ГосБЕСЫ. Кровавая гэбня и «живой труп»

Спецслужбы всегда и везде подвержены отрицательному отбору. Лишь при Сталине, который взял их под жесточайший контроль, проводя чистки регулярно и беспощадно, органы государственной безопасности работали не на себя, а на благо страны. Стоило отпустить вожжи – и КГБ пошел вразнос, в конце концов, запятнав себя не только попустительством врагам народа, но и прямым участием в развале и разграблении СССР. Впрочем, советский опыт не является исключением. Органы госбезопасности, как их ни называй, хоть госБЕСАМИ, хоть «кровавой гэбней», везде одинаковы – что в Российской Империи, что в РФ, что на Западе, – и методы у них повсюду одни и те же: кровавые провокации, «промывание мозгов», манипуляции массовым сознанием, устранение неугодных: «Любая бюрократически организованная спецслужба главную цель своей деятельности видит в своем сохранении и расширении, для чего она увеличивает проблемы, которые обязана устранить, если остается без жесткого контроля за своей деятельностью…»

В своей сенсационной книге ведущий публицист патриотических сил неопровержимо доказывает, что именно спецслужбы стоят за самыми громкими провокациями новейшей истории, будь то мнимый теракт 11 сентября 2001 года в США или грандиозная афера с «живым трупом» Ельцина.

Предисловие

Эта книга об аферах такого уровня, при котором неспособный самостоятельно думать обыватель не просто не поверит в то, что такие аферы можно проворачивать, – обыватель и слушать не захочет об этом, в полной уверенности, что «такого не может быть потому, что такого не может быть никогда!». Обыватель уверен, что если бы такие аферы действительно были осуществлены, то об этом бы «говорили все», имея в виду в первую очередь всю прессу. И раз пресса промолчала, то, значит, этого не было – и все тут!

Обыватель в своей массе не знает, что работники прессы во всем мире до того раздули свой имидж «умных людей», что там таких уже не осталось, и на сегодня пресса в среднем представлена наиболее глупой частью общества, причем неспособной поумнеть из-за своих непомерных амбиций. Сегодня прессе даже не требуется специально платить за брехню обывателю. Если в мире случается что-то сложнее секса кинозвезд, то из-за своей низкой культуры и глупости пресса без посторонней помощи не в состоянии понять, что именно произошло, cоответственно не в состоянии самостоятельно донести правду до своих читателей или слушателей. Пресса в таких случаях будет тупо повторять то, что ей скажут авторитеты, то есть то, в чем и так уверена вся обывательская толпа, – пресса автоматически будет убеждать обывателя, что его коллективная глупость – это и есть истина.

И рассказ о нескольких самых наглых аферах нашего времени мне придется начать издалека – с показа и подробного рассказа о главных аферистах в нашем обществе: с рассказа о государственном аппарате всех стран и о его части – о спецслужбах. Придется начать с показа интересов чиновников этих организаций, интересов, идентичных для чиновников любых государств, с любым устройством и формами власти. Заметьте, говоря об организаторах афер, я имею в виду не парламентариев, президентов, глав правительств и министров. Я имею в виду высшее и среднее государственное чиновничество государств, которое по закону вроде бы должно быть подчинено министрам, главам правительств и парламентам, но реально оно действует самостоятельно, без ведома этих официальных руководителей и зачастую вопреки их воле.

У нас в прессе и среди любителей очень много конспирологов – людей, ищущих управляющие миром и организующие разные коварства тайные организации, начиная от космического разума и пришельцев, кончая жидомасонами и «Аль-Каидой» с легендарным, как Чапаев, бен Ладеном. Но если действительно был хотя бы кто-то, кто претендовал бы на управление миром, – для мира это было бы огромным счастьем, поскольку тогда хоть кто-то задумывался бы о последствиях того, что творится. На самом деле все беспросветно явно и тупо: все фигуранты и вся их подлость на виду, мотив их действий – тупая алчность – понятен, как и понятно то, что они живут одним днем, решают личные задачи, ни миром, ни своими странами не управляют и ни о каком будущем не думают. Но об этом в книге.

Я выбрал в качестве самых наглых эти преступные аферы потому, что, во-первых, они проводились и проводятся на глазах толпы глупого интеллигентствующего обывателя практически без конспирации – до крайней наглости открыто. И, во-вторых, эти аферы предназначены своим собственным народам и государствам, то есть это случаи, когда чиновники государства открыто выступают как враги своего государства, враги своего народа.

