Факир на все времена

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 15

 

Начальник полиции обернулся к нему. Он все еще не понимал этого странного человека.

— Что вы сказали? — спросил Джемал Азиз.

— У меня есть конкретные сведения, которые необходимо проверить. Я прошу вас спокойно меня выслушать. Дело в том, что я не верю в заговоры и мистику. С самого начала я был убежден, что убийство Михаила Вицинского — это хорошо спланированная акция. Но кем и почему? Беспричинных убийств не бывает, если только убийца не являлся сумасшедшим маньяком. А судя по его действиям, он был достаточно разумным и внимательным профессионалом. Нам удалось выяснить, что убийца проявил чудеса ловкости и изобретательности. Он переплыл залив, вышел на нашем берегу, переоделся, поднялся наверх и, пройдя мимо ограды под взглядом Вицинского, вошел на территорию виллы и нанес своей жертве смертельный удар. Уже из этого можно сделать конкретные выводы. Убийца и убитый были знакомы. Возможно, что оба принадлежали к определенным преступным кругам. Но убийца не мог быть в одной банде с убитым хотя бы потому, что он не стал бы тогда здесь появляться без разрешения руководства. А мы узнали, что Родичев принадлежал к банде Знахаря, тогда как Вицинский — к группировке Факира.

— Это пока ваши личные умозаключения, не подкрепленные фактами, — возразил начальник полиции, — бандиты могут переходить из одной группировки в другую или предавать своих. Это у них в порядке вещей. Во всем мире бандиты похожи друг на друга.

— Верно, — улыбнулся Дронго, — поэтому мне было так важно поговорить с задержанной. Я задал ей только несколько вопросов. Спросил, как она относилась к погибшему Вицинскому. Она поняла, что ничем не может навредить убитому, и сказала, что у них были прекрасные отношения. Тогда я спросил про другого убитого. Про Родичева. Она в сердцах ответила мне, что не хочет ничего говорить об этой сволочи. Мой третий вопрос был о том, когда они приняли решение, что Факир должен исчезнуть отсюда. Она сказала, что сегодня утром. Следующий вопрос был нарочито небрежным. Я спросил ее, какие цветы она любит, и она почувствовала, что этот вопрос выпадает из общей колеи. Более того, он слишком личный и поэтому опасный. И не стала мне отвечать. Так вот, если ее спросят, о чем мы говорили, то она убежденно заявит, что не захотела со мной беседовать.

— Интересные эксперименты с логикой, — вежливо согласился Джемал Азиз. — Но что они вам дают?

— Вот это и есть главный итог моих разгоров и наблюдений. Во-первых, стало ясно, что Вицинский был ее другом и членом их преступной группировки. Родичев же — чужой. Более того, именно он убил Вицинского, и поэтому она назвала его «сволочью». Родичева, конечно, убрал сам Факир, алиби которому она обеспечила. Но у меня появились два вопроса, на которые не было конкретного ответа. Первый вопрос. Каким образом они так быстро узнали, кого именно мы ищем? Они вышли на Родичева даже быстрее, чем мы его нашли.

— Это был их человек. Он убрал Вицинского, и они решили, в свою очередь, убрать и его.

— Нет. Он не был их человеком, но они очень быстро узнали о нем. И второй вопрос. Откуда Факир узнал, что мы получили о нем информацию, и решил исчезнуть?

— Может быть, он обнаружил наше наблюдение и понял, что ему нужно бежать?

— Нет, он решил это еще сегодня утром, когда мы только послали запрос. Два факта, на которые я обязан был обратить внимание…

— Ну понятно, понятно. И к какому выводу вы пришли?

— Вывод очень простой. Ваши компьютеры оказались не самыми надежными. Кто-то сумел сегодня утром прочесть информацию, которую вы передавали и запрашивали по своим каналам. Этот кто-то знал, кого именно мы ищем, и поэтому они его так быстро нашли. Он сумел узнать, чьи отпечатки пальцев мы передали в Москву, и предупредить Факира. А в разговоре со мной его помощница невольно подтвердила мои выводы, сообщив, что решение об исчезновении Факира было принято еще утром.

— Что из этого следует? — уточнил Джемал Азиз.

— Из этого следует, что на территории отеля находится еще один член банды Факира. Этот человек — компьютерный гений. Он сумел сегодня утром подключиться к вашим компьютерам и получить всю нужную ему информацию, которую он сразу передал своему шефу. Вы должны понимать, что преступники тоже пользуются услугами научно-технического прогресса. Взять хотя бы способ убийства Родичева. Но если мы поторопимся, то уже сегодня ночью сможем вычислить нужного нам человека. Если промедлим, то он наверняка завтра уедет. И я даже знаю, куда. Он отправится с новыми российскими паспортами, украденными несколько дней назад, в шенгенскую зону Европы, где обязательно встретится со своим шефом. Факир наверняка уже там. У меня все, — Дронго на мгновение закрыл глаза, чтобы отдохнуть.

В наступившей тишине было слышно, как переводят дыхание двое офицеров, сидевших за компьютерами. Только Татаренко и Жанна не поняли, о чем он говорил. Дронго обернулся к ним и, чтобы дать время начальнику полиции подумать, кратко пересказал им свою речь уже по-русски. Джемал Азиз поднялся, посмотрел на своих операторов.

— Вы все слышали? — спросил он. — Сумеете найти этого человека?

— Постараемся, — ответил старший офицер, усаживаясь перед компьютером.

Через секунду они начали работать в обычным ритме. Дронго прошел к стулу и устало опустился на него. Жанна посмотрела на него с легкой улыбкой.

— Вы сегодня не ужинали, — напомнила она.

— Что? — не понял Дронго.

— Вы не ужинали, — повторила Жанна, — пойдемте. Уже очень поздно. Но бары еще работают, и мы найдем, чем закусить.

— Идемте, — устало согласился Дронго.

Они спустились вниз, к центральному бару, заказали себе овощные салаты и сандвичи. Предупредительный официант принес заказ через несколько секунд, расставляя все на столике.

— Что-нибудь будете пить? — спросил он.

— Апельсиновый сок, — ответил Дронго.

— Мне тоже, — кивнула Жанна.

Она видела, как вяло он ест.

— Не смотрите, — попросил Дронго, — я просто не спал двое суток. Сначала я летел сюда, а прошлой ночью попал в аварию и до утра пытался проверить вашу версию об убийстве Вицинского. Поэтому вид у меня не очень презентабельный.

— Ничего, — улыбнулась она, — зато ваша голова работает как нельзя лучше.

— Вы меня перехвалите, — пробормотал он, — не нужно ничего говорить. Я все равно уже ничего не воспринимаю, настолько сильно устал. Сейчас у меня только одна мысль — как бы добраться до кровати в моем отеле. Видимо, сказывается укол, который мне сделали.

— Где вы живете?

— В «Кемпинском». Отсюда полчаса езды. Если я оказался прав, то уже сегодня ночью они смогут вычислить этого оператора, который несанкционированно входил в их компьютеры, считывая всю информацию. И тогда мы сможем продолжить нашу игру с Факиром, ведь оператор в отличие от его помощницы должен точно знать, где именно сейчас находится его шеф.

— Нужно вызвать такси, чтобы вы поехали к себе в отель, — предложила Жанна, — у вас уже слипаются глаза. А вашего оператора найдут и без вас.

— Не сомневаюсь. Я доем свой салат и уеду. Мне сделали какой-то укол, от которого мне захотелось спать еще сильнее.

— Вы только что сказали мне об этом.

— Значит, я уже заговариваюсь. Голова совсем не работает.

— Представляю, как вам тяжело, — кивнула она, — ничего, не беспокойтесь. Я поеду с вами и провожу вас до отеля.

— Нет, — устало возразил он, — не нужно. Вы только посадите меня в машину.

Он опустил голову. Бороться со своей сонливостью он уже не мог. Жанна достала телефон, позвонила дежурному портье, чтобы тот вызвал машину. Когда Дронго открыл глаза, он почувствовал, что они уже едут в машине. Его голова была у нее на плече.

— Напрасно вы поехали, — пробормотал он.

И не услышал, что именно она ему ответила. В следующий раз Дронго проснулся, когда они входили в «Кемпински». Он смутно помнил, что уже в номере Жанна помогла ему раздеться. Поразительно! Он настолько устал, что даже не стеснялся ее. Брюки она разорвала до конца, помогая ему их снять. Пиджак и рубашка полетели в угол. Он еще помнил, как ложился в постель, но больше уже ничего…

Когда Дронго проснулся, солнце было над горизонтом. Часы показывали восьмой час. Он посмотрел на диван. Жанна спала там, положив под голову маленькую подушку. Дронго взял одеяло, чтобы накрыть женщину.

— Я уже не сплю, — открыла глаза Жанна.

— Спасибо, что вы меня вчера привезли. Я был в таком состоянии, как будто напился или меня оглушили.

— Я видела. Именно поэтому решила приехать сюда вместе с вами. Вы напрасно поднялись.

— Что нашли в «Принцессе»?

— Кажется, нашли вашего оператора. Но сейчас все спят. Вы никого не найдете. Ложитесь и спите.

Он покорно лег в кровать. Посмотрел на Жанну.

— Я вам тоже доставил массу неудобств, — пробормотал он.

— Наоборот, вы меня просто выручили. Моя подруга достаточно весело проводит ночь с молодым человеком, которого вы знаете. Значит, мне нужно было где-то переночевать. И я приехала вместе с вами. Как видите, у меня был голый расчет.

— Ничего подобного. Вы могли бы переночевать в штабе или в соседней комнате, там были диваны, — возразил Дронго. — Черт побери! Я после аварии даже не принял душ. От меня, наверное, несет как от немытой скотины.

— Нет, — улыбнулась она, — пахнет вашим фирменным парфюмом. Я видела его в ванной комнате. И лосьон после бритья, и дезодорант, и гель для душа, и туалетная вода, и даже мыло — все одной известной фирмы. Такое ощущение, что вы только не пьете этот парфюм.

— Не пью, — улыбнулся он, — но все равно пойду принимать душ. У меня болит все тело. И похоже, мне нужно наложить новую повязку на рану.

— Я представляю, как вы себя чувствуете. После стольких испытаний… Идемте в ванную, я помогу вам.

— Мне неудобно, — смутился Дронго.

— Это же немецкий отель, — улыбнулась Жанна, — а по правилам немцев все купаются раздетыми. Вместе, независимо от пола…

— Я так не могу, — признался он, — честное слово, не могу.

— Идемте, — покачала она головой, — вы можете не беспокоиться. Никто не будет вас раздевать. И никто не собирается вас насиловать. Я хочу только помочь вам.

Он покорно вздохнул, проходя в ванную. Она сняла с себя джинсы и вололазку, оставаясь в одном нижнем белье. Взяла его за руку, вводя в ванную. Наклонилась к нему, осторожно раскрывая повязку.

— Потом вызовем врача, пусть осмотрит ваши раны, — предложила она, — может, вам нельзя принимать душ. Посмотрите, какие у вас раны?

— Я не смогу так долго без душа, — признался Дронго.

— Тогда давайте попробуем. И не нужно нервничать. Я сделаю теплую воду.

Он ничего не говорил, подчиняясь ее словам. Потом она открыла воду и заставила его встать под нее. Он был в одних трусах, которые быстро намокли. Это были не плавки, а трусы, в которых трудно было принимать душ.

— У вас есть плавки? — спросила она.

— Конечно. Две пары лежат в чемодане, — устало ответил он.

Она прошла к его чемодану, достала одну пару темных плавок.

— Сможете сами переодеться? — спросила она.

— Надеюсь, — пробормотал он и почти сразу поскользнулся, чуть не упав в ванной.

— Подождите, — сказала она, — я вам помогу. Снимите трусы, я отвернусь.

Он попытался снять намокшие трусы, но едва не упал. Затем снова попытался, на этот раз более удачно. Бросил трусы в сторону.

— Давайте плавки, — попросил он, — я должен был переодеться до того, как влезу в эту ванну. У меня действительно уже совсем не работает голова.

Она протянула ему плавки.

— Надевайте и не стойте как замороженный. Я на вас не смотрю.

Все еще пытаясь не упасть, он с трудом натянул плавки.

— Теперь можете вставать под воду, — скомандовала Жанна, — а я возьму мочалку, чтобы вас намылить.

— Тогда купальный костюм понадобится вам, — угрюмо заметил Дронго.

— Ничего. Вы отвернетесь, а я разденусь, — предложила она, — вы просто не смотрите в мою сторону.

Он согласно кивнул головой. Стоя к ней спиной, он не слышал, а скорее чувствовал, как она раздевается. Затем она полезла к нему в ванну. Мочалка прошлась по телу. Он стоял под водой, подняв голову. С закрытыми глазами.

— Держите глаза закрытыми и повернитесь ко мне, — приказала она ему.

Ему пришлось снова подчиниться. Но глаза он упрямо не открывал. Она закончила его мылить, встала под душ и осторожно вылезла из ванны. Он по-прежнему стоял с закрытыми глазами. Она вытерлась, оделась.

— Открывайте глаза, — услышал он ее насмешливый голос. — Вам никто не говорил, что нельзя быть таким целомудренным?

— Я не целомудренный, — возразил Дронго, открывая глаза, — я ужасный бабник и развратник. Просто сегодня я весь измочаленный. У меня такое ощущение, что я попал в аварию под тяжелый каток. У меня болит все тело — от головы до пальцев ног. Хотя признаю, что мне еще очень повезло.

Жанна уже успела вытереться и надеть нижнее белье. У нее действительно была красивая спортивная фигура. Чувствовалось, что она занималась спортом достаточно профессионально. Дронго взял полотенце, долго вытирался и осторожно вылез из ванны. Она взглянула на его рану.

— Нужно еще раз наложить повязку, — решительно сказала Жанна. — Ложитесь в постель, а я вызову врача.

— У меня такое ощущение, что я маленький мальчик, — пробормотал Дронго. — Может, хватит обо мне заботиться?

— Вы считате, что новая повязка не нужна? — спросила Жанна.

— Я считаю, что абсолютно бессовестно злоупотребляю вашим хорошим отношением.

— Идите в постель, — посоветовала она, — а я оденусь и вызову врача, чтобы вам наложили еще раз повязку.

Он покорно пошел к своей кровати.

— Подождите, — остановила она его, — снимите свои мокрые плавки. Или вы собираетесь ложиться прямо в них в постель?

— Сейчас сниму, — он отвернулся, скрывая свое смущение, и снял плавки. Она забрала их и скрылась в ванной. Он быстро допрыгал до открытого чемодана, где лежало свежее белье, и, достав новые трусы, постарался быстрее надеть их. Но, как бывает в таких случаях, ноги начали застревать, и он с трудом натянул на себя новые трусы, едва не упав на пол.

— Вы так торопитесь, словно боитесь меня, — усмехнулась Жанна, выходя из ванной, — идите в кровать, господин эксперт, и ничего не бойтесь. Никто не собирается покушаться на вашу девственность.

Он снова запрыгал к своей кровати. Потом она действительно оделась и вызвала врача, который наложил новую повязку на ногу. Врач строго предупредил, что сегодня их гость не должен выходить из своей комнаты. И вообще обязан хотя бы один день отлежаться. В десятом часу утра она заказала ему завтрак, узнав, что именно он хочет. Завтрак принесли ровно через десять минут. Он достал телефон, набрал номер Джемала Азиза. И, услышав знакомый голос начальника полиции, спросил:

— Как у вас дела?

— Мы его взяли, — радостно ответил Джемал Азиз, — мы его вычислили и взяли. Вы были абсолютно правы. Он должен был улетать уже сегодня утром. Из России нам передали его кличку. Можете себе представить, что они называют этого оператора Нео. В таком случае я мистер Смит из «Матрицы». Даже немного обидно.

Дронго опустил телефон и радостно улыбнулся.

— Они его взяли, — сказал он, обращаясь к Жанне.

— В следующий раз научитесь сами надевать быстро свое нижнее белье, — засмеялась она, — все остальное вы делаете гораздо лучше. Я сейчас вызову такси, чтобы уехать. А вы немного отдохните, вам нужно поспать.

— Я причинил вам столько беспокойства.

— Да, — сказала она, глядя на него, — я бы хотела заботиться о таком человеке, как вы, всю свою оставшуюся жизнь.

— Вы никогда не были замужем?

— До сих пор не встретила человека, похожего на вас.

— Наверное, еще встретите, — пробормотал он.

— Не знаю. Не уверена. Но все равно хорошо, что я с вами познакомилась. Теперь буду хвастаться перед сотрудниками, что знаю самого известного эксперта в мире.

— Спасибо вам за все, — пробормотал он, — хвастаться должен скорее я. И извините меня, если я сегодня вел себя как-то странно.

— Нет, — возразила она, — это вам спасибо. Теперь я знаю, что некоторые настоящие мужчины бывают не только в кино, но и в жизни. Умные, сильные, находчивые и такие слабые и глупые одновременно. Вы удивительный человек, господин эксперт. Можно я вас поцелую?

Она поцеловала его в щеку, прежде чем уйти. И только после того, как за ней закрылась дверь, он провалился в глубокий сон.

«Нужно позвонить Моби, — вспомнил Дронго про своего друга. — Следовало его предупредить, ведь сегодня не получится приехать».