Истинный герой

Верещагин Петр

ВЗГЛЯД СПЕРЕДИ

 

Семь раз отступала во тьму земля, семь раз трепетал эфир — и семь раз пылали огнем поля, свой свет отдавая в мир. Семь раз был хрустальный разбит венец, познал семь смертей народ — и семь раз холодное слово «конец» не вышло на небосвод.

– А ты думал, Кречет, я на твоего героя нападать буду? – ласково улыбнулась Королева Моря. – Или еще один призрачный отряд за ним пошлю? Но зачем мне подобные хлопоты? Да пусть шатается, где ему вздумается, мне-то какое дело? Ведь на тропинку к моей цитадели он не повернет, пока не будет сказано кое-что очень особенное. Сказать это можешь ему только ты. Или я, но мне такого счастья точно не надо.

– И ты надеешься устранить один из поворотных пунктов пророчества вместе со мной?

– В иной ситуации я бы лишний раз подумала, прежде чем уверенно отвечать «да», только ведь искомое пророчество составлял ты сам, а не кто-нибудь. Значит, осуществление его от тебя и зависит, а великий герой – просто средство. Со средствами мне воевать незачем.

Друид мрачно промолчал: Морра на этот раз переиграла его вчистую. Он предусматривал попытки силой разорвать невод пророчества и соответственно выстраивал защиту, всячески оберегая Ниала с отрядом, свою приманку – а владычица фоморов нанесла удар непосредственно по рыбаку-Кречету. Убить его Королева могла, но это бы не принесло ей победы. А вот пленение…

– Думаешь, ты сможешь удерживать меня достаточно долго?

– Вечно – нет, но вечно мне и не нужно. Хватит нескольких лет. После этого твое умело подготовленное пророчество потеряет силу, а я окажусь в безопасности. Несколько лет – как раз срок существования живого хрусталя. Старая добрая формула Ньианн… – Тонкие пальцы Морры погладили пузырек, внутри которого клубился прозрачно-лиловый туман. – Есть пожелания относительно места заточения?

Кречет, привычно потеребив бороду, которой у него не было, произнес:

– Как насчет руин Иса?

– Нет. – Голос Королевы Моря стал жестче. – Об этом забудь. Ради спасения своей души – забудь. Там много лет как заправляют иные… более древние силы.

– Уговорила. А Ллогрис?

– На родину потянуло? Изволь. Подойдет тот разрушенный Хоровод Великанов?

– О, вполне. Установи меня вместо украденного камня, хорошо?

– Отлично, Кречет. Легендой дополнить?

– Спасибо, сам справлюсь. Способности думать твои заклинания у меня не отнимут.

– Мог бы и соврать, – скорчила гримаску Морра, откупоривая пузырек.

Друид не пытался задерживать дыхание – бесполезно. Сперва окаменели ноги, потом все тело, а через несколько минут он оказался запечатан внутри полупрозрачного кристалла цвета бледного аквамарина, вроде тех комаров в кусочках янтарной смолы с берегов моря Варгов, за северной Райной. Критически осмотрев сие произведение искусства, владычица фоморов другим заклинанием лишила кристалл прозрачности и придала ему вид базальтового столба-кромлеха с шестью неровными гранями.

– Вот так значительно лучше.

«Давай не будем спорить о вкусах…» – пробилась сквозь камень мысль упрямца-Кречета.

– Не будем, – согласилась Королева.