Другое человечество. Здесь кто-то побывал до нас...

Поделиться с друзьями:

Современное человечество не является ни «венцом творения», ни результатом долгой эволюции. Оно вообще возникло, кажется, ниоткуда, внезапно и одномоментно. А до нас на этой земле жило много видов человечеств. И ни один их тех, кого мы считаем нашим предком, не был даже нашим «родственником».

И эти – другие человечества – оказались значительно более успешными, чем мы сами, и прожили они в десятки раз больше, чем сегодня существуем мы. Кажется, разные виды человечества возникают и исчезают на земле циклическим образом – человечество «обнуляется», приходит к своему началу, и все начинается вновь.

И миллионы лет назад на планете существовали совсем другие цивилизации, абсолютно непохожие на нашу, населенные другими видами людей.

Они не были «тупиковыми» ветвями. Вполне возможно, что «тупиковыми» как раз являемся мы…

Так откуда же взялось современное человечество? И суждено ли ему стремительно исчезнуть?

Введение:

А что, если…?

До нас на этой земле жило множество поколений человечества. Они все были разными, разного типа культуры и разного уровня развития. Но все они были людьми – просто людьми другого вида.

И что в этом удивительного? – скажет читатель. Разве не известно всем со школьной скамьи про питекантропов и синантропов, неандертальцев и австралопитеков, которые на страницах книг и учебников выстраиваются в сравнительно прямую линию предков осовремененного человека?

А что, если мы скажем, что ни один из этих видов не был предком современного человека? И что у современного человека вообще, как кажется, не было предков? Да и сами эти виды возникали «ниоткуда», внезапно появляясь на земле и столь же внезапно исчезая?

Что нет ни одного реального подтверждения эволюционного развития человека или его предшественников на этой земле, а существовали просто фиксированные формы?

Что те, кого считают предками и потомками, на самом деле существовали абсолютно параллельно, что на одном временном отрезке могли жить и питекантропы, и неандертальцы, и современные люди?

Часть первая

Человек любопытный

Главное – определить направление поисков

Еще в XIX в. антропология выделила для себя три основных проблемы, которые, как считалось, заключали в себе ответы на все жизненно важные вопросы исторического формирования человечества (напомним, что в ту пору активных разговоров об эволюции еще не велось). В книге «Человек и его миграции» в 1851 г. Лэсэм обозначил их в следующем порядке: определение единства или разорванности человеческих видов; их древность; их географический исток [242, 49].

[1]

С того момента прошло сто пятьдесят лет, обнаружено немало находок, создана масса теорий и гипотез, но так ни на один из этих трех вопросов и нет разумного ответа. Разве мы можем с уверенностью сказать, когда и как произошел человек? А миллиарды людей, населяющих нашу планету, имеют единый исток или пошли из разных колыбелей?

Ни история, ни археология, ни палеоантропология, ни «приданная ей в помощь» генетика не могут дать точных ответов на эти вопросы.

Когда речь заходит о палеоантропологах, воображение нередко рисует людей типа голливудского Индианы Джонса, занятых увлекательными раскопками и полными приключений поисками где-то в районе африканской саванны или азиатских степей. На самом деле большая часть работы проходит в лабораториях и тиши кабинетов за анализом находок, за их кропотливым сопоставлением и, естественно, за научными спорами. А также за размышлениями о том, как сплести в единую картину сотни находок и десятки предположений, теорий и версий. Какие версии и находки отбросить в сторону как ненужный «шум», а что действительно важное укрылось от взора исследователя?

На школьных скамьях и с университетских кафедр звучат утверждения, что теория биологической эволюции – не просто подтвержденное предположение, но очевидный факт, вокруг которого построено много социальных теорий и даже концепций политического развития. Однако, как метко выразился по этому поводу французский ученый и теолог Жак Арнольд: «Труп обезьяны еще шевелится», то есть ответ на вопрос о том, произошел ли человек от общих с обезьяной предков, остается еще открытым. Новые исследования, призванные пролить свет на эволюционное развитие видов и самого человека, нередко все больше и больше запутывают ситуацию, показывая, что развитие живой природы значительно сложнее не только наших научных гипотез, но даже совсем не научных фантазий.

