвое превосходила армию австро-немецкую и ничего не способна была сделать.

Генерал Гофман, начальник оперативного отдела, а затем и начальник штаба Восточного фронта в Первой мировой, которому нужно было хвалить царскую армию, чтобы показать величие собственных побед, тем не менее так написал о «цвете русской армии» образца 1914 года в Восточной Пруссии:

«…На этом сражение было закончено. Окруженные русские отряды не предприняли каких-либо серьезных попыток прорваться на юг. Я считаю, что в случае окружения русскими германских войск последним все-таки удалось бы прорваться. Ведь на всей линии Мушакен — Вилленберг на протяжении 50 километров мы имели в нашем распоряжении всего только около 29 батальонов. Для сравнения я хотел бы указать на единственный случай, когда русским удалось окружить германские войска — у Бржезан в Польше. Но там германское командование и германские войска поступили как раз наоборот, — генерал фон Лицман стал во главе окруженных войск и прорвался вместе с ними. Русские же бродили по кольцу окружения без всякого руководства, вразброд атаковали окружающие войска, но каждый раз вновь отступали перед огнем наших слабых отрядов и, в конце концов, тысячами сдавались в плен гораздо более слабым германским частям. Так, один батальон 43-го полка взял в плен 17 000 человек. Утром 30-го генерал фон Шметтаз донес, что его слабые силы у Вилленберга до сих пор взяли в плен 11 000 человек и не знают, куда их девать. Только гораздо позже, уже во время операций в Южной Польше, главное командование узнало, что всего было взято в плен 92 000 человек». Из этих фактов родилось гитлеровское определение СССР как «колосса на глиняных ногах».

Повторю: целью воинской службы при царе было сделать карьеру в мирное время и избежать участия в боях. Как пародировали (уже в советское время) название изданных тогда мемуаров генерал-лейтенанта графа А. А. Игнатьева «Пятьдесят лет в строю» — «Пятьдесят лет в строю и ни разу в бою». Это была мечта русского офицерства, а потом и массы советского.

— Ну, ладно, ну хотели они без войны до пенсии дожить, а кто хотел войны? Почему в случае ее начала такие настроения офицерства должны привести к поражениям? — Потому что генералы и офицеры с вышеназванной целью службы не были способны подготовить армию к реальной войне ни теоретически, ни практически.

 

Ущербность советских военных теоретиков

— Вы хотите сказать, что среди них не могли появиться теоретики?

— Нет, теоретиков как раз в такой армии было полно, поскольку болтовня на военные темы позволяет болтуну считаться высокопрофессиональным военным, достойным высоких званий и зарплаты, и при этом в войне не участвовать. Я вообще с отвращением отношусь к понятию «теоретик», даже если речь касается, скажем, физики. Что это такое? И как может обычный физик-экспериментатор не разрабатывать теорию того, что он исследует в лаборатории? Так и в армии. Есть генералы, которые обязаны организовать победу в бою. Эта организация должна складываться в генеральской голове в виде некоего плана — теории. Как иначе? И что это за теоретик, который сам не выигрывает боев, а учит боевых генералов, по какому плану им бои выигрывать? Умеешь — иди сам воюй!

— А как же учить военных? — Учить должны те, кто умеет воевать и доказал это. Генералы, которым непосредственно предстоит воевать, сами же разработают и теории, как воевать. У нас же, как воевать, придумывали теоретики, которые сами не собирались воевать. И заставляли этим руководствоваться практиков, которые, впрочем, тоже воевать не собирались, исходя из главенствующей идеи русской армии — авось пронесет до пенсии дожить без баталий.

— Полагаю, что так было и есть во всех армиях.

— К сожалению, в немецкой армии тех лет было не так — там теории того, как воевать, создавали те, кто собирался лично водить солдат в бой.

К примеру, все знают, что немцы создали и внедрили теорию блицкрига — молниеносной войны. До сих пор ни у военных, ни у историков не встретил внятного объяснения, что этот такое — блицкриг.

— Это — быстрая война. — Да с тех пор, когда человек взял в руки палку, его целью стало провести войну быстро. Все хотят быстро, да только у немцев это получалось до поры до времени — до нападения на СССР. В чем смысл, в чем план, в чем была технология их блицкрига? Ведь понимаете, если говорить языком инженера, то до тех пор, пока ты не выбрал технологию изготовления того, что нужно, ты не можешь ничего — ни подобрать станки и инструменты, ни построить цех для получения того, что нужно, ни набрать и обучить рабочих. Так какой принцип молниеносной победы заложили немцы в создание своей армии?

— Думаю, что это массированное использование танков и авиации. — Да, именно этим и объясняют немецкие победы все историки и во всех странах. На самом деле уже франко-британские войска в войне 1940 года превосходили немцев числом танков и в несколько раз превосходила немцев числом танков и самолетов Красная Армия. А побеждали немцы.

— Значит, они применяли танки массированно.

