Искусство притворства

Джордан Пенни

Глава 6

 

Допив кофе, Илиос взглянул на часы и встал. Лизи осталась сидеть за столом.

— У меня встреча через полчаса. Я заказал тебе одежду через Интернет, ее привезут через час. Посмотри. Если тебе что-то не подойдет, сообщи мне. Не надо меня благодарить.

— А я не собираюсь, — мрачно заверила его Лиззи.

Проигнорировав ее слова, Илиос продолжал:

— Сегодня вечером нам надо присутствовать на открытии картинной галереи, и у тебя должно быть обручальное кольцо. В мой офис уже доставлен набор обручальных колец. Потом приедет Мария, чтобы убраться. — Из внутреннего кармана пиджака он достал кошелек и вынул из него пачку купюр. — Тебе они понадобятся. Я записал свой мобильный номер в твой телефон. Я думал, что ты, как дизайнер интерьеров, обладаешь более утонченным вкусом. Я имею в виду внешний вид твоего телефона.

— Согласна, но за роскошный дизайн надо платить, — защищаясь, возразила Лиззи. Ее старый мобильник, однако, прекрасно работал.

Через пять минут, оставшись одна в комнате, где витал запах дорогого кофе — а также запах мужчины, грозившего растерзать ее чувства, — Лиззи решила осмотреть свое новое жилье, начиная с сада.

Теперь, при свете дня, она увидела, что из окон гостиной открывался вид на горы, а не панорама города, как она предполагала.

Зазвонил домофон, и Лиззи направилась к двери. Открыв дверь, ока никого не увидела, но возле двери стояло несколько больших коробок.

Часа через два, стоя в своей спальне, Лиззи больше всего на свете хотела, чтобы сестры сейчас были с ней. Она с восторгом смотрела на прекрасные вещи, разложенные на кровати, которые она только что достала из коробок и пакетов. Одежда действительно была красивой и стильной — такой, о которой она втайне мечтала.

Уголком глаза Лиззи заметила изысканное тонкое белье, и лицо ее вспыхнуло. Он явно заметил ее реакцию вчера вечером — в ответ на его замечание. Потрясающе чувственное нижнее белье, из нежного кремового шелка и атласа, отделанное кружевом. «А одна вещь — из одного кружева, — с сожалением подумала Лиззи о жестком корсете со шнуровкой щ спине, обнаруженном ею в одной из коробок. — Его уж точно надо вернуть назад! Кроме того, его некому на мне зашнуровывать…» То же самое она решила сделать с французскими трусиками, которые были не намного больше, чем крошечные стринги, состоявшие из кружевного треугольника и тонких тесемок. С другой стороны, спущенные на талии шортики, из чистого шелка, в ансамбле с таким же бюстгальтером, были так восхитительны, что у нее пересохло во рту.

И как она могла отказаться от потрясающих шерстяных юбок и брюк — каких она в жизни никогда не видела, — ее любимого бежевого цвета? Пальто- шинель, не совсем белое — но и не серое, и не бежевое, — с логотипом очень известного производителя. О таком пальто Лиззи мечтала с тех пор, как стала разбираться в хорошей одежде. И оно превосходно сидело на ней…

Здесь были свитера и рубашки, бикини и пляжные халаты, вечерние платья и пеньюары. Здесь были джинсы новейшей модели, а также туфли — такие простые, но такие красивые, что ей захотелось крепко прижать их к себе. Все вещи говорили на интернациональном языке — и это был язык изысканного стиля и элегантности, а также огромных денег…

Лиззи погладила твидовое черно-белое пальто, длиной в три четверти, с логотипом «Шанель». Разве может она все это принять? Нет. Одежды слишком много.

Тихо вздохнув, она стала запаковывать обратно самые дорогие, на ее взгляд, вещи, оставляя лишь то, что действительно было необходимо. Она сложила обратно в коробку кашемировую юбку и брюки, а также пальто, юбку и блузку от Шанель. Упаковывать все это было нелегко, но она справилась. Лиззи собиралась уже отнести коробки к лифту, как в дверь ее спальни кто-то постучал. Решительно и твердо.

«Должно быть, это Мария, уборщица», — подумала Лиззи, но когда открыла дверь, то увидела Илиоса, вид которого выражал явное нетерпение.

— Я отправляю это обратно, — сказала ему Лиззи, указывая на коробки.

Илиос взглянул на них. Там было гораздо больше одежды, чем на полу возле кровати.

— Тебе эти вещи не подошли? Или просто не понравились? — В голосе его прозвучала металлическая нотка. Он сам не знал, почему в последнюю минуту изменил свое решение и велел продавцу подобрать гардероб для женщины, которая предпочитает сдержанный стиль в одежде.

— Нет, мне все подошло — по размеру и стилю.

— Так почему же ты отправляешь вещи обратно?

— Мне они не нужны, и… они очень дорогие. Такую одежду я никогда не могла себе позволить. Я предпочитаю более дешевые вещи.

Илиосу понадобилось несколько секунд, чтобы переварить ее слова. Эта женщина не хочет, чтобы мужчина тратил на нее деньги?! Кого она пытается обмануть? Илиос не верил, что такие женщины существуют на свете.

— Твоя жизнь теперь изменилась. Ты — моя невеста и будущая жена. И должна держать себя соответственно. Представить, что ты актриса, которой поручено сыграть эту роль, а одежда — твой реквизит» Ты вряд ли будешь чувствовать себя уверенно в кругу моих друзей, если не будешь одета подобающим образом.

