Движение образует форму

Макарова Елена Григорьевна

Усталая женщина идет по улице темной ночью

 

На семинаре в помещении Музея современного искусства в Рамат-Гане собралось около тридцати взрослых. Одно из заданий углем — человек тяжело взбирается по уступам крутой горы, да еще с поклажей, там он передыхает и легко сбегает вниз — вызвало неожиданный отпор у одной из семинаристок (назовем ее Светой).

— Почему я должна это делать?!

Я спросила Свету: как она представляла себе семинар, на который записалась?

Она записалась из-за дочери. Чтобы завтра ее привести. Дочь очень любит лепить и рисовать, а сама Света не любит. Она программист, ей нужна ясная задача.

Я объяснила. Это упражнение дает возможность ощутить связь дыхания с движением. Нажим-напряжение при подъеме (вдохе) и «отпускание себя» на выдохе — линия сходит на нет. Вот и все.

Она кивнула — ладно, мол, продолжайте свои упражнения.

Перед перерывом Света подошла ко мне и говорит:

— Можно я уйду? Мне тяжело все это. Завтра приду с дочкой.

Я предложила дать ей индивидуальное задание, отдельно от группы. Она тяжело вздохнула.

— Дайте, я попробую.

— Усталая женщина идет по улице темной ночью. В красивой шляпе. Что с ней, куда она идет?

— Это рисовать?

— Да.

— Чем?

— Гуашью.

Мы прикрепили бумагу к стенке (я подумала: может, ее раздражает рисование на полу — бывает такое).

Света начала рисовать. Я отошла, чтобы не смущать ее.

— А почему она в красивой шляпе? — спросила Света.

— Не знаю.

— Я думала, вы обратили внимание на мою шляпу…

— А где ваша шляпа?

— Висит в коридоре.

— Как же я могла ее увидеть? Я не выходила из класса.

Света развела грязь на листе, поставила кистью несколько цветных точечек. Видимо, они изображали красивую шляпу.

— Все. Хватит?

— Если тема исчерпана, наверное, хватит.

— А как понять, исчерпана она или нет?

— По ощущению.

— У меня нет никаких ощущений.

— Тогда лучше продолжить — может, появятся? Попробуйте.

Она не рисовала, но с интересом рассматривала краски. Я подошла к ней, взяла чистую пластмассовую тарелку, накапала в нее разных красок, смешала две, получился один цвет, добавила третью — другой цвет.

— Ну и что мне с этим делать?

— Не знаю. Я просто решила показать, что происходит с цветами, когда не смешиваешь их разом, бездумно.

— Меня не интересуют цвета. Разве вы не видите, что я не могу добиться перспективы… Ведь женщина куда-то уходит…

— Она не уходит — она идет.

Зазвонил телефон, и я вышла на улицу.

Вернувшись, я увидела такую картину: Света замазала черным все, что было до этого, нарисовала белой краской силуэт и раскрасила шляпу в яркие тона.

— Замечательно!

— Что вам тут нравится? Я не ответила ни на один из поставленных вопросов — кто она, почему идет ночью в красивой шляпе, куда…

— Мне нравятся цвета и композиция. Покажите дочери, интересно, что она скажет.

— Она не поверит, что я такое нарисовала. Это на меня не похоже…

Перерыв закончился. Все собрались в зале. Света не ушла.

Я предложила обсудить ситуацию. Что делать, если всем нравится играть в игру, а одному — нет? Надо ли этого одного привлекать к игре любыми путями или отпустить?

— Я остаюсь, — сказала Света. — Спасибо, мне стало легче.

И всем стало легче.

Строим город. В эту игру можно играть бесконечно. Это один из универсальных способов тут же превратить взрослых в детей. Света понастроила светофоров на всех перекрестках. Ей доставляло огромное удовольствие изготовлять светофоры — палка, прямоугольник, три краски. Она научилась их делать! Безопасность движения обеспечена.

Свете полезна терапия искусством. Она поможет ей скинуть груз неуверенности, с которым невозможно взобраться на гору.

Точно по Эдит Крамер: «Искусствотерапия главным образом существует для поддержания эго».