Аннаянска, сумасбродная великая княжна

Поделиться с друзьями:

Представление Шоу о революции как о могучем взрыве жизненной энергии воплотилось в небольшой пьеске «Аннаянска». В образе ее главной героини — волевой, сильной женщины, наделенной ясным умом и большой смелостью, воплотилась «душа» революции. Несмотря на то, что события его пьесы происходят в вымышленной стране Беотии, драматург пытается создать ощущение некоторой национальной специфики. В действиях героини пьесы можно усмотреть отдаленную аналогию с поведением Екатерины II, которая, как и Аннаянска, явилась к солдатам, переодевшись в офицерский мундир, и обратилась к ним с призывом бороться за правое дело.

Написанная в условной манере, эта пьеса по форме своего драматического построения уже приближается к гротескно-фантастическим пьесам (так называемым экстраваганцам), составившим основную часть творческого наследия позднего Шоу.

Послесловие к пьесе — А. С. Ромм

Примечания к пьесе и предисловию автора — С. Л. Сухарев

«Аннаянска» — чисто бравурная пьеса. Для своих «номеров» современный мюзик-холл требует небольших скетчей, которые продолжаются минут двадцать и позволяют любимцу публики совершить краткий, но блистательный выход в достаточно заурядной постановке. В прежние времена мы с мисс Маккарти

[1]

не раз помогали друг другу прославиться в серьезных пьесах — от «Человека и сверхчеловека» до «Андрокла», — а мистер Чарлз Рикетс

[2]

снисходил к нашим просьбам и, оторвавшись от своих занятий живописью и скульптурой, придумывал для наших пьес удивительные костюмы. Но вот мы трое разогнули спины — как, вероятно, разгибали спины миссис Сидонс

[3]

, сэр Джошуа Рейнолдс

[4]

и доктор Джонсон

[5]

— и создали «номер» для мюзик-холла «Колизей»

[6]

. Нет, мы не смотрели на театр-варьете сверху вниз и не считали его лилипутом или свой театр — Гулливером. Напротив, мы — трое новичков, только что освободившихся из-под тяжкого ига интеллектуального театра, — просили публику о снисхождении.

Сияли огни рампы, звучал «1812-й год» Чайковского; мисс Маккарти и мистер Рикетс легко и естественно показали себя с лучшей стороны. Мне, боюсь, это не удалось. За свой вклад в пьесу я удостоился всего одного комплимента: какой-то приятель сказал мне, что это единственная из моих вещей, которая не показалась ему слишком длинной. Тогда — действуя по своему правилу: «радуйся упрекам, ибо за ними часто скрывается похвала», — я добавил к ней еще пару страниц.

АННАЯНСКА, СУМАСБРОДНАЯ ВЕЛИКАЯ КНЯЖНА

Революционно-романтическая пьеска

Страмфест

. Шнайдкинд!

Шнайдкинд

. Да, сэр?

Страмфест

. Вы еще не отослали правительству мое донесение? (

Садится.

)