Во-первых, «массированно» — это всего лишь умное слово. На самом деле по-настоящему массированно они применили танки только на Курской дуге в 1943 году, и уже без большого успеха. А до этого как раз Красная Армия применяла танки массированно, да только без толку.

Во-вторых, если это и так, то, значит, были некие отличные друг от друга теории применения танков, теории строительства и использования войск у немцев и у Красной Армии, которые позволяли немцам вести молниеносную войну, а Красную Армию заставляли терпеть поражения. В чем был смысл этой немецкой теории блицкрига? Этот вопрос по сей день как бы «не интересен» ни историкам, ни военным теоретикам.

— И в чем этот смысл?

— Начать, пожалуй, нужно с того, что войны бывают двух типов — на военное поражение противника и на изнурение его. Некоторые говорят о применении в войне стратегий сокрушения или истощения. Немцы, в частности Гитлер, признавали только «войну на сокрушение». Такая бескомпромиссность настраивала немецких генералов на то, что им, безусловно, придется лично уничтожать военные силы противника. Следовательно, немецким генералам приходилось думать над тем, как именно им придется это делать.

В принципе как победить врага с минимальными собственными потерями, было известно чуть ли не со времен царя Гороха. Нужно обрушить на противника, как можно больше ударов, например, огня всех видов оружия, и при этом самому получать ударов противника как можно меньше. Это легко сказать, но трудно сделать, поскольку противник тоже хочет именно этого.

До Первой мировой войны вопрос решался искусством полководца маневрировать на поле боя — искусством расположить свои войска так, чтобы противнику было неудобно вести массированный огонь, выйти ему в тыл и разгромить тыловые части, заставить противника отступать и бить его в преследовании. Но Первая мировая война с ее сплошной линией фронта поставила на этом полководческом искусстве крест.

— Почему? — Ну, представьте, что какая-то из противоборствующих сторон готовит вожделенный прорыв фронта, чтобы выйти противнику в тылы и занять ключевые объекты снабжения или маневра войсками, и этим решить войну. Подтягивает к месту наступления войска и артиллерию, начинает артподготовку, перепахивая оборону противника снарядами. Но противник снимает с других участков фронта войска и артиллерию и начинает вести ответный огонь. Начинается атака, и уцелевшие от артогня пулеметчики противника выкашивают идущую в атаку пехоту. Снова ведется артиллерийская подготовка, на нее отвечает артиллерия противника, снова атака, снова уцелевшие пулеметчики ее выкашивают, а если есть продвижение, то теперь артиллерия противника перепахивает занятые позиции и противник контратакует подтянутыми с других участков фронта силами. Битвы превратились в «мясорубки» — в убийство огромного количества солдат без какого-либо продвижения или успеха. Особенно это проявилось на Западном фронте. Скажем, битва под Верденом принесла суммарные для сторон потери почти миллион человек без каких-либо существенных результатов, битва на Сомме — потери почти миллион триста тысяч. Ни о какой молниеносной войне и говорить не приходилось. Тупик! Как писал маршал Пилсудский, полководческому искусству пришел конец.

— И какой же выход из этого тупика нашли немцы?

— Не они, но об этом чуть позже. Надо образно представить себе проблему — ты не мог прорвать фронт по двум причинам. Во-первых, из-за того, что твои войска перемещались с такой же скоростью, как и противник, в связи с чем ты не мог создать превосходство в силах, необходимое для прорыва. Даже если и находил у противника слабое место, то пока преодолевал его укрепления, он успевал подтянуть к этому месту войска. Во-вторых, когда твои войска поднимались в атаку, они от пулеметного огня противника несли такие потери, что о быстром прорыве фронта и говорить не приходилось.

Решение второй проблемы наметилось — танки. Они шли перед пехотой и уничтожали пулеметчиков противника. Но они в Первой мировой были малоподвижны, что давало возможность противнику организованно встретить их атаку на второй линии обороны, еще не подавленной артиллерийским огнем, давали возможность подтянуть силы к месту танковой атаки и ликвидировать ее. Причем малоподвижность танков не давала им возможности и быстро выйти из боя. Но первая проблема всем мировым генералитетом вообще не была решена, и даже не было идей, как ее решить.

— И кто же изобрел блицкриг, если генералы были бессильны? — Анархисту, партизану Нестору Ивановичу Махно нужно отдать приоритет этого изобретения. А унтер-офицер Семен Михайлович Буденный сумел применить блицкриг в масштабах фронтовой операции в войне с Польшей в 1920 году. Недаром единственным советским военачальником, которого с опаской вспомнил начальник Генштаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер 22 июня 1941 года, в день нападения Германии на СССР, был Семен Буденный.

— Но ведь у Махно и Буденного в Гражданской войне не было танков.

— В том-то и дело — в этом их дополнительное величие как полководцев.

Буденный и Махно нашли способ, как малыми силами решать крупные стратегические задачи войны. Оба поняли, что век контактного способа борьбы солдата с солдатом уходит в прошлое, что главным становится уничтожение противника огнем на расстоянии. Оба поняли, что для победы огонь нужно сосредоточивать в нужном месте театра войны как можно быстрее, иначе противник тоже перебросит к этому месту свои огневые средства. И не имея танков, они для этой цели поставили носители огня — пулеметы — на тачанки и при атаке позиций противника массой пулеметного огня начали давить на поле боя его ответный ружейный и пулеметный огонь.

