Факир на все времена

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 12

 

Они еще завтракали, когда в отель приехал сам Джемал Азиз. Он прошел к их столику, молча сделал знак рукой, чтобы никто не вставал. Кивнул в знак приветствия. Отказался от завтрака, попросив принести ему кофе. И так же молча выслушал сообщение руководителя группы экспертов Фикрета Акпера. Тот подробно рассказал об их поисках и найденных следах.

— Вы хорошо поработали сегодня ночью, — наконец подвел итоги начальник полиции, — особенно ценно, что вы не стали дожидаться утра и, едва рассвело, спустились вниз. Иначе бы мы потом не нашли там никаких следов.

— Это господин эксперт нам посоветовал, — показал на Дронго Фикрет Акпер.

— Я всего лишь решил подстраховаться, — пробормотал Дронго, — но идея искать там преступника была не моей. Ее мне подсказала госпожа Гринько. Она ведь была первой, кто увидел убитого. И у нее было время на анализ ситуации. Она понимала, что никто не мог проникнуть в дом, пройдя незамеченным мимо стольких людей. Значит, убийца вошел с другой стороны. Здесь самое важное, что убийца пошел на очень серьезные испытания, чтобы совершить это преступление. Следовательно, это заказное убийство, и оно хорошо оплачено. И еще один факт. Я убежден, что убитый и убийца знали друг друга, иначе убийца не смог бы подойти к своей жертве на близкое расстояние. Нужно проверять всех подозрительных. Абсолютно всех, и не только из стран СНГ или Прибалтики. Всех проживающих в отеле, всех сотрудников отеля, всех без исключения. У кого окажется нога сорок третьего размера…

— У меня сорок третий размер, — усмехнулся Фикрет Акпер. — А у вас какой размер?

— Сорок шесть с половиной, — ответил Дронго. — Моя нога явно не подойдет. И еще один прискорбный для меня факт — я плохо плаваю.

— Как это плохо плаваете? — не поверил Фикрет Акпер. — Вы же из Баку. Выросли на море.

— И тем не менее это факт. Я бы не смог ночью переплыть залив на одной руке. Просто не смог бы.

— Вас никто не обвиняет, — усмехнулся Джемал Азиз.

— Спасибо. Но я на всякий случай решил предупредить. А какой размер ноги у вас?

Все сидевшие за столом расхохотались. Начальник полиции тоже улыбнулся.

— Сорок четвертый, — сказал он, — я тоже не гожусь в качестве подозреваемого.

Раздался телефонный звонок. Дронго достал свой аппарат, удивленно посмотрел на номер позвонившего. Он никогда его раньше не видел. И решил ответить:

— Я слушаю вас.

— Доброе утро, — услышал он знакомый голос Жанны Гринько, — мы собираемся на завтрак. Почти всю ночь не спали. Вам удалось поговорить с Ордалиевыми?

— Да. И не только поговорить с ними.

— Что еще?

— Мы проверили вашу версию рано утром, пока никого у моря не было. Вы оказались правы. Там есть следы. Эксперты считают, что возможный убийца пересек залив, сложив одежду в специальный контейнер. Кроме того, у него был с собой тяжелый кастет, которым он, возможно, и нанес удар. Мужчина средних лет, чуть выше среднего роста, размер ноги сорок третий. У вас нет знакомых с такими данными?

— Нет. А соседа вы проверили?

— Не успели. Начальник полиции только приехал, и сейчас я ему все расскажу.

— После завтрака я к вам подойду, — решила Жанна, — я почти уверена, что видела это лицо в нашей картотеке. Вернее, в картотеке Министерства внутренних дел Украины. Пусть они внимательно все проверят. И даже не столько его биографические данные, которые могут оказаться фальшивыми. Желательно каким-то образом получить отпечатки его пальцев и сделать запросы в наши информационные центры.

— Это легче всего, — кивнул Джемал Азиз, — соберем бутылки из-под минеральной воды, которую они там пьют, и получим их отпечатки. Этот сосед живет один?

— Кажется, с дочерью.

— Мы все проверим, — согласился начальник полиции, — а утром мы уже выслали запрос на Михаила Вицинского. У нас разница во времени один час. И я думаю, что скоро мы получим конкретный ответ.

