Джесси-подкидыш

Дейл Дженни

Глава 10

 

Хардинг вновь взял себя в руки и заговорил с мальчиками властным тоном, пытаясь овладеть ситуацией.

— Ну, хватит валять дурака, ребятки! Давайте немедленно развязывайте меня! Дело серьезное. У моей Джесси вот-вот появятся щенки, и роды, кажется, преждевременные. Если с собакой что-нибудь случится, вы будете виноваты!

— Крис, беги в полицию, — велел другу Нил, — а я останусь здесь, караулить его.

— Подождите! — в отчаянии закричал Хардинг. — Скорее развяжите меня! Мы поможем Джесси, а затем отправимся в полицию!

Нил не спускал глаз с пленника, продолжая давать указания Крису.

— В полиции скажешь, — торопливо сказал он, — что у нас тут человек, которого они давно ищут.

А еще расскажешь про собаку. Пусть пришлют сюда моего отца или мать, а еще лучше — доктора Тернера.

— Ничего не понимаю, — растерянно произнес Крис. — Мне казалось, он — полицейский…

— Неужели ты поверил ему? — спросил Нил, качая головой. — Ты что, плохо слушал его, Крис? Он же только что выдал себя!

— Как? — недоумевал Крис.

Хардинг молчал и внимательно следил за Джесси. Собака, казалось вот-вот потеряет сознание.

— Хардинг сказал правду: он был дрессировщиком служебных собак, — торопливо объяснил Нил. — Но он никогда не был детективом! Солдат, то есть Бренди, был сторожевым псом у воров. Как ты думаешь, почему этот тип не хочет, чтобы мы позвали полицию? Думаю, он специально надел парик, когда приводил к нам Джесси. Он не хотел, чтобы полиция или кто-либо еще узнал его! Хардинг по уши увяз в этом деле.

— Но я все же не понимаю… — начал Крис, но друг не дал ему договорить.

— Беги! — приказал Нил. — Беги скорее!

Крис пулей вылетел из комнаты и бросился вниз по лестнице. Нил слышал, как он пробежал по щебенке у дома и направился к дороге. Шум шагов вскоре затих. В полумиле от заброшенного дома находилось небольшое фермерское хозяйство. Туда-то и поспешил Крис, чтобы позвонить в полицию.

Стоило мальчику скрыться, как Хардинга будто подменили. Собственная судьба, казалось, больше не заботила его, он думал только о Джесси.

— Не знаю, что будет со мной, — сказал он Нилу, не отрывая глаз от собаки, — но кто-то должен позаботиться о ней и щенках.

Из заносчивого надменного типа Хардинг вдруг превратился в человека, вполне понятного Нилу. Перед ним был настоящий любитель собак. И мальчик пожалел пленника.

— Ну, хорошо, я постараюсь вам помочь, — пообещал он Хардингу, — но только с одним условием.

— Каким? — спросил тот.

— Расскажите мне всю правду. Вы ведь никакой не детектив, так ведь?

— Нет, — честно сознался Хардинг.

— Вы — один из грабителей.

— Да, — подтвердил пленник.

— Итак, — продолжал Нил, — что же заставило ваших дружков связать вас и бросить тут с кляпом во рту?

Хардинг глубоко вздохнул.

— Жадность подвела, — признался он. — Мне захотелось получить долю побольше, и я решил их перехитрить. Мне удалось нанять грузовик, с помощью которого я собирался увести у них из-под носа часть ценностей, а затем представить дело так, будто это был полицейский рейд. Возможно, мне удалось бы продать это добро и зажить по-человечески…

Нил присвистнул от удивления.

— То есть, — уточнил он, — вы собирались ограбить грабителей?

— Именно, — кивнул Хардинг. — Я решил, что сумел втереться к ним в доверие, но ошибся. Они прослушивали все переговоры, которые я вел по мобильному телефону, пытаясь самостоятельно договориться с покупателями. Они не решили, что со мной делать, и спрятали меня здесь.

— А почему они убили Бренди? — спросил мальчик.

— Я же говорил, — продолжал Хардинг, — что этот пес готов был сделать для меня все, что угодно. Они боялись, что я смогу послать пса за помощью или натравить его на них. Поэтому они нейтрализовали меня, расправившись с собакой…

— Мы похоронили его, — сказал Нил. — Правда, мы не знали его имени и назвали его Солдатом. Его могила находится в саду у ветеринара.

