И возьми мою боль

Абдуллаев Чингиз

Глава 32

 

После того как из автомобиля вышел Кязим, с которым она беседовала еще вчера и который так подло ее предал, она уже никому не верила. Получалось, что и Слава Стольников предатель.

Значит, в этом мире никому нельзя верить. Она застыла на одно мгновение, решая, что ей делать, а затем побежала. Но тут произошло неожиданное. За спиной Стольникова затормозила еще одна машина. Ирада узнала вышедших из нее людей. Один из них был тот самый негодяй, который вчера толкнул ее на асфальт и убил офицера милиции. И именно он первым выхватил пистолет, чтобы выстрелить в спину Стольникова. Тот, почувствовав опасность за спиной, а может, просто уловив нечто во взгляде девушки, успел обернуться и выстрелить первым.

Потом начался кошмар. Ей казалось, что выстрелы и убийства никогда не кончатся. Они стреляли друг в друга, и самым непонятным и страшным был тот миг, когда Кязим вдруг выхватил пистолет и выстрелил в Стольникова. Тот выронил оружие и, схватившись за руку, упал на землю. Видимо, выстрел был неожиданным и болезненным, а падал он автоматически, чтобы увернуться от следующих выстрелов.

Это было чисто рефлекторное движение на уровне подсознания.

И когда Кязим повернулся к ней, она поняла, что не сможет убежать, не сможет скрыться от наведенного на нее оружия. И замерла, подставляя себя под его пулю. Он заколебался на одно мгновение. Каким бы закоренелым негодяем он ни был, убить дочь своего земляка, своего родича было и для него невыносимо трудно. Но он все-таки решился. Иначе Ирада могла его выдать. Речь шла о его собственной судьбе. И в этот момент раздался крик Стольникова:

— Ложись! — кричал он ей изо всех сил. — Падай на землю! Она по-прежнему ничего не понимала. А Кязим был уже готов стрелять. Но он упустил драгоценные мгновения. И в тот момент, когда он окончательно решился.

Стольников закричал, уже обращаясь к нему:

— Стой, стой, сукин сын!

Ирада видела, как Кязим выстрелил и Стольников снова упал. Теперь она не сомневалась, что он убит. Она побежали в сторону автобусной стоянки. Вокруг мчались прохожие, напуганные стрельбой. Со стороны станции метро спешили сотрудники милиции. Но Кязим успел сесть в машину и уехать. Видя как он отъезжает, она набралась храбрости и снова сделала несколько шагов к машине Стольникова. Она видела, как к лежавшему около автомобиля Стольникову подбежали милиционеры и наставили на него свои пистолеты. Значит, он жив. Она замерла, боясь в это поверить. И увидела, что он поднял голову и что-то сказал милиционерам. Значит, все-таки жив, обрадованно подумала она. Значит, его не убили.

Но подойти ближе она так и не решилась. Она видела, как Стольникова увезли в милицейском автомобиле. Он был весь в крови, но милиционеры, ругаясь, все-таки втолкнули его на заднее сиденье. Они, видимо, считали, что он такой же бандит, как и все остальные, и с ним не нужно особенно церемониться. Когда все разъехались, она подошла ближе, прислушиваясь к разговорам случайных свидетелей, гадавших, из-за чего могла случиться такая стрельба в городе.

Но долго находиться здесь было невозможно, так как стали подъезжать новые автомобили с сотрудниками милиции. Ирада решила, что ей лучше не оставаться здесь, так как кто-то мог вспомнить, что перестрелка началась из-за девушки. Опять вставала проблема: куда ей идти и что делать? Шел уже третий день ее пребывания в Москве.

Но теперь ей было почему-то легче. Она смогла выстоять эти три дня.

Смогла продержаться, не имея денег, без знакомых. Она чувствовала даже некоторую гордость. Теперь она знала, что в этом городе у нее есть друг, рискнувший ради нее своей жизнью, Теперь она знала, что Слава Стольников стал вторым человеком, подставившим из-за нее себя под пули. Первой была Светлана Михайловна, погибшая на даче, но не пропустившая к ней бандитов. И теперь Ирада уже не так боялась этого города и его людей. А встречи с врачом, который отвез ее на свою дачу, со стариком ювелиром, который оставил ее у себя дома, со студентом, который помог ей просто так и имени которого она даже не узнала, даже с художником, который хоть и приставал к ней, но делал это скорее в силу собственных привычек, чем из желания обидеть, еще больше укрепили ее уверенность в себе.

Девушка начала понимать, что все разговоры о жестокости русских, об их ненависти к чеченцам не совсем соответствуют действительности. Русские были разные, как и чеченцы. Среди них встречались бандиты, которые напали на дачу ее отца, и такие, как помогший ей студент. Среди чеченцев могли оказаться предатели вроде Кязима и герои, как ее дядя, брат ее матери, вторым она гордилась. Люди были разными. Этот вывод она делала для себя во время своих скитаний по городу, осознавая, что человечество не делится на христиан и мусульман, русских и чеченцев. Существует лишь грань между порядочными и непорядочными людьми, переступить которую очень легко.

Ирада подумала, что ей обязательно нужно найти Стольникова и рассказать ему о своих похождениях. Она не знала, отпустят его или нет, но решила, что когда-нибудь она ему все расскажет. А теперь нужно еще раз позвонить в этот ресторан и узнать как туда можно приехать. Если даже там окажется Кязим, он не посмеет ничего сделать, ведь там будет столько друзей ее отца. И, приняв это решение, она повеселела. Теперь нужно найти телефон и позвонить. Она еще не знала, какие страшные вести услышит, когда позвонит по телефону. День был солнечный, ясный. Поступок Стольникова, спасшего ей жизнь, сделал этот день особенно радостным. Она еще не знала, что этот день будет самым тяжелым в ее жизни.

Ирада переходила улицу, убежденная в том, что ее мытарства сегодня закончатся. Она позвонит в ресторан, но не поедет туда, решила Ирада. Она узнает номер больницы, где лежит ее отец, и поедет только туда. Пусть кто-нибудь попробует тронуть ее в этой больнице, когда там рядом будет отец.

Пусть попробует появиться там этот предатель Кязим. Она всем расскажет про него.

Она вдруг замерла. Нужно немедленно позвонить, ведь Кязим может сделать еще какую-нибудь подлость. Как она могла не подумать об этом? Нужно немедленно позвонить. Она рванулась через дорогу. Сзади послышался дикий скрежет тормозов, чей-то крик. Ирада успела обернуться, и в этот момент ее ударила машина. Она упала и ударилась головой. И уже ничего не сознавала.

— Она сама, — кричал водитель, — она сама бросилась под машину! Вы все видели, она сама!