Сложностей на этом пути немало. Прежде всего, сегодня более чем через сто лет после открытия на Яве первого претендента на лавры «переходного звена» между обезьяноподобными предками и человеком – питекантропа (Homo erectus, или Человека прямоходящего) – находок обнаружено крайне мало. Настолько мало, что все их можно кратко описать в одной книге. Речь, разумеется, идет не о подробном анализе, но именно об описании, неком справочнике. По сравнению с другими областями науки – ситуация беспрецедентная. Вряд ли, например, можно кратко описать все болезни в одном медицинском справочнике или все астрономические открытия в одном сборнике. Но в случае с палеоантропологией дело обстоит именно так. И это – отнюдь не результат «плохой работы» исследователей, поразительным образом в земле сохранилось значительно меньше ископаемых останков, чем теоретически предполагалось, исходя из гипотезы о постоянной эволюционной смене одних видов другими.

Была ли альтернатива у человечества?

Древняя история говорит с нами исключительно загадками. Мы многое знаем о собственном прошлом, созданы фундаментальные книги и учебники по истории человечества, и порой создается иллюзия, что общая линия нашего развития хорошо известна. Да так ли это? Ведь «за кадром» остается самый важный, самый актуальный и в то же время самый интимный вопрос для каждого человека – вопрос о наших собственных истоках.

Возникнув десятки тысяч лет назад, человек современного вида быстро расселился по всей земле. Он проходил по планете по коридорам, не покрытым льдами, расселялся на разных континентах по перешейкам, которые тогда еще не были погружены в океанические волны. Около 40–30 тыс. лет назад, осваивая все новые и новые площадки для своей жизни, он проявил себя великим путешественником. Но это – совсем другая история. Нас же интересуют те, кто предшествовал ему. Те, кто считается либо его предками и родственниками, либо просто предшественниками на этой земле. Откуда они возникли? И куда исчезли?

На первый взгляд все представляется достаточно ясным: пускай многие промежуточные звенья нам еще не открылись, но не вызывает сомнений, что современный человек возник путем долгой эволюции тысяч и миллионов живых форм. Он вышел победителем из «схватки со временем», взяв от своих предков самые лучшие черты и в этом смысле став идеальным созданием природы. Но это – только на первый взгляд. При более внимательном рассмотрении оказывается, что мы видим путь человечества на этой земле не целиком, а какими-то небольшими отрезками, перед нами оказывается не процесс, а какие-то отдельно взятые точки.

В кромешной тьме оказывается даже самое начало человечества, ведь, несмотря на многочисленные исследования доисторического человека, которые ведутся на огромном пространстве от Африки и Европы до Китая и Индонезии, столь же знаменитое, сколь и загадочное «переходное звено» (нередко его именуют «недостающим звено») между высшими приматами и человеком, а также между различными типами людей, до сих пор так и остается не обнаруженным. Его просто нет!

Поразительно, но даже сегодня теорию «божественного творения» доказать оказывается значительно проще, нежели теорию эволюции. Колоссальные ошибки (порой в десятки тысяч лет!), которые допускают углеродный, калиево-аргоновый и другие методы датировки, нередко приводят ученых в отчаяние, а исследования – в тупик. В качестве примера вспомним нашумевший научно-популярный фильм «Истоки», созданный в США на основе ряда работ профессора Оксфордского и Лондонского университетов Уальдера Смита. В этом фильме крупнейшие ученые США и Великобритании – историки, антропологи, астрономы, геофизики, астрофизики, биологи – доказывают, что, возможно, человечеству не более… 10–15 тыс. лет. Причем эта цифра совпадает с вычислениями возраста людей, сделанными на основе Библии и ряда священных арабских и индийских книг. Не было и эволюции видов – переходные формы между различными видами животных и растений, следуя мнению многих исследователей, в действительности являются абсолютно самостоятельными и независимыми друг от друга, созданными одномоментно.

