Бакинский бульвар

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 15

 

Мы приехали в город, когда на автобусной станции уже почти не было ни машин, ни людей. Буквально на последнем автобусе. Видели бы вы нашу центральную автобусную станцию, выстроенную недавно. Некое футуристическое сооружение, очень похожее на дворец миллениума в Лондоне. Теперь нужно было решить, куда нам идти. Шел второй час ночи. Раньше мне казалось, что у меня в городе полно знакомых, а когда попала в сложную ситуацию, то поняла, что нельзя никому доверять, даже самым близким. Ехать к Кериму я просто боялась. Честное слово, в глубине души я все-таки верила, что мой брат не может быть таким подлецом, чтобы сдать меня убийцам. Ни за какие деньги. Он держал меня на руках, когда я была маленькой, водил в детский сад, встречал, когда я возвращалась из школы. Нет, я все равно не поверю, что он стал законченным подлецом. Но убийцы приехали именно по тому адресу, который я дала только ему. Если он ни при чем, откуда они его узнали? Нет, я не могу рисковать. Если они узнали мой адрес случайно, когда я позвонила Кериму, значит, могут оказаться там, если я спрячусь у них дома. И тогда убьют не только меня с Алиной, но и моего брата с его стервозной женой. А я этого не хочу. К сестре я тоже не могу поехать – у них две дочери. Тем более нельзя спрятаться у родителей, где сейчас находится мой сын. Тогда куда нам податься? Я с надеждой посмотрела на Алину, может, она что-нибудь подскажет.

– Что будем делать? – словно подслушала мои мысли Алина. – Судя по твоему лицу, у тебя нет никаких идей.

– Нет, – жалобно согласилась я. – Понятия не имею, куда идти. Может, снимем номер в отеле?

– У тебя так много денег? – насмешливо осведомилась Алина. – Кроме того, там нужно предъявить свой паспорт. Он у тебя с собой?

– Нет.

– И я не захватила. Значит, в гостиницу нас не пустят… Ладно, хватит ныть. Здесь недалеко, в поселке Хырдалан, живет мой знакомый художник. Поедем прямо к нему.

– Во втором часу ночи?

– Именно во втором. Мои знакомые могут принять нас в любое время дня и ночи, в отличие от твоих знакомых дипломатов и сотрудников «БП», которых нужно предупреждать за неделю до прихода.

Алина достала свой телефон и уже собиралась набрать номер знакомого художника, когда я ее остановила:

– Здесь есть автоматы. Давай позвоним оттуда. Они могут прослушивать и твой телефон.

– Чистый детектив, – улыбнулась Алина, подходя к автомату.

Хорошо, что у нее была с собой телефонная карточка. Я набрала номер Керима. Даже если он меня действительно сдал, я все равно его люблю.

– Алло, Керим, здравствуй. Где ты находишься?

– Я уже въехал в поселок. Минут через пять буду на месте.

– Остановись. Никуда не езжай. Алло, ты меня слышишь. Остановись и никуда не езжай. Нас там нет.

– Как это нет? А где?

– Далеко. Мы с Алиной сбежали из дома.

– Почему?

– Керим, послушай. За мной охотятся убийцы. Они сейчас в доме. Позвони в местную полицию, но сам там не появляйся. Они уже убили мою домработницу и двух сотрудников МНБ. Ты слышишь меня?

– Фарида, что с тобой? Что ты говоришь?

– Не смей там появляться, я потом тебе перезвоню. – Я вытащила карточку и посмотрела на Алину.

– Ты его напугала до смерти, – хмыкнула она и стала набирать знакомый ей номер. На том конце почти сразу ответили.

– Эльмар, здравствуй. Извини, что беспокою тебя. Мы с подругой случайно оказались на центральной автобусной станции и теперь не можем вернуться в мой поселок. Автобусы уже не ходят, а такси везут туда за деньги, на которые можно купить авиабилет в Москву. Ты нас не выручишь? Да, мы здесь, на станции. Спасибо, я не сомневалась. Ждем. Подруга? Да, очень симпатичная.

– Ты с ума сошла? – всполошилась я, когда она повесила трубку. – Какая симпатичная подруга? Ты еще «Мимино» вспомни. Может, он не один приедет, а с каким-нибудь летчиком-грузином? Я никуда не поеду.

