Игры профессионалов

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 14

 

На встречу с Галинским он поехал в сопровождении пяти агентов ЦРУ. На двух автомобилях они провожали его машину до места встречи, где уже находилось несколько советских агентов, рассыпавшихся по улице.

«Для чего нужен этот цирк? – с неожиданной злостью подумал Дронго. – Только для того, чтобы все поняли, что это представление, – вдруг осознал он. – Кажется, в этой мозаике начинают проступать отдельные черты».

Он вышел из своего автомобиля, оглянулся и направился к дому. Оставшиеся одни, профессионалы с обеих сторон весело переглядывались и улыбались, не пытаясь вступать в контакт. В маленькой нейтральной Вене многие знали друг друга в лицо.

На втором этаже дверь открыл неизвестный широкоплечий громила. Дронго не успел произнести ни слова.

– Вас ждут, – рявкнул незнакомец, морща перебитый нос.

«Этот молодец явно из внешней контрразведки, – подумал Дронго. – Здесь все по-старому». Но как раз сегодня это его устраивало.

Он прошел в комнату. Там у стола его нетерпеливо поджидал взволнованный Галинский. Увидев Дронго, он неприятно улыбнулся.

– Наконец вы явились.

– Что-нибудь случилось? – Он прошел к столу и сел, не спросив разрешения у Галинского.

Советский резидент молча опустился на стул.

– Вы еще спрашиваете? – закричал Галинский.

«Вот этот как раз кричит искренне, – удовлетворенно подумал Дронго. – Хотя неприятно, что из трех резидентов абсолютным идиотом оказался именно советский. Но это упрощает мою игру».

– Посмотрите, – продолжал бушевать Галинский, – вы привели за собой на конспиративную квартиру все ЦРУ! Неужели вы не понимаете, что натворили? Вы провалили нашу явку! – побагровел советский резидент.

– Что я провалил? – спросил он. Боже, какой дурак этот Галинский!

– Нашу явку, – повторил резидент. – А этот ваш хулиганский звонок сегодня утром? Обязательно нужно было звонить в наше посольство? Вы подставили советского резидента, – патетически произнес Галинский, – не думайте, что вам это сойдет с рук. Мне говорили о ваших странностях, но я не предполагал, что они будут настолько опасными для нашей деятельности.

Дронго с интересом слушал его, не пытаясь перебить.

– И вы еще называете себя профессионалом! – почти с презрением сказал Галинский. – Столько провалов! Хорошо еще, что мы смогли вас подстраховать и убрать этого убийцу, следовавшего за вами буквально по пятам. Он пытался угнать вашу машину, но мы помешали ему это сделать, – самодовольно сказал Галинский.

– Идиоты, – не выдержал Дронго. – Господи, какие вы все кретины!

– Что? – не понял Галинский. Он даже не успел обидеться.

– Вы убрали моего личного агента, – зло сказал Дронго, – я работал с ним пять лет.

У Галинского вытянулось лицо.

– Этого не может быть.

– Может. Неужели вы не смогли понять, что убийце не нужна моя машина? Это был мой личный агент, – повторил он, – а вы его ликвидировали. Это первое.

Он решил добить Галинского окончательно, увидев его несчастное лицо.

– Вашего связного убрали не американцы, а МОССАД. Это второе. О том, что вы советский резидент и где находится ваше место встречи с агентами, американцы знали задолго до моего приезда. Это третье.

Галинский вдруг понял, что вся его дальнейшая карьера поставлена сейчас под сомнение.

– Вы не смеете так говорить, – взвизгнул он, – это вы вошли в контакт с американской и израильской разведкой! Это вы подставили нашего связного, а теперь привезли за собой несколько машин агентов ЦРУ. Вы думаете, мы не знаем о ваших контактах с Натали Брэй? – торжествующе проговорил он. – Все знаем. И вы еще смеете говорить, что это мы виноваты во всем!

– Нет, – устало сказал Дронго, – вы действительно не виноваты. Виноваты те, кто присылает сюда таких, как вы. Передайте Родионову, что я начинаю свою игру. Мне надоело видеть, как меня подставляют.

– Я не намерен вести с вами разговоры на эту тему, – возмущенно сказал Галинский, – вы будете отвечать перед военным трибуналом как офицер КГБ.

– Я не офицер, – он покачал головой, вставая. – Боже, как вы мне все надоели.

– Подождите, – властно сказал Галинский, – вы арестованы.

– Что! – он изумленно посмотрел на советского резидента. – Вы с ума сошли!

Вместо ответа Галинский нажал какую-то кнопку под столом. В комнате неслышно появились еще двое. Один из них был тот самый, с перебитым носом. «Может, это он убрал Ленарта», – с неожиданной для самого себя злостью подумал Дронго.

