Этюд для Фрейда

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава четырнадцатая

 

Карелин перезвонил еще вчера поздно вечером и сообщил, что удалось найти Боголюбова и получить его согласие. Дронго понимал, как сильно рискует, ведь если обувь совпадет, то это будет означать неминуемое обвинение в преступлении кого-то из людей, входивших в близкий круг погибшего бизнесмена и бывавших в их загородном доме. Но отступать было невозможно. Если убийца входит в ближний круг семьи Скляренко-Сабировых, то это означает, что преступник уже знает о поисках и начнет лихорадочно метаться, чтобы найти выход из ситуации.

На следующий день утром он вызвал машину и поехал в Сокольники. Им пришлось ждать достаточно долго. На часах было уже десять сорок восемь, когда наконец появилась Римма. Она была в просторной куртке болотного цвета и в темных брюках. На голове была беретка. Она быстро уселась в салон машины.

– Извините, – пробормотала Римма, – я совсем замоталась. У меня столько дел. Еле-еле вырвалась.

– Ничего страшного, – ответил Дронго, – нас уже ждут в прокуратуре, там нам заказаны пропуска.

– Я со вчерашнего дня думаю о ваших словах, – призналась Римма, – это такой ужас. Ведь тогда получается, что убийца был близким человеком семьи Сабировых. Но откуда взялась эта женщина? Там бывает только кухарка Таисия. Она не могла украсть обувь. Но кто? Кто тогда украл обувь? Иногда туда приезжала их домработница тетя Аня. Тоже не похоже. Тогда получается, что воровкой могла быть только я. Ведь, кроме меня, там почти никого не бывало. Галия, ее дочь и племянница. Но они не станут воровать сами у себя. Нет, это просто невозможно. Я даже боюсь об этом подумать.

– Поэтому я и решил, что вам нужно самой все посмотреть, – кивнул Дронго, – простите за то, что я причиняю вам некоторые беспокойства и отрываю от важных дел. Я видел, как ваша галерея готовится к новой экспозиции.

– Вы уже причинили мне гораздо больше неприятностей, чем можете себе представить, – усмехнулась Римма.

– Что случилось?

– Сегодня утром, когда я торопилась на работу, не смогла рассчитать правый поворот. И в результате попала в аварию.

– Вы сильно пострадали?

– Я – нет. А моя «Тойота» пострадала, и я теперь целую неделю буду без машины. Хорошо еще, что автомобиль у меня был застрахован, иначе авария влетела бы мне в большую копеечку.

– Я чувствую себя виноватым, – кивнул Дронго.

– Никогда не поверю. У вас вид типичного победителя. Вы, наверно, всегда чувствуете себя правым?

– Не всегда. Как раз, наоборот, часто сомневаюсь. И стараюсь сделать так, чтобы о моих сомнениях никто не узнал. Никто, кроме меня. При моей профессии нужно всегда сомневаться. И выдавать людям только конечный продукт моих размышления и сомнений.

– Привыкли всегда побеждать?

– Нет. Не всегда. В жизни так не бывает. Но я привык доводить любое дело до конца. До логического конца. Даже если заранее предполагаю, что могу потерпеть поражение.

—Интересно, – кивнула она, – а мне казалось, что вы всегда четко знаете, чего именно хотите.

– Это я только притворяюсь, – пошутил Дронго.

Они приехали в прокуратуру к двенадцати часам, опоздав почти на один час. Боголюбова на месте не оказалось. Он ушел на какое-то совещание и им предложили подождать. Минут через десять им сообщили, что следователь вернется только к двум часам дня.

– Пойдемте обедать, – предложил Дронго, – вы ведь наверняка сегодня утром не успели позавтракать.

– Откуда вы знаете? – удивилась Римма. – Я действительно не успела позавтракать.

– Но вы же сами рассказывали мне, как торопились и попали в аварию. Я не думаю, что перед этим вы нормально позавтракали. Наверно, ограничились чашечкой кофе, да и в этом я не уверен. Скорее выпили кофе уже на работе.

– Вы опасный человек, – всплеснула руками Римма, – умеете читать мысли. Куда мы поедем обедать?

—Найдем какой-нибудь хороший ресторан поблизости, – предложил Дронго.

