Этап

Бояндин Константин

23.

 

Камеры слежения удалось настроить и "приручить" за неделю. И накануне конца света, за двадцать восемь часов, ночью, последовал звонок. Николаев сразу включил громкую связь и посмотрел на часы. Без четверти два.

— Сергей, подъём, — голос Валерия, он дежурил в ту ночь. — Связь с камерами работает? Посмотрите на камеры два и шесть.

Мария уже подбежала к монитору, а через десяток секунд в спальню вбежала и Дарья, тоже в ночной рубашке.

— Комарики, — произнесла Мария сквозь зубы. — Всё ясно. Вот мерзость! Валера, к нам точка два ближе, мы с Дашей туда.

— Принято. Сергей, через пятнадцать минут ждём в парке, подвезёшь нас к точке шесть.

— Даша… — Мария подняла было взгляд, но Дарья уже умчалась — одеваться. — Сергей, удачи, — поцеловала его. — Помни: нельзя, чтобы тебя укусили. Даша это вылечит, но будет жутко мерзко.

Вылечит? Как вылечит? Но времени требовать ответа не было. Николаев оделся за три минуты — в ту форму, которую они приготовили для конца света. Кошка беспокойно мяукала, бегая следом за людьми.

— Кошка, мы за тобой вернёмся, — пообещала Мария. — Не сейчас, ладно? Сейчас ты там не поможешь. Жди нас, мы скоро.

* * *

"Точка шесть" оказалась, как и "точка два", комнатой. Обе были в офисных зданиях. Если точка на открытом воздухе, говорила Мария, дело швах, там комариков ничем не взять. Просто не успеешь уследить. Укусят какую-нибудь мышь, или крысу, и начнётся, эта зараза на всех действует. А когда в комнатах, есть шанс.

Допуск в здания у них уже был: Жора о таком заботился сразу. Так что само появление команды в зданиях удивления не вызвало.

Труднее оказалось пронести огнемёты так, чтобы это не было заметно. И отключить пожарную сигнализацию, чтобы не ломились посторонние. Основная задача, говорила Мария — успевать их сжигать, не устраивая пожара. Сам всё увидишь, как это весело.

Было действительно весело. Первый шар с комарами лежал на столе, они ещё не просыпались, не взлетали, хотя уже шевелились. Его удалось сжечь почти без труда. Пока ждали второй шар, успели вытащить часть мебели, забаррикадировать двери на этаж, выключить кондиционеры. Если хоть один комар просочится наружу, пойдёт цепная реакция, и очень быстро. От получаса до полутора часов максимум — и вместо человека, или там животного будет зомби — быстрый, кровожадный, заражающий всех, кого укусит. Каждый следующий укус менее вирулентный, требуется больше времени на трансформацию, но всё равно десяток комаров успели бы превратить в нежить население города размером с Кемерово самое большее за сутки.

Шары возникали из пустоты. Сначала возникало светящееся пятно, на стене или потолке, потом оттуда падал или выкатывался шар. Начиная с третьего шара, комары начинали просыпаться ещё во время прибытия. Пока ждали следующего, в комнате и на этаже распыляли всё, что нашлось самого гибельного для комаров. И действовало — как минимум, замедляло эту пакость.

Уже трудно дышалось и в масках, уже надвигался рассвет, а шарики всё падали и падали, уже по два-три, и сразу разлетались роем. Даже сквозь маски мерещился запах гари.

И вдруг всё кончилось. Минута прошла, и другая, и десятая. И ничего.

— У нас всё кончилось, — сообщила Мария по рации. — У вас как?

— Всё чисто, — Николаев переглянулся с остальными, те кивнули. — Насколько понимаю, никого не выпустили.

— Отлично, ждём ещё полчаса для очистки совести, и зачищаем там всё. Не забудьте эту пакость от комаров в вентиляции оставить, на всякий пожарный.

— Да помним мы, Маша, помним, — отозвался Жора. — Так. Сергей, ты следи, чуть что — кричи, а мы тут малость приберёмся.

* * *

— Есть! — Мария отсалютовала кулаком и, не стесняясь, изобразила самый неприличный из жестов, которые знала. И никто её не думал одёргивать. — Мы их сделали, — добавила она мстительно.

— Что, конец света переносится? — поинтересовался Николаев. Они сидели, все десять, у Жоры. Кошка тоже была уже там. Сидела, умывалась и не нервничала.

