Дамы убивают кавалеров

Поделиться с друзьями:

Когда юный хакер Леня, ночью пролетая на желтый свет, врезался в джип и увидел его хозяев, ему показалось, что это кошмарный сон. И он не ошибся – это был кошмар, но наяву. Джип принадлежал всемогущему представителю одной из кавказских группировок, контролирующей пол-Москвы. Вот так и получилось, что Ленчик подсадил маму и тетю Катю на огромные деньги. Правда, Катин друг, частный детектив Паша Синичкин, скостил сумму до двенадцати тысяч долларов. Ну ничего, Ленчик им отомстит… Но через несколько дней его вычислили и похитили средь бела дня. Теперь за него требуют полмиллиона «зеленых». Доведенные до отчаяния мать и тетка решают действовать на свой страх и риск…

Пролог

Леня Коноплев даже представить себе не мог, что через пятнадцать минут на него свалится огромная беда. Настолько огромная, что накроет его целиком, с головой. Его самого – и всю его семью.

Он ехал по ночной столице на маминой «девятке». Уверенно рулил, небрежно курил (чего уж греха таить!) и наслаждался разворачивающейся перед ним красотой. В два часа ночи Москва чертовски красива.

На улицах ни души. Ртутные фонари. Самые эффектные столичные здания расточительно подсвечены молочно-белыми прожекторами. Бесполезно горят в ночи бензоколонки. У обочин, на автобусных остановках, бдительно светятся белые будки дозаправки иным горючим – спиртным и сигаретами.

Леня возвращался от Машки. Душа пела. Машка, кажется, любит его!

Эпилог

«Восьмерка» Павла Синичкина удалялась, километр за километром, от страшной пятиэтажки на Казанском шоссе.

Рулил, естественно, Паша – никого, даже своих, не пускал он за руль собственного авто. Синичкин вымученно улыбался и старался переключать передачи как можно небрежней. Но, однако, теперь его «восьмерка» ехала отнюдь не так, как полтора часа назад. Двигалась она медленно и неуверенно – совсем не по-московски. Павел периодически отрывался от руля и прикладывал к малиново-синей ссадине на лбу мокрый платок. Другой платок, на его затылке, держала Катя – она сидела рядом. Катя то и дело тревожно поглядывала на Пашу. Наконец предложила:

– Пашунь, давай я поведу, а?

– Отставить разговорчики, – с вымученной бравадой отвечал Паша.

Спасенный Ленчик, помещавшийся вместе с Дашей на заднем сиденье, пропищал: