«Если», 1994 № 02

Поделиться с друзьями:

ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ И ФУТУРОЛОГИИ

ТЕМАТИЧЕСКИЙ НОМЕР: FANTASY

Содержание:

Хорхе Луис Борхес.

ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ АВГУСТА 1983 ГОДА.

Григорий Померанц. ТОСКА БЕСКОНЕЧНОСТИ.

Марион Брэдли. МЕЧ АЛДОНЕСА.

Роман.

Игорь Царев. «НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬТЕ МОЮ ГОЛОВУ!»

Мервин Пик.

ТАНЕЦ В ПОЛНОЛУНИЕ.

Владимир Рожнов. СТРЕСС? ЭТО КАК РАЗ ТО, ЧТО ВАМ НУЖНО!

Абрахам Меррит.

ОБИТАТЕЛИ БЕЗДНЫ.

Майкл Муркок.

ГЛАЗА ЯШМОВОГО ГИГАНТА.

Вадим Розин. ПОЛЕТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ.

«Если», 1994 № 02

Хорхе Луис Борхес

ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ АВГУСТА 1983 ГОДА

Часы на маленькой станции показывали одиннадцать вчерашней ночи. Я направился к гостинице. Как бывало не раз, я ощущал здесь умиротворение и покой, чувства, которые испытываешь, оказавшись в давно знакомых местах. Широкие ворота были распахнуты, усадьба утонула в сумерках. Я вошел в холл, где туманные зеркала зыбко отражали цветы и детали интерьера. Удивительно, но хозяин не узнал меня. Он протянул регистрационную книгу. Я взял ручку, обмакнул перо в бронзовую чернильницу и, склонившись над раскрытыми страницами, столкнулся с первой из множества неожиданностей, которые подстерегали меня этой ночью. Мое имя, Хорхе Луис Борхес, было начертано в книге, и чернила еще не успели высохнуть.

Хозяин сказал мне:

Мне казалось, вы уже поднялись… — но присмотревшись внимательнее, извинился: — Простите, сеньор. Тот, другой, очень на вас похож, но вы моложе.

Какой у него номер? — спросил я.

Григорий Померанц

ТОСКА БЕСКОНЕЧНОСТИ

Как всякое художественное создание, прекрасный рассказ Борхеса не может быть истолкован однозначно. Вспомним, что говорил Мандельштам о слове: это пучок значений, из которого смыслы торчат во все стороны. Перед нами некий облик целого, который можно поворачивать как угодно. К тому же мы имеем дело с тремя Борхесами: Борхесом-60, Борхесом-83 и Борхесом-автором, который пишет этот рассказ.

Отчаяние Борхеса-83 — от невозможности совершенства: сколько бы ни писал, он не способен создать шедевр, равный «Саламбо» или «Фаусту». Но так ли уж необходимо человеку совершенство?

Всякий человек рано или поздно задумывается над смыслом жизни. Еще двадцатилетним я столкнулся с тем, что философы называют дурной бесконечностью, правда, в то время я не имел понятия, как это называется. Просто читал Тютчева, Толстого, Достоевского, которых, оказывается, мучило нечто похожее: бесконечность пространства и времени, ощущение, что все сделанное проваливается в некую черную бездну. Значит, это не ложный и не личный только вопрос, Это вопрос, который рано или поздно приходится решать каждому.

Итак, имеет ли смысл моя жизнь, именно то, что зовется моим «Я», если все проваливается в бездну пространства и времени? Никакие масштабы совершенного не меняют сути: миллион, деленный на бесконечность, такой же нуль, как деленная на бесконечность единица. Да весь земной шар проваливается в бесконечность, становится нулем. Помните чувство Левина в «Анне Карениной»? Может ли в таком случае спасти человека создание какого-то шедевра? Сам шедевр тоже будет поглощен дурной бесконечностью.

— 

С этим можно поспорить. Рассказ Борхеса мы с интересом «разгадываем» сегодня, когда автора уже нет. Вернемся к тому, что же могло помочь Борхесу-83.