— Это не совсем обычное убийство, — сказал Дронго, — судя по всему, оно было хорошо спланировано и исполнено. Действовал очень опытный киллер. Обратите внимание, что он ударил только один раз. Ударил с нужной силой и в нужное место. А затем сразу ушел. Настоящий мастер своего дела. Настоящий профессионал. Нужно быть осторожнее. Я уверен, что этот убийца все еще находится на территории отеля. Дайте указание менеджменту, что всех мужчин средних лет, которые будут уезжать, надо задерживать под любым предлогом. И сразу сообщать вам.

— Мы так и сделаем, — согласился Джемал Азиз, — наш штаб будет наверху, в кабинете главного менеджера. Вы можете подняться туда. Там есть необходимая техника. Компьютеры для связи через Интернет, аппараты телефонной и факсовой связи. И все видеокамеры, работающие на территории отеля, тоже подключены к нашему штабу.

Через пятнадцать минут они уже находились в штабе. В половине девятого в штабе появилась Жанна Гринько. Без пятнадцати девять на соседней вилле уборщица начала собирать пустые бутылки. Вместе с уборщицей работал молодой парень, который был сотрудником полиции. Все бутылки, имевшие отпечатки пальцев, он бережно сложил в особую корзину. Гости, отдыхавшие на виллах, обычно не ходили в рестораны. Еду им доставляли прямо на виллу.

В девять тридцать пришел ответ из Москвы, который сразу распечатали. Чем больше читал этот ответ начальник полиции, тем больше он изумлялся. Ответ был составлен на английском языке. Наконец Джемал Азиз передал ответ Дронго. Тот прочел и также переменился в лице, протягивая бумагу Жанне Гринько. Ответ, полученный из Москвы, гласил, что бизнесмен Михаил Вицинский никогда не был гражданином России, так как являлся гражданином Белоруссии. Он же являлся гражданином Украины Михаилом Южным, он же был гражданином Молдавии Морисом Григориу, он же был гражданином России Михаилом Ростовским. И еще имел восемь имен. Четыре судимости, опытный вор-рецидивист, работающий обычно в крупных бандах и под прикрытием. И соответствующая кличка — Князь. Указывалось, что он обычно играет роль военных, летчиков или крупных бизнесменов. Еще упоминалось о его конкретной связи с известным криминальным авторитетом Факиром.

— Теперь понятно, почему его так убили, — мрачно подвел итог начальник полиции. — Это был не просто гость отеля, а вор-рецидивист, у которого могли быть свои собственные враги.

— Я чувствовала, что он недоговаривает. Чувствовала его манеры, жесты, слова, которые иногда его выдавали! — С досады Жанна ударила кулаком по столу. — Я обязана была понять, кто именно передо мной. Это ведь было ясно с самого начала. Профессиональный вор и имел характерные повадки уголовника. Черт возьми! Попала под чары его обаяния…

— Мы не можем проверять прошлое каждого гостя, — сказал Джемал Азиз, — а визы мы даем всем приезжающим прямо на границе. И мы рады всем. Чем больше туристов, тем больше денег и тем сильнее растет наша экономика. Мы не можем знать, кто к нам едет с чистым паспортом. Может быть, это бывший вор или убийца.

— Насчет паспортов… — вспомнил Дронго, — в соседнем от Татаренко номере украли российские паспорта с шенгенскими визами. Я думаю, что это звенья одной цепи. Ворам нужны были не столько деньги, сколько документы и визы.

— Наш следователь уже занимается этим делом, — сообщил начальник полиции.

— Нужно объединить эти два дела в одно, — убежденно произнес Дронго. — Если здесь оказался такой опытный вор-рецидивист, то он приехал сюда явно не один. Посмотрите, что вам пишут из Москвы. Михаил Вицинский работает обычно в крупных бандах и под прикрытием.

— Он приехал один, — нахмурился Джемал Азиз, — мы все проверяли.

— Значит, сообщники где-то рядом. Приехали либо раньше, либо позже. И рядом находился недруг, которого он, однако, знал в лицо.

— Как мы можем его вычислить? — спросил начальник полиции. — Проверять всех подряд? Это просто немыслимо. У нас будет такая репутация, что сюда никто не приедет.

— Нужно что-то придумать, — сказал Дронго, — например, какую-нибудь игру или проверку, чтобы у нас были списки всех мужчин, имеющих сорок третий размер обуви. Но это нужно сделать очень осторожно, чтобы не спугнуть настоящего убийцу, который наверняка все поймет.

— Какую игру мы можем придумать? — спросил Джемал Азиз. — Вы же сами говорите, что он может все просчитать.