– Вы хоть понимаете, что делаете, Галинский? Это конец вашей карьере. У меня специальное задание, а вы мешаете его выполнять. – Он еще не договорил до конца, когда его правый кулак неожиданно метнулся вперед и один из агентов, не ожидавший подобного выпада, отлетел с разбитой челюстью. Еще несколько мощных ударов – и другой агент стонал на полу. Они были явно не готовы к подобному нападению.

Галинский испуганно замер. Как и предполагал Дронго, он даже не носил оружия.

– Вы жалкий фигляр, Галинский, – гневно сказал Дронго, – из-за вас погиб мой агент. Вы чуть не испортили всю остальную игру. Вас нельзя подпускать к разведке на пушечный выстрел. Прощайте и не забудьте передать мои слова Родионову. Одна просьба: прежде чем примете решение о моей ликвидации, посоветуйтесь с руководством в Москве. Не проявляйте так часто инициативу.

Он вышел из квартиры, сильно хлопнув дверью. На улице его уже ждали агенты ЦРУ. Сев в свой автомобиль, он медленно тронул машину. Следом, как тени, двинулись автомобили агентов ЦРУ. Чтобы доехать до «Империала», нужно двадцать минут. За это время он успеет еще раз обдумать ситуацию. Отныне рассчитывать приходится только на себя.

После скандала с Галинским пути назад не было. Оставался еще один шанс. Если Галинский все правильно передаст в Москву, тогда Родионов должен понять, что он включился в эту игру. Но этот шанс был практически нереален. Галинский может наговорить что угодно, а об основном забыть. Значит, приходилось рассчитывать только на себя.

«Нужно исходить из того, – твердо решил он, – что меня подставили. Видимо, для проверки ложной агентуры в Индии и Пакистане». Если судить по методам советской разведки в Польше, это делалось с расчетом обратить внимание американцев на Дронго. Цели своей они, кажется, достигли. Начиная игру, наши хотели подтвердить ценность проваленной Поляковым агентуры, подставив ее американцам. Но агент, работающий в советской разведке, передал сведения о нем в ЦРУ. И американцы поняли, что это игра. Но если они не будут обращать внимания на слишком очевидные действия советской разведки, наши могут почувствовать, что их игра раскрыта, и выйти на американского агента.

От неожиданности он резко притормозил. Сзади заскрежетали тормозами другие машины.

«Значит, американцам выгодно вести эту игру, – думал он, продолжая движение. – Вот чем объясняются их грубые обыски и прямолинейные предложения бестолкового Шранца. Но в игру вмешались израильтяне. От кого-то, пока неизвестно от кого, они узнают о визите Дронго. Возможно, их агент, в свою очередь, работает у американцев. Или американский агент в Москве работает на две разведки. Теперь израильтянам выгодно показать, что они не знают о моей ложной игре. Для этого, чтобы не подставлять своего агента, они убирают моего связного. Кажется, все сходится, – решил он. – Американцам выгодно, чтобы советская разведка видела, как они приняли эту игру. Для этого постоянно нервничает Бремнер, явно переигрывая, и за Дронго повсюду следует автомобиль ЦРУ. Американцы пойдут на все, лишь бы не провалить своего агента в Москве. Игра, она и есть игра. А израильтяне, у которых, видимо, есть свой агент, также готовы идти на все, чтобы спасти своего человека.

Но дурак Галинский случайно испортил всю игру. Он убрал Ленарта, из-за чего вынудил перейти к активным действиям и ЦРУ, и МОССАД. Теперь нужно узнать, что за игру они затеяли со мной по второму кругу».

Он начал вспоминать. Сначала неудачное покушение на Натали. Израильский агент успел вскочить в лифт буквально на его глазах. Это тогда его подсознательно очень встревожило. А зачем, собственно, профессионалу идти за объектом, рискуя нарваться на пулю? Не лучше ли подождать прямо в номере? И не слишком ли долго он пытался открыть дверь номера Натали? А если он ждал именно Дронго?

Продумав до конца эту мысль, он уже понимал, что сумел выйти на очень важный этап. Проанализировав еще раз всю ситуацию, он чуть увеличил скорость. Через несколько мгновений вдали показались огни «Империала». Теперь впереди у него была вся ночь. Последняя ночь в Австрии. Если он ошибется, ночь эта может стать последней в его жизни.

Поставив автомобиль в гараж, он поднялся в номер, разделся, принял душ и лег спать. Телефон он отключил. Все равно ничего больше не произойдет. Утром ему нужно будет все время выигрывать. Это и есть его единственный шанс остаться в живых.