Марион Брэдли

МЕЧ АЛДОНЕСА

Глава I

М

ы обгоняли ночь. «Южный Крест» совершил посадку на Дарковер в полночь. Я тут же пересел на лайнер, который должен был перенести меня в другое полушарие; прошел всего час, а в воздухе уже разливалось красноватое сияние — предвестник зари. Пол огромного корабля чуть накренился — мы начали снижение над приближающимися западными отрогами Хеллерса.

Шесть лет я скитался по другим планетам; я побывал в десятке других звездных систем; теперь я возвращался домой. Но никаких восторгов по этому поводу не испытывал. Ни ностальгии, ни возбуждения, ни даже сожаления. Я не хотел возвращаться на Дарковер, но и отказаться у меня не хватило духу.

Шесть лет назад я покинул Дарковер, чтобы никогда не возвращаться. Отчаянное послание Регента, направленное мне вдогонку, побывало на Терре, зовущейся также Землей, на Самарре, на Вэйнуоле. Это стоит огромных денег — послать персональное сообщение в другую галактику, даже по земной системе релейной связи, — но старый Хастур, Регент

Комина,

Лорд Семи Провинций не посчитался ни с чем. Просто отдал приказ. Однако я так и не понял, зачем я им вдруг понадобился. Все они были только рады избавиться от меня, когда я покидал планету.

Я отвернулся от окна, в которое просачивался бледный свет, и закрыл глаза, прижав ладонь здоровой руки к виску. Пассажиров космических кораблей при межзвездных перелетах обычно накачивают мощными седативами. Сейчас действие лекарства, которое вкатил мне корабельный врач, было на исходе; мною овладевала усталость, ослабляя защитные барьеры и пропуская тонкие струйки раздражающих телепатических сигналов.

Я уже ощущал на себе взгляды других пассажиров, брошенные исподтишка; их явно интересовало мое покрытое шрамами лицо, моя культя в подвернутом рукаве; но больше всего их интересовало, кто я такой и что собой представляю. Явный телепат. Выродок. И явно из рода Элтонов — одного из Семи Великих Родов, входивших в состав Комина, наследственной автаркической группы, которая правила Дарковером уже тогда, когда наше солнце еще и не собиралось гаснуть и превращаться в «красного карлика».

Глава II

Гостиница «Небесная гавань», на редкость безвкусно обставленная и дорогая, мне совершенно не понравилась, однако здесь явно не грозила встреча ни с кем из членов Комина, и это было самое главное. Нас проводили в два маленьких кубических помещения, которые на Терре-Земле именуют комнатами.

Я привык к подобным жилищам и чувствовал себя вполне сносно. Но, запирая двери, с внезапной тревогой повернулся к Мариусу:

— Клянусь адом Зандру, вылетело из головы! Тебе здесь не будет плохо?

Я вспомнил, что жители Дарковера совершенно не переносят всех этих дверей, запоров и вообще— малых замкнутых пространств. Я и сам пережил ужасные, удушливые приступы клаустрофобии, преследовавшей меня на Земле в течение первых лет. На Дарковере все комнаты имеют полупрозрачные стены и отделены друг от друга лишь тонкими панелями или занавесями, а по большей части — просто мощными световыми барьерами.

Но Мариус, казалось, чувствовал себя легко и свободно. Он удобно устроился на некоем предмете меблировки столь модернистского дизайна, что трудно было сказать, кровать это или кресло. Я пожал плечами. Что ж, сам я научился бороться с клаустрофобией, значит, смог и он.

Глава III

— Очень хорошо, Великие Лорды. Я сделаю так, как вы желаете!

Мы поздно прибыли в Скрытый Город, настолько поздно, что уже не было времени сообщать о нашем прибытии ни старому Хастуру, ни Линнел, моей ближайшей родственнице и молочной сестре. Мариус, который не был допущен в Совет Комина, расстался со мной и направился в зал для низшей знати и младших сыновей великих родов. Я поднялся по ступеням на длинную галерею, намереваясь незаметно проникнуть в ложу, которая по закону предназначалась для Элтонов.

И замер на пороге, пораженный. Речь держала Каллина Эйлард.