— Нет, будут прорывы, — возразил дядя Гоша. — Рации и радиостанция работают. Дизель-генератор есть, запасные батареи есть. Теперь будет и связь. Будут прорывы, Сергей. Как только предметы включатся — останется минут двадцать до первого. Они все происходят из точек прибытия — из двух, иногда трёх. Если отобьём все три волны — считайте, что мы победили, больше не полезут. Те две точки уже можно не считать, хотя следить всё равно будем. Сейчас всем выспаться нужно. Потом действуем по второму плану, минируем точки прибытия и следим за камерами. Машина у нас одна, на такси надеяться нельзя. Значит, собираемся вот тут, — он указал в центр схемы, которую готовил Николаев, — и следим за мониторами. Сейчас восемь одиннадцать утра. Первые дежурные — мы с Жорой. Остальным всем отдыхать, сколько получится. Остаёмся все в гостинице, за углом, — он указал за спину. — Ключи от номеров у всех есть?

Жора кивнул.

— Доброго отдыха, — дядя Гоша обнял или пожал руку всем остальным, а Кошку осторожно погладил. — Ждите сигнала.

* * *

— Нет-нет, со мной всё хорошо, — улыбнулась Дарья, прижимая к груди Винни-Пуха. — Если что, я постучу или позвоню. Не беспокойся! — она обняла Николаева. — Не разрешай ей пить! — попросила она шёпотом. — Что угодно, только не пить! — и убежала в свой номер.

* * *

— Никакой водки, — согласилась Мария, задёргивая шторы. — Ты лучше любой водки, — рассмеялась она. — Не обижайся. Я сейчас вся на нервах. Успокаивай! И только попробуй свалиться первым! Кошка, а ты не подглядывай!

Кошка, сидевшая на подоконнике и вылизывавшая свои "галифе", обернулась, скользнула по людям взглядом, и продолжила умываться.

* * *

По-настоящему Николаев проснулся, когда доставил часть команды к первой будущей точке прорыва, вокзалу "Кемерово-пассажирский".

— Хуже нет, как вокзал держать, — Мария поджала губы. — А ещё где?

— В Комсомольском парке, — отозвался дядя Гоша. — Так, Надежда Петровна, Маша, Даша и Сергей — езжайте в парк. Там большая область, и мало людей, я надеюсь. Остальные займутся вокзалом.

— Едем, — согласился Николаев и нажал на педаль газа — как только выпустил всех остальных.

* * *

— Вон там, — указала Мария. Маячок поблескивал в полутьме — всего-то пятый час утра. — Чёрт, хорошо ещё не в том месте, где нас вынесло. Вот там было бы совсем весело.

— Постучи по дереву, Маша, — посоветовала Надежда Петровна, поправляя очки. — Ну тут и дороги! Никто не следит за ними?

— Скоро начнётся, — Мария посмотрела на часы. — Или в половину пятого, или в девять сорок, или в два двадцать дня. Блин, ненавижу это время! Терпеть не могу ждать.

Дарья, очень необычно выглядящая в чёрном спортивном костюме, с рюкзаком за спиной и Винни-Пухом в руках, молча взяла Марию за руку.

— Спасибо, — Мария вытерла пот со лба. — И что я всё время так нервничаю? Всё, пора!

Первый возник прямо из воздуха, шагах в десяти от них. И получил сразу от всех — существо, напоминавшее человека, но метра два ростом, взлетело в воздух, рассыпаясь по пути в мелкую пыль.

— Так, маяк вон там, — Мария указала. — Остальные будут на этой линии! Сергей, отойди правее, под зонтик попадёшь!

И тут посыпались остальные. Мария стояла впереди всех, "поливая" пространство впереди себя молниями и огнём. Тётя Надя прикрывала левый фланг, Дарья — правый, обмахивая, когда получалось, остальные направления. А Николаев отстреливал тех, кого упускали остальные. Всем хватило мишеней.

Выяснилось, что это за облака, которыми умел "плеваться" бластер: облако висело, пока противник, в которого им "выстрелили", не приближался достаточно близко — после этого облако стремительно летело к противнику и вспыхивало при контакте на большой площади. Очень удобное заграждение.

Первая волна схлынула минуты за три, хотя это были очень долгие минуты.

— Вторая группа, четыре цели ушли, — сообщил дядя Гоша. — Двое слева, двое справа от вас, бегут по тропинкам к выходу из парка.

— Тётя Надя, оставайтесь здесь! — Мария указала. — Сергей, Даша, вы направо, я налево. Дядя Гоша, командуйте!

Пробежка была той ещё. Подсказки не потребовалось — двух чудищ было и видно, и слышно. Одного Николаев "снял" на бегу — прострелил ногу, добил вторым выстрелом в голову — чудище, хоть и хромало, всё ещё передвигалось очень быстро. Второе успело убежать дальше, и оттуда послышался отчаянный крик.

Даша "зацепила" второго взглядом игрушки издалека. Когда они подбежали, у одного из домиков, где хранят инвентарь, сидела женщина в спецовке и держалась за руку. Ясно было, что руку ей прокусили.