— Расскажите немного о тачанке: почему она, почему не просто телега или повозка?

— Тачанка — изобретение немецких колонистов юга России, которые поставляли основную массу бойцов в отряды немцев, оккупировавших Украину в 1918 году. Махно громил за это их колонии, и у него было достаточно даже трофейных тачанок. Но не это главное.

Станковой пулемет русской армии «максим», обеспечивавший основную огневую мощь войск, имел на станине колеса только для перекатки по полю боя. В походе пулемет требовалось разбирать на три части, и его так несли или везли на повозках, а перед боем собирали. Связано это с тем, что при тряске от езды расшатывались оси крепления пулемета, и он начисто терял точность стрельбы.

А тачанка была 4-местным рессорным экипажем с очень мягким ходом, который не расшатывал подшипники станка «максима». Махно понял эту особенность, поставил на тачанку пулемет в собранном виде, впряг к двум коренным лошадям еще двух пристяжных, посадил к двум пулеметчикам и кучеру еще 2–3 пехотинцев — и получил очень подвижную и мощную по огню боевую группу.

Эти группы партизан Махно могли быстро подлетать к еще не готовому к обороне противнику, открывать по нему огонь, не давая поднять голову, и этим позволяли кавалерии партизан атаковать противника без потерь и вырубать его. Если противник все же успевал организовать оборону, скажем, открывал артиллерийский огонь, то эти группы немедленно откатывались, сами не неся больших потерь. И вся партизанская армия быстро перемещалась в то место фронта, где противник был слаб и где появлялась возможность прорвать фронт и выйти к противнику в тыл.

Армия батьки Махно была способна совершать в обычном режиме переходы в 60–70 километров в сутки, вместо 30–35 расчетных для строевой кавалерии той поры — при том, что пехота и близкие к ней рода войск имели расчетную скорость при наступательном марше в 20–25 километров в сутки.

А Буденный отшлифовал проведение операций блицкрига и усовершенствовал его тактику, добавив к пулеметным тачанкам еще и легкие трехдюймовые пушки с большими щитами. Сначала на противника на рысях выскакивали тачанки и конная артиллерия, разворачивались в 200–300 метрах перед противником и начинали поливать его огнем пулеметов или снарядов, включая картечь. Если перед окопами противника были проволочные заграждения, то артиллерия своим картечным огнем их рвала, делая проходы для кавалеристов. И в момент, когда противник не мог поднять головы, из глубины атакующих войск атака кавалерийских полков, которых противник до того просто не видел. Тачанкам и артиллерии нужно было удержать противника в прижатом положении 5—10 минут, пока кавалеристы доберутся до него. Если доберутся, то противнику полный конец, а кавалерия начинает рубить его почти без потерь. Мой отец видел такую успешную атаку казаков в 1941 году. Можете почитать очень ангажированного немецкого историка П. Кареля, он тоже пишет о таких атаках нашей кавалерии в ходе Великой Отечественной войны.

Махно и Буденный не были теоретиками, не были абстрактными полководцами, свое дело они представляли образно и конкретно, поэтому открывшуюся возможность использовать подвижные массы войск и сосредоточенный огонь они не упустили.

И тем не менее сразу после войны на поверхность «военной науки» всплыли не Буденный и реальные полководцы, а какие-то бездари бывшей царской армии, присвоившие себе титулы «теоретиков».

И эти «теоретики» не только не приняли к развитию открытые Махно и Буденным идеи молниеносной войны на уровне новой механизированной техники (как тактика кавалерии эти идеи были сохранены), но так организовали и вооружили Красную Армию, что она при формально огромном превосходстве над немцами в танках и авиации, несла от них тяжелейшие потери.

— А что конкретно было у нас в Красной Армии «не так»?

— Многое, почти все, начиная от тактики боя, отсутствия радиосвязи, заканчивая индивидуальным вооружением стрелка. Если постараться оценить это кратко, то можно сказать следующее.

Взгляд на цель боевых действий. Как мне видится, у советских генералов целью боевых действий был рубеж. Рубежи либо достигались в наступлении, либо отстаивались в обороне. Уничтожение противника являлось как бы следствием выхода на рубеж: враг мешал это сделать, и его уничтожали. А для удержания рубежа или его занятия наши полководцы не жалели никаких средств. Это, кстати, отмечают и те немецкие генералы, которые в своих воспоминаниях пытаются оценить своего советского противника.

Отмечают и удивляются. Поскольку у немцев целью боевых действий было только уничтожение противника, рубежи имели второстепенное значение. Немцы исходили из мысли, что если уничтожить противника, то занять или удержать любой рубеж не составит проблем.

