Астральный летчик

Поделиться с друзьями:

Это настоящий русский приключенческий роман (в принципе, у нас все романы приключенческие, даже «Отцы и дети», иначе кто бы их стал читать?).

В романе «Астральный летчик» есть все: элементы триллера, детектива, любовная интрига, а герой непременно благороден — это позволяет ему пройти все испытания и победить. Кого, вы спросите, победил Раскольников? Алену Ивановну, что ли, Православную церковь, социальные невзгоды? Нет, он победил своего «чорта»! Только и всего. Но это очень много.

Роман Алексея Яковлева как раз об этом…

 «Совершенно секретно»

 В Правительство Российской Федерации

 Копия: В ФСБ РФ

 Относительно: создания АОЗТ «Астро-Шторм»

I

МЯСОРУБКА

1

Андрюша

В начале августа на Невском жарко. В начале августа Невский похож на клейкую ленту. На ленту для мух, подвешенную под розовым абажуром на дачной веранде.

Ноги прилипают к асфальту. Ползешь по этой ленте и понимаешь, как завидуют мухи, попавшие на нее, своим счастливым подругам, жужжащим на воле, у мусорной кучи.

«Лучший отдых на Кипре! Здесь родилась из пены морской Афродита!» — реклама в витринах Аэрофлота.

Майка прилипла к спине. Джинсы к бедрам. А навстречу идут Афродиты. Загорелые до черноты. Выгоревшие клочьями. В юбочках чуть ниже трусиков. Идут и, смело глядя тебе в глаза, сексуально лижут мороженое. Розовыми языками. Нагло идут на тебя. Прямо в лоб. Как Покрышкин на «мессершмит».

У бывшей «Военной книги», в доме Голландской церкви, книжные развалы боевых гражданских лиц. Они агрессивно предлагают встретиться с прекрасным, предлагают альбомы Босха, Брейгеля и Дали, не замечая, что окружающая действительность далеко превосходит все «старания маэстро».

2

Алик

На Васильевский… Загадочный остров. Самое таинственное место в Петербурге. Остров имеет форму сердца. Расчерчен архитектором по линейке: с севера на юг, с запада на восток. Вдоль — всего три проспекта: Большой, Средний, Малый. Поперек линии — с Первой по Двадцать седьмую. Самая примитивная геометрия. Кажется, и слепой не заблудится на Васильевском. Но это только кажется. Васильевский остров — настоящий лабиринт! Не зря так загадочно улыбаются у его южного входа гранитные сфинксы из Фив, неизвестно как и зачем попавшие под чужое хмурое небо. Один, улыбаясь, смотрит на запад, другой — на восток. И рушится примитивная геометрия.

На Васильевский остров легко попасть, трудно выйти с Васильевского гиблого острова…

Кафе называлось «Фрегат». Почти напротив памятника Ивану Федоровичу Крузенштерну — знаменитому адмиралу. Иван Федорович Крузенштерн первым из петербуржцев обогнул земной шар и вернулся туда, откуда начал свой путь. И бронзовеет в недоумении, сложив на груди руки, спиной к морю, на краю своего родного лабиринта.

— Погоди на воздухе. — Вова припарковал машину у входа в кафе.

Андрюша вышел, увидел сквозь стекло, как Вова достал из кармана сиреневого пиджака мобильник и набрал номер. Андрюша поежился, подошел к освещенной двери кафе. Молодой вышибала в белой рубашке и черной бабочке приоткрыл дверь:

3

Марина

В гардеробной что-то произошло. Вышибала стоял у дверей навытяжку. Два амбала в серых пиджаках обшаривали вешалку. Один увидел Андрюшу, подошел, отодвинул его рукой. Открыл дверь туалета, опасливо заглянул туда, потом вошел. Андрюша замер…

В открытых дверях, три мраморные ступеньки вверх, стояла девчонка в белом платье с цветами в руках. Белые и красные розы на длинных стеблях. Девчонка глядела на улицу, смеялась чему-то, щекотала подбородок змеиными головками нераскрывшихся бутонов. У Андрюши перехватило дыхание, показалось, что знает ее, видел где-то…

Девчонка повернулась, увидела Андрюшу и перестала смеяться: наверное, вид у него был дикий. Девчонка вздрогнула, опять обернулась на улицу и уронила цветы. С трех мраморных ступеней покатились змеиные головки. Андрюша рванулся к ним.

— Стоять! На месте! — рявкнул ему амбал от вешалки.

Андрюша наклонился, собрал цветы, встал. От вешалки ему в затылок целился черный ствол.

4

Сфинкс

За спиной загремел засов. Вышел Алик. В одной руке бутылка «Абсолюта», в другой пакет, завернутый в вафельное полотенце. На горлышке бутылки висел Андрюшин голубой берет.

— Мосты, мосты, зачем вам надо, — запел Алик на всю набережную, — с любимой разлучать меня?!

Теперь-то он был точно пьян. Наверное, добавил еще у стойки, когда бутылку брал. Хотя, когда он к ним подсел, тоже казался совсем вдрабадан. Алик подошел к Андрюше:

— Держи.

Андрюша снял с горлышка свою беретку, надел на затылок.

5

Голубой песец

Домой Андрюша пришел в начале восьмого. Долго стоял на прохладной лестнице перед своей дверью, не решаясь звонить. Мать теперь вставала поздно, торопиться ей было некуда, а ключи он оставил дома. Отвык на войне от ключей.

Андрюша натянул на лоб беретку, чтобы мать не пугать. Позвонил, потом еще раз позвонил.

Мать открыла румяная со сна, как девушка, в халатике поверх ночной рубашки.

— Андрюша, я всю ночь не спала…

Пряча от нее лицо, Андрюша сразу прошел в ванную. Заткнул ванну пробкой, открыл воду, сел на бельевой ящик. Мать была еще совсем молодой. Когда в учебке братаны увидели ее фотографию, подумали, что это Андрюшина телка. Он их не разубеждал — телка так телка. Хуже было тем, у кого телки не было, больше доставали, дразнили «белым голубем». Не голубым, а голубем. В ВДВ обзываться голубым опасно, могут быть большие неприятности. В ВДВ голубой — это цвет неба. Только неба и больше ничего!