День гнева

Абдуллаев Чингиз

День второй. Москва

22 часа 18 минут

 

Слепнев изо всех сил жал на газ. Ведь если снова попадет в тюрьму, шанса выбраться оттуда больше не представится. «Ниссан», на котором приехала группа захвата, гудел от напряжения. Дважды он задевал ехавшие по шоссе машины, рискуя разбиться, в надежде оторваться от преследователей.

Демидов, сидевший за рулем «жигуленка», старался не отставать, но старая машина, яростно скрипевшая на поворотах, с трудом выдерживала такую скорость, и то лишь за счет кривизны городских улиц. Довольно скоро их обогнал «Форд» сотрудников ГАИ, которые, все увеличивая скорость, быстро сокращали расстояние, отделявшее их от Слепнева.

Сотрудники ГАИ успели передать координаты «Ниссана» ближайшим постам, и вскоре где-то рядом послышалось завывание еще одной машины. Слепнев обернулся, понимая, что ему не оторваться. Он еще прибавил скорости, лихорадочно соображая, куда лучше свернуть. В городе, если на машину ведется охота, скрыться практически нет шансов. Другое дело, когда сотрудники ГАИ ищут неизвестную машину в потоке остальных.

Он резко свернул направо. Здесь должны быть проходные дворы. Слепнев врезался в забор, распугав прохожих, и, выломав его, рвался к окраине, но неожиданно увидел впереди выехавшую ему наперерез машину. Попытался ее объехать, но тут заметил вторую машину сотрудников ГАИ. Позади яростно гудели сирены еще двух автомобилей. Приближался и «жигуленок» Демидова. Слепнев, оглядевшись, выругался и, резко вывернув руль, двинулся к набережной.

Сотрудники ГАИ потом долго вспоминали, как «Ниссан» взвился над парапетом, сломав его, пролетел метров двадцать и свалился в воду. Остаться в живых после такого удара почти не оставалось шансов. Автомобиль сразу пошел ко дну. Сотрудники ГАИ, столпившиеся на берегу, напряженно следили за поверхностью воды, но никто не выплыл. Все было тихо и спокойно. Будто ничего не произошло.

Подъехал на своем «жигуленке» Демидов, оба полковника рванули к берегу.

— Где он? — кричал Демидов.

— Упал в воду, — доложил один из сотрудников ГАИ.

— Наверняка погиб, — сказал другой.

Демидов посмотрел на Корниенко. Тот, закусив губу, упрямо покачал головой.

— Вряд ли он погиб, — возразил полковник, — его учили выживать в экстремальных ситуациях. Нужно поднять со дна машину и посмотреть, там он или нет.

— Организуйте баржу и кран, — приказал Демидов, — срочно вызовите водолазов. Нужно обшарить дно.

— Он погиб, — убежденно заявил офицер ГАИ. — Я видел, как падала машина. При таком ударе невозможно остаться в живых.

— Нужно поднять машину и посмотреть.

Демидов достал сигареты и подошел к Корниенко. Тот пристально смотрел на реку. Поверхность оставалась гладкой, лишь чуть поодаль плыло бревно и кое-где виднелись масляные пятна.

— Мы упустили его, — с досадой сказал Корниенко, — упустили эту сволочь.

— Ничего, — Демидов тоже посмотрел на реку, — теперь мы знаем точно, где его искать. Если он остался жив, то до пятницы обязательно засветится. Поехали. Надо выяснить, что там произошло.

Корниенко не отрывал взгляда от реки. Несмотря на яркий свет луны и прожекторов, в темноте вполне можно было не заметить всплывшего на поверхность человека. Полковник повернулся и пошел к машине.

Всю обратную дорогу полковники молчали. В доме, где произошел кровавый бой, все было кончено. Раненых отправили в больницу, трупы — в морг. Как только генералу Потапову доложили о случившемся, он выехал на место трагедии.

Командир группы захвата докладывал Потапову обстановку, когда подъехали Демидов и Корниенко. Увидев Потапова, Корниенко еще больше помрачнел. Но, набравшись мужества, не дожидаясь Демидова, первым подошел к генералу.

— Удовлетворены? — зло спросил Потапов. — Устроили стрельбу в центре города. Потеряли офицеров. Кто вам разрешил проводить эту акцию? Кто дал право вызывать группу захвата? Почему не подготовились, прежде чем идти на штурм?

Он задавал вопросы, не ожидая ответов. И все больше распалялся.

— Я и представить себе не мог, что в доме, кроме Деружинского, будет еще кто-то.

— Плохо, что не могли, — желчно заметил Потапов. — Где Слепнев?

— Вместе с машиной свалился в реку. Там метров двадцать высоты. Сейчас проводятся работы по извлечению машины из воды.

— И здесь вы все провалили, — резюмировал генерал.