Очень простое дело

Сторонники теории эволюции, дарвинисты, с первых же лет распространения этой теории осознали, что единственным надежным доказательством этой концепции могут служить ископаемые останки, причем обнаруженные в достаточном количестве, чтобы исключить критику случайности находок.

Теперь оставалось самое простое дело – найти переходное звено.

Но вот главная сложность: считается, что механизм эволюции действует крайне медленно, изменения накапливаются со скоростью, которую невозможно не только заметить стороннему наблюдателю, но даже установить методами точных исследований. Нередко такие изменения лишь предполагаются, исходя из заранее предсказанного результата. И волей-неволей допускается ошибка в трактовке находок – результат подгоняется под наши предположения.

Чтобы проиллюстрировать эту мысль, намеренно упростим схему. Предположим, мы представляем собой уже «готового человека», а в слоях, датируемых миллионом лет назад, найден ранний гоминид со значительно более примитивными чертами, нежели современный человек. И тут же рождается предположение, постепенно переходящее в уверенность, что в раннем гоминиде уже действовал некий эволюционный механизм, приведший его через сотни тысяч лет к современному виду. Обратим внимание, что этих изменений мы не видим, но лишь предполагаем их наличие.

Таким образом, в этом случае связь древних останков с современными людьми носит предположительный характер. Более того, тотчас возникает еще одно предположение, кажущееся очень логичным: существо, найденное в более глубоких (то есть более ранних слоях) является предком того существа, которое найдено в более поздних слоях. Но в действительности никакой прямой зависимости между ними может вообще и не быть! Мы купаемся в собственных иллюзорных надеждах!

Может, не там ищем?

По сути, ни одного реального «претендента» на место предка человека современного вида до сих пор не обнаружено. Есть лишь некоторые предположения. Может быть, мы не там ищем? Может быть, стоит нарушить саму логику поиска?

Дарвин рассчитывал, что все его построения будут в скором времени подтверждены новыми ископаемыми находками, которые, в конце концов, образуют собой единое эволюционное древо. Он был согласен с тем, что в ту эпоху реальных подтверждений его гипотезе не было, и именно поэтому он столь большой упор делал на любую находку, извлеченную из земли: «В основном ответ заключен в количестве костных останков…, которое оказались значительно менее удовлетворительным, чем предполагалось ранее» [95, 206].

С того момента прошло много времени, но поразительным образом ситуация изменилась мало. Дополнительные находки привели лишь к дополнительным тупикам. Нередко наши выводы о том, кто от кого произошел, построены на некоторых априорных постулатах, вытекающих из некой псевдологики. Например, если мы сравним останки шимпанзе бонобо, останки австралопитека и, наконец, останки человека, то визуально вряд ли мы сумеем точно сказать, кто кого породил. Просто мы заранее знаем, кого считать более прогрессивным – и тогда ответ становится очевидным. А если бы не знали?

Одной из первейших задач в области поиска истоков человечества является, как нам кажется, не столько само обнаружение новых находок, сколько отстаивание самой логики поиска. Нужно понять, что мы ищем и что мы теоретически можем найти. Как искать и где искать.

Основной недостаток современных антропологических теорий заключается, на наш взгляд, в том, что временную последовательность мы принимаем за преемственность. Например, если останки австралопитека, датируется 3 млн лет, а Homo erectus – 1,5 млн лет, то сам факт временных различий еще не дает нам права предполагать нам наличие преемственности между этими двумя видами. Равно как и исключать такую преемственность. В действительности мы не только не можем, но и не имеем права давать ни положительный, ни отрицательный ответ.