Главный фактор победы. Судя по всему, немцы главным фактором победы считали нанесение по противнику удара как можно большей силы, ради чего у них предусматривалось участие в бою одновременно всех сил и всех родов войск.

А вот из теорий и практики советских генералов совершенно явственно видно и даже выпирает, что они главным фактором победы считали огромное численное преимущество над врагом.

Сможет ли страна обеспечить это преимущество или не сможет — их это в основном не колыхало.

Взгляд на последний удар. Судя по многим факторам, последний удар в бою согласно советской военной мысли до— и военной поры наносился штыком. Пехота должна была сблизиться с противником до расстояния штыкового удара и ставить точку в бою рукопашной схваткой. Четырехгранный штык, который для других целей невозможно было применить, являлся неотъемлемой частью (по смыслу, хотя и не по конструкции) винтовки Мосина — основного оружия тогдашней советской пехоты. В 1943 году ее модернизировали в карабин, но штык оставили, причем несъемным. Даже автомат Калашникова образца 1947 года не мыслили без штыка. Штыковому бою учили пехоту и до войны, и всю войну. А у кавалерии шашка являлась обязательной для солдата-конника, и кавалерия должна была последнюю точку в бою ставить холодным оружием.

Думаю, это потому, что для нас целью атаки был захват рубежа, а для немцев рубеж сам по себе не имел значения — им требовалось только уничтожение противника. В рукопашной схватке вероятность гибели своего солдата формально составляет 50 процентов Или ты — или тебя. Для немцев такая пропорция была недопустима. И последнюю точку в бою они ставили только огнем и с расстояния, при котором гибель своего солдата была минимально вероятной.

Соответственно немецкие генералы разрабатывали тактику и оружие пехоты так, чтобы иметь возможность поразить огнем противника везде, в любом укрытии без рукопашного боя. Нашим генералам при наличии штыка-молодца это, по-видимому, казалось излишеством.

…В любой науке, финансируемой государством, главенствующие позиции очень быстро занимают алчущие денег и славы бездари, после чего они душат все талантливое и действительно полезное. Перед войной в советской военной науке главенствующие позиции заняли теоретики, способные болтать на военные темы, но неспособные воевать.

— Это все негативные свойства советского генералитета?

 

Измены и предательство

— Если бы! Царское офицерство внесло в командирский корпус Красной Армии не только идеи паразитизма, стремления избежать честной службы, нежелание осваивать военное дело по-настоящему, но и подлость. Большевики не успели и не сумели совладать с менталитетом царского офицерства. Кроме того, негативные качества были добавлены в Красную Армию выскочками эпохи Гражданской войны, что предопределило, во-первых, предательство до войны и в ходе ее.

— Вы оправдываете репрессии командирского состава Красной Армии? — Мало этого, они проведены были недостаточно. Конечно, и с извращениями, но это потому, что этими репрессиями частично занимались те, кого самого нужно было репрессировать.

— Вы серьезно полагаете, что в Красной Армии было много предателей? — А вы Гитлера за идиота держите?

— Почему? — Потому что утверждать, что Гитлер добивался побед только за счет мощной армии — это держать Гитлера за идиота. Если исключить тогдашнюю Польшу с ее правительством подлых кретинов, Гитлер молниеносно разгромил всех своих противников совершенно другим оружием, и это оружие называется «пятая колонна».

— Напомните происхождение этого термина.

— В 1936 году в Испании поднял мятеж ставленник Германии и Италии генерал Франко. Он вел свои войска на Мадрид четырьмя войсковыми колоннами, а в Мадриде в это время предатели в правительстве и армии Испанской Республики ударили в спину правительственным войскам. Этих предателей генерал Франко назвал своей «пятой колонной». С тех пор этот термин стал употребляться для названия предателей, которые прямо или косвенно действуют в интересах враждебных стран против своего народа.

«Кто говорит, что я собираюсь начать войну, как сделали эти дураки в 1914 году? — спрашивал Гитлер, имея в виду Первую мировую войну, и пояснял. — Мы будем иметь друзей, которые помогут нам во всех вражеских государствах. Мы сумеем заполучить таких друзей. Смятение в умах, противоречивость чувств, нерешительность, паника — вот наше оружие…

Через несколько минут Франция, Польша, Австрия, Чехословакия лишатся своих руководителей. Армия останется без генерального штаба. Все политические деятели будут устранены с пути. Возникнет паника, не поддающаяся описанию. Но я к этому времени уже буду иметь прочную связь с людьми, которые сформируют новое правительство, устраивающее меня.

Когда противник деморализован изнутри, когда он находится на грани революции, когда угрожают социальные беспорядки, тогда наступает долгожданный момент. Один удар должен сразить врага…»

И действительно, Гитлер разил врага таким ударом — ударом изнутри силами «пятой колонны».

Весной 1938 года он без единого выстрела захватывает Австрию, власть в которой уже фактически захватила его «пятая колонна».

Осенью 1938 года он захватывает у Чехословакии Судетскую область, а весной 1939 года — всю Чехословакию, силы которой подорвали «пятые колонны» судетских немцев и словацких фашистов из католической партии Иозефа Тисо.

