Факир на все времена

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 8

 

Рентгеновские снимки были готовы буквально за считаные минуты. Врач рассматривал снимки, удовлетворенно кивая, пока Дронго с огорчением глядел на свою ногу и разорванную штанину. «Костюм был хороший, а теперь его придется выбросить», — подумал Дронго. Врач радостно поднял голову. Он оказался прав. Никаких внутренних переломов у его пациента не было. А ссадины и шишка на лбу являлись только внешними повреждениями, внутри не оказалось никакой гематомы. Врач радостно сообщил об этом пациенту.

— Было бы обидно получить такой удар по голове и остаться в больнице месяца на два, — пошутил Дронго, — я ведь обычный эксперт и больше работаю головой, чем своими конечностями. Мало того, что я порвал себе брюки, получил удар по голове и сильно ушиб ногу из-за обычного обывательского страха за своего друга. Хотя целые руки и ноги — это тоже большое достояние.

— У вас сильный ушиб на ноге, — предупредил врач, — но с головой все в порядке. Мы можем вернуться в отель.

Обратный путь показался гораздо короче. У въезда они увидели сразу несколько полицейских машин. Очевидно, Джемал Азиз решил стянуть сюда крупные силы своих сотрудников. На часах было уже достаточно поздно, когда Дронго с помощью врача вылез из салона автомобиля и, прихрамывая, заковылял в огромный холл, находившийся при входе в отель.

Он сел на диван, когда увидел Джемала Азиза, передвигавшегося по отелю в сопровождении нескольких мужчин. По-видимому, это были менеджеры отеля, руководители службы безопасности и заместители начальника полиции. Увидев сидевшего на диване Дронго, Джемал Азиз быстро подошел к нему.

— Добрый вечер еще раз, — поздоровался начальник полиции. — Мне сказали, что вы тот самый известный эксперт, про которого мне рассказывали еще в Америке…

— Самый известный детектив Америки — это Нат Пинкертон, хотя мне всегда больше нравился Ниро Вулф из-за своей проницательности и мудрости, — пошутил Дронго.

— Добавьте еще Шерлока Холмса, комиссара Мегрэ и Эркюля Пуаро, — согласился начальник полиции. Генерал Татаренко был прав. Для обычного начальника областной полиции Джемал Азиз был слишком начитанным человеком. Он присел рядом с Дронго.

— По законам хорошего детектива я должен рассказать вам историю, а вы в течение нескольких минут сможете вычислить возможного убийцу, — мрачно сказал начальник полиции. — Только я в подобные чудеса не очень верю. Извините меня, но одно дело — книги, а совсем другое — реальная жизнь. Мы уже закончили допросы и теперь отпустим всех свидетелей до завтрашнего утра.

— Может, попробуем что-нибудь сотворить? — предложил Дронго. — Вдруг я действительно смогу вам помочь?

— Вы так считаете? — удивился Джемал Азиз. — Тогда давайте попробуем. Я думаю, что мы ничего особенно не теряем, если не считать того факта, что после аварии вам нужно отдохнуть. Вы уже были в больнице? Ваши травмы не очень серьезные?

— У меня все в порядке, — подтвердил Дронго.

— В таком случае мы можем найти комнату, где смогли бы спокойно побеседовать, — предложил начальник полиции.

— Согласен, — улыбнулся Дронго.

Джемал Азиз поднялся и обернулся к сопровождавшим его людям. Через пять минут начальник полиции и эксперт уже находились в большой просторной комнате. Вежливый до отвращения менеджер осведомился, что именно будут пить его высокие гости.

— Кофе, — сказал начальник полиции.

— Чай, — попросил Дронго. — Только, если можно, зеленый или черный европейский.

Менеджер кивнул, выбежав из комнаты.

— Не любите турецкий чай? — понял Джемал Азиз.

— Не люблю, — признался Дронго, — у вас чай заваривают слишком темный и пьют его с сахаром. А я не люблю такой чай и вообще не пью его с сахаром.

— Держите форму.

— Я ведь старше вас лет на десять, — сказал Дронго, — значит, уже не совсем молодой. Зачем вы меня позвали? Вы действительно считаете, что я смогу вам помочь?