Глава 1

ГЛАВНЫЕ АФЕРИСТЫ ГОСУДАРСТВА

В 2002 г. «Дуэль» опубликовала распространенное в Интернете выступление представителя американских диссидентов Кристофера Боллина по поводу теракта 11 сентября 2001 г. в США

1

. Боллин практически без обиняков указал на спецслужбы США как на преступников, организовавших это преступление. Думаю, что 99 % средних обывателей на это заявление возмущенно замахали руками: «Боллин спятил! Как могут люди, предназначенные для предотвращения подобных преступлений, сами их организовать?! Это абсурд!» Да, согласен, против подобных заявлений протестует все естество, весь опыт, все, что видел, читал, слышал. Тем не менее давайте не спеша рассмотрим и обдумаем то, что представляют собой спецслужбы основных стран в настоящее время. Но сначала несколько слов о правоохранительных органах вообще.

Награда за победу – упразднение победителя

Мне уже приходилось писать, что наши суды и прокуратура, обюрократившись, полностью перестали служить народу и сформировались в паразитические бюрократические органы на шее населения. Что нужно народам всех стран? Им нужно отсутствие преступлений, но отсутствие преступлений, во-первых, делает ненужными суд и прокуратуру, а, во-вторых, победа над преступностью требует от работников суда и прокуратуры ума и трудолюбия. А как много умных людей в наше время попадает в эти органы?

Поэтому нынешняя юстиция, причем во всех «цивилизованных» странах, заявляет, что ее задача – это не отсутствие преступности, а некое «правосудие». Но если вдуматься, то кому это «правосудие» нужно, кроме самих юристов? Представьте, что у нас в стране прекрасное «правосудие», но из-за бандитов и убийц на улицу нельзя выйти. И что – нам нужно такую ситуацию считать большим счастьем? Однако именно такая ситуация – это счастье для суда и прокуратуры: раз общество захлестнула преступность, то для «правосудия» море работы, море взяток и т. д.

Кроме этого, под «правосудием» нынешние юристы считают не такое положение, когда наказывают только виновных и ни один невиновный не страдает, а всего лишь исполнение процессуальных, для них чуть ли не ритуальных, законов и правил. В результате преступника освобождают только потому, что полицейский не зачитал ему перед арестом его права, как мы это видим из американских детективов. Но если суд реального преступника освобождает по формальным причинам, то при чем же здесь правосудие?

Однако общие правоохранительные органы, если и поддерживают преступность на высоком уровне, то хотя бы не плодят ее явно, а вот создаваемые для борьбы с отдельными преступлениями спецслужбы для своего существования прямо совершают преступления против своего народа и государства. Обыватель в это не может поверить из-за своей умственной ограниченности. (Как можно думать, что ФБР и ЦРУ совершают преступления против США? Как можно думать, что ФСБ совершает преступление против России? Это абсурд!) Между тем в это не требуется верить, нужно просто попробовать вообразить себя на месте работников этих спецслужб, попробовать понять, в чем их интересы.

Если обратиться к истории, то я могу вспомнить толь-ко такой наиболее старый случай инициирования спецслужбой преступлений, с которыми она должна бороться. Описал его русский чиновник П.И. Мельников в своем романе «В лесах» и в специальной сноске подчеркнул, что данный случай является фактом

Содружество преступников и «борцов» с ней

Когда во главе страны кретины, то любые спецслужбы имеют возможность свое существование сделать самоцелью, перестать работать на интересы общества и даже наоборот – заставить все государство работать на себя. Кристофер Боллин писал:

«Стоит припомнить, что в результате объявления «войны наркотикам» число наркоманов на улицах Америки возросло точно так же, как и в результате «борьбы с неграмотностью», после которой еще меньше детей стали уметь читать»

3

. Что касается второго утверждения, то напомню, что президент Клинтон в 1997 г. в своем обращении к нации поставил задачу научить читать и писать всех 10-летних американцев

4

, а пришедший к власти Буш-младший скорректировал эту задачу достижением грамотности 12-летних, тем не менее 77 % американских восьмиклассников не способны сдать экзамен по чтению

5

. Так что тут Боллин ничуть не перегибает палку.