— Спасибо, что сообщил мне об этом, — пробормотал Хардинг.

Он посмотрел на мальчика таким печальным взглядом, что у Нила не возникло ни малейшего сомнения в искренности его слов. Известие о смерти пса поразило Хардинга в самое сердце.

И мальчик, и мужчина замолчали. Хардинг вспоминал Бренди, а Нил думал о судьбе Солдата…

— Они собирались вернуться сюда сегодня ночью за этим старинным серебром, — сообщил пленник. — Если бы не вы, неизвестно, что бы стало со мной.

— Хотите сказать, что мы спасли вам жизнь? — спросил Нил.

Хардинг кивнул.

— Думаю, — усмехнулся он, — несколько лет тюрьмы все же лучше, чем смерть…

Джесси перестала стонать. Она подняла голову и взглянула на хозяина. Мальчик заметил беспокойство в глазах Хардинга.

— Все будет хорошо, — заверил его Нил. — Крис скоро вернется, и мы сразу же отправимся в приют.

— Если меня упекут в тюрягу, — печально сказал Хардинг, — я не увижу щенков. У Джесси это первые роды. Я бы отдал что угодно, лишь бы увидеть ее малышей…

Нил закусил губу. Ситуация казалась ему совершенно безвыходной. Тут раздался вой сирен.

— Полиция! — обрадовался мальчик.

— Бедная Джесси, — простонал Хардинг. — Как я буду скучать по тебе, девочка! Как мне будет тебя не хватать!

Эмили первой выскочила во двор, услыхав вой сирен.

— Беги! Найди маму или папу! — крикнул сестре Нил. — Скорее! Дело срочное!

Мальчики выбрались с заднего сиденья машины и открыли багажник. Оттуда стрелой вылетел Сэм и понесся в дом. Через секунду в дверях появилась Эмили, а следом вышел Боб Паркер. И отец, и дочь были очень встревожены.

— Что случилось? — обратился к полицейскому Боб Паркер. — Надеюсь, ребята не попали в аварию?

— Пап, — встрял в разговор Нил, — у Джесси начались роды.

Мальчик помог отцу перенести собаку в дом. Бока у Джесси раздулись до невероятных размеров. У нее уже начались схватки.

— Придется вызвать Майка Тернера, — озабоченно сказал Боб. — У собаки могут быть осложнения. Эмили, беги к маме.

Не успели они положить собаку на стол, как Нил и Крис побежали обратно к полицейской машине.

— Куда это вы? — крикнул вслед мальчикам Боб Паркер.

— Мы должны дать показания! Мы нашли мистера Хардинга. Он оказался грабителем.

— Вам или вашей жене тоже следует подъехать в участок, — сказал полицейский. — Мы также собираемся пригласить родителей второго мальчика.

Допрос свидетелей затянулся надолго. Нилу пришлось излагать свою версию событий с того самого момента, как мистер Хардинг привел в приют Джесси. Полиция пыталась выяснить точное время его прихода, чтобы просчитать дальнейшие передвижения вечером того же дня. Следователя также интересовали все подробности, связанные с Солдатом.

— Мы давненько следим за Хардингом, — сообщил ребятам сержант полиции. — Он родом из Комптона. Его сестра живет здесь же, на Дейл-Энд-роуд.

Крис и Нил переглянулись.

— Он переехал в Лондон, — продолжал сержант, — и устроился в полицию тренером служебных собак. Но его оттуда выгнали за кражу вещественных доказательств во время рейда на один склад. Так Хардинг попал под подозрение, но у полиции не было веских улик. Он скрылся, и все решили, что он образумился и перестал нарушать закон. Однако мы ошиблись. А теперь расскажите, где вы обнаружили фургон. Да, и парик надо найти и приобщить к делу.

Находясь в полиции, Нил не мог думать ни о чем, кроме Джесси. Мальчик вспоминал слова Хардинга о том, что именно он, Нил, будет виноват, если с Джесси или щенками что-то случится. Нил корил себя за то, что взял собаку на прогулку. Он думал, что роды начались раньше времени из-за того, что Джесси устала, прыгая по холмам. Мальчик еле дождался конца допроса.

Когда они с отцом, наконец, оказались дома, миссис Паркер сообщила, что ни один щенок пока не родился.

Отец разрешил Саре и Эмили навестить Джесси вечером, перед сном, но не позволил девочкам входить в клетку.

— Не подходите близко, — сказал мистер Паркер дочерям, — ей нужен доступ свежего воздуха.