– Тогда будешь сидеть всю ночь на автобусной станции, – спокойно проговорила Алина. – Тебя так больше устраивает? Этого художника я знаю уже много лет. Ни о чем не беспокойся. На твоем месте я бы мечтала о таком парне, как Эльмар. Очень хороший парень, и, между прочим, очень талантливый художник. А ты все сидишь одна и киснешь, как старая дева, боясь с кем-либо встречаться, чтобы не опозорить свою семью. Глупости какие! Разве можно любовью опозорить семью? Ты в тридцать пять лет сама себя хоронишь.

– Мне только тридцать четыре, – поправила я Алину.

– Какая разница? За всю жизнь у тебя было только двое мужчин. Мужа я не считаю, это святое, а твой бывший любовник Вугар – скучный и примитивный тип. Ты сама его так называла.

– Не двое. – В меня словно вселился дух противоречия. – У меня был еще один мужчина, – призналась я. – Именно поэтому они и хотят меня убить. Вчера ночью я была в номере арабского бизнесмена, который приехал для переговоров в нашу компанию.

– Не может быть! – ахнула Алина. – Ты спала с иностранцем? Никогда в жизни не поверю.

– Представь себе. Мы вчера только утром познакомились.

– И ты сразу нырнула к нему в постель? Ну, милая, просто удивила. Неужели правда ты решилась на такой невероятный шаг?

– Я тебя не обманываю. Ночью была у него, а утром его застрелили, когда я уже уехала. И поэтому они теперь ищут меня. Наверное, считают, что я знаю какие-то его секреты. А я ничего не знаю.

– Подожди, подожди, про секреты потом, – оживилась Алина. – Значит, ты пошла встречаться с этим арабом. Ну, расскажи, расскажи, как там было. Умоляю, только правду.

– Ничего особенного. Он предложил мне подняться к нему, я, конечно, сразу отказалась. Тогда он начал просить, убеждать, рассказывал, как влюбился в меня с первого взгляда. Но я ему категорически отказывала.

– Это на тебя похоже. Но он хотя бы тебе нравился?

– Ужасно понравился. Молодой Омар Шариф. Потом я решила уехать домой, а он буквально в ногах валялся, чтобы не уезжала.

– И ты не уехала?

– Конечно, уехала.

– Господи, какая ты дура! – в сердцах бросила Алина. – Что было потом?

– Ничего не было. Он поехал за мной.

– А как он узнал твой адрес?

– Не знаю. Наверное, позвонил кому-нибудь из сотрудников. – Я так вдохновенно лгала, что самой стало неловко.

– И ты его впустила?

– К себе? Конечно, нет. Он стоял за дверью и просил меня открыть. Но я не сдавалась. Тогда он сказал, что не уйдет до самого утра. Мне было неудобно перед соседями и пришлось открыть.

– Он сразу набросился на тебя?

– Нет. Конечно, нет. Он вел себя как настоящий рыцарь. Терпеливо ждал, пока я оденусь и поеду вместе с ним.

– Рассказывай, что было потом?

– Потом мы приехали в нему в отель и поднялись в его номер. Он уже заказал шампанское, клубнику. Все по высшему разряду. Ты бы видела, каким нежным он был, каким внимательным… – Боже, оказывается, мне нравится врать. – Он раздел меня за несколько секунд быстрыми, неуловимыми движениями, словно проделывал это сотни раз. Наверное, у него большой опыт. А я держалась как дура, даже не понимая, что именно он делает в этот момент.

– И у вас был секс? – замирая от восторга, спросила Алина.

– Еще какой!..

– Только честно. Ты всегда говорила, что никогда в жизни не позволишь себе никаких извращений. Вы с ним занимались…

Я многозначительно посмотрела на нее и кивнула головой. Ее глаза расширились от восторга и ужаса.

– И у вас все было?

– Да.

– Ты просто героиня. Первый раз в жизни, и с иностранцем. Подожди, а он хотя бы предохранялся?

– Конечно. Он же иностранец, понимает, что по-другому нельзя.

– Ой, какая ты молодец!

– Но его убили.

– Ничего, найдешь нового. Теперь будет нетрудно.

Я хотела ей возразить, но в этот момент недалеко от нас затормозил большой внедорожник – очень старый и потертый. За рулем сидел парень лет тридцати или чуть больше со смешной жидкой бородкой, растрепанными волосами, большим кривым носом. На нем была какая-то темная куртка и широкие серые брюки. Он вышел из машины и подошел к нам. Мы встали со скамейки.

– Это моя подруга Фарида, – познакомила нас Алина, – а это мой друг Эльмар, самый гениальный художник всех времен и народов. Между прочим, недавно две его картины купили поляки.

