Движение образует форму

Макарова Елена Григорьевна

Ракушки и крышки

 

В одной коробке — ракушки в виде спиралей с хайфского пляжа, в другой — разноцветные крышки от пластмассовых бутылок, местные. Посредине — стопка черной бумаги.

Расчертим лист на шестнадцать квадратов, возьмем шестнадцать предметов — сколько-то ракушек, сколько-то пробок. Разложим их так, чтобы получилась гармоничная картина.

Включаю музыку — джазовую импровизацию для фортепиано. Начинается колдовство, игра в бисер. Так положить, сяк положить. Крышку вверх дном, ракушку углом вниз… Ряд такой, ряд сякой. Одна ракушка, одна крышка… Как остановиться? Хорошо вышло или поменять местами ракушки?

Советую пройтись по залу, посмотреть, что у кого выходит. Посмотрели, вернулись на свои места, опять все меняют.

— Стало лучше?

— Непонятно.

— Кому нравится то, что вышло?

Пока что одной только женщине с черно-красным танцем.

Тогда пусть она расскажет, как получилось, что ей нравится ее работа.

Оказывается, у нее тут целая история взаимоотношений. В центре — родители, пробка-мама и ракушка-папа, от них по диагоналям расходятся линии — ракушечные и пробочные.

— Но вы не задавали сюжет…

— Не задавала. Он появился. Была потребность от чего-то оттолкнуться. Тут надо держаться какой-то системы. Как в составлении узора. Или расставлять по кругу, или по осям, или по рядам.

Сфотографировали.

— Теперь переверните лист и сделайте свободную композицию.

— Из шестнадцати предметов?

— Я этого не сказала.

Все бросились к ящикам и, как маленькие дети, понабрали ракушек и пробок.

Композиции вышли интересными, но очень перегруженными.

— Сфотографируйте, кто хочет.

Девушки учатся, ведут дневник занятий. Кроме того, преподаватель лицея, отвечающий за мультимедиа, все снимает на камеру — и общие планы, и отдельные работы. И все же каждой студентке хочется иметь свой визуальный ряд.

— Оставьте на листе десять вещей.

Жаль разрушать работу, но ничего не поделаешь.

— Теперь оставьте пять.

Потом три. И в конце концов — одну.

Это оказалось самым трудным заданием.

Как расположить? Вверху, внизу, влево, вправо, в центре?

Луна, одинокий человек стоит, лодка, метеорит, шапка…

— Все определились? Возьмите ножницы, цветную бумагу и клей и обустройте пространство вокруг главного героя.

Моя девушка вырезает из журнала цветные полоски.

— Опять стало легко, эта ракушка на листе — как спасательный круг.

— Она так и сказала — «спасательный круг»? — спрашиваю я Клаудию на всякий случай.

Скорее всего, у бедняжки несчастная любовь. Или разошлась с кем-то, кто ей дорог. Про худшее думать не хочется.

В перерыве она подловила нас с Клаудией. Извинилась, что постоянно обращает на себя мое внимание. У нее умирает мать. И ей страшно. Ее все поддерживают, но стоит ей остаться одной… Клаудия осталась ее утешать. Она умеет находить слова.