Боб осторожно осмотрел собаку. Нил следил за действиями отца с нарастающим беспокойством.

— Мне не нравится состояние Джесси, — произнес Боб Паркер. — Собака слишком подавлена. Думаю, надо позвонить Майку Тернеру и попросить его заехать к нам и осмотреть Джесси.

Нил уселся рядом с вольером. Он осторожно погладил страдалицу и почесал ей за ухом. Мальчик долго разговаривал с Джесси. Эмили тайком от родителей вылезла из кровати и прибежала к вольеру прямо в пижаме.

В половине десятого Боб и Кэрол привезли в приют Майка Тернера. Нил с сестрой вылезли из клетки, чтобы врач смог как следует осмотреть Джесси.

— Не думаю, что щенки недоношенные, — заявил ветеринар после тщательного осмотра. — Они довольно рослые. Первый щенок самый крупный, и, мне кажется, он застрял. Вот почему Джесси никак не разродится. Поскольку у нее это первые роды, думаю, надо сделать ей кесарево сечение.

— А что это такое? — спросила Эмили.

— Специальная операция, чтобы вынуть щенков, — объяснил девочке ветеринар. — Иногда ее делают, если мать не может родить сама.

Дети с тревогой посмотрели на родителей.

— Не волнуйтесь, — успокоил их ветеринар. — Операция несложная, и Джесси скоро поправится. Но сейчас мне придется забрать ее в клинику.

— Это обязательно? — спросил Нил, чуть не плача.

— Так будет лучше для Джесси и проще для меня, — пояснил врач. — В клинике есть все необходимые лекарства и оборудование. Надеюсь, что лекарства не понадобятся, но на всякий случай они должны быть под рукой.

Нил молча наблюдал за тем, как отец и Майк Тернер переносили собаку в джип ветеринара. Хотя Джесси была довольно крупной, на носилках она казалась маленькой и несчастной.

— Как только будут новости, я вам сообщу, — пообещал ветеринар, помахав семейству Паркеров из окна джипа.

— Ну, пора закрываться на ночь, — сказал Боб Паркер, когда машина ветеринара скрылась из виду. — Джесси теперь в хороших руках. Не надо слишком волноваться, ей это все равно не поможет.

Каникулы закончились, и Нил пошел в школу. Он не мог дождаться конца занятий. Учителя дважды просили мальчика сосредоточиться на уроках, но это было выше его сил. В конце концов, учитель мистер Хамли рассердился и в наказание велел Нилу в дополнение к домашнему заданию написать сочинение на тему «Сны наяву».

Когда Нил добрался домой, он застал всю семью в гостиной. Родители и сестры собрались за круглым столом. Вид у всех был радостно-торжественный. Взрослые не спеша потягивали кофе из красивых праздничных чашек, а девочки пили лимонад. На лицах собравшихся не осталось и следа уныния и беспокойства.

Нил нахмурился.

— Чем это вы тут заняты? — мрачно спросил он. — Как вы можете веселиться, когда Джесси предстоит страшная операция?

Родители и сестры переглянулись и засмеялись. Нил почувствовал себя лишним на этом празднике.

— А что мы знаем! — не выдержав, выпалила Сара.

— Давайте откроем Нилу нашу тайну, — с улыбкой сказала Кэрол. — У Джесси три щеночка! Две девочки и один кобелек. Говорят, что все чувствуют себя хорошо, и сама Джесси тоже. Вот мы и празднуем!

— Когда их можно увидеть? — спросил мальчик, не веря своим ушам.

— Сегодня Джесси еще побудет в лечебнице, — объяснил Нилу отец, — чтобы врач мог убедиться, что операция прошла без осложнений, а завтра мы сможем забрать ее и щенков домой.

— Ура! — закричал мальчик, прыгая от радости. — Надо сообщить Крису!

Нил поспешил к телефону, чтобы поскорее обрадовать друга.

На следующий день Нил, не заходя после школы в дом, поспешил в приют. Мать рассказала мальчику, где найти Джесси. Для собаки и новорожденных щенков устроили специальное жилище, теплое и удобное.

У вольера Нил встретился с отцом. Тот как раз кормил Джесси. Мальчик тихонько вошел в клетку, сердце его замерло от восторга. Джесси лежала на боку, сонно щурясь под лампой-обогревателем, которую Боб Паркер только что установил для нее. К собаке прижимались трое толстеньких слепых щенков.