– Как у вас с финансами? – спросила Римма. – Проблем не предвидется?

– Смотря, что вы выберете? На средний обед за триста рублей я могу раскошелиться, – ответил Дронго с самым серьезным выражением лица.

Римма изумленно взглянула на него.

– Что вы говорите? Вы разве никогда не обедали в Москве? Триста рублей – это мало даже для закусочной. Это чуть больше десяти долларов. Мы не сможем купить за такие деньги даже одно блюдо в приличном ресторане.

– Какой ужас, – ровным голосом сказал Дронго, – а я как раз отложил шестьсот рублей, чтобы с вами пообедать. Неужели не хватит даже на одно блюдо? Какие у вас зверские цены!

– Вы меня дурачите, – поняла Римма, она улыбнулась, – вы же сами все знаете. Какую кухню вы любите?

– Японскую, – ответил он, вспомнив слова Вейдеманиса о ее предпочтениях.

– Как здорово, – обрадовалась она, – я тоже обожаю японские рестораны. Только учтите, что это очень дорого.

– Мы уже договорились, что я оплачу ваш обед, – напомнил Дронго, – придется раскошеливаться за причиненные вам неудобства.

– Тогда я вам покажу, куда ехать, – решила Римма, – здесь недалеко есть очень хороший японский ресторан.

Он согласно кивнул головой. Дронго не стал уточнять, что японская пища нравилась ему лишь своим разнообразием и экзотикой. Выросший у моря, он не смог бы ежедневно есть морепродукты.

Через пятнадцать минут они уже сидели в японском ресторане и он предложил Римме самой выбрать подходящую комбинацию из суши и сашими. Себе заказал мисо-суп.

В обеденное время здесь было довольно много посетителей. В Москве вообще в последние годы появилась мода на японские рестораны и свежую японскую пищу. Богатые и очень богатые люди начали следить за своим здоровьем, потребляя меньше жирных продуктов и углеводов. Для любой диеты японская еда из риса и морепродуктов представлялась почти идеальной.

Он вдруг подумал, что успел побывать почти на всех континентах, кроме Австралии, и попробовать местную еду. Ласточкины гнезда в Индонезии, сделанные из слюны ласточек, «медвежьи лапы» в Канаде, зеленые протухшие яйца в Китае, сладкое мясо собаки в Корее, от которого он почти сразу отказался. Мозги обезьян, плавники акул, мясо страусов и китов, запеченные крысы в Мексике, жареные кузнечики и червяки, лягушки и лангусты, тушеные бычьи хвосты, отваренные бараньи головы и вычищенные ножки коров, внутренности баранов, олени, кролики, утки, гуси, змеи, рыбы различных сортов. Одним словом, все, что плавало, бегало, прыгало, летало и просто передвигалось. Разнообразие национальных кулинарных пристрастий было просто невообразимым. Только в Китае можно было насчитать шесть или семь видов национальной кухни, при этом северная кухня резко отличалась от южной. Впрочем, как и в Италии, где в каждом регионе были свои кулинарные пристрастия.

Что-то ему нравилось, что-то не нравилось, что-то хотелось попробовать и забыть. Что-то нравилось настолько, что он узнавал название блюд и рецепты. Больше всего на свете он любил бакинскую кухню в сочетаниях мучных и мясных продуктов. И, конечно, главным среди них были «кутабы». Своеобразные лепешки с начинкой из жареного бараньего мяса, отваренной тыквы или зелени. Тонкий слой теста наполнялся начинкой и закрывался с двух сторон, после чего тесто обжаривалось на специальной плите. Старики, живущие в Баку, рассказывали, что настоящие кутабы, нужно было есть с верблюжьим мясом, что и делали десятки поколений людей, живущих на Апшероне. Но к концу двадцатого века верблюдов в Баку уже не осталось. Однажды в Туркмении он попробовал кутабы с верблюжьим мясом вместо баранины, и они ему не очень понравились. Верблюжатина была гораздо слаще жирной баранины.

