День гнева

Абдуллаев Чингиз

День второй. Лондон

14 часов 00 минут

 

На этот раз все шло точно по графику. Делегация во главе с Полетаевым приехала в «Дорчестер» без пяти два, банкиры уже ждали в банкетном зале. Здесь были представители крупнейших западных банков, в том числе «Барклая», «Ллойда», «Вестминстера» и других гигантов не только Великобритании, но и Западной Европы.

Руднев, приехавший с Полетаевым, подозвал к себе Суслову:

— Все проверили?

— Все, — ответила подполковник. — До мелочей. Наши сотрудники будут дежурить у обеих дверей банкетного зала. Генеральный менеджер обещал перекрыть вход в отель.

— На всякий случай оставь одного человека в холле.

— Там будет Дронго, — напомнила Елена.

— Наш сотрудник не помешает, — холодно возразил Руднев. — Дронго всего-навсего эксперт, пусть даже очень талантливый. Он лично не отвечает за охрану Полетаева. Для Дронго это всего лишь одна из его логических задач.

— Хорошо. Выставлю дежурного и в холле.

— Я возьму на себя коридор, а ты — комнату за банкетным залом, — сказал Руднев. — Что находится внизу под залом?

— Прачечная. Но ее закрыли. А наверху небольшой банкетный зал. Туда обычно приходят на ленч постоянные клиенты отеля. Оба этажа держит под контролем служба безопасности отеля.

— Надеюсь, — сказал Руднев.

Ровно в два часа начались переговоры. Полетаев изложил ситуацию, сложившуюся в России. Официанты разносили блюда, но министру было не до еды. Руднев постоянно держал в поле зрения своих сотрудников. Один из них стоял с ним рядом в коридоре, у входа в банкетный зал. Суслова и второй офицер проверяли всех проходивших через соседнюю с банкетным залом комнату. Суслова чувствовала себя неловко, поскольку в зал входили в основном мужчины, и перепоручила это дело своему напарнику. Еще один офицер находился в холле отеля. Четвертый сотрудник группы Руднева спустился вниз, чтобы проверить прачечную и заодно проконтролировать работу сотрудников службы безопасности отеля.

Дронго сидел в баре. Перед ним стояла большая фарфоровая чашка чаю с молоком. Он никогда не обедал в столь ранний час, так же как европейцы и американцы. Со своего места он хорошо видел, кто входил в отель через парадный вход. Там дежурили сотрудники службы безопасности и один из офицеров группы Руднева. Вдруг Дронго заметил входившего в отель человека и нахмурился. Знакомое лицо. Первым побуждением Дронго было вскочить из-за стола и остановить показавшегося ему подозрительным типа. Но уже в следующую минуту он узнал в вошедшем писателя-сатирика, выступавшего со своими короткими рассказами и на сцене, и по телевизору. Поэтому Дронго его и запомнил.

Ровно в четырнадцать двадцать Дронго поднялся и кивнул официанту. Официант сказал, что все оплатил ему отель, и Дронго, оставив официанту два фунта и поблагодарив, вышел из бара. Пока все шло нормально. Он направился к лифту. Если кто-то вознамерится сорвать переговоры, то вряд ли решится на лобовую атаку. Здесь все-таки не Москва. К тому же вооруженная группа Руднева делала такую попытку малоэффективной. Значит, террористы вынуждены будут придумать что-нибудь другое.

Он спустился вниз, в прачечную. Может, там есть котельная, тогда при взрыве, если он произойдет, сильно пострадает эта часть здания. Дронго огляделся и стал приближаться к двери, заметив, что камера последовала за ним. И почти тотчас перед ним выросли двое.

— Вам куда? — спросил один по-английски.

— Туда нельзя, — сказал по-русски второй, узнавший в Дронго напарника Сусловой. Он видел, как Дронго подходил к подполковнику в холле отеля «Хилтон».

— Все в порядке, — улыбнулся Дронго, — ничего страшного. Мне туда и не нужно.

Он повернул к лестнице, поднялся на этаж выше. Остановился в раздумье. Дошел до следующего этажа. Здесь было тихо. Он обратил внимание, что камера и здесь следит за его передвижениями. Ничего не скажешь. Охрана отеля на уровне. Впрочем, неудивительно. Ведь в отелях такого класса часто останавливаются главы иностранных государств, послы, министры, звезды шоу-бизнеса, поэтому служба безопасности здесь должна соответствовать мировым стандартам.

— Извините, — услышал он за спиной голос и, обернувшись, увидел уже знакомую ему молодую женщину.

— Добрый день, графиня.

На ней были темные вельветовые джинсы, светлая футболка и безрукавка из серой шерсти. Она скорее походила на студентку английского колледжа, чем на графиню, остановившуюся в одном из самых дорогих отелей Лондона.

— Странно, — произнесла она, — я думала, вы случайно оказались на улице рядом со мной. Вам поручено меня охранять?

— Нет, я действительно там оказался случайно.

— Откуда вы знаете, что я графиня?

— Мне сказал об этом генеральный менеджер отеля. Очевидно, кто-то сообщил ему, что я вам помог.

Он хотел извиниться и пойти дальше, но она снова спросила:

— Значит, вы не местный?

— Нет. Разве вы не слышите, что я говорю с акцентом?

— Шотландцы тоже так говорят. Впрочем, нет, вы не шотландец. Неужели итальянец?

— Меня часто принимают за вашего земляка, — ответил он по-итальянски, — но, увы, это не так.

— У вас сильный акцент, но говорите вы хорошо. Вы испанец? — спросила она по-итальянски.

— Нет. Не нужно гадать, графиня. Я не европеец. И приехал сюда в командировку. По-английски я говорю свободнее, чем по-итальянски. Простите меня.