— Тогда выделите шестерых сотрудников, желательно молодых женщин, и отправьте их проверять все мини-бары в отеле. По всем комнатам, по всем виллам, по всем апартаментам. И пусть отмечают мужчин, имеющих развитый торс и небольшие ноги. Нет, нет, постойте! У меня другое предложение… Пошлите туда не своих людей, а пригласите сотрудниц из обувных магазинов. Желательно самых опытных. Они, едва взглянув на человека, могут сразу безошибочно назвать размер обуви, которую он носит. Вы меня понимаете?

— Это прекрасная идея, — обрадовался начальник полиции, — мы так и сделаем. Соберем лучших продавщиц из всех обувных магазинов Бодрума. И найдем мужчину, имеющего сорок третий размер. Как хорошо вы это придумали!

— Тогда действуйте, — согласился Дронго.

— Вы это только сейчас придумали или это была домашняя заготовка? — восхищенно спросила Жанна.

— Конечно, заготовка, — пошутил он.

Отпечатки пальцев пожилого гостя были получены. По документам он проходил как гражданин России Николай Крестинский. Его дочь имела документы на имя Елены Крестинской. Отпечатки пальцев и данные на Крестинских вместе со срочным запросом были отправлены в информационные центры МВД обеих стран — России и Украины.

В одиннадцать часов в отель прибыли шестеро сотрудниц обувных магазинов. Это были самые лучшие, самые опытные женщины, работавшие по специальности десятки лет. Они отправились по номерам составлять списки мужчин, имевших сорок третий размер ноги.

В половине первого напряжение достигло своего пика. Все волновались, ожидая первых результатов. Позвонивший портье сообщил, что две семьи собираются покинуть отель. Муж одной из уезжавших женщин имел похожий размер. Джемал Азиз сам поспешил к выходу. Но этот мужчина его разочаровал. Он был невысокого роста. Гость постоянно зачесывал назад свои редкие волосы. На всякий случай Джемал Азиз попросил переводчика уточнить, какой размер обуви он носит.

— Сорок первый, — гордо ответил гость.

Второй гость был сибиряк, и размер ноги у него был не меньше сорок пятого. Начальник полиции вернулся в штаб и предложил всем сотрудникам отправиться в ресторан на обед. Они остались перед компьютерами вчетвером: сам Джемал Азиз, его помощник, Дронго и Жанна Гринько. Ожидание тянулось особенно тягостно.

Сотрудницы обувных магазинов придирчиво и внимательно осматривали каждый номер, обращая внимание на обувь мужчин, которые в эти утренние часы были на пляжах и у многочисленных бассейнов. Постепенно накапливалась нужная информация. В половине второго Джемал Азиз предложил сделать перерыв и пригласил Дронго вместе с Жанной Гринько на обед. К ним присоединился и генерал Татаренко. Напряжение становилось просто невыносимым. Наконец к трем часам дня все сотрудницы закончили свой обход. Среди почти тысячи гостей отеля было почти триста с лишним мужчин, из которых у сорока восьми оказался сорок третий размер обуви. Все данные на эти сорок восемь человек занесли в компьютер. Оставалось только проверить, кто из них мог так хорошо плавать и имел такие сильные руки, чтобы с первого же удара раздробить череп своему сопернику даже с учетом того обстоятельства, что в руках у убийцы был профессиональный кастет.

Из сорока восьми четырнадцать человек были подростками. Их решено было исключить. Двоих людей пожилого возраста — более шестидесяти лет. Их тоже исключили. Осталось тридцать два человека, из которых четверо являлись иностранцами. Их занесли в другой список. Итак, двадцать восемь человек. Только двадцать восемь мужчин, имевших сорок третий размер…

— Может быть, собрать всех в одну комнату и проверить? — предложил уставший Фикрет Акпер.

— Что проверить? — спросил Джемал Азиз. — Спросить, кто сегодня ночью убил человека? И ты думаешь, убийца выйдет вперед и этим себя обнаружит?

— Тогда у нас просто нет другого выхода, — выдохнул Фикрет Акпер.

Начальник полиции выжидательно посмотрел на Дронго.

— Я чувствую, что вы можете нам помочь и придумать, как собрать вместе этих людей и проверить каждого.

— Двадцать восемь человек, — нахмурился Дронго. — Давайте посмотрим на них для начала. Человек, переплывший ночью залив и сумевший нанести один страшный удар, должен обладать огромной силой. Давайте на них взглянем и решим, кого оставить в качестве подозреваемых, а кого стоит оттуда исключить.

— Каким образом мы можем их собрать? — спросил начальник полиции.

