Этап

Бояндин Константин

10.

 

— Чем занимаешься? — Николаев устроил в комнатах небольшую уборку (Кошка неодобрительно смотрела на пылесос со шкафа, вздрагивая всей собой), это помогло отвлечься от ненужных мыслей. Мария же, обзвонив всех остальных, достала из пакета кипу газет — на обратном пути во всех встречных киосках что-нибудь, да покупала — и принялась их листать.

— Смотрю новости, — отозвалась Мария. — Сигнал ищу, — добавила, посмотрев в глаза Николаеву. — У нас так: первый, кто добирается до почтамта, или что поблизости есть, обязательно оставляет объявление. Если есть газеты бесплатных объявлений, там тоже публикует объявление. В каждой. Ищу, может, кто ищет связи.

— У вас всё так продумано, — покачал головой Николаев, и сел рядом.

— У «нас», да? Ты же с нами? Или как?

— У нас, извини.

— Ничего, ты просто не до конца поверил ещё, — она прижалась к нему, и положила голову на плечо. — Займись делом. Только не думай, что я командую! Вон газеты, — она показала взглядом на уже просмотренные. — Даже не знаю… может, поищешь, где можно машину взять напрокат? Или купить? Даже не знаю, сколько сейчас хорошая тачка стоит. Такая, чтобы ездила, можно без понтов.

— Понял, — Николаев придвинулся, взял газеты и свой мобильник.

— Серёжа, — она взяла его за руку. — Только не молчи, ладно? Я смеяться не буду, у меня всё это было уже. Будет плохо — так и говори. Только не молчи!

— Так точно, — он улыбнулся. — Всё верно.

Буквально через пару газет он нашёл целый список номеров, и буквально на пятом улыбнулась удача — продавался, считай за бесценок, «УАЗ Барс», в хорошем состоянии.

— Ты и такую древность водишь? — удивилась Мария.

— Отец такие водил, — пояснил Николаев. — Если в хорошем состоянии — то, что нужно. Я так понимаю, нам не только по асфальту ездить.

— Сейчас поговорю с Жорой, — Мария взяла трубку. — Он у нас спец по всяким оформлениям и всему такому.

— Сколько же у нас денег в сберкассе? — поинтересовался Николаев, когда Мария закончила разговор, по всему видно — удачно поговорили.

— Много. Мы тут все вкалываем, кто как умеет. Что остаётся, всё в копилку, у кого переносится — с собой переносит. Так и живём.

Ясно. Николаев видел, какими глазами Мария смотрела на одежду, когда выбирала — и какую выбрала: не самое дорогое, хотя финансы позволяли, но удобное и просто красивое — глаз потом не отвести. И — всегда без денег поначалу. Будешь тут злиться.

— А ты как зарабатываешь? Ничего, что спрашиваю?

— Ничего. Не скажу! — показала ему язык и рассмеялась, вместе с ним. — Ничего неприличного, не бойся. По-разному зарабатываю, вот и всё. У меня не было профессии, уже здесь всему училась. Дядя Гоша какие хочешь часы починит, а за это хорошо платят. Валера — по электронике всякой, там тоже находится много чего. Тётя Надя у нас учительница, детей репетирует. В общем, всегда найдётся, не беспокойся. Ну всё, сигнала пока нет, — она откинулась. — Малость отдохну и продолжу. Ого, уже шесть! Что-то Даша не звонит.

Телефон тут же зазвонил.

— Даша, привет, — повеселела Мария. — Конечно, приезжай, — встретилась взглядом с Николаевым, тот кивнул. — Да, да, там выйдешь по ходу движения и направо. Я сейчас подойду, встречу тебя.

— Пойти с тобой? — Николаев встал.

— Нет, вот тебе партийное задание: дойдёшь до ЦУМа и посмотри, что есть из этого, — протянула ему листок. — Только спрячь, чтоб сразу не увидела! И поесть чего-нибудь — там тоже написано. Даша не пьёт, но чай очень любит. Кошка, пока-пока!