В 1940 году немецкие войска, как нож сквозь масло, проходят сквозь Голландию и Бельгию с помощью фашистской «пятой колонны» в этих странах. Не провоевав и двух недель и не понеся серьезных потерь, сдается французская армия, которая победила немцев в Первой мировой войне. Сдается, поскольку «пятая колонна» Германии вызвала во Франции, как и говорил Гитлер, «панику, не поддающуюся описанию».

А до этого, весной 1940 года, немецкий десант захватывает Норвегию на плечах местной «пятой колонны», руководимой Квислингом.

И что — везде Гитлер добивался побед за счет предателей, а в СССР решил предателей не иметь, так, что ли? Нынешним антисталинистам на радость?

В 1937–1938 годах послом США в СССР был Джозеф У. Дэвис. После нападения Германии на СССР он записал в своем дневнике 7 июля 1941 года:

«…Сегодня мы знаем благодаря усилиям ФБР, что гитлеровские органы действовали повсюду, даже в Соединенных Штатах и Южной Америке. Немецкое вступление в Прагу сопровождалось активной поддержкой военных организаций Гелейна. То же самое происходило в Норвегии (Квислинг), Словакии (Тисо), Бельгии (Дегрель)… Однако ничего подобного в России мы не видим. «Где же русские пособники Гитлера?» — спрашивают меня часто. «Их расстреляли», — отвечаю я. Только сейчас начинаешь сознавать, насколько дальновидно поступило советское правительство в годы чистки».

Увы, расстреляли не всех.

— И кто, по-вашему, уцелел? — Многие, скажем, командующий Западным особым военным округом Герой Советского Союза генерал армии Д. Г. Павлов.

— Но как именно он мог предать, что он сделал?

— Предал, как предает генерал. 14 июня 1941 года Генштаб РККА под прикрытием миролюбивого заявления ТАСС впервые приказал, а 18 июня тогдашний начальник Генштаба Г. К. Жуков повторил приказ привести в боевую готовность первые эшелоны войск прикрытия границы и флот.

Павлов в своем округе на направлении главного удара немцев в Белоруссии не только не привел войска в боевую готовность, но даже не вывел их в летние лагеря, что обязан был сделать даже без угрозы войны, просто по плану летней учебы войск. А на самой границе, в городе Бресте, у Павлова были расквартированы две стрелковые дивизии и одна танковая. Их казармы были в пределах досягаемости немецкой полевой артиллерии, а их расположение немцам было хорошо известно. Поэтому утром 22 июня немецкие артиллеристы первые же снаряды послали прямо в гущу спящих солдатских тел. Оставшиеся в живых отступили из города, бросив в нем технику, оружие и склады. Три дивизии Красной Армии в несколько часов перестали существовать, оголились полсотни километров боевых порядков Западного фронта. В эту дыру рванули танки Гудериана, окружив наши войска под Минском. После таких потерь Кремль не успел сформировать сплошной фронт на московском направлении. Гудериан снова вместе с танковой группой Гота окружил наши войска под Смоленском. Напомню, что ни на юге, ни на севере советско-германского фронта генеральского предательства в таком масштабе не было, там войска отходили, но разгромить их немцы не могли.

Предал и бывший некоторое время начальником Генштаба РККА генерал Мерецков.

— На чем вы основываете такое обвинение герою той войны?

— Прощенному предателю.

Основываю на собственных показаниях Мерецкова на следствии, подтвержденных показаниями Павлова на суде.

— Но почему вы исключаете объяснения самого Мерецкова в его мемуарах, что это следователи НКВД били и заставили его подписать выдуманную ими ложь и оговорить себя?

— Бить-то они смогли бы… Да только у следователей не хватило бы ума и знаний, чтобы такое придумать, поскольку, к примеру, мобилизационный план, в котором Мерецков изменнически подменил данные, — это такая тайна, в подробности которой посвящено едва ли с десяток высших должностных лиц государства, в число которых следователи НКВД точно не входят.

Ну, тему о трусости кадрового офицерства Красной Армии давайте развивать не будем, пусть читатель сам прочтет о ней в моей книге «Если бы не генералы!». Кроме того, надо заметить, что подготовка командных кадров армии до войны велась крайне затратным и крайне неэффективным способом. Таковой она остается, кстати, и сегодня.

 

Комиссары

— Но ведь мы же войну выиграли, а не немцы!

— Да, но надо понимать, за счет кого и чего. Ведь заставлять воевать только честных генералов и офицеров было бы очень несправедливо: давать подонкам прятаться за спинами порядочных людей — это предавать порядочных людей. Что делать? Выход довольно простой — нужно к каждому генералу поставить специального человека, который бы следил за военными. Таких людей называли комиссарами.

Идея комиссаров ясна, а посему они появились впервые не в России. К примеру, в начале XIX века они были в армии США: «Комиссар — назначенный правительством в воинскую часть чиновник, в чьи обязанности входит следить за моральным и политическим духом военных» .

