Эмигрант с Анзоры

Поделиться с друзьями:

Если рабу с младенчества внушать, что его рабское положение есть неотъемлемая составляющая единственно правильного и справедливого порядка вещей, вряд ли он когда-нибудь осознает себя рабом. У юного Ландзо и в мыслях не было, что в один прекрасный день роковое стечение обстоятельств заставит его совершить побег и с головой окунуться в неизвестность. На его счастье, нашлись хорошие люди, раскрывшие ему глаза и приложившие немало усилий, чтобы помочь эмигранту с Анзоры не только обрести себя, но и вернуться на родную планету победителем.

Часть 1. Побег

Все это началось в тот осенний день, когда я заканчивал неделю административной повинности в новом корпусе. Вообще-то я сборщик, и довольно неплохой, но административку рано или поздно получает каждый. Как правило, она куда хуже основной работы. В этот раз я залетел из-за того, что после отбоя возвращался от Пати — заговорились, называется.

И что самое интересное, за эту неделю она даже ко мне не подошла ни разу. Хотя влетел я из-за нее, и по справедливости, она тоже должна была бы сейчас на новом корпусе работать вместо своего парашютного цеха. Могла бы хоть в столовой подойти, посочувствовать… вот и пойми, как она к тебе относится.

Я помню, что работал весь день один. Как обычно на административке, меня поставили туда, куда по доброй воле никто не полезет. В подвалы нового корпуса — вычерпывать воду. Была холодрыга — градусов пять всего, уровень воды (ледяной) значительно превышал уровень моих резиновых сапог, насос то и дело ломался, я проклинал все на свете. Под конец я вычерпывал воду совковой лопатой. Единственное, что во всем этом было радостного — завтра мне уже не придется заниматься всей этой ерундой. Я приду в свой чистый и сухой цех, встану к родному сборочному столу… Буду обмениваться краткими репликами с ребятами, и на перерыв пойду вместе с ними.

В этот день, кроме всего прочего, я не обедал. Административщиков не отпускали днем в столовую, нам должны были привезти обед на объект, но я прозевал это время — точнее, меня забыли позвать наверх. К вечеру у меня уже и голод прошел — так, слабость какая-то и апатия. Даже в столовую не очень-то хотелось идти. Но это привычное состояние, на него я просто не обращал внимания.

Уровень воды остался довольно низкий, завтра следующие бедолаги будут уже тряпочками за мной собирать. Бригадир глянул одним глазком и отпустил меня без замечаний.

Часть 2. Квирин

Эта квартира меня просто достает. Ну зачем нормальному человеку три комнаты?

Спальня, значит, кабинет и гостиная. Да еще отдельный туалет и кухня-столовая. Причем Сэйн объяснила, что это маленькая квартира. Все необходимое, всякую там мебель и одежду, мы тут же через Сеть заказали, не потратив при этом и сотни кредитов. И через полчаса все это было и доставлено автоматом-грузчиком.

Меньше у них просто не бывает. Да, я это понимаю. Но поймите же и меня! Я прожил все детство в спальне на 100 мальчиков. Потом — в роскошной, комфортной, 4хспальной комнате. Всегда мне принадлежала койка с железной сеткой и тумбочка, сначала простая, а потом и с ящиком. В прошлом году мы с ребятами еще соорудили шкаф. Когда я ночевал у родителей, я спал с ними в одной комнате, мне на полу стелили. У них и была одна комната в семейной общине.

Для меня даже отдельная каюта на курьерском корабле была шоком. Ну ладно, это еще понятно как-то… да и малюсенькое там помещение. А здесь три комнаты — да еще такие просторные, когда в одном углу сидишь, противоположную стену уже трудно разглядеть. Что с ними делать-то?

Сэйн мне все объяснила, конечно. В спальне я отдыхаю. В ванной, сами понимаете, моюсь. Это, конечно, тоже развлечение еще то, тем более, что ванна больше похожа на бассейн, да еще из стенок по желанию вылезают манипуляторы и делают какой-нибудь там массаж или поливают тебя водичкой. Первые дни я часами то в ванне лежал, то душ принимал, еще и выбираешь — с морской водой или обычной, температура, напор, аромат, уровень… В кабинете я занимаюсь, обруч на голову — и вперед. Об этом тоже надо отдельно сказать. В кухне я готовлю — с помощью кухонной машины, коквинера, конечно, и ем. А вот что делать в гостиной? Гостей у меня не бывает. Новости или кино можно и в спальне посмотреть, уютнее даже. Под одеяло заберешься, и включаешь циллос. Рамка экрана возникает прямо в воздухе, ее можно уменьшать или увеличивать, изображение — будто в окно смотришь, совершенно реальное. Хорошо так. Еще автотележку с кухни вызовешь со жратвой и выпивкой. Как в Саду Цхарна… наверное.