В деле же «войны с наркотиками» следует взглянуть на проблему со стороны. И когда мы так взглянем, то не сможем не удивиться. Во всем мире наиболее охваченной наркоманией страной являются США – «самая цивилизованная» страна, нынешний «лидер всего мира». В то же время целый ряд, по мнению США, «нецивилизованных» стран проблемы наркотиков вообще не имеют. Это не только Куба или КНДР, это и союзник США по НАТО Турция, и арабские страны, и Ирак, и масса других стран, в число которых входил и СССР. Причем нельзя сказать, что в США больше свободы и из-за этого, дескать, туда легко проникают наркотики. Въезд в США затруднен настолько, что туда и туристу не просто попасть, а нелегальная эмиграция жестко преследуется. (По данным института Карнеги, по состоянию на 2002 г. американское посольство в Москве отказало во въездных визах в США 80 % российских граждан. А посольства Евросоюза, к примеру, отказывают всего лишь 4 %.) По этой жесткости США никак невозможно сравнить, к примеру, с Турцией, куда туристы из России ездят совершенно свободно. И наказание за распространение наркотиков в США тоже очень сурово. Тем не менее в США сплошная наркомания, а в Турции ее нет.

Но зато в Турции наркодельцами занимается обычная полиция и только, а в США – и ЦРУ, и ФБР, и специальная служба по борьбе с наркотиками с годовым бюджетом в 13 млрд долларов. Давайте прикинем, что это значит. Если считать средний годовой доход тех, кто работает в этой службе, кто поставляет ей оружие, компьютеры, спутниковую информацию и т. д., в 50 тыс. долларов (в 5 раз ниже, чем у президента), то тогда в США «борются» с наркотиками 260 тыс. человек. Если в США пригласят на помощь турецких или иранских полицейских и судей и те за пару лет победят наркоманию, то чем же после этой победы должны будут заниматься эти 260 тыс. человек? То есть, если посмотреть на проблему наркотиков именно с этой стороны – со стороны существования самой спецслужбы, – то все становится естественным: не потому в США так много людей за счет общества занимаются «борьбой» с наркоманией, что у граждан США очень уж большая тяга к наркотикам, а потому в США такая большая наркомания, что в США на шее общества сидит и самая большая в мире служба по борьбе с наркотиками.

Интересно, что если США все же назначают себе сроки, когда все 12-летние американцы научатся читать, то сроки, когда же четверть миллиона «профессионалов» победят наркоманию, в США даже не обговариваются – вечно будут бороться.

То, что торговля наркотиками находится под покровительством спецслужб США, не очень и скрывается. Когда руководителя специальной бригады стратегической борьбы с наркотиками в США Майкла Леви приперли к стене прямыми вопросами о результатах его 30-летней «борьбы», то он заявил, что при расследовании каждого крупного случая, грозившего реальным ударом по наркомафии, приходило, дескать, ЦРУ и забирало материалы этого расследования. И хотя такое объяснение крайне наивно – ведь Леви мог жаловаться и генеральному прокурору, и президенту, и Конгрессу, – но в активное участие ЦРУ в этом бизнесе можно поверить. Скажем, по данным немецкой разведки, президент Панамы Мануэль Норьега не только был наркоторговцем и отмывателем денег, но и платным агентом ЦРУ, причем ЦРУ платило ему почти столько же, сколько официально получает президент США, – 200 тыс. долларов в год

Агенты – основные поставщики информации

Поскольку широкая публика черпает свои познания о полиции и спецслужбах в основном из детективов и хвалебных рассказов членов этих организаций о своих подвигах, то в обществе сложилось мнение, что сотрудники правоохранительных органов разыскивают преступников в основном по уликам, оставляемым теми на месте преступления. Конечно, это тоже имеет место. Но основная масса информации о преступниках даже общей полиции поступает от агентов, а в спецслужбах – 100 % информации. Ведь, скажем, шпионы совершают свои преступления так, чтобы не было видно самого преступления. Как о нем узнать? И оперативные работники спецслужб – это люди, которые имеют десятки, а то и сотни агентов – людей, которые находятся в тех местах, где преступление совершается, готовится или может совершиться, и сообщают об этом сотруднику спецслужбы. То есть сотрудники правоохранительных (разоблачающих) спецслужб действуют точно так же, как и сотрудники разведывательных спецслужб – резиденты разведки. И те и другие исполняют свои функции при помощи агентов.

И вот тут возникает очень опасная для общества ситуация. Это в кино у детектива есть агент, который представляется неким бездельником, который неизвестно почему вращается в преступной среде и за небольшие деньги поставляет детективу важные сведения о преступлениях. Сами посудите: ну какие нормальные преступники допустят в свою среду подобного типа? Они будут откровенны только с такими же преступниками, как и они сами. Поэтому, как на этот вопрос ни смотри, но наиболее ценными агентами спецслужб должны быть те же преступники, с которыми спецслужба ведет борьбу. По-другому тут ничего не придумаешь.