Надзор за командованием был главной функцией комиссаров. Второй их функцией была политическая воспитательная работа, т. е. комиссары должны были убедить всех, что перед Красной Армией поставлены справедливые и очень нужные народу цели. Как казалось Правительству СССР, в 1937–1938 годах армию очистили от предателей. Оставшимся генералам верили, посему в Правительстве СССР возникла эйфория доверия к генералам, и 12 августа 1940 года институт комиссаров в вооруженных силах был упразднен.

Но началась война, и почти сразу же выяснилось, что единоначалия в РККА как не было, так и нет, а начальствующий состав Красной Армии в очень большой своей массе сдает немцам и солдат, и страну. Кто-то из подлости, кто-то из трусости и малодушия, кто-то по всем причинам сразу. Советскому правительству деваться было некуда: пришлось плюнуть на декларируемое генералитетом единоначалие и вновь ввести надзирающих комиссаров. Сделано это было через три недели после начала войны, и просуществовали комиссары несколько больше года — до 9 октября 1942 года, когда комиссары в армии были вновь упразднены (на флоте чуть позже), на этот раз навсегда. Начинал войну в должности главного комиссара уникальный человек по своей честности и уму — Лев Захарович Мехлис.

— Но ведь его почти все генералы Красной Армии считают глупым самодуром!

— Ну и что? Это характеризует не Мехлиса, это характеризует этих генералов. Умных уважают умные, великих людей уважают великие, а глупцы ненавидят умных, точно так же как и ничего не представляющая собой подлая мелочь люто ненавидит великих людей. Иначе ведь не объяснишь, почему Черчилль пишет о Сталине с величайшим уважением, а какая-то шавка, о которой забудут через день и навсегда, как только она исчезнет с экрана телевизора, поливает Сталина грязью изо всех сил.

Что конкретно мог сделать Мехлис в условиях 1941 года? Все судят по себе, и он не исключение. Он — коммунист, он — комиссар, он видел, что в его присутствии солдаты чувствуют себя увереннее. Какой отсюда мог последовать вывод? Один — насытить фронт коммунистами и политработниками. И, как отмечает биограф Мехлиса Юрий Рубцов, где бы ни был Мехлис, — а он с началом войны находился на самых тяжелых и ответственных фронтах, — он начинал свою работу по укреплению войск с насыщения их политбойцами, т. е. добровольцами-коммунистами и политработниками, энергично вычищая от последних тылы и посылая их поближе к фронту.

Однако понуждение советских генералов и офицеров к исполнению своего долга перед Родиной — это еще не вся комиссарская работа. И Мехлис, само собой, уделял огромное внимание быту советских солдат, чем вызвал к себе злобную ненависть интендантов Красной Армии, и ее главного интенданта, начальника тыла РККА генерала Хрулева. Именно от него, между прочим, шли самые гнусные инсинуации в адрес Мехлиса.

— Но ведь ни в одной из других воевавших стран комиссаров не было.

— Строго говоря, многие из воевавших стран за это поплатились, той же Польше нелишними были бы комиссары. В данном случае можно прислушаться к мнению наших противников.

Надо бы начать с приказа Гитлера не брать комиссаров и политруков в плен и расстреливать их на месте. Но этот приказ был дан до войны, боевого значения комиссаров немцы еще не знали и уничтожать их предполагали сугубо как политических противников.

В ноябре 1942 года командующий немецкой 2-й танковой группой Гейнц Гудериан на основе разведданных подготовил доклад о РККА. В нем есть такие выводы:

«д) Общая оценка.

В общем высшее и среднее командование, оказавшееся более подвижным, чем его первоначально считали, все время пытается вырвать инициативу и взять ее в свои руки.

Низшее командование ни в какой степени не соответствует предъявляемым к нему требованиям.

Повсюду душой сопротивления является политическое руководство, проявляющееся здесь со всей силой» .

Специалист по пропаганде, работник имперского министерства иностранных дел гитлеровской Германии оберштурмбаннфюрер СС Шмидт, ставший после войны немецким военным историком, писавшим под псевдонимом Пауль Карель (Карелл), в своем труде «Восточный фронт» осмыслил роль комиссаров так:

«…Однако немецкое Верховное главнокомандование не заметило перемен. Насколько оно цеплялось за свое ошибочное представление о солдате-красноармейце, показывала недооценка и клевета на политработников советской армии. Хотя в начале войны роль комиссара, возможно, и была неопределенной, со времени Курской битвы он все больше и больше воспринимался бойцами и командирами как опора в борьбе с недальновидными начальниками, бестолковыми бюрократами и духом трусливого пораженчества.

…В действительности комиссары были политически активные и надежные солдаты, чей общий уровень образования был выше, чем у большинства советских офицеров…Чтобы соответствовать такому уровню требований, корпус политработников, естественно, должен состоять из жестких людей, преданных власти, и в первой половине войны эти люди, как правило, составляли главную движущую силу советского сопротивления и твердо следили за тем, чтобы войска сражались до последней капли крови. Они могли быть безжалостными, но в большинстве случаев они не жалели и себя».

