Испытание Тьмой

Верещагин Петр

Грезы наяву. Реки крови

 

Странная, но далеко не страшная мелодия звучала в вечной ночи, где никогда не осмеливались даже говорить вслух. Странный, одновременно насмешливый, чарующий и остерегающий голос исполнял лирическую балладу, содержание которой было не менее странным.

Языки небольшого костра не давали тепла, да и света от них было не слишком много. Во всяком случае, явно недостаточно, чтобы разглядеть лица тех, кто собрался вокруг единственного огня на многие версты вокруг.

Если у них были лица.

И если это был огонь…

Реки крови текут; и исток их – людские сердца. Зло – не где-то вдали, за Барьером страданий и мрака: Знайте, Зло уже тут – и не видно ему ни конца И не края… В пыли, позабыты, валяются Знаки. Знаки Чести, Надежд, Сожалений, Мечтаний и Снов; Знаки Славы, Забот, Состраданий, Сомненья и Боли. Славен тот, кто невежд отогнал от стены древних слов — Но вдвойне славен тот, кто себя отрешил от престола.

Кто-то пошевелился, разрушая навеянное музыкой полусонное оцепенение, встал – и сгинул в вечной ночи. Никто из остальных не знал, вернулся ли он к огню впоследствии.

И не потому, что «впоследствии» не наступило.

Просто это никого не интересовало.

Песня была важнее.

Горы злата горят под свинцовым покровом небес. Вот богатство – берите, здесь хватит на многих! И выходит отряд. «Мы разделим добычу на всех, Честно!» – так говорят, а кинжалы уж н а литы злобой… И никто не достиг даже склонов заветной горы, Все в пути полегли – от своих же отравленных лезвий. Не поймать нужный миг, не уйти от извечной Игры, Где в кровавой пыли сгнила совесть, и жизнь, и надежда.

В костер подбросили нечто вроде дров, и благодарное пламя загудело с новой силой, создавая дополнительную музыкальную гармонию к основному потоку мелодии. Вряд ли среди слушателей имелись знатоки теории музыки, но, впрочем, не более вероятным выглядело само появление волшебного огня или трубадура-любителя в ЭТОМ месте, где никогда и ничего не менялось, оставаясь таким же, как в бесконечно далекие дни Творения.

Таким же – до недавнего времени…

Странно, что никто извне не прерывал эту идиллию. Однако возможно, что причиной тому были сами слушатели – величайшие «нарушители спокойствия», каких только когда-либо знала Вселенная.

Вихри стали зовут легионы на битву с судьбой, И под крики мечей обреченные в пламени тают. Как же их назовут, не узнавших, что значит «покой» — Ибо самая смерть не найдет в них покоя… Не знаю, Кто Добром был, кто Злом – и теперь никому не узнать, Ведь лежат все они под одним обелиском хрустальным. Хаос или Закон? Кому первую скрипку играть? Духи Света и Тьмы охраняют священную тайну…

Костер вновь начал затухать, но дров больше не было.

Да и найдись они, никто не желал вставать ради того, чтобы подарить своим уставшим глазам несколько дополнительных секунд или минут бессмысленной работы. Тьма для всех для них была куда ближе, чем любое из воплощений Света.

И это была одна из тех причин, которые привели их сюда.

Хотя в этом они бы не признались даже под пыткой.

Как узнать, чья вина в том, что мы позабыли мечты? Как найти нам ответ на вопросы детей сновидений?.. Тяжела пелена, что скрывает страну Красоты, Неразборчив совет, погребенный под слоем презренья. А ведь чувства просты – лишь ворота к душе приоткрой, Обозначь нужный путь – и иди, прочь отбросив терзанья. Но забыты мечты. А без них и Герой – не Герой. Реки крови текут. И исток им – людские желанья.

Слов более не было, одна мелодия. Странная, навевающая сон и не дающая забыть о ночных кошмарах.

Впрочем, собравшихся трудно было удивить или испугать кошмарными сновидениями. Слишком многое они повидали в своей жизни, чтобы теперь страшиться сколь угодно чудовищных порождений собственного подсознания.

Скорее их страшила необходимость проснуться.

Потому что вечный сон не был дарован им…