* * *

Мария «заказала» несколько детских книг — старых-старых, советских, их сейчас снова переиздают. Настоящие детские книги, не то что весь тот хлам, которым магазины завалены. Сам Николаев Денису выбирал только то, что сам в детстве читал, ничего прочего в дом не пускал. Обижались некоторые родственники, а что поделать? Если человек с детства мусором голову забивать станет, что в той голове останется?

Не считайте её девочкой десяти лет. Чёрт, а чем можно порадовать девушку двадцати пяти? Когда за Марией, той Марией, ухаживал, и потом, когда уже вместе жили, покупал ей украшения. Из натурального камня. Именно из камня и янтаря ей нравилось больше всего. Рискну, подумал Николаев и вспомнил, как выглядит Даша, здешняя Даша. Волосы русые, глаза серые; в ушах, он запомнил, серёжки — серебряные с красным камнем — и одевается в светлое. Рискну. Покажу Марии, пусть поможет выбрать, что именно.

— Слава?!

Он не сразу понял, что окликают именно его.

— Слава! — обрадовалась женщина, вместе с дочерью лет девяти. — Даша, это же дядя Владислав! Откуда ты здесь?

Николаеву, на пару секунд, стало отчаянно нехорошо.

— Что с тобой? — женщина встревожилась.

— Лена? Даша? — предположил Николаев и они обе кивнули, улыбаясь.

— Ты не заболел? — Елена прикоснулась ладонью к его лбу. А он не мог прогнать её видения там, под раковиной в ванной. И Даша — она радовалась, явно радовалась встрече, а Николаеву мерещились пустые белые глаза и окровавленные клыки.

— Перегрелся, наверное, — Николаев усилием воли сбросил наваждение. — Я только что приехал, — пояснил он. — В командировку.

— Дядя Слава, идёмте с нами! — позвала Дарья. — Мы тут рядом!

— Прямо сейчас не могу, — Николаев сумел взять себя в руки. — У меня дела сегодня и завтра. Давайте я послезавтра позвоню?

— Звони, когда хочешь, — Елена взяла его за руку. — Номер написать? Сейчас! И заходи. Ключ у тебя есть, да?

Николаев полез в карман брюк, в котором обычно держал ключи. Там было три: два от их с Марией квартиры, и… ещё один.

— Точно, — и Елена обняла его. — Слава! Мы очень скучаем! Обязательно заходи!

* * *

Он обошёл оставшиеся магазины, и успел окончательно взять себя в руки. И, когда пришёл домой…

— Дядя Серёжа! — Дарья кинулась ему в объятия. — Я уже соскучилась!

— Ты просто принцесса, — честно признался Николаев, когда Даша отпустила его и отошла на шаг. — Вот это платье!

— Сама шила! — гордо призналась Даша. — Ну, тётя Надя немного помогла, чуть-чуть.

— Вот даёшь, — покачала головой Мария. — Классно! Что, в Винни-Пухе прятала?

Дарья кивнула и рассмеялась.

— Хотела завтра надеть, — призналась она, — но не утерпела. Маша, да брось газеты, нет здесь больше никого. Уже всё проверили.

— Так, — Мария кивнула, когда Николаев указал глазами на куртку. — Даша, заваришь чай? Мы пока тут всё приготовим.

— Ага! — и девочка умчалась на кухню.

— Вот, — Николаев прошёл в дальнюю, «свою», комнату и осторожно вытряхнул из мешочка всё, что купил. — Хотел с тобой посоветоваться.

— Ух ты… — Мария не сразу обрела дар речи. Поцеловала Николаева. — Класс! То, что надо! Вот это ей точно понравится, — указала на обсидиановое ожерелье. — И вот это, — на браслеты из кусочков янтаря. Тёмный янтарь, местами почти чёрный. — Её цвета чёрный и красный. Здорово. А это? — она подняла малахитовое ожерелье.

— Это тебе, — признался Николаев. Мария долго смотрела на него, потом прикрыла глаза.

— Нет-нет, — она остановила его, когда он осторожно взял её за плечи. — Всё в порядке. Это от неожиданности, — и обняла его сама.

Так и замерла.

— Маша! — позвала её Дарья. — Зайди сюда, пожалуйста.

— Завтра надену, — пообещала Мария. — А это спрячь пока! — и убежала из комнаты.