За трусостью и подлостью генералов и офицеров требуется надзор правительства, особенно в начале войны, при сильном противнике и в случаях военных неудач до тех пор, пока война не отберет достойных командиров.

 

Верховный Главнокомандующий

— Говорят, что каков поп, таков и приход. Как вы оцениваете самого Сталина?

— К сожалению, он очень поздно занялся вопросами командования армии. В отличие от Гитлера, Сталин не предполагал становиться военным вождем и даже не предугадывал такого поворота событий. В 1925 году он, к примеру, отказался от поста наркома обороны, который с началом войны в 1941 году все же вынужден был принять. Дело в том, что стратегия большевиков не предусматривала захватнических войн, следовательно, сама война для Сталина была событием возможным, но необязательным, — не было стимула изучать военное дело задолго до войны.

— Он что же, вообще армией не занимался?

— Как гражданского вождя его, разумеется, в первую очередь заботило, чтобы у СССР была сильная армия, и он делал все, чтобы обеспечить требования ее генералов. Но он не участвовал в учениях и маневрах, не разрабатывал тактику, не подбирал к этой тактике оружие, не обучал войска и сам полководческому мастерству не обучался. Все это делали советские генералы и маршалы, и Сталин надеялся, что все это они делают хорошо. И только война показала, что надеяться на них было нельзя.

На второй день войны, 23 июня 1941 года, советская власть — Верховный Совет — учредил высший орган стратегического командования — Ставку Главного Командования. Первоначально в нее вошли маршалы Ворошилов и Буденный от Наркомата обороны, генерал армии Жуков — от Генштаба, адмирал Кузнецов — от Военно-Морского флота, Сталин и Молотов (нарком иностранных дел) — от Правительства СССР. Возглавил Ставку нарком обороны маршал Тимошенко. Он и был первым Главнокомандующим Красной Армии в Великой Отечественной войне, но пробыл им недолго. Не прошло и недели, как выяснилось, что наши маршалы и генералы не только не способны были командовать Красной Армией, но и не представляли, что происходит на фронтах.

29 июня 1941 года советская власть вдруг узнала, что войска советского Западного фронта сдали немцам столицу Белоруссии город Минск. Узнала не от своего Верховного Главнокомандующего Тимошенко и не от начальника Генерального штаба Жукова, а из передач европейских радиостанций. Генералы теряли управление войсками. Что было делать?

В результате 10 июля Верховный Совет Ставку Главного Командования реорганизовал в Ставку Верховного Командования (чтобы Тимошенко было не так обидно) и председателем ее назначил Сталина. Но поскольку Ставка была коллегиальным органом, которому в полном составе почти никогда не приходилось собираться, то 8 августа 1941 года название должности Сталина было изменено, и он стал называться не Председателем Ставки, а Верховным Главнокомандующим.

Таким образом, не предполагая, не собираясь и не готовясь, Сталин неожиданно для себя вынужден был стать еще и военным вождем СССР. И, кстати, как после его смерти ни клеветали на Сталина, но никому и в голову не приходило, что в то время из всех имевшихся деятелей СССР кто-либо, кроме Сталина, смог бы занять эту должность. Хочется, глядя на судьбу Сталина, сказать: не надо искать в государстве должностей для себя, а надо служить Родине, не жалея себя, и работать не покладая рук, и тогда вы от этих должностей не будете успевать отказываться.

— И он стал лично командовать фронтами?

— Сначала — нет. Как я понимаю, около года Сталин все еще пытался опереться на «профессионализм» своих генералов и маршалов, а не на свое собственное понимание обстановки, и этот «профессионализм» стране раз за разом (в Белоруссии и под Киевом) «выходил боком».

Но после того как Генштаб Красной Армии опять кардинально ошибся с оценкой ситуации и, ожидая наступление немцев на Москву, прозевал наступление немцев на юге, полагаю, доверия Сталина к «профессионалам» не осталось никакого.

Я так думаю вот почему. Немцы в своих работах отмечают, что после поражения Красной Армии под Харьковом характер последующих боев резко изменился, а ни один наш военачальник этого не отметил! То есть изменение характера войны не только не от них зависело, но они его и не заметили! Не заметили и того, что с начала лета 1942 года немцев начали заманивать в глубину России! Заманивать, воспользовавшись стремлением Гитлера соединиться с турками. Но поскольку никто из наших историков и военачальников об этом не пишет (Тимошенко не оставил мемуаров), то, значит, весь этот план был задуман и оставался в голове только у Сталина.

— Сталин взял все на себя, боясь предательства генералов? — Не думаю. Дело в том, что предательство — это не единственный повод, по которому не верят подчиненному. Причиной неверия может быть неуверенность в уме подчиненного, в его способности выполнить порученное дело, неверие в его добросовестность.