— Не знаю. Но я верю в науку и в человеческий опыт. Если правда все, что о вас говорят, то, значит, на вашем счету десятки или сотни разных расследований. А это конкретный опыт, который невозможно ничем заменить. Плюс знание человеческих характеров. Вы ведь наверняка лучше поймете тех, кто был на этой вилле.

— Кого там убили?

— Турист из России. Он приехал один и отдыхал на своей вилле. Михаил Вицинский. По документам он прибыл из Ростова. Это такой российский город на юге.

— Я знаю, — кивнул Дронго.

— Конечно, знаете. Самое интересное, что на вилле в момент убийства было только шесть человек. Был еще официант, но он ушел за полчаса до убийства в ресторан, чтобы принести десерт. И на вилле в момент убийства было только шесть человек. И все туристы из стран СНГ. Двое из Украины и четверо из Казахстана.

— Можно подробнее?

— Конечно. — Джемал Азиз достал из кармана записную книжку. Посмотрел на Дронго: — Я все записал. У русских такие трудные имена и фамилии, — немного виновато сообщил он.

В комнату постучались. Официант принес кофе для начальника полиции и зеленый чай для его гостя. Поставив чашечки на столике, быстро удалился.

— Семья из Казахстана, — продолжал Джемал Азиз. — Глава семьи — богатый бизнесмен из Казахстана Болтакул Ордалиев. Он в Турции уже не в первый раз. Известный человек у себя на родине. Был депутатом меджлиса своей страны. Его супруга Айша, врач. Она наполовину уйгурка. Их дети, которые уже давно не дети. Сыну Ексену двадцать шесть. Он тоже бизнесмен, но большую часть времени живет в Вене. У него там свой дом. Дочь Амина учится в Лондоне, хотя ей давно пора закончить свое образование. Ей уже двадцать четыре года. Говорят, что у молодого Ордалиева была какая-то размолвка с убитым. Но это еще ничего не доказывает. Самое интересное — это две гостьи из Украины. Одна — Алевтина Павленко. Она работает в статистическом управлении. А другая, — он посмотрел в свою записную книжку, — Жанна Гринько. Можете себе представить, что она старший следователь транспортной прокуратуры? Уже много лет там работает. Мы, конечно, все проверим, но такое совпадение просто удивительно. И вообще невероятный факт. Эти две дамы были почти незнакомы с убитым. Они познакомились только сегодня — днем…

— И сразу оказались на его вилле? — уточнил Дронго.

— Да. Они приняли его приглашение. Он заказал ужин в ресторане и даже вызвал официанта, чтобы тот их обслуживал на вилле. Заодно пригласил и эту семью из Астаны.

— Больше никого не было на вилле?

— Они говорят, что никого. Официант ушел, это мы проверили. Значит, кроме убитого, там было еще шесть человек. Получается, что кто-то из них и нанес ему этот удар. Наши эксперты уверяют, что такой удар тяжелым предметом могла нанести и женщина.

— Не уверен, — пробормотал Дронго.

— Почему не уверены?

— Вы нашли предмет, который использовался в виде орудия убийства?

— Нет, не нашли. Но почему вы думаете, что его не могла ударить женщина?

— Я пытаюсь мыслить рационально. Если бы такой удар нанесла женщина, то она могла действовать под влиянием эмоционального шока. В таком случае она не стала бы прятать орудие убийства. Ей было бы просто не до этого. А если женщина спланировала подобное преступление и все было рассчитано заранее, то она не могла быть уверена, что ее удар окажется нужной силы. В предумышленных убийствах женщина никогда не пойдет на такой риск. Если она не проломит голову своей жертве, то он наверняка обратит свой гнев против нее. Она должна быть абсолютно уверена в своих силах.

— Разумно, — согласился Джемал Азиз, — разумно, если говорить о других женщинах. Но там была Жанна Гринько. Между прочим, она мастер спорта. Занимается дзюдо, самбо. Может точно рассчитать силу своего удара. Уверена в своих силах. Не боится крови. И как показывают свидетели, именно к ней проявлял особое внимание погибший. Возможно, он ее оскорбил или нечто в этом роде…

— Оскорбленная в своих чувствах старший следователь не станет убивать, — возразил Дронго, — даже если бы он попытался ее изнасиловать. Если она мастер спорта, то легко могла уйти от него. Или хотя бы позвать на помощь. Зачем убивать? Насколько я понял, в этот момент в доме было еще двое мужчин. Других отпечатков не нашли?

