Движение образует форму

Макарова Елена Григорьевна

Искусство и самопознание

 

Третий курс. Урок четвертый:

абстрактная композиция

Посмотрите внимательно на работы Василия Кандинского.

Выберите одну по своему вкусу и превратите ее в черно-белый коллаж.

Превратите ее в рельеф.

Нарисуйте свою композицию. (Для Кандинского само слово «композиция» «звучало как молитва, наполняло душу благоговением, вызывало внутреннюю вибрацию».)

Можете использовать любые краски — цветную тушь, пастель, акварель, гуашь, акрил.

Лучше все это делать в отключке. Или под музыку (файлы приложены), или в тишине. Кого что вдохновляет.

Что выйдет, то выйдет.

Вот вам для размышлений. Из того же Кандинского.

«Постепенно мир искусства отделялся во мне от мира природы, пока наконец оба мира не приобрели полную независимость друг от друга».

«Должны были пройти многие годы, прежде чем путем чувства и мысли я пришел к той простой разгадке, что цели (а потому и средства) природы и искусства существенно, органически и мирозаконно различны — и одинаково велики, а значит, и одинаково сильны.

…Эта разгадка освободила меня и открыла мне новые миры. Все «мертвое» дрогнуло и затрепетало. Не только воспетые леса, звезды, луна, цветы, но и лежащий в пепельнице застывший окурок, выглядывающая из уличной лужи терпеливая, кроткая белая пуговица, покорный кусочек коры, влекомый через густую траву муравьем в могучих его челюстях для неизвестных, но важных целей, листок календаря, к которому протягивается уверенная рука, чтобы насильственно вырвать его из теплого соседства остающихся в календаре листков, — все явило мне свой лик, свою внутреннюю сущность, тайную душу, которая чаще молчит, чем говорит. Так ожила для меня и каждая точка в покое и в движении (линия) и явила мне свою душу. Этого было достаточно, чтобы понять всем существом, всеми чувствами возможность и наличность искусства, называемого нынче в отличие от предметного абстрактным».

Завидки берут, когда такое читаешь, — написано ведь всеми чувствами. Теперь поди отличи письменную речь от устной. Интернет-литература как жанр настроена на стремительный обмен информацией. Ладно, что-то и из этого произрастет.

Вот еще из Кандинского, про живопись.

«Живопись есть грохочущее столкновение разных миров, призванных методом борьбы и посреди данной борьбы миров меж собою сделать новый мир, который зовется произведением. Каждое произведение возникает и технически так, как появился космос, — оно проходит методом катастроф, подобных хаотическому реву оркестра, выливающемуся в конце концов в симфонию, имя которой — музыка сфер». («Точка и линия на плоскости»)

Как видите, путь предстоит нелегкий — от хаотического рева оркестра до музыки сфер.

«Сегодня, в продолжение темы игр с геометрическими фигурами, решила показать детям картины Пикассо и Кандинского. В итоге дети переключились на книгу о кузнечиках, а я застыла перед Кандинским. Щелкала пультом с картины на картину — глаза открывались все шире. Мне захотелось закричать: «Вижу! Я вижу!!! Вижу, как из цветового пятна выходит форма! Вижу точку и линию, которая держит всю композицию! Я не знаю, что такое композиция, но я ее вижу!» Грудь опять заполнило огромным облаком невыдыхаемого эфира, и захотелось или погрузиться в небытие от счастья, или творить с размахом руки и сердца…»

«Вот что-то типа наброска. Именно что-то… не знаю, как назвать. Мрачноватое нечто (внутренняя зажатость, как в каменном мешке).

Целый день обдумывала ваши слова, сначала растерялась, после вдохновилась, бросилась рисовать — и… с разгону налетела на бетонную стену, свою собственную».

«Но как тебе удалось передать это состояние! Формы, которые размываются взволнованным умом. Крик в трубу. Давай сменим палитру. Возьми ту же композицию, все темное преврати в светлое, разными оттенками цветом, светлое сделай темным. Что получится?»

