Буддийская практика: путь к жизни полной смысла

Гьяцо Тензин

ОТКАЗ ОТ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

 

Буддийский обет нравственности прежде всего предполагает обретение прибежища — в Будде, в состояниях осознания и в духовном сообществе. Прибежище — основа практики нравственности. Будда учит нас, как найти прибежище от страданий и ограниченности мышления, но главное прибежище, или источник защиты, буддисты находят в состояниях осознания, достигаемых посредством практики нравственности, медитации и мудрости.

Буддизм учит, что свои положительные качества и достижения нужно скрывать, подобно тому, как скрывают светильник внутри сосуда. Не следует выставлять их напоказ, если для этого нет достаточных оснований. Если кто-то, достигнув Освобождения, скажет: "Я освобожден", это будет считаться, пусть и не особо тяжким, но нарушением монашеских обетов. Как раз поэтому одному человеку обычно бывает нелегко определить, на какую ступень внутреннего опыта поднялся другой. Мне доводилось встречать людей, чье духовное развитие было высочайшим. В монастыре Намгель, где я жил, был один не столь уж высокоученый монах, бежавший из Тибета в Индию примерно в 1980 году. Мы были с ним хорошо знакомы, и как-то раз во время непринужденной беседы он рассказал, что за время восемнадцатилетнего пребывания в застенках у китайских коммунистов ему не раз угрожала серьезная опасность. Я подумал, что речь идет об угрозе его собственной жизни, но когда спросил, о какой опасности он говорит, монах ответил: "Утратить чувство сострадания к китайцам". Он считал это опасностью! Большинство из нас испытывали бы гордость, рассказывая, как мы разозлились по тому или иному поводу, как будто гнев делает нас героями.

Мы были очень дружны с одним ламой — приверженцем традиции Друкпа-кагью. Мы часто виделись и никогда не упускали случая подшутить друг над другом. Однажды я спросил ламу о его духовном опыте. Лама рассказал мне, что, когда он был юношей, его учитель велел ему выполнить подготовительную практику — сделать сто тысяч простираний Будде, его Учению и духовному сообществу. Рано поутру и поздно вечером он должен был выполнять эти простирания на низком помосте, длина которого равнялась его росту. Учитель медитировал в темноте в соседней комнате, и, чтобы обмануть его и заставить думать, будто он простирается, мой знакомый стучал башмаками по помосту. Многие годы спустя, уже после "ухода" учителя, этот лама медитировал в уединении в пещере и вдруг вспомнил великую доброту, которую проявлял его учитель долгие годы, расплакался и не мог унять слез. Он почти лишился чувств, но потом пережил состояние ясного света и практиковал его в течение длительного времени. Позже, после ряда успешных медитаций, этот лама обрел способность ясно помнить свои прошлые жизни.

Эти услышанные из первых уст рассказы вдохновили меня. Сегодня, безусловно, есть практикующие, которые близки к тому, чтобы достичь состояния будды. Встречи с этими людьми вдохновляют нас, придают нам решимости; благодаря им учение оживает. Именно так духовное сообщество дает практикующим примеры для подражания, которые помогают им обрести прибежище.

Три вышеперечисленные составляющие — Будда, состояния осознания, учения об этих состояниях и духовное сообщество — суть те внешние факторы, которые способны положить конец страданию в большей степени, чем всё то, что вы делали прежде. Однако буддисты не обращаются к ним с просьбой даровать счастье. Счастье приходит, когда Учение применяется на практике. Будда учит нас, как найти истинное прибежище, как практиковать Учение, но основная ответственность лежит на вас, на том, как вы сами его применяете. Для того чтобы заложить основы истинно духовного состояния, свободного от страданий и ограниченности, нужно придерживаться следующей практики:

определить десять негативных действий (см. "Нравственность личного освобождения" в главе 2);

определить десять позитивных действий (противоположных негативным);

избегать первых и совершать вторые.