– Не поляки, а венгры, – улыбнулся Эльмар. – Идемте в машину. Как вы оказались в такое время одни на автобусной станции?

– Приехали из Сумгаита, – соврала Алина. – Мне кажется, что ты не особенно рад. Две красивые молодые женщины готовы отправиться к тебе в гости, а ты спрашиваешь, что мы здесь делаем? Представляешь, какое количество мужчин сейчас умирали бы от счастья и восторга?

– Я тоже вполне счастлив, – кивнул Эльмар, приглашая нас в свой автомобиль.

Потом мы еще минут двадцать петляли по разным закоулкам, пока наконец не въехали во двор его большого двухэтажного дома. Он пригласил нас пройти в дом. На первом этаже у него располагалась мастерская и еще несколько комнат, в том числе и кухня с красиво выложенным камином. И еще здесь была просторная гостиная с длинным дубовым столом, за которым могли собраться человек двадцать гостей. На втором этаже находились три спальные комнаты. Эльмар сразу предложил нам одну из них, так называемую гостевую. В ней было напихано полно разной мебели, казалось, что в его дом свозилась мебель из города в течение последних пятидесяти лет. Чего только здесь не было! И двуспальная румынская кровать из уже забытого гарнитура «Д-10», и шкаф от другой мебели, «Феллеак», и стулья из югославской мебели, и столик от польской. Даже желтое трюмо ереванского производства, модное в пятидесятые годы. Все, что когда-то было невероятным дефицитом.

– Вы будете есть? – раздался снизу его голос.

– Обязательно. Умираем с голода! – крикнула Алина.

– Сейчас скажу Рае, чтобы все для вас приготовила.

– Кто такая Рая? – тихо уточнила я.

– Его натурщица, – так же тихо ответила Алина. – Очень симпатичная женщина, хотя и в теле. Ему нравятся большие формы. Ей двадцать семь или двадцать восемь, и последние несколько лет она живет здесь.

– В качестве любовницы?

– Не совсем. Она просто живет здесь и помогает ему по хозяйству.

– Что значит не совсем? Она не его любовница?

– Не совсем! – снова повторила Алина, отводя глаза.

– Они спят вместе? – Кажется, я становлюсь грубой и невоспитанной. Наверное, события этой ночи так на меня подействовали.

– Иногда.

– Ты можешь нормально объяснить?

– У них свободные отношения. У него могут быть свои женщины, у нее свои мужчины. Они не связаны друг с другом никакими обязательствами.

– Теперь ясно. Свободные отношения, – презрительно хмыкнула я.

А Алина расхохоталась, довольная произведенным эффектом. Она взяла с кресла плед и закуталась в него, словно ей было холодно. В доме действительно довольно прохладно. Наверное, центрального отопления нет, а свои камины он пока не топит, кроме кухонного. Я почувствовала, что тоже озябла. Алина протянула мне второй плед и сказала:

– Пойдем вниз. Они наверняка готовят что-нибудь вкусное. Рая потрясающе готовит, просто пальчики оближешь.

– Мне нужно позвонить.

Я боялась, что Керим может приехать к Алине и нарваться на убийц. Хотя они наверняка уже оттуда убрались, да и я предупредила брата, но все равно, мало ли что? И еще обязательно надо найти Вагифа и рассказать ему о предательстве полковника. Если, конечно, я решусь позвонить. Но молча сидеть и чего-то ждать тоже нельзя. Я спустилась вниз вместе с Алиной.

Она оказалась права. Рая была похожа на кустодиевских красавиц. Возможно, мама у нее украинка или русская казачка, а папа из северных азербайджанцев, они все светлые. У нее пышные формы, большая грудь, круглое лицо, на щеках ямочки. Рая уже ставила на стол разные вкусности, и у меня прямо слюнки потекли. Но все же я должна позвонить. Я попросила у Эльмара его мобильный телефон и снова поднялась в спальню, чтобы меня никто не подслушал. Набрала номер Вагифа и наконец услышала его встревоженный голос:

– Алло, кто говорит? Алло!

– Это я, – почему-то дрожащим голосом произнесла я.

– Куда ты пропала? Мы ищем тебя по всему городу!

– Меня чуть не убили.

– Я знаю.

– Полковник Садыхов. Он вывел меня из дома.

– Он хотел тебя спасти.

– Нет, полковник хотел меня сдать! Он – предатель.

– Ты ошибаешься. Он собирался тебя спасти. Садыхов получил информацию от своего агента о твоем готовящемся убийстве.

– Он хотел меня сдать, – упрямо повторила я.

