Бакинский бульвар

Поделиться с друзьями:

Фарида Велиева вот уже несколько лет возглавляет пресс-службу бакинского отделения компании «Бритиш Петролеум». По долгу службы она встретилась с прилетевшим в Баку представителем компании Омаром Халедом. Между Фаридой и Омаром стремительно завязались близкие отношения, и после ужина они бурно провели время в гостиничном номере араба. Женщина вернулась домой, а наутро узнала, что Омар убит. Через некоторое время охота начинается уже на саму Велиеву, и ей едва удается спастись. Но в результате погибает ее лучшая подруга Алина. Разгневанная Фарида решает сама найти убийцу и выяснить, кто за ним стоит…

Глава 1

Давайте познакомимся. После этих слов можно сразу закрывать книгу. Если пишет женщина, то ничего хорошего ждать не приходится. Будем откровенны, в мировой литературе практически нет женщин-классиков, которые остались бы в памяти народов мира. Великий Гомер, за право рождения которого боролись семь греческих городов, Данте Алигьери, создавший современный итальянский язык, Франческо Петрарка, воспевший любовь к своей Лауре в чудесных стихах, Мигель Сервантес, сумевший даже после плена и потери одной руки создать своего «Дон-Кихота», и вообще целый сонм гениев-мужчин – Низами, Омар Хайям, Рабле, Мольер, Шекспир, Диккенс, Бальзак, Толстой, Достоевский… Список можно продолжать до бесконечности. Женщин почти нет. Напыщенный стиль Жорж Санд, мелодраматические Шарлотта Бронте и Этель Войнич, поэтессы Марина Цветаева и Анна Ахматова до титанов явно недотягивают. Среди тех, кто почти на равных может бороться с мужчинами, – англичанка Агата Кристи, романы которой считаются классикой детективного жанра. У нее, очевидно, был такой изощренный ум. С одной стороны, язык у нее довольно примитивный, это я говорю как знаток английского, а с другой, она была весьма своеобразной женщиной, если сумела найти мужа на пятнадцать лет младше себя. Но в общем подобные редкие исключения только подтверждают общие правила. Конечно, читать исповедь женщин неинтересно и скучно. Кажется, один из классиков детективного жанра сказал, что «у женщины все сердце, даже голова».

И все-таки я решила написать свою историю. Пусть не нравоучительную, но достаточно поучительную. Не говоря уже о шпионско-детективной фабуле, которая меня просто потрясла. Но не буду забегать вперед. Начнем со знакомства. Итак, вот моя исповедь. Меня зовут Фарида Велиева, мне скоро исполнится тридцать пять лет. Так как я родилась в ноябре семьдесят шестого года, по знаку Зодиака я – Скорпион, а вот по китайскому гороскопу – настоящий Дракон. Считается, что у Драконов жизнь особенно интересная, ведь среди двенадцати существ, олицетворяющих определенный год, он – единственное мифологическое животное. Все остальные – очень даже живые: Тигр, Обезьяна, Змея; Собака, Свинья, Кот, Петух, Бык, Лошадь, Крыса, Коза – вообще домашние. Трое остальных тоже очень живы. Про Скорпионов же написано столько, что наберется на несколько томов. Мы и самые сексуальные, и самые загадочные, и самые взбалмошные, и самые-самые-самые.

Может, поэтому у меня постоянные проблемы в общении с разными людьми, хотя в гороскопы я не очень-то верю. Но с другой стороны, иногда даже интересно, насколько гороскоп того или иного человека совпадает с его характером. Я родилась в приличной интеллигентной бакинской семье. Отец у меня был к тому времени уже главным инженером крупного завода, а мама работала завучем в средней школе. Поженились они в шестьдесят пятом, а в шестьдесят шестом родился мой старший брат Керим. Маме тогда было чуть больше двадцати, и она еще училась в педагогическом вузе, а папе – только двадцать шесть, он был еще рядовым инженером. В семидесятом у них родилась девочка, моя сестра, которую назвали Лейлой. А через шесть лет родилась и я. Очевидно, родители хотели еще одного мальчика, а вместо этого… Причем Лейла рассказывала мне, что они с уверенностью говорили о будущем мальчике и очень ждали второго сына, а родилась вторая дочь.

Не могу сказать, что меня из-за этого меньше любили. Скорее наоборот, как самую младшую, баловали все: и родители, и брат с сестрой. Отец сделал неплохую карьеру по партийно-административной линии. Его взяли сначала в Совет министров референтом, а потом он пошел на повышение – был назначен инструктором Центрального Комитета партии. Через несколько лет был уже заместителем министра, а в девяностом стал министром. Но пробыл на этом посту недолго – новая власть, появившаяся в девяносто втором, с треском выгнала его. Он целый год сидел дома без работы и ругал все эти дурацкие перемены, произошедшие в стране.

Но в девяносто третьем к власти в Баку вернулся Гейдар Алиев, и все как-то сразу наладилось. Отцу снова предложили престижную должность – сначала заместителем заведующего отделом Кабинета министров, а затем и заведующим, где он и проработал больше четырнадцати лет. В прошлом году ему исполнилось семьдесят, и он наконец ушел на пенсию. А мама стала директором школы и все еще работает, считаясь до сих пор одним из лучших директоров в нашем городе.

Глава 2

Все бакинцы в основном шииты. Эта история началась полторы тысячи лет назад, на заре возникновения мусульманства. Последователи праведного халифа, каким считался зять Пророка Али, женатый на дочери Мухаммеда Фатиме, стали шиитами. После смерти Али они считали естественным, что его права должны перейти к сыну Фатимы и внуку Пророка – Гусейну, но он тоже был убит. С тех пор шииты и сунниты настроены друг к другу достаточно непримиримо, и вот уже полторы тысячи лет между ними нет согласия. В Ираке, Пакистане, Ливане, Иордании – везде, где есть большие общины тех и других, идет непримиримая война. Азербайджан – единственное государство, где шиитов большинство, в отличие от Турции, где почти все сунниты. В пяти мусульманских республиках Средней Азии и в их автономиях тоже в основном проживают сунниты. Поразительно то, что только в Азербайджане нет кровавых столкновений между шиитами и суннитами, и на одной улице спокойно и дружно уживаются представители обоих направлений ислама.

Тем не менее в Азербайджане самые распространенные фамилии – Алиев и Гусейнов, а имена Али и Гусейн встречаются чаще остальных. А вот имена Омар, Осман, Муавия очень редки.

Мой новый знакомый как раз оказался суннитом из Арабских Эмиратов – Омар Халед.

Когда он впервые вошел в наш офис, все женщины просто замерли. Вы видели молодого Омара Шарифа? Значит, примерно представляете, каким красавцем был и Омар. Высокий, симпатичный, с пронзительным взглядом черных глаз, с красиво уложенной прической, великолепно одетый. От него пахло каким-то невероятно дорогим парфюмом, очевидно, экслюзив, который делают на заказ. По-английски он говорил безупречно. Одним словом, просто воплощение мечты любой женщины.

Омар прошел в кабинет руководителя нашего представительства, и почти сразу меня туда позвали. Перед тем как войти, я успела посмотреться в зеркало. Поправила прическу, чуть-чуть подкорректировала макияж. Оглядела себя и ужасно расстроилась. Черт возьми! После того как рассталась с Вугаром, я немного располнела. Этот негодяй довел меня до булимии, жрала все подряд и в результате поправилась на четыре с половиной килограмма. Сейчас тесная белая блузка буквально лопается на мне. Как я могла так распуститься! С сегодняшнего дня перестану есть вообще, а про восточные сладости, которые я просто обожаю, забуду навсегда. Чувствуя, как колотится сердце в груди, я наконец шагнула в кабинет нашего руководителя.