Николаев вернул всё в портфель и уселся на диван, потирая лоб. Странно было на душе. Очень не по себе. И не только потому, что Мария как-то сразу стала своей для него. Фомины пришли на ум, Елена и Дарья. Что-то почти пробралось из глубин памяти. Я точно их помню, понял Николаев. По той ещё жизни помню. Они там тоже были, только не пойму, когда. Чёрт, почему не могу вспомнить?

— Дядя Серёжа? — Дарья вбежала и присела у дивана на корточки, чтобы заглянуть ему в лицо. — Вы что такой грустный?

— Ничего, Даша, — он смог улыбнуться. — Просто много всего сразу случилось.

Она покивала с серьёзным видом, взяла его за руку.

— Да, я знаю. Вы только один не сидите! Если вам с нами скучно, найдите ещё кого-нибудь. Дядя Гоша всегда всем очень рад, и дядя Миша.

— Так и сделаю, — он подмигнул. — Как только устану от вас, поеду к Георгию Платоновичу.

Дарья рассмеялась.

— Не устанете! Я вам кого-то напоминаю, да? У вас такой взгляд…

— Напоминаешь, — он поднялся на ноги. — Извини, не могу поверить, что ты уже взрослая.

Она вздохнула и поджала губы.

— Женщинам нельзя напоминать о возрасте! — и рассмеялась первой. — Я к вам приехала! Ой, не переживайте, Маша не обидится. Она и так понимает. Расскажите! Что сможете! — она понизила голос. — Если вам больно сейчас вспоминать, то потом. Что-нибудь хорошее расскажите, что там было, ладно?

— Обещаю, — и легонько сжал её ладонь. — Ну, идёмте пить чай и веселиться!

* * *

Кошка явилась в разгар веселья. Поняла, должно быть, что так может проспать всю компанию, и явилась.

— Какая красавица! — Дарья была в восторге. — Взрослая кошка?! Ого! Иди ко мне!

Кошку не пришлось дважды уговаривать. Она запрыгнула на колени к Дарье, потёрлась щекой о подбородок девочки и решительным жестом вонзила когти в ломтик колбасы с ближайшей тарелки.

— Вот я тебя! — погрозила ей Мария. — Это что за манеры, Кошка?

— Ой, да ладно, — Дарья погибала от смеха. — Значит, хорошая колбаса, если кошка ест. Да, Кошка? Хорошая?

Кошка мяукнула, глядя Дарье в глаза, а потом уселась, так и держа ломтик, как на вилке, и принялась обкусывать его. С урчанием и жадностью.

— Обалдеть, — покачала головой Мария. — Никогда такого не видела. Ладно, сейчас достану ей тарелку. Даша, она тебе платье не порвала там?

— Нет, всё в порядке, — успокоила её Дарья. — Она на салфетке сидит. Откуда она у вас, дядя Серёжа?

Николаев рассказал. В общих чертах, без описания того, что случилось в доме Фоминых.

— Вы её с собой перенесли?! — не поверила своим ушам Дарья. — Слушайте, это ещё никому не удавалось! Феде обязательно расскажите!

— Точно-точно, — согласилась Мария. — И что я, дура, первой не догадалась? Всё-всё, молчу, не дура, — она подняла руки, наткнувшись на сердитый взгляд Дарьи. — Прости, вырвалось.

— Ты теперь наша, да? — Дарья погладила Кошку по голове, а та разделывалась со второй порцией колбасы. — Наша Кошка! Будешь талисманом!

Кошка оторвалась от трапезы, посмотрела в глаза Дарье и мяукнула.

— Она согласна, — заметила Мария. — Ну, не знаю, как в вас, в меня больше не полезет. Отдыхаем и веселимся! Предлагаю так: пойти сейчас в парк, подышать воздухом, потом сюда — кино какое-нибудь поставим. А? Даша? Серёжа?

— Я согласна! — Даша обрадовалась. — Только, чур, кино я буду выбирать!

— Вместе зайдём, — Мария посмотрела на часы. — Они допоздна работают, но лучше сначала к ним зайти. Серёжа?

— Согласен, — Николаев поднялся из-за стола. — Спасибо за угощение, красавицы!