— Что делать? — спросил Николаев. Видно было, что женщине очень больно, но кричать уже не может. Она заметила оружие в руке у Николаева и попыталась вжаться сильнее в стену домика.

— Через полчаса она станет такой же, — пояснила Дарья. — Покажите рану! — потребовала она, шагнув к женщине. — У нас мало времени.

— Даша, Сергей, через три минуты новая волна, — предупредил дядя Гоша по рации.

— Откройте рану, — приказала Дарья. — Или станете таким же чудищем, как то, что вас укусило.

Похоже, этот аргумент убедил — в сочетании с тем, как выглядело оружие в руке Николаева. Рана была скверной, сожми чудище зубы чуть сильнее — оторвало бы руку.

— Терпите, — Дарья приблизила Винни-Пуха к руке женщине, глаза игрушки засветились сильнее. — Терпите! Или умрёте!

Она терпела, всхлипывая, не осмеливалась отдёргивать. Через полминуты раны перестали кровоточить. А ещё через полминуты практически все затянулись.

— Жжётся? — поинтересовалась Дарья, погладив Винни-Пуха по левому уху. Глаза игрушки засветились зелёным. — Может, ещё немного будет больно, уже недолго. Терпите!

— Даша, Сергей, полторы минуты!

— Я знаю, — отозвалась Дарья. — Всё! Не болит?

— Нет, — женщина явно не верила своим глазам. Ни раны, ничего — кровь, и что там ещё было на одежде, высохла и осыпалась пылью. Женщина встала, осторожно прикоснулась другой рукой к месту, где был укус. — Спасибо вам! Я не…

И исчезла.

— Нас ждут, — Дарья потянула Николаева за руку. — Быстрее! Сейчас будет вторая волна! Потом, всё потом!

* * *

— Догнала? — спросила Дарья, когда они вернулись к оборонительной позиции. Мария кивнула и показала большой палец.

— Кто там у вас кричал? — поинтересовалась она.

— Похоже, служащая парка, — ответил Николаев. — С ней уже всё в порядке. Чёрт!

На этот раз зомби возникали по большой площади, и бежали кто куда. Мало останется от парка, подумал Николаев, стреляя короткими очередями и глядя, как Мария и тётя Надя производят опустошение в рядах противника, попутно ломая и сжигая деревья и всё, что попадало под огонь.

— Они обходят вас, — сообщил дядя Гоша. — Следите за тылом!

На этот раз противник оказался не очень умным — не стал искать другую добычу. Прошло всего семь минут, и со второй волной было покончено. Дарья, вместе с Марией, принялась обходить поле боя, обращая в пыль тех зомби, которых подстрелил Николаев или разбила о деревья Надежда Петровна. А таких было немало.

— Молодцы, — дядя Гоша словно стоял за спиной. И всё видит в этом своём хрустальном шаре! Трубка его, по словам Марии, мало годится для войны, хотя обороняться с её помощью можно долго и успешно. Так и не рассказал, что умеет его трубка, подумал Николаев, сопровождая остальных и осматриваясь в поисках останков.

Мария неожиданно махнула рукой, и сшибла молнией взлетающую птицу.

— Ты что? — удивился Николаев.

— Она сидела вон там, что-то клевала на земле, — пояснила Мария. — Если клевала… ну точно, его и клевала! Чёрт, только этого не хватало! Сергей, посмотри в прицел — есть тут ещё вороны, не знаю, кто ещё падаль ест?

— Бр-р-р, — вздрогнула Дарья. — Неужели это мог кто-то есть?! Отойдите, я его уберу!

Земля вздрогнула под ногами.

— Третья волна, — сплюнула Мария. — Быстро, назад! Дядя Гоша, как у нас дела?

— На вокзале справляются, — ответила рация. — Внимание, у вас там крупная цель, осторожнее!

Они выбежали из-за кустарников, и увидели цель.

— Мамочки… — прошептала Мария и, как и тогда, у кинотеатра, сложила два своих диска плоскостями и достала третий. — Стреляйте! Что же вы стоите?!

* * *

В третьей волне прибыли куда более рослые зомби — метра три ростом, и очень быстрые. Но вот то, что стояло у них за спиной…

Оно походило на медведя. Медведя ростом метров двадцать, он стоял на задних лапах, а передними делал жесты, словно прогонял комаров. И вокруг него…

— Он выпускает комаров! — крикнула Мария. — Даша! Нужно подойти как можно ближе, пока не разлетелись!

И тут вся эта армия, кроме "медведя", бросилась на них. Зомби побежали — а комары, или что это было, свернулись тучей и поплыли на людей. А "медведь" за всем этим продолжал делать те же жесты.