Он вообще любил эксперименты, но предпочитал есть национальную кухню в тех странах, куда приезжал. Это давало возможность познакомиться, с одной стороны, с местными традициями, а с другой – узнать нечто новое. Он был гурманом, но не был обжорой и никогда не понимал, как люди могут доводить себя до скотского состояния, превращаясь в огромные бесформенные мясные туши без талии и с целым букетом болезней. Ему казалось, что при минимальном желании и возможностях можно сохранять стройную фигуру до глубокой старости, неособенно ограничивая себя в еде. Всего лишь соблюдая некую цивилизованную норму, чтобы не ложиться в больницу на различные косметические операции.

– О чем вы задумались? – спросила его Римма.

– О еде, – честно ответил Дронго, – я подумал, что побывал почти в восьмидесяти странах и в каждой из них старался попробовать местную пищу.

– Нравилось?

– Не всегда. Люди иногда употребляют в пищу нечто такое, от названия которого другого человека может просто мутить. Но если вы привыкли к этой еде, то не видите в ней ничего необычного. Всегда нужно попробовать самому, чтобы узнать, нравится или нет.

– Вы любите экспериментировать, – поняла Римма, – и с женщинами тоже?

– Нет, – сразу сказал Дронго, – я слишком люблю женщин, чтобы так глупо экспериментировать. Женщины для меня – иная цивилизация, которую мужчинам трудно бывает понять. И я всю жизнь пытаюсь понять других женщин.

– Но вы не живете со своей женой, – напомнила Римма, – неужели у вас не бывает других женщин? Только не лгите. Вы такой видный мужчина.

– Бывают, – ответил он, – но не ради эксперимента. Мы пытаемся каждый раз узнать что-то новое, постичь некую закономерность жизни и смерти, ведь в конечном счете встреча двух существ разного пола – это таинство, зарождение жизни.

– Вы к этому так относитесь, – покачала головой Римма, – слишком целесообразно и научно. А любовь?

– Любовь – это попытка спастись от смерти. Остановить мгновение жизни, – он задумался, – но в конечном итоге очень редким людям на этой планете удается найти свою идеальную половину. Гармонии просто не существует. Каждый умирает в одиночку. Был такой известный роман Ганса Фаллады. Каждый из нас приходит в этот мир один, полный боли и страха. И каждый уходит тоже в одиночку, переполненный болью и страхом. В конце концов мы так устроены. Одинокими мы являемся в этот мир и одинокими уходим. А если там все-таки существует загробная жизнь, то и там, перед Богом, мы предстаем одни. Только в одиночку. Мы сами отвечаем за свои грехи, о которых часто не знают даже наши самые близкие люди.

– Вы не верите в любовь?

– Как раз наоборот. Любой из нас любит вопреки всему. Вопреки точному знанию о своей смерти, вопреки тому, что вечная гармония невозможна, даже вопреки тому, что одному из партнеров придется уйти раньше другого, и второй останется навсегда с этой болью в своем сердце. Может, Любовь – самое прекрасное, что есть у людей, ведь веру в Бога оспаривают атеисты и агностики, а Любовь признают даже они. Возможно, Любовь – это единственная религия, не знающая атеистов. Как и Смерть. Поэтому я, безусловно, верю в Любовь.

Официант принес две миски с супом. Положил фарфоровые ложки.

– Приятного аппетита, – пожелал Дронго своей партнерше, – хорошо еще, что нас не заставляют есть палочками суп. Честное слово, меня однажды заставили в Японии есть суп палочками.

Они успели пообедать за полтора часа и к двум уже были в городской прокуратуре, где их ждал Боголюбов.

– Вы одновременно адвокат всех свидетелей, которых я должен буду допрашивать? – неприятно усмехнувшись, спросил Боголюбов и, не дожидаясь ответа, пригласил их в другую комнату, где было все приготовлено для просмотра.

Римма испуганно оглядывалась по сторонам, словно ожидая увидеть возможного убийцу рядом с собой. Или какие-нибудь кошмары на экране. Но там проходили приветливые люди, которые здоровались и спешили по своим делам. Наконец появилась незнакомка. Она вышла как-то боком, поправив косынку. И пошла к выходу. Экран замер. Изображение показало ее обувь. Крупным планом. Дронго и Боголюбов одновременно взглянули на женщину.

– Нет, – уверенно сказала она, – нет. Это не ее обувь. Это совсем другая пара обуви. Она даже не похожа на ту, которая была у Галии. Совсем другая обувь, хотя тоже от Гуччи.