— Одежда — это лишь занавески на окнах. Чувство уверенности возникает тогда, когда человек осознает свою собственную ценность, — тихо заметила Лиззи.

— Согласен, — неожиданно сказал Илиос. — Но мы живем в обществе, где нас оценивают по внешнему виду. Если моя жена появится в одежде, купленной в сетевом магазине, это может возбудить нежелательные слухи — например, о том, что «Манос констракшн» испытывает финансовые затруднения. От этого могу пострадать не только я. От меня зависят люди, которые на меня работают. Хорошая деловая репутация в бизнесе — это девяносто процентов успеха, и потерять ее — значит потерять все. Должно быть, тебе известно это. — В словах его было много правды, и Лиззи кивнула. — Я привез набор обручальных колец. Ты можешь выбрать любое кольцо, и оно будет подогнано тебе под размер.

Осознав, что Илиос ждет, когда она выйдет из комнаты, Лиззи стала обходить кровать, стараясь держаться от него как можно дальше. Она так боялась нечаянно прикоснуться к нему, что налетела на угол кровати и споткнулась, — и получила то, чего так боялась. Чтобы не дать ей упасть, Илиос крепко обхватил ее за талию. Но взгляд его, однако, был устремлен на пол. Проследив за его взглядом, Лиззи застыла на месте. Возле его ног, на полу, лежал корсет, который она недавно рассматривала. Должно быть, она задела его, когда споткнулась. По-прежнему держа ее за талию, Илиос наклонился и поднял корсет.

— Я хочу его вернуть, — поспешно сообщила ему Лиззи. — Я не могу его носить.

Илиос испытующе взглянул на нее:

— Почему?

— Во-первых, такие вещи я вообще не привыкла носить, а во-вторых, мне кто-то должен помогать застегивать его — он зашнуровывается на спине, — объяснила она. — А это означает, что я нуждаюсь в…

— Мужчине? — закончил за нее Илиос.

— В еще одной паре рук, — поправила его Лиззи.

Тепло же его рук, державших ее за талию, в это время пробудило панику в ее теле. Ее воображение мгновенно наводнили опасные образы. Лиззи представила себе, что на ней надеты шелковые сексуальные трусики и бюстгальтер, которыми она любовалась до прихода Илиоса, а рука его волшебным образом гладит ее тело, от бедра к груди. Губы его целуют ее шею, язык щекочет притягательную ямочку возле ключицы, а другая свободная рука проникает в ее тонкие узкие трусики и обхватывает округлые ягодицы…

Отчаянным усилием Лиззи отогнала от себя эти образы. Илиос был очень привлекательным мужчиной, а у нее давно никого не было… Да, очень давно. Но это не повод расслабляться.

Рывком освободившись из рук Илиоса, Лиззи направилась к двери. Он постоял секунду, задумчиво глядя на корсет, потом, взглянув ей вслед, бросил его на кровать и последовал за ней.

— Вот кольца. Я попросил ювелира привезти весь ассортимент, чтобы ты могла выбрать.

Глаза ее расширились, когда она взглянула на кольца, разложенные в большой бархатной коробке. Там были кольца с бриллиантами различной огранки, с цветными бриллиантами, окруженными другими бриллиантами, — их было так много, что свет, падавший на них, почти ослеплял ее.

— Они все прекрасны, но они такие броские и большие. Нет ли чего-нибудь поменьше?

— Насколько поменьше? — сухо спросил Илиос.

Лиззи указала на одно кольцо:

— Примерно в четверть от этого. И простое. С одним камнем.

— Такое, как это? — спросил он, засовывая руку в карман и доставая маленькую коробочку. Когда он открыл ее, Лиззи увидела простое, идеально простое кольцо, с единственным бриллиантом, оправленным в платину.

Илиос сам не знал, почему отметил именно это кольцо, но, так или иначе, он попросил положить его в отдельную коробочку. А теперь он видел, какое впечатление произвело оно на Лиззи.

— Да, именно такое, — сказала она ему.

Илиос вынул из коробочки кольцо и протянул его ей, но по какой-то причине, почти машинально, она не взяла у него кольцо, а вытянула палец, чтобы он надел его.

Они взглянули друг другу в глаза, и по спине ее прошла дрожь. Какое-то древнее, необъяснимое ощущение пронзило Лиззи. Они оба молчали. Илиос, сжав ее запястье, медленно надел ей на палец обручальное кольцо.

Удивительно! Будто кольцо сделали специально для нее.

— Оно изумительное… — Голос ее дрогнул от переполнивших ее чувств. Кольцо было старинным символом человеческой привязанности и любви. Оно связывало вместе двух людей. — Я не думала, что ты придешь. Ты сказал, что у тебя деловая встреча.

— Встреча была отменена. — Илиос не хотел говорить ей о том, что сам отменил ее.

— Картинная галерея, которая, как ты сказал, открывается сегодня вечером… — начала Лиззи.

— Это торжественное мероприятие. На нем будут присутствовать множество именитых гостей, представители прессы, телевидения, — прервал ее Илиос. — Много сплетен, шампанского… Ты понимаешь, о чем я говорю. Мне надо идти. Через полчаса я провожу совещание на сайте.

Лиззи лишь кивнула.