— Там работают две наши бригады экспертов, — невесело сообщил начальник полиции, — но пока ничего.

— Он был крупный мужчина?

— Достаточно крупный. Немного ниже вас ростом и такой же широкоплечий.

— А другие двое мужчин?

— Старший был ниже его ростом, короткие ноги, но довольно массивный торс. Младший сложен гораздо более пропорционально. Он был примерно такого же роста, как и погибший. Кстати, тоже спортсмен. Занимался теннисом, имел очень неплохие показатели, принимал участие в некоторых полупрофессиональных соревнованиях. Удар у него мог получиться достаточно сильным.

— Они были знакомы с погибшим до того, как сюда приехали?

— Все говорят, что нет. Они познакомились здесь, на курорте. Но в отличие от двух женщин из Киева казахская семья общалась с погибшим уже несколько дней.

— Сколько лет женщинам?

— Тридцать семь, тридцать восемь. Они подруги. У Павленко есть муж и двое детей. Муж занимает какой-то большой пост в Киеве. Он уже успел позвонить в наше Министерство внутренних дел и найти там дежурного офицера. У Гринько нет ни мужа, ни детей. Очевидно, профессия накладывает отпечаток и на личную жизнь, — философски заметил начальник полиции, — я могу привести пример из нашего управления. У нас тоже работает старший следователь — женщина, которая никогда не была замужем.

— Возможно, — согласился Дронго, — но это еще не причина для того, чтобы именно ее подозревать в совершении убийства.

— Пока мы всех проверяем, — сообщил Джемал Азиз, — и у нас нет конкретного подозреваемого. Они все свидетели.

— Интересное дело, — пробормотал Дронго. — На таком курорте, в таком отеле — и вдруг убийство. У меня были похожие случаи, но там всегда были люди, которые знали друг друга много лет. Нужен комплекс причин, чтобы убить человека. Очень редко бывает неожиданный удар по голове, оказавшийся смертельным…

— У меня гораздо меньше опыта, чем у вас, — согласился начальник полиции, — но я с вами согласен. И это был не спонтанный удар, а очень подготовленный. Удар был нанесен сзади и со страшной силой. Причем в тот момент, когда погибший стоял у бассейна. Очевидно, с таким расчетом, чтобы он упал именно туда.

— Такая предусмотрительность… — пробормотал Дронго. — А вы знаете, что в одном из номеров отеля вскрыли сейф и украли документы и деньги?

— Конечно, знаю. Но такие случаи происходили и раньше в других отелях. Но никогда не было подобных убийств. Поэтому мы очень встревожены.

— Вы не считаете, что эти два преступления могут быть связаны?

— Вероятно. Но пока мы не нашли причинной связи.

— Мне нужно будет увидеться с каждым из свидетелей, — задумчиво произнес Дронго, — возможно, я что-то пойму, когда побеседую с каждым из них.

— Только не сейчас, — посмотрел на часы Джемал Азиз, — уже два часа ночи. Я не могу разрешить вам беспокоить свидетелей в столь позднее время.

— Тогда подождем до утра. Я никуда не уеду. Попрошу найти мне номер в вашем отеле. Хотя наверняка отыскать свободный номер в таком отеле сложно.

— Я тоже так думаю, — согласился начальник полиции, — но один номер точно будет свободным. И там есть две спальные комнаты, в одной из которых никто не жил. Если вы не боитесь призраков…

— Вы хотите предложить мне виллу погибшего? — понял Дронго.

— Там будет дежурить сотрудник полиции. До самого утра. Вам ничего не будет угрожать, — успокоил его Джемал Азиз.

— Даже призраки? — пошутил Дронго. — Посмотрите на меня внимательно, господин Джемал. И хотя у меня сильно ушиблена нога и большая ссадина на голове, но я не думаю, что меня так легко обидеть. Или вы полагаете иначе?

