Иштарианцы среди нас

Поделиться с друзьями:

Проблема в том (размышлял Лукас, выдергивая из машинки лист бумаги, сминая его и швыряя в корзину), как придумать безошибочный способ уничтожения иштарианцев, прежде чем их телепатическая сеть подчинит себе умы всех людей, а это вскоре окажется возможным, едва их количество превысит некую критическую массу. Но если процесс их зловещего проникновения уже почти завершен, то их мгновенное уничтожение (которое абсолютно необходимо, потому что, уцелей хотя бы один, он пошлет сигнал тревоги на Иштар) потребует объединенного и синхронизированного по времени усилия всего человечества (то есть нечто такого, в чем почти невозможно убедить большинство обычных читателей), поскольку иштарианцев уже около двадцати процентов среди девяти миллиардов обитателей планеты. И очень трудно будет сдирижировать с точностью до долей секунды столь монументальную вспышку, такой взрыв гнева, который захватит врасплох всех членов «пятой колонны», которые расхаживают по улицам городов разобщенной планеты, терзаемой перенаселением, голодом и сотнями войн, прокатившимися за последние десятилетия по всему миру.

Лукас отвел взгляд от карты Земли, осознав, что, если сюжет будет раскручиваться в прежнем духе, иштарианцы непременно победят. В конце концов те, кого посылают завоевывать другую планету, обязаны быть по меньшей мере профессиональными захватчиками. И если даже люди, опасающиеся, что их покорят феи и эльфы, не чувствуют себя в безопасности, то можно представить панику тех, кто подозревает, что их окружили пси-коммандос. Проблема в том, что книги покупают земляне, поэтому он должен предостеречь их, не слишком напугав. Лучше принять за факт, что замаскировавшиеся здесь иштарианцы не имеют совершенно никаких контактов с Иштаром. Да, так будет правильно. Их стратеги сожгли мосты и корабли, ведь они, подобно нашим, обожают широкие жесты, и для них результат тоже может стать только одним — победа или смерть.

Пора выпить кофе, решает Лукас и отправляется на кухню. В чайнике еще осталась вода, рядом с плитой на столе жестянка с молотым кофе и коробочка с бумажными фильтрами. Лукас подходит к холодильнику. А где же сахарница? Боже, опять исчезла! Должно быть, в континууме этого дома имеется дыра, в которую вытекает реальность. Так где же проклятая сахарница? А ведь я могу это использовать, решает Лукас. Предположим, что иштарианцы, готовящие путч, ответственны и за все микрофеномены, ежедневно отравляющие нам жизнь. Разумеется, они не отказываются и от крупных пакостей, и от столь восхитительных, с точки зрения их аксиоматики, беспричинных убийств: например, вьетнамский ветеран врывается в «Макдональдс» и убивает двадцать человек… или лохматый фанатик приказывает убивать детей ночью в лесной чаще… либо чокнутый подросток убивает всю свою семью, поджигает дом и спрыгивает с виадука… Подобные сюжеты доставляют им столь же сильное эстетическое наслаждение, как нам балет, но они же несут ответственность и за мелкие гадости, что выводят из себя каждого, их нас. Однако иштарианец способен воздействовать на сознание человека лишь в радиусе ста метров; он не способен управлять людьми на расстоянии, но иштарианец весь день сидит дома и излучает пакостные волны, так что в этом квартале все идет наперекосяк — супруги грызутся, дети швыряют в окна камни, домашние животные беспричинно нападают на хозяев, автомобилисты попадают в аварии, уборщицы не приходят (как, кстати, сегодня), лампочки перегорают, краны протекают, вода для кофе закипает целую вечность, а сахарницы исчезают.