– Мы поговорим об этом при встрече, – предложил Вагиф. – Скажи, где ты находишься?

– Сначала позвони Кериму. Он поехал в бывший поселок Разина, к дому моей подруги. И не доверяй Садыхову. Это я ударила его по голове твоим пистолетом. А где нахожусь, не скажу. Я сказала Кериму, и вместо него ко мне приехали сразу двое убийц.

– Вместо меня к тебе никто не приедет. Скажи, где ты сейчас? Мы все равно сможем определить по твоему телефону, но на это уйдет время.

– Почему они так упрямо хотят меня убить? Я ничего не знаю.

– Наверное, они думают, что знаешь. Где ты прячешься? – настойчиво повторил Вагиф.

– В поселке Хырдалан. Только приезжай сам, иначе я опять убегу.

– Не убегай. Я приеду. И если кто-то приедет вместо меня, значит, он тебя обманывает. Я сам приеду к тебе. Назови адрес.

– Я не знаю адреса. Мы здесь у художника. Его зовут Эльмар.

– Передай ему телефон.

Я спустилась вниз и передала трубку Эльмару, уже сидевшему за столом. Кажется, им втроем очень весело. Они пили вино и смеялись. Эльмар взял телефон и довольно долго объяснял, где именно он живет. А потом снова отдал его мне.

– Я приеду к вам минут через тридцать-сорок, – сообщил Вагиф. – Никуда не уходи.

– Хорошо. Буду ждать. Только перезвони Кериму, я волнуюсь за него.

– Не волнуйся. Все сделаю.

Теперь, кажется, все в порядке. Человек, который хранит мою юношескую фотографию, не станет меня сдавать ни за какие деньги. Надеюсь, что генералов у нас еще не подслушивают и он действительно будет здесь минут через сорок. Откуда я могла знать, что произойдет через полчаса?

– Садись ужинать с нами. – Эльмар со всеми гостями сразу переходит на «ты».

Я с удовольствием присоединяюсь к ним. На кухне горел камин. Было тепло и уютно. Я взяла кусок прожаренной курицы и с удовольствием начала есть, запивая холодным и вкусным вином. Неужели этот длинный день наконец закончится?

Интерлюдия

Вагиф Асланов узнал, где именно находится исчезнувшая из его дома Фарида. Он вышел от министра достаточно поздно. Министр МНБ был в ярости, уже много лет в Баку не случалось ничего подобного. Сначала загадочное убийство арабского бизнесмена, затем двое убитых сотрудников самого министерства, погибшая домработница и вдобавок убитый руководитель филиала известной британской компании. Все за один день. Министр собрал всех своих заместителей, невзирая на поздний час.

– В понедельник утром я буду докладывать президенту о том, что у нас произошло в субботний вечер, когда большинство людей отдыхает, – недовольным голосом начал он. – Я собрал вас, чтобы вы прочувствовали свою ответственность. Все четыре убийства связаны между собой и, судя по почерку и характеру преступлений, совершены одними и теми же людьми. Значит, наша задача вычислить их до утра понедельника. Вычислить, найти и арестовать. По нашему городу не могут ходить убийцы, безнаказанно убивают уже наших офицеров. Поэтому я приказываю найти этих преступников любой ценой. Если понадобится – выведите на улицы весь оперативный состав, задействуйте свою агентурную сеть, но найдите бандитов.

Министр повернулся к одному из своих заместителей:

– Вы считаете, что это убийство связано с реорганизацией проекта «Набукко»?

– Англичане и арабы пытались договориться, – пояснил заместитель министра, – а теперь из-за этого убийства, возможно, совместный проект будет остановлен. Мы пока не исключаем вариант с российскими спецслужбами, хотя они никогда не позволяли себе действовать так топорно и нагло.

– Какие еще варианты рассматриваются?

– Убийство руководителя филиала компании «БП» позволяет исключить европейские и американские спецслужбы, – продолжал заместитель. – Возможно, иранская, но тогда непонятно, зачем убивать арабского бизнесмена? Если российская, почему убрали двух наших офицеров? Аналитики пока не дают однозначного ответа. Ясно, что убийцы охотятся за пресс-секретарем компании Фаридой Велиевой, которая была знакома с убитым арабским бизнесменом Омаром Халедом и работала под руководством погибшего у своего дома Питера Финли.

– Где она сейчас? – поинтересовался министр.

– У меня дома, – доложил Асланов.

– В таком случае поговорите с ней. Возможно, она сама не понимает, носителем какой информации является.