— Но получается, что Сталин заманивал немцев на Кавказ и к Сталинграду? — Получается так. Очень много фактов говорит за это, кроме того, не мог Сталин, культурнейший русский человек, не использовать чисто русскую традиционную стратегию. В 1941 году ее технически невозможно было использовать — Гитлер вел войска по густозаселенным территориям СССР с хорошо развитой дорожной сетью. А тут он полез на Кавказ, выйдя на достаточно пустынные территории России.

— Вы хотите сказать, что Сталин повторил стратегию, которую М. Б. Барклай де Толли и сменивший его М. И. Кутузов осуществили в войне с Наполеоном?

— Уже и тогда в этом не было ничего оригинального, поскольку такую же войну с Карлом XII провел и Петр I, который под Полтавой не разбил шведскую армию, а фактически добил ее, поскольку использовал для этого всего треть имевшихся у него под Полтавой сил.

И было бы странно, если бы Сталин упустил стремление Гитлера захватить территории, которые не были для СССР жизненно важными. Сталин его на эти территории впустил, причем в конечном итоге наши войска оперлись на горы Кавказа и Волгу с хорошим снабжением. А немцы повисли на единственной железнодорожной нитке, идущей через единственный уцелевший мост через Днепр в Днепропетровске. Была и вторая железнодорожная линия, через Запорожье, но там немцы не смогли восстановить мосты и пользовались малопроизводительной паромной переправой.

Наступая на Кавказ, немцы удлинили себе линию фронта как минимум на 1,5 тысячи киллометров, а ведь этот фронт надо было защищать. Кем? Гитлер притащил в наши степи всех союзников, пополнивших чуть позже наши лагеря военнопленных, — от итальянцев до венгров. Короче, Гитлер, поддавшись на неожиданную легкость наступления, залез в такие дебри, что случись что, помочь своим войскам из Европы он практически не мог. И то, что ожидалось, то Сталин ему и устроил, а называлось это Сталинградской битвой.

— Значит, «10 сталинских ударов» — это не миф?

— Нет, Сталин действительно и автор, и исполнитель всех победных операций той войны. До конца войны Гитлер уже не смог задумать ничего ни в стратегическом, ни даже в оперативном плане, чтобы Сталин не смог этого разгадать и принять меры.

Пример — Курская битва 1943 года. Перед ней наши войска долго и старательно готовились к наступлению немцев, и немцы не обманули ожиданий Сталина — начали наступать именно там, где их и ждали. В связи с этим немцам не помогло даже их полководческое мастерство. Потери за счет умелой тактики и нового оружия они нанесли нам большие, но на укреплениях Курско-Орловского выступа сами понесли такие потери, что, отступая, не сумели зацепиться даже за Днепр.

— Но как Сталин мог справиться со всеми замкнутыми на него делами?

— Вот это действительно поражает. Ученые, занимающиеся проблемами мыслительной деятельности человека, нашли, что люди в своей оперативной памяти могут удержать от 3 до 7 мыслей одновременно, могут оперировать и искать варианты решения среди такого количества идей. Введение в мыслительный процесс новой мысли стирает какую-то старую. Причем люди не очень сильного ума оперируют тремя мыслями сразу, а люди умные — семью. Это было известно со стародавних времен, практика доказала, что у начальника должно быть именно столько непосредственных подчиненных. Поскольку дураков в начальники стараются не назначать, то оптимальным считается 5 подчиненных для мирного времени и 3 для армии, где решение приходится принимать очень быстро.

Исходя из этого, первоначально у Верховного Главнокомандующего РККА во время войны должно было быть примерно столько же непосредственных подчиненных — командующих Главными командованиями направлений, в которые было объединено по нескольку фронтов. Маршал Ворошилов возглавил Северо-Западное направление, маршал Тимошенко (начальник штаба маршал Шапошников) — Западное, маршал Буденный — Юго-Западное, маршал Кулик возглавлял одно время войска Крыма и Кавказа. И в целом эти маршалы сделали немало, а иногда и очень успешно воевали для тех условий. Ворошилов и Буденный не дали Гитлеру разгромить свои войска на флангах операции «Барбаросса», чем сорвали ее и остановили практически на два месяца наступление на Москву. Маршал Тимошенко поздней осенью 1941 года фронтами своего Юго-Западного направления нанес тяжелейшие поражения войскам немецкой группы армий «Юг», что привело к снятию Гитлером ее командующего фельдмаршала Рундштедта. Но в дальнейшем Главные командования направлениями были упразднены, и Сталин сам начал командовать всеми фронтами сразу. Почему?

Ведь этих фронтов было в разные периоды от 10 до 15. А командовать фронтом — это значит командовать армиями, входящими во фронт. А их, только действовавших, на фронтах находилось по 50–60. Сталин принял на себя неимоверную мыслительную нагрузку. В связи с чем?

Сталин любил Родину и был ей предан всецело. Он мог бы облегчить себе работу и опереться на главнокомандующих направлениями и на командующих фронтами, если бы все эти должности тоже занимали сталины во всех отношениях — и по уму, и по преданности Родине. Но сталиных было мало. А доверить судьбу Родины негодному человеку — это халатность. Сталин не мог