— Какие-нибудь призы… — предложил Дронго. — Скажите, что разыгрываются призы по комнатам. Например, гости пятьсот пятой получают бутылку шампанского, а гости из пятьсот третьей — плитку шоколада. Смешная лотерея. И пусть объявят по всей территории отеля. Большинство из нашего списка само придет за подарками, как только мы их объявим. Остается только найти подарки.

— Где мы возьмем столько подарков? — почти простонал начальник полиции.

— В отеле, — улыбнулся Дронго, — необязательно сразу выдавать все. Нужно только объявить об этом выигрыше. И обязательно отметить, что подарки достаточно тяжелые. Пусть присылают мужчин.

— Какие тяжелые подарки? — не понял Джемал Азиз.

— Например, ящик пива. Или ящик местного вина. Недорогой, но приятный подарок. Скажите, чтобы объявления читали подряд по всем номерам, которые нас интересуют.

В четыре часа дня по отелю стали объявлять о победителях шутливого розыгрыша, где каждый мог получить какой-нибудь оригинальный приз. Люди потянулись в большой холл.

— Посмотрите, — сжала Дронго руку Жанна Гринько, — тот самый старик, о котором я вам говорила.

С трудом передвигая ноги, появился пожилой мужчина. Он был в широких брюках и плотной демисезонной куртке. Несмотря на теплую погоду, натянул шапочку на свои седые волосы, вышел на просторную террасу, уселся на крайнюю скамью, стоявшую в глубине. Подошедшего официанта он попросил принести ему чай.

— Не знаю, кто он, но размер ноги у него явно не сорок третий, — усмехнулся Дронго, — я думаю, что не больше сорок первого.

Старик неторопливо пил чай. Он снял шапку, поправил свой парик. Очевидно, он был совсем лысым, если так переживал из-за своей плешивости и носил на голове густой седой парик. Он развернул газету, пытаясь ее прочесть, но руки дрожали, у него был сильный тремор. Примерно через час он поднялся, оставил на скамье свою шапку, прошел в туалет и вернулся, усаживаясь на террасе и любуясь отсюда открывавшейся красивой панорамой. Еще минут через сорок он опять прошел в туалет.

— У него простатит или воспаление мочевого пузыря, — поморщился Фикрет Акпер. — Ему, наверное, лет восемьдесят. Вы посмотрите на его дрожащие руки, когда он пьет чай.

Старик снова вернулся, прошагал к своему месту, нацепил шапочку и остался сидеть на месте. Он попытался развернуть газету, но она неожиданно упала на пол. Старик нагнулся, поднял газету, положил ее рядом с собой и опять застыл, глядя на море.

В этот момент к стойке портье подходили «счастливые» обладатели различных дешевых призов. Но даже ящик пива казался приятным довеском к отдыху. Учитывая, что все гости отеля имели возможность пить столько, сколько они хотят, а в номерах у всех были бесплатные банки пива, то подобный «презент» мог вызвать только улыбку. Однако получать «презент» было приятно, и никто не отказывался.

На часах было около пяти, когда у стойки портье появился улыбающийся мужчина. Размер ноги он имел небольшой, но был счастлив получить приз в виде бутылки вина. Недоумевающий портье выдал ему приз и уточнил номер, который занимал гость. Выяснилось, что гость живет в соседнем номере, а получить приз его отправил сосед, который пообещал распить эту бутылку вместе с соседом. Тот радостно получил приз и вернулся обратно. Через несколько минут он растерянно позвонил портье и сообщил, что его друг не открывает дверь. У них были два спаренных номера, связанных одним коридором и общей дверью. А из коридора можно попасть в каждый номер. Получивший приз мечтал передать его своему соседу, но дверь последнего оказалась заперта.

На место происшествия консьерж отправил молодого мальчика с запасными ключами. Тот открыл вторую дверь. Сосед внес бутылку, чтобы поставить ее на тумбочку, и замер… «Счастливый» обладатель бутылки лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Неестественно вывернутая рука делала страшные подозрения реальными. Сосед попытался разбудить несчастного, но не смог. Прибывшие врачи и сотрудники полиции констатировали смерть неизвестного, у которого был сорок третий размер ноги…

Врачи посчитали, что это был неожиданный инфаркт. Когда принесли фотографии умершего и раздали их членам штаба, Жанна, видевшая и не такие снимки, внезапно смутилась, вглядываясь в лицо погибшего. Затем подошла к Дронго.

— Только не смейтесь, — попросила она, — вы подумаете, что я сошла с ума. Но я знаю и этого типа тоже.