— Нет, — согласился начальник полиции. — Значит, мы договорились, и вы останетесь на вилле? Но учтите, что мы можем предоставить вам только свободную спальню, и вы не должны ходить по комнатам. Там все равно будут работать наши эксперты. Всю ночь. А вы можете посмотреть, как они работают. И помочь своими советами, если посчитаете нужным.

— Вы идете на большой риск, — заметил Дронго, — разрешаете иностранцу войти в дом, где было совершено убийство.

— Никакого риска. Убийство было совершено не в доме, а у бассейна. А там дежурит наш сотрудник. И уже почти три часа находятся эксперты. Я просто разрешу руководству отеля дать вам свободную спальную комнату на вилле, где никто не ночевал. Учитывая, что вы попали в аварию, это даже мой долг.

— Договорились, — улыбнулся Дронго, — а я обещаю провести оставшееся время с пользой для расследования.

— Хорошо, — Джемал Азиз поднялся, — я поговорю с менеджером отеля. И будьте осторожны. Возможно, мы еще чего-то не понимаем. Но убийца слишком реален, и он где-то рядом. Я бы на вашем месте еще подумал, стоит ли вообще появляться на этой вилле.

— Если его убил конкретный человек, то значит, были и конкретные мотивы, — сказал Дронго. — При чем здесь я? Это же не старинный замок, где могут быть спрятаны сокровища тамплиеров. А в мистику я не верю. У каждого преступления есть свои причины, свой исполнитель и своя жертва. Нужно только правильно обработать имеющиеся факты, установить все связи. Тогда легко вычисляется и убийца. «Кому выгодно» — этот латинский принцип права не устаревает уже две с лишним тысячи лет. Вы не допускаете возможности, что убийцей мог быть другой человек, который сумел проникнуть незамеченным на виллу?

— Разумеется, — кивнул начальник полиции. — Но тогда нужно искать среди туристов, приехавших из России или хотя бы из стран СНГ. Знаете, сколько здесь таких гостей? На тысячу отдыхающих — семьсот восемьдесят человек из бывшего Советского Союза. Кто мне разрешит допрашивать и проверять сразу восемь сотен гостей? И как среди них найти возможного убийцу?

— Вы направили запрос на убитого в Москву?

— Только завтра утром. Но в любом случае работа предстоит большая. И если завтра кто-то из гостей захочет уехать, я не имею полномочий его задерживать. Не говоря уже о том, что на таком популярном курорте все места забронированы за несколько месяцев вперед, и я не могу распоряжаться номерами в отеле, оставляя здесь нужных мне свидетелей. Кстати, казахи собираются уехать через три дня.

— Сложная задача, — согласился Дронго, — но очень интересная. Я обязательно останусь здесь и постараюсь помочь вам при любом раскладе.

— Вы интересный человек, — сказал на прощание начальник полиции, — завтра я вернусь сюда, и мы с вами снова побеседуем. Но будьте осторожны. Сотрудники полиции будут оказывать вам посильную помощь. Кроме дежурного на вилле, здесь останутся бригада наших экспертов и еще двое оперативников. Они будут в штатском. Хотя оба вооружены. Не стоит забывать про службу безопасности, которая состоит здесь из достаточно компетентных людей. Мы завтра еще просмотрим записи всех камер и проанализируем движение гостей отеля к виллам на полуострове. Может быть, нам даже не нужно будет ничего решать, и мы просто увидим конкретного убийцу, который оказался на этой вилле. Или попытался оттуда уйти.

— Вы не нашли орудия убийства, — напомнил Дронго, — следовательно, можно сделать предположение, что убийца заранее готовился к этому преступлению. Значит, он обязан был учитывать и то, что камеры установлены при подходе к виллам. Я сомневаюсь, что камеры нам помогут, но давайте попробуем.

— Да свидания, — Джемал Азиз пожал ему руку на прощание и вышел из комнаты. Про себя он подумал, что этот эксперт может оказаться слишком оторванным от реальной ситуации. Возможно, на Дронго воздействует его легендарный опыт, который в данном конкретном случае окажется лишь помехой для успешного расследования. Нельзя исключить, что тут имели место обычная ссора или месть женщины. А известному эксперту хочется видеть во всем загадочное преступление, которое он хочет раскрыть.