– Покажите еще раз ее в движении, – попросил Боголюбов.

– Нет, – уверенно ответила еще раз Римма, – это совсем другая пара. Господи, какое счастье. Я уже беспокоилась. Думала, что воровка была где-то рядом со мной. Или убийца. Как хорошо, что я сама сюда приехала. Нет, конечно, это не ее пара. Совсем другая обувь. Абсолютно точно. Ой, бедная Галия. Она, наверно, подумала, что ее обувь украл кто-то из нас. Какой ужас! Она сама куда-то положила свою обувь. Можете не показывать, я уверена, что это совсем другая обувь. У Галии были логотипы сверху, а на этих туфлях такого нет. И потом, мне кажется, что у Галии нога чуть больше. Кстати, я не подумала об этом. Вы знаете, что у нее размер ноги тридцать девятый? А у меня тридцать седьмой. Зачем мне в таком случае воровать ее обувь? Я только сейчас вспомнила об этом. Нет, нет. Никто не влезал к ним в загородный дом. Теперь я в этом уверена. У меня прямо отлегло от сердца.

– Вы закончили? – строго спросил Боголюбов. – Сейчас мы оформим протокол. Вы уверены в своих словах?

– Да. Уверена.

– Очень хорошо. Тогда все подпишем и оформим.

Он взглянул на Дронго. Включился свет.

– Напрасно вы так настаиваете на своих версиях, – недовольно заметил следователь, – ведь уже сейчас понятно, что это был посторонний человек, который проник в дом вместе с погибшим бизнесменом. Возможно, какая-то женщина легкого поведения. А вы все еще настаиваете на том, что из их дома пропадали какие-то вещи. Где вы видели воровку, которая наденет чужую обувь, чтобы сбежать из дома? Это невероятно. Скорее она наденет свою, чтобы было легче уходить.

– Женщина легкого поведения? – вмешалась Римма. – Вы думате, что это она была в обуви от Гуччи?

– Сейчас трудно отделить женщин легкого поведения от остальных светских львиц, – остроумно заметил Боголюбов, – я, например, не могу провести грань между элитной проституткой и топ-моделью, которая сопровождает бизнесмена на отдых. Но, наверно, различия есть. К вашему сведению, госпожа Тэльпус, они одеваются гораздо дороже и лучше, чем супруги самых влиятельных лиц государства. Или вам это неизвестно?

– Известно. Очень может быть, что там есть богатые дамы. И заслуженно богатые. Но они не убивают своих друзей, – улыбнулась Римма, – они их берегут, лелеют, выполняют все их желания, пылинки с них сдувают. Где найти такую дуру, которая убьет своего друга-бизнесмена? Это все равно, что зарезать своими руками курицу, которая несет вам золотые яйца. Неужели вы этого не понимаете?

Дронго постарался скрыть улыбку.

– А ведь она права, господин Боголюбов. Возможно, в ваши рассуждения вкралась ошибка.

– Мы ведем следствие, – разозлился Боголюбов, – и пока рано говорить о предварительных результатах. Госпожа Тэльпус, пройдемте со мной, мы оформим следственный эксперимент. А вы можете уходить, господин Дронго. Вы нам больше не нужны.

– Моя машина будет ждать вас у здания прокуратуры и отвезет обратно на работу, – сказал Дронго, обращаясь к Римме, – и спасибо вам за помощь.

– Какая помощь? – не поняла Римма. – Я же ничего не сделала. И это не та пара обуви.

– Большая помощь, – улыбнулся он, пожимая ей руку.

Боголюбов отметил ему пропуск, и Дронго спустился вниз. Он вышел из здания и подошел к своему водителю.

– Когда выйдет женщина, отвези ее в Сокольники, – сказал он.

– А вы? – спросил водитель.

– Я возьму такси.

Он прошел немного дальше. Римма даже не поняла, что сегодня окончательно разбила все оставшиеся иллюзии. И Боголюбов ничего не понял. Теперь абсолютно ясно, что все не так просто, как это кажется следователю. Дронго шел по улице в мрачном настроении. До второго убийства оставалось несколько часов, и он чувствовал опасность, витавшую в воздухе.