— Это наша общая вина, — заявил Демидов, — я несу такую же ответственность за неудачу, как и полковник Корниенко. И на квартире, и во время погони.

— Ладно, — махнул рукой Потапов, — хватит играть в благородство. Слепнева упустили, а все остальное не имеет значения.

Он снова подозвал командира группы захвата. Тот стоял мрачный, с опухшими веками, злой от нелепой потери товарищей и фактического разгрома всей группы.

— Как это могло произойти? — спросил Потапов. — Вы хоть представляете себе, что именно произошло?

— Все шло по плану, — оправдывался офицер, — первая группа состояла из трех человек. Двое подстраховывали первую группу с балкона. Предполагалось, что в квартире два человека. Удалось заставить хозяйку открыть дверь, и ребята ворвались в квартиру. Хозяйка вдруг вцепилась в одного из наших сотрудников, и тут появился Слепнев. Эта стерва все карты спутала.

Слепнев, надо сказать, классно сработал. Они с подельником прижали наших ребят, которые полезли через балкон, уже не имея огневого прикрытия. А когда наконец мы ворвались в квартиру, выяснилось, что Деружинский просто прикрывает Слепнева. Тот успел переодеться в форму нашего сотрудника и вынести убитого офицера на улицу. Дальше вы знаете…

Прибыла пожарная машина, завыли сирены машин «Скорой помощи».

— Остальное расскажете в управлении, — махнул рукой генерал командиру группы захвата, садясь в машину. Прежде чем закрыть дверцу, он крикнул Корниенко: — Вы уверены, что Слепнев погиб?

Корниенко посмотрел на Демидова. Он привык отвечать за свои слова. Трупа они не видели. Но сотрудники милиции были уверены в гибели Слепнева. Демидов ждал, что скажет его коллега из контрразведки.

— Нет, — ответил Корниенко, — не уверен.

Потапов захлопнул дверцу, и машина тронулась с места, лавируя между заполнившими двор людьми и автомобилями. Увидев номер машины, инспектор ГАИ бросился расчищать дорогу.

— Надо посмотреть, что в квартире, — предложил Демидов.

Они стали подниматься по лестнице, когда вниз несли убитую женщину. Демидов поднял простыню.

— Странно, — сказал он, — судя по нашим данным, Алевтине Деружинской где-то под сорок, а этой не больше тридцати.

— Может быть, в этом причина нашей неудачи. — Корниенко посмотрел на покойную. — Срочно проверьте отпечатки пальцев, — приказал он сопровождавшему тело сотруднику ФСБ. Результаты пусть сообщат мне немедленно. Выясните, есть ли в нашей картотеке такие отпечатки. Хотя нет, подождите. Позовите двух понятых, покажите покойную. Пусть опознают тело.

— Прямо здесь? — изумился офицер.

— Прямо здесь и прямо сейчас, — бросил Корниенко и поспешил наверх за Демидовым.

Убитых из квартиры уже вынесли, но следы кровавой борьбы виднелись повсюду. Почти все стекла были выбиты, стены пробиты пулями. Здесь работали сообща сотрудники контрразведки и милиции — все в подавленном состоянии после разыгравшейся кровавой трагедии.

— Из прокуратуры приехали, — доложил Демидову один из сотрудников.

— Только их не хватало, — буркнул полковник, проходя в спальню.

— Почему она так поступила? — в раздумье спросил Корниенко. — Судя по нашим данным, эта женщина занималась рекламой косметики. И вдруг вмешалась в борьбу на стороне бандитов.

— Сам не пойму. Может, мы в чем-то просчитались, — предположил Демидов, когда в комнату влетел тот самый сотрудник, которому Корниенко поручил провести опознание.

— Соседи сказали, что это не хозяйка квартиры, — доложил он, — что хозяйка здесь уже несколько месяцев не появлялась. А эта женщина снимала квартиру.

— Как ее фамилия?

— Никто не знает.

— Везите ее к нам, — распорядился Корниенко, — и сообщите, есть ли у нас на нее данные.

— Мы были правы, — сказал он Демидову, — это не Деружинская.

— Нужно проверить всех знакомых Слепнева. Думаю, эта «амазонка» — одна из них, — предположил Демидов. — Кто мог подумать, что здесь окажется сам Слепнев. Знай я об этом заранее, подогнал бы наших ребят. Уж тогда бы он ни за что не ушел.

— Значит, его все-таки подставили, — проговорил Корниенко, — интересно, что собираются предпринять дальше бандиты, в частности сам Слепнев.

— На месте Полетаева я не стал бы возвращаться в Москву до пятницы, — вдруг сказал Демидов. — Слепнев, если он жив, теперь в бешенстве, как раненый зверь. И остановить его невозможно. Разве что пулей. Не завидую тем, кто подсунул нам эти трупы. Теперь у бандитов, судя по всему, начнутся разборки.