Затем перешли к анализу политической ситуации вокруг нового трубопровода, и совещание затянулось еще на полтора часа. Когда Асланов вышел от министра, он сразу отправился в посольство Великобритании. Именно ему было поручено проинформировать посла и консульскую службу об убийстве британского гражданина Питера Финли. По дороге в посольство он пытался дозвониться до Фариды, но ее мобильный был отключен, а городской телефон в его квартире не отвечал. Возможно, она уснула, решил Вагиф.

Разговор с послом и консулом занял не так много времени. Зная его генеральский статус, у него не отобрали при входе мобильник, хотя попросили отключиться. Когда, выходя из посольства, он снова включил его, то сразу услышал звонок. Звонил майор Мехтиев.

– У нас неприятности, – сообщил он. – Исчезла госпожа Велиева.

– Как это исчезла? – не понял генерал.

– Полковник Садыхов получил срочную информацию от своего осведомителя о том, что двое преступников собираются проникнуть в вашу квартиру, чтобы убить там госпожу Велиеву. Он успел опередить их, вывел ее из дома, но попал в автомобильную аварию. В больнице ему оказали первую помощь, но госпожи Велиевой в машине уже не было.

– От кого получены сведения?

– От агента Философа. Он вышел на преступников.

– Кто они? Из какой страны?

– Пока неизвестно. Садыхов довольно сильно пострадал, но после перевязки вернулся в свой кабинет. Не уходит, хотя врачи приказали ему ехать домой. Он переживает за женщину, говорит, что она не совсем адекватно представляет себе ситуацию.

– Правильно говорит, – согласился Асланов. – Она за последние сутки столько всего пережила, что могла просто сойти с ума. Зачем он полез ко мне домой? Ведь она могла спокойно там отсидеться.

– А если бы они сказали, что посланы вами? – возразил Мехтиев. – Полковник считал, что не имеет права так рисковать.

– Он должен был меня проинформировать.

– Каким образом? Вы были на совещании у министра, а потом поехали в посольство Великобритании.

– Правильно, я только сейчас оттуда вышел. Отправьте оперативную группу на место происшествия, пусть ищут Велиеву. И оставьте оперативников у моего дома. – Вагиф устало откинул голову на спинку кресла.

Буквально через минуту перезвонил сам полковник Садыхов и сообщил:

– Я уже вернулся в свой кабинет, господин генерал.

– Что у вас произошло?

– Я получил срочное сообщение от моего агента. Нужно было принимать меры, а вы были на совещании. Поэтому я решил вывести ее из дома. Дал ей ключи и предложил подождать в моей машине, пока проверял, кто именно подходит к дому. Затем прошел к машине, но она была сильно напугана. Кричала, что убили ее домработницу и теперь могут убить и ее… Потом неожиданно достала из сумочки пистолет и ударила меня рукояткой по голове. Она была в таком состоянии, что я ее даже пожалел…

– Куда она побежала?

– Не знаю. Я приказал взять на прослушивание мобильный ее брата. Понимаю, что не имею права прослушивать телефон высокопоставленного сотрудника прокуратуры, но я хотел ее спасти. Она сообщила, что прячется в бывшем поселке Разина, и я послал туда оперативную группу. Но, к сожалению, они прибыли слишком поздно.

– Что значит – поздно?

– Там уже никого не было. Ни хозяйки дома, ни госпожи Велиевой, ни возможных убийц.

– Вы поступили правильно, – одобрил его действия Асланов.

Его автомобиль ехал по проспекту Нефтяников к зданию МНБ. Как только закончился разговор с полковником, ему тут же позвонила Фарида. Она взволнованно пыталась объяснить, что Садыхов предатель и собирался сдать ее убийцам, но Асланов привык доверять фактам. Завтра утром агент Философ объяснит, как он узнал о готовящемся покушении на Фариду, а пока следовало ее успокоить. Узнав адрес дома художника, Асланов приказал вызвать двух оперативников и вместе с ними поехал по указанному адресу. Он не мог даже предположить, что в тот момент, когда он вышел из здания посольства Великобритании, за его автомобилем следовала другая машина, в которой направленным радаром считывалась информация с закрытых стекол его автомобиля, и сидевшие в машине люди узнали о том, где находится Фарида Велиева, одновременно с генералом Аслановым.

Только ему нужно было еще заехать в здание министерства, взять с собой двух оперативников и отдать необходимые распоряжения. Все это заняло около пятнадцати минут. В это время другая машина с другими людьми быстро неслась по направлению к дому Эльмара.