Мария успела "раскрутить" не очень крупные вихри, и, если бы тётя Надя не отбрасывала нападающих — в полную силу не решалась, не хватало только рассеять эту летучую нежить вокруг парка — людям пришлось бы туго. Дарья подняла игрушку над головой, но комары приближались к людям чуть ли не на два-три метра, прежде чем сгорали — практически полностью заслоняя обзор.

— Сейчас, — Мария водила конусами пламени и черноты перед собой, время от времени разгоняя тучу. — Сейчас… вон он! Он к нам идёт! Серёжа, стреляй по нему, стреляй!

Николаев выстрелил, когда на долю секунды образовалась прореха в облаке. И ещё. Толку вроде не было, но прорехи стали появляться чаще.

— Сколько же вас там, — Мария сосредоточенно водила дисками перед собой. — Даша! Даша, чуть выше, сзади!

Тяжёлый удар. Туча комаров распалась, истончилась — и бросилась, как казалось, в разные стороны. И стало видно тело лежащего "медведя", шагах в пятидесяти.

— Не уйдёте, — Мария несколько раз взмахнула руками, конусы настигали отдельные облачка, обрывки тучи — и те сразу же сгорали. — Даша! Займись им!

Дарья и тётя Надя уже спешили к останкам "медведя". Над ним ещё роились комары — но моментально сгорали под взглядом игрушки. Дарья остановилась в десяти шагах, и остальные заметили, что чудище тает, как мороженое под струёй кипятка. Прошло не более полминуты — и нет его.

— Чёрт, — Мария подняла обе руки над головой, чтобы никого не задеть вихрем, замерла. — Вот это был ужас! Дядя Гоша, что у нас?

— Пришлось снести здание вокзала, — ответил голос Георгия Платоновича. — Говорят, успели сжечь всех комаров, их оттуда повалило жуткое количество. Что у вас?

— Отбились, вроде, — Мария огляделась. — Сейчас только…

Вихри пламени и черноты исчезли над её головой. Глаза Винни-Пуха перестали светиться, а бластер в руках Николаева стал игрушечным.

— Чёрт, не может быть! — Мария смотрела на свои диски, потрясённая. — Никогда такого не было! Никогда это не кончалось до сброса! Дядя Гоша, что у вас? У нас выключились все предметы!

— У нас тоже, — подтвердил дядя Гоша. — Мы обеззараживаем руины вокзала. Если у вас всё чисто, давайте к нам.

— Ага, как же, — Мария указала на останки чудищ — фрагменты, куски, разбросанные там и сям. — Чёрт, придётся огнемётами поработать. До сброса ещё полно времени, нужно убрать всё это.

— Хороший был парк, — заметила Дарья, осторожно пряча Винни-Пуха в рюкзак. — Такие были деревья! — Она права, подумал Николаев. Вокруг теперь был пустырь, земля вся в саже и копоти — смотреть страшно.

— Здоровье дороже, — отозвалась Мария. — Чёрт, руки дрожат! Серёжа, займёшься? — сама она уселась прямо на траву, обхватила себя руками. Тётя Надя, не моргнув глазом, достала из своего рюкзака аптечку и через полминуты протянула Марии таблетку и стаканчик с водой, а потом добыла из того же рюкзака ещё и плед, а также пару складных стульчиков.

— Всё будет хорошо! — Дарья взяла Николаева за руку. — Можно, я помогу? Они обе очень устали, пусть посидят!

— Противно не будет? — Николаев проверил, что её огнемёт заряжен и на предохранителе.

— Я и не такое видела. Идём, а то снова птицы какие-нибудь прилетят!

* * *

— Люди исчезли, — сообщил дядя Гоша, как только вся команда собралась на площади перед отелем. Уже готовые к сбросу. — До сброса семь часов тринадцать минут, люди начали исчезать, как выключились предметы. Поздравляю, нам впервые удалось отбиться без жертв.

— Без жертв? — поразилась Мария. — Как вы сумели?! На вокзале всегда столько народа!

— Пришлось стать телефонным террористом, — улыбнулся Степан. — Знаю, что некрасиво, зато эффективно. Как только вокзал оцепили, всё и началось. Спасибо Петровичу, нашёл правильную музыку, удалось отправить домой всю милицию и спецназ. Как только ушли, тут такое началось…

— И милиция не вмешалась? — не поверил Николаев.

— Они все в здании возникали, — пояснил Жора. — Не вмешалась. Они просто ничего не заметили, мы тут не очень шумели. А вот когда комары повалили… еле уйти успели. Но без жертв. А у вас?

— У нас укусили одну женщину, — Мария вытерла лоб. — Даша её вылечила. И всё, вроде. Слушайте, глазам не могу поверить! Пустой город, все исчезли! А погулять немного можно?

— Конечно, — улыбнулся дядя Гоша. — Только, пожалуйста, вернитесь сюда, на площадь, к моменту сброса.