«Крик в трубу» — красиво звучит!

Да-да, очень интересно, что получится, жаль только, придется ночи ждать, иначе детульки не дают. Сашуля еще ничего, сядет рядом, порисует, а вот Кимундер норовит на стол влезть, все отобрать, начекать и т. д.»

«Не спеши. Чтобы делать свое, надо не бояться повторять повторяющееся. Так думала Фридл. Намек: возвращайся почаще к простим упражнениям.

Понять линию, понять звук, понять точку, понять паузу — нас этому не учили. Зато учили бездумно срисовывать (зачем, если фото лучше?) и рисовать на расхожие темы. Таким образом в нас притупили и дар восприятия красоты. В лучшем случае утешили нас тем, что все субъективно. Один любит кофе, другой — чай, слить вместе — выйдет бурда.

Незнание нот не мешает наслаждаться музыкой. Но не чувствуя гармонии, ею невозможно наслаждаться.

Гармония — это совершенная композиция, это не сложенность, а слитность. В изобразительном искусстве — слитность линии, цвета и формы. Композиция!»

«Я уже в который раз ваш пост перечитываю. Почему-то о слитности не задумывалась, у меня все как-то рвано получается. Вы однажды сказали: «Хотела сказать все — не сказала ничего». Так пока. Что-то пытается вырваться изнутри, но пока безуспешно.

А вот муж посмотрел на эти метания и изрек: «Ты занимаешься всего пару недель!» Конечно, я занимаюсь всего ничего, но то, что уже открывается глазу, просто потрясающе. Действительно, открываются глубины внутри себя, о коих и думать прежде не смела.

А вот что мы вчера с Бетховеном натворили!

…Я часто думаю об ответственности за то, что делаю. Все-таки черная работа мне очень не нравится, я обозвала ее «мряка». Вдруг кто-то посмотрит на нее и в депрессию впадет, мало ли, люди разные бывают. Хотя если это важно для контраста, я, конечно же, отнесу ее на выставку.

А еще я вам хотела сказать огро-о-омное спасибо!

Не перестает удивлять ваше чувство такта. Даже в самой никчемной работе вы умеете найти граммулечку чего-то хорошего!

Когда я делала работу по Бетховену, то на каком-то этапе застряла… Не идет — и все. А разгадка оказалась проста — я мыслила штампами: небо должно быть тут, такого-то цвета, море — тут, ну где ты видела облака такой формы и цвета и т. д.

Могу объяснить так. Внутри есть какая-то мелодия, я ее не слышу — я ее чувствую. Когда пытаюсь эту мелодию материализовать, выходит что-то плоское.

Ваши комментарии меня поддерживают очень и участие девочек тоже, иначе я бы давно бросила все, успокоив себя тем, что Бог не дал мне крыльев, и пусть будет как есть. Просто никак пока не удается приблизиться к внутреннему звучанию, отсюда и метания-терзания.

Наконец-то купила себе две книги Ван Гога — письма к брату Тео и письма к друзьям. Мои переживания, конечно, рядом не стояли, но повествование успокаивает.

…Письма Ван Гога продолжают на меня положительно влиять:

«Что такое рисование? Как им овладевают? Это умение пробиться сквозь невидимую железную стену, которая стоит между тем, что ты чувствуешь, и тем, что ты умеешь. Как же все-таки проникнуть через такую стену? На мой взгляд, биться об нее головой бесполезно, ее нужно медленно и терпеливо подкапывать и продалбливать. Но можно ли неутомимо продолжать такую работу, не отвлекаясь и не отрываясь от нее, если ты не размышляешь над своей жизнью, не строишь ее в соответствии с определенными принципами? И так не только в искусстве, но и в любой другой области. Великое не приходит случайно, его нужно упорно добиваться. Что лежит в первооснове, что превращается во что: принципы человека в его действия или действия в принципы, — вот проблема, которая, на мой взгляд, неразрешима и которую так же не стоит решать, как вопрос о том, что появилось раньше — курица или яйцо. Однако я считаю делом очень положительным и имеющим большую ценность попытку развить в себе силу мышления и волю».