Он снова повернулся, чтобы уйти, когда она обратилась к нему, теперь уже по-английски:

— Подождите. Я хотела извиниться. Я думала, вас приставил ко мне отец. Он всегда нанимает частных детективов, чтобы охраняли меня. До сих пор считает маленькой.

— Возможно, он делает это из любви к вам.

— Не знаю, меня это то забавляет, то раздражает. А вы живете в этом отеле?

— Да, в четыреста пятнадцатом, — сказал он, посмотрев на часы, и подумал, что надо спуститься в холл.

— У вас дела, — сказала графиня, — извините, что приняла вас за частного детектива.

— Что же в этом плохого? По-моему, занятие вполне достойное. Вы так не думаете?

— Так вы все-таки детектив? — спросила она. — Зачем же морочить мне голову?

— Сколько вам лет? — спросил Дронго.

— Двадцать два. Я уже совершеннолетняя, — ответила она с вызовом.

— Прекрасно. Но не думайте, что вы центр вселенной. И что все детективы занимаются только вами. — Он кивнул и пошел к лифту.

«Девчонка. Впрочем, почему девчонка? Ей двадцать два. Вполне взрослая. В двадцать два я уже закончил университет. Это для меня она девчонка. — Он вдруг с грустью подумал, что годится ей в отцы. — Почти в отцы. Семнадцать лет разницы. Черт возьми, в ее глазах я уже настоящий старик».

В холле все было спокойно. Дронго прошел в бар, сел на свое место и попросил официанта принести чашечку чаю. Скоро три. Видимо, переговоры в самом разгаре. К шестнадцати должны завершиться.

Дождавшись чаю, он подошел к дежурившему в холле сотруднику ФСБ.

— Как там дела? — спросил Дронго.

— Все в порядке, — ответил фээсбэшник, поправляя микрофон.

Дронго вернулся на свое место. Прошло еще минут двадцать. Он следил за входом, когда заметил вышедшую из лифта графиню Вальдарно. Она явно кого-то искала. Походила по холлу и, посмотрев в сторону бара, увидела Дронго.

«Зачем она спустилась вниз, только девчонки тут не хватало», — раздраженно подумал он, невольно залюбовавшись ее фигурой.

Она между тем уже направлялась к нему.

— Я не хотела вас обидеть, — сказала графиня.

— А я и не обиделся, — ответил он, следя краем глаза за парадным входом, — не такой я чувствительный.

— Мне надоел постоянный контроль отца, — вздохнула она.

— Понимаю. Хотите чего-нибудь выпить?

— Только не чай с молоком, — ответила она, глядя на его чашку.

Он улыбнулся.

— Чего же вы хотите?

— Джин-тоник, — ответила она и снова спросила: — Вы действительно детектив?

— Похоже, что да. Но далеко не все так считают.

— Значит, вы неудачливый детектив, — заявила она, — такое тоже бывает.

— Джин-тоник, — сказал он подскочившему официанту.

— Почему неудачливый? Как раз наоборот. Очень удачно вытащил вас из-под машины.

— Это не в счет, — нахмурилась она, — надеюсь, вы понимаете, в каком я была состоянии?

— А сейчас в лучшем?

— Нет, — призналась девушка, — хочется куда-нибудь поехать, развлечься. Ненавижу обедать в одиночестве.

— Можно обедать в ресторане, а не в персональном банкетном зале.

— Откуда вы знаете?

— Мне рассказали. Не надо быть такой подозрительной. Честное слово, я не слежу за вами.

— И я должна делать вид, что вам верю? — спросила она.

— Что вы хотите этим сказать? — Он поднес к губам чашку и не успел сделать глоток.

— Почему тогда заменили горничную на этаже? Обычно по четным дням убирает Лаура. Она из Пакистана, и я хорошо ее знаю. А сегодня вместо Лауры прислали какую-то молодую и очень противную. Я дважды пыталась заговорить с ней, ответить не может по-человечески. Лицо злое — не улыбается. Целый день из туалета не выходила. Не знаю, что она там делала, ведь, кроме меня, туда никто не заходит.

У Дронго задрожала рука, и он осторожно поставил чашку на стол.

— Как вас зовут?

— Джил. Джил Вальдарно.

— Вы хотите сказать, Джил, что на вашем этаже сегодня работала новая горничная?

— Ну да. Видимо, заметили, что с прежней у нас доверительные отношения, и заменили ее.

— Подождите, — явно волнуясь, сказал Дронго, — в каком именно туалете была новая горничная? У вас в номере?

— Нет. В том, что рядом с малым залом, где я обедаю. Его еще называют залом Людовика Четырнадцатого. Я вам говорила, что обедаю одна, а она весь день этот зал убирает и туалет тоже, как будто…

Он не дослушал. Вскочил с места, даже не заметив, что толкнул женщину, и, ни слова не говоря, едва не сбив с ног официанта с подносом, подбежал к портье.

— Срочно найдите начальника службы безопасности! — крикнул Дронго. — Это очень важно!

Испуганный портье не успел ответить — словно из-под земли вырос генеральный менеджер.

— Кто из горничных дежурит сегодня на втором этаже? — быстро спросил Дронго. — Как ее имя?

— На втором, — смутился Уилкинсон, — кажется, Лаура, а почему вы спрашиваете?

Он взглянул на Дронго и изменился в лице.

— Лаура, — пробормотал он, — она обычно там убирает…

— Быстро эвакуируйте людей, — сказал Дронго, бросаясь к лифту, — выведите всех из правого крыла здания. В отеле заложена бомба. Не медлите.

Все, кто был в холле, изумленно смотрели на Дронго, бежавшего к лифту, не понимая, что происходит.

— Выводите людей из отеля, — приказал испуганный менеджер, — только без паники.