— Они похожи на кротов! — смеясь, заметил Нил.

— Не волнуйся, шерстка скоро отрастет, — заверил сына Боб Паркер.

Нил осторожно погладил Джесси по голове.

— Сможет ли она нормально кормить щенков, с таким-то шрамом? — заволновался мальчик, рассмотрев брюхо собаки.

Низ живота у Джесси был побрит, а шрам на брюхе стянут скобками. Разрез был довольно большим.

— Еще как сможет! — засмеялся Боб Паркер. — А скобки снимут через десять дней. К тому времени щенки подрастут, и у них, возможно, уже откроются глазки.

Отец и сын наблюдали за новорожденными. Щенки уморительно копошились у брюха матери, отталкивая друг друга, ища мордочками соски, толкая Джесси своими крошечными лапками. Присосавшись к матери, малютки начали шумно чмокать. Джесси осторожно повернула голову и по очереди облизала всех троих. Один щенок, самый крупный, не переставал отталкивать двух других.

— Из этого скоро вырастет маленький разбойник, — заметил Боб.

— Наверное, это — кобелек, — сказал Нил.

Мальчик присмотрелся к щенку и нашел в нем сходство с доберманом.

— Этот малыш и стал причиной всех бед. Из-за него Джесси пришлось делать операцию, — объяснил мистер Паркер. — Он оказался слишком большим и не мог самостоятельно появиться на свет.

Нил мог бы часами наблюдать за Джесси и ее малышами, но ему надо было садиться за уроки. Попрощавшись с собакой, он вышел из приюта, запер в сарае свой велосипед и направился в кухню, где его сестры уже пили чай.

— Пусть Джесси с щенками останется у нас навсегда! — попросила Сара.

— Нет, — покачала головой миссис Паркер, — к сожалению, это невозможно. Сегодня утром звонила сестра мистера Хардинга. Она собирается забрать собаку и щенков, как только врач разрешит.

— Она живет на Дейл-Энд-роуд? — поинтересовался Нил.

— Да, — подтвердила Кэрол. — А почему ты спрашиваешь?

— Ты случайно не помнишь номер дома?

— Помню точно, дом номер 147, — ответила мать. — Если хочешь, я схожу и проверю по картотеке…

Кэрол удалилась в свой кабинет и вернулась оттуда с регистрационной карточкой.

— Вот, видишь, дом номер 147, — сказала она. — Так и есть!

Нил схватил карточку.

— Последняя цифра больше похожа на девятку, чем на семерку, — заметил он.

— Да, немного похожа, — согласилась миссис Паркер, — но я-то знаю, что это семерка. Все дело в моем ужасном почерке. Обычно я печатаю карточки на машинке, но Джесси привели слишком поздно, вот я и решила заполнить вручную, чтобы не шуметь.

Нил вздохнул, раздумывая о том, что скажут Кейт и Крис, узнав как просто разрешилась загадка с номером дома.

— Сестра Хардинга попросила нас помочь пристроить щенков, — сообщила детям Кэрол.

— А сам мистер Паркер так и не увидит малышей? — спросил Нил. — Он ведь будет в тюрьме?

— Там ему и место, он же преступник, — заметила Эмили.

— Но все-таки он любил Джесси, — возразил Нил, — он любил Бренди. И обе собаки любили его. Мне кажется, человек, способный любить собак, не может быть отъявленным негодяем. Как вы считаете?

Мальчик посмотрел на лица родных, ожидая, что кто-то из них станет с ним спорить. Но этого не произошло. Вся семья молчала. Даже болтушка Сара не произнесла ни слова.

У Нила пропал аппетит, и он выбросил откушенный бутерброд в мусорный ящик. Мальчик подумал о том, что Хардинг может просидеть в тюрьме так долго, что никогда больше не увидит Джесси. Эта мысль потрясла Нила до глубины души.

Вдруг что-то мокрое и невероятно знакомое уткнулось мальчику в ладонь. Это был нос Сэма. Пес пробрался на кухню и потребовал всеобщего внимания.

Нил тряхнул головой, словно желая отбросить прочь все мрачные мысли. Он решил на время позабыть обо всех собаках, кроме собственного пса. Мальчик встал и отправился за курткой.

— Идем, Сэм! — позвал он. — Ты — самая замечательная собака! Завтра мы возобновим тренировки. А к следующему лету ты с легкостью сдашь этот сложный курс, или я не лучший дрессировщик в Комптоне!