Я остановилась на том, что стала больше понимать, лучше чувствовать, но пока подкоп под стену (по словам Ван Гога) у меня куда-то не туда направился, в том смысле, что нужно копать под стену, а я копаю в сторону.

…Елена Григорьевна, спасибо за похвалу. Сижу пунцового цвета. Ранее я не только пастелью не рисовала, но и вообще с цветом не связывалась (знала, что не могу, и все тут); впрочем, с карандашом я тоже не особенно дружила».

С этой девушкой мы никогда не встречались. С мужем и двумя малышами они живут в квартире, в которой не то что на полу — на двери нет места для большого листа бумаги. Когда мы начали заниматься, она показала нам фотографии своих ювелирных работ. В них была выдумка, но еще не было вкуса. Прошло несколько лет, и она стала делать уникальные вещи. Это — побочный эффект семинара.

И таких «побочных эффектов» становится все больше. Мы отвели им отдельную страницу.

«Я сейчас не успеваю делать задания, потому что занята большим проектом в школе. Тут на нашем семинаре есть тема «Побочные эффекты», так у меня почти вся моя деятельность — сплошной побочный эффект. Эти занятия придали мне храбрости и наглости, что можно браться за разные дела, которые не делала раньше, и из этого может что-то получиться.

Короче, я первый раз в жизни снимаю с детьми фильм! Небольшой, минут на пятнадцать. Я его сценарист, режиссер, бутафор и оператор. Только с монтажом мне обещали помочь. Так что вместо заданий я пока что рисую заставки и клею реквизит. Получится ли что-то? Пока не знаю…»

«Весь лагерь — это прямой, а не побочный эффект нашего семинара.

Дети, родители, дух и взгляд… Таня слепила из марципана не символ кошки, а совершенно живую кошку! Салфеточные куклы, бумажная скульптура — все вдохновленные московским семинаром… Все это передается детям, а значит, они это передадут своим детям, так как все это происходит в возрасте запечатления матрицы детства!»

«За последний год у меня резкий скачок в игре на гитаре, а именно — плавность, непрерывность, чувство темпоритма, беглость пальцев, свободное движение кисти.

Это же все эффекты лепки!

Дети вышли в самостоятельную лепку и рисование.

По выходным, когда у нас ансамбль, мы оставляем малышей одних дома. Чем, вы думаете, они занимаются? Рисуют и лепят, радуют нас своими открытиями.

Один из побочных эффектов — может, не самый приятный, но мы терпимо к этому относимся, — пластилин у нас всюду. Вроде и место отведено, и немалое — большая часть комнаты, но все равно: Сема лепит то в туалете — потому что рядом вода, где можно погреть пластилин, то на подоконнике — потому что рядом батарея, и можно кусочки расплавить. В общем, достается папе при уборке квартиры».

«Дорогие мои, то, что вы описываете, на скучном языке называется междисциплинарным обучением.

В Терезине нельзя было учить еврейских детей, но можно было проводить с ними досуг. И вот тамошние взрослые придумали обучать детей математике через музыку, музыке — через рисунок и т. д. Они писали в лагере, что создают школу будущего. В результате те из детей, что выжили, сдавали экзамены экстерном по всем предметам с перескоком в несколько лет, и это при такой психологической травме! То есть, занимаясь творчеством, ты получаешь дивиденды в областях совершенно разных. Мир — цельный, и, постигая законы гармонии в любом виде искусства или в точных науках, ты совершенствуешься в разных областях.

Понимание приходит, потом понимаешь, что ничего не понимаешь, потом — что что-то понимаешь, потом бац — озарение — и на секунду понимаешь все. Потом опять не понимаешь… но уже на более высоком уровне непонимания. Потом опять прорыв. Так это и идет».