А это значит, что часть преступного мира находится под защитой спецслужб и преступления этих агентов спецслужб остаются безнаказанными. Предположим, что вы сотрудник агентства по борьбе с наркотиками и вас направили в некий город, чтобы вы здесь организовали борьбу с ними. С чего вам начать? Вам нужно найти источник получения сведений об этой среде. Можно, конечно, поймать наркоманов и бить их до тех пор, пока те не признаются, у кого они купили дозу. Возможно, вы так поймаете мелкого торговца, если тот не успеет выбросить те несколько порций, что он обычно имеет при себе. Но дальше вы не двинетесь, поскольку те, кто торгует даже мелкооптовыми партиями, прервут контакты с теми, кто у вас под подозрением. То есть вы обречены заполнять протоколы на рядовых наркоманов, не имея возможности ни поймать крупную партию наркотиков, ни, соответственно, продвинуться по службе. И отсюда неумолимо следует, что вам в качестве агента нужен солидный преступник, которому доверяют остальные преступники и который может вам их сдать, т. е. сообщить в нужный момент данные, по которым вы сможете поймать крупного наркоторговца с поличным.

В результате сложится очень сомнительный для общества, но взаимовыгодный для вас союз: вы получите возможность регулярно отличаться арестами конкурентов вашего агента, а ваш агент получит надежную «крышу» для своего бизнеса. И поди теперь разберись, кто у кого является агентом и кто кого использует. А ведь это обычная практика спецслужб – ее стесняются и о ней не говорит ни одна из сторон, тем не менее организация в государстве очередной спецслужбы так или иначе приводит к подобному симбиозу. Более того, главенствую-щей в этом симбиозе очень часто становится именно преступная сторона – спецслужбы начинают работать фактически на нее, а не на государство. Особенно хорошо это видно на примере политических организаций, преступных в данном государстве.

Спецслужбы и революционеры

Внешне кажется, что контакт служб с политическими противниками затруднен, ведь в случае революционеров дело идет о фанатиках, у которых агентов не купишь деньгами. (Купить можно только мелочь, рядовых членов, но ведь и толку от мелочи немного.) Но на самом деле это не так, даже если не принимать во внимание те «революционные» организации, которые сами спецслужбы и создают. Революционеры любого толка, а не салонная болтливая интеллигенция – это люди дела, для которых цель всегда оправдывает средства. То есть эти люди охотно используют любые средства, лишь бы они были дешевле их цели. И таким средством для революционеров являются и спецслужбы, которые, с их, революционеров, точки зрения, грех не использовать для достижения цели. Нельзя забывать, что фанатикам могут противостоять только фанатики, т. е. революционерам должна противостоять спецслужба, тоже укомплектованная фанатиками-контрреволюционерами, но такие службы очень редки. В спецслужбы люди идут за деньгами, за орденами и т. д. Как такие «профессионалы» могут противостоять людям, которые на алтарь своей цели кладут свои жизни?

Пусть и не афишируя этого, пусть и стесняясь, но настоящие революционеры никогда не брезговали использовать возможности спецслужб для своих революционных целей. Вспомним, что Ленина обвиняют до сих пор в том, что он получал деньги от немецких спецслужб. Правда, обвиняют его в этом антикоммунисты, а они не блещут умом и при отсутствии реальных фактов нагородили множество фальшивок. Эти фальшивки не могут не вызвать сомнений в контактах Ленина с немцами, но сама логика борьбы и фанатизм Ленина у меня лично не вызывают колебаний: он безусловно мог использовать германский Генштаб для целей коммунистической революции. (Кроме этого, германский Генштаб в этом случае выглядит крайне умственно убогим: у немцев не хватило ума понять, кому они дают деньги и на что. Ведь победа Ленина воодушевила революционеров в самой Германии – стало ясно, что победа революции возможна. В результате уже в ноябре 1918 года революция в Германии смела и сам германский Генштаб, и то государство, во благо которого этот Генштаб якобы давал Ленину деньги.)

В плане получения денег от спецслужб революционеры сомнений не имеют. Когда в начале 20-х Троцкий стал терпеть идейное поражение от Сталина и доступ его к партийной кассе большевиков стал ограничен, то он без колебаний предложил командующему тогдашней немецкой армией фон Секту услуги шпионского характера и получил за это несколько сот тысяч марок на пропаганду своих идей в России