Я знал ее всю свою жизнь. Она тоже была какой-то моей родственницей. Линнел она приходилась сводной сестрой. Но когда я в последний раз видел ее — шесть лет назад, и я всячески избегал вспоминать об этом — она была совсем еще юной, тихой, бесцветной девочкой. Теперь же передо мной предстала настоящая женщина, и очень красивая, добавлю.

Стояла она прямо перед Высоким Троном. Голова гордо поднята. Стройная, с тонкими чертами лица, в ниспадающей до полу черной мантии. В длинные волосы вплетены драгоценности. Мраморная шея обвита золотыми цепочками, на талии тоже золотая цепь, придававшая Каллине сходство с узником, впрочем, весьма гордым узником. Вот опять зазвучал ее голос, ясный и гневный:

Глава IV

Мариус перегнулся в седле, когда я положил завернутый в изолирующую ткань меч поперек другого, что обычно висел у меня на бедре.

— Хочешь развернуть его прямо здесь?

Было раннее утро; вокруг туманно и сыро. Лицо Мариуса казалось сонным. Сзади возвышались холмы; я даже уловил тонкий и едкий запашок далекого лесного пожара, надвигающегося с Хеллерса. Чуть дальше позади нас на поляне ждали остальные члены Комина.

Я снял все телепатические барьеры, и теперь чужие эмоции кипели вокруг меня. Враждебность, любопытство, недоверие, пренебрежение со стороны Ардисов, Эйлардов и Райднау; дружелюбная заинтересованность и некоторая тревога со стороны Хастуров и, как ни странно, Лерриса Райднау.

Я бы предпочел сделать все самостоятельно. Мысль о враждебно настроенных зрителях нервировала меня. Понимание того, что жизнь брата зависит от состояния моих нервов и от того, сумею ли я одержать победу, тоже не прибавляла уверенности. Я содрогнулся. Если Мариус погибнет — что вполне возможно, только они будут свидетелями, когда меня обвинят в убийстве. Мы затеяли опасную игру, не зная толком, с чем играем. Теперь я просто боялся.

Игорь Царев

«НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬТЕ МОЮ ГОЛОВУ!»

Утром 25 июля 1959 года на борт американской атомной подводной лодки «Наутилус» взошел таинственный пассажир. Лодка тотчас вышла из порта и на шестнадцать дней погрузилась в глубины Атлантического океана. За все это время безымянного пассажира никто не видел — он ни разу не покинул каюты. Но дважды в день посылал капитану листки со странными знаками. Иногда это была звезда, или крест, или две волнистые линии… Капитан Андерсон помещал листки в плотный конверт, ставил дату, час и свою подпись. Сверху стоял пугающий гриф: «Сверхсекретно. В случае опасности немедленно уничтожить!»

Когда лодка причалила в порт Кройтон, пассажира встретил эскорт, который доставил его на военный аэродром, а оттуда в штат Мэриленд. Вскоре он уже разговаривал с директором отдела биологических наук при Управлении исследований ВВС США полковником Вильямом Боуэрсом. Тот извлек из сейфа конверт с надписью «Центр исследований, Х.Френдшип, Мэриленд». Загадочный пассажир, которого Боуэрс называл лейтенантом Джонсом, достал свой пакет с пометками «Наутилуса» Листки бумаг они разложили рядышком, сообразуясь с проставленными датами. На 70 % знаки в обоих конвертах совпадали.

Так описывает французский исследователь Жак Бержье сверхсекретный эксперимент американских военных служб по возможному использованию телепатии в военных целях. Статья Бержье наделала немало шума как во Франции, так и за ее пределами. Американцы поспешили заверить, что «Наутилус» никогда не использовался для подобных целей.

— Насколько достоверен этот факт? — обратился я за разъяснением к авторам книги «Психотронная война», которая при содействии Общества по изучению тайн и загадок Земли и фирмы «Мистерия» появилась недавно на прилавках.

Профессор биофизики, доктор биологических наук Г Гуртовой и физиолог И. Винокуров не один десяток лет занимались исследованиями в области биоэнергоинформатики.