Английский бульвар

Абдуллаев Чингиз

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

 

Вечером я вышла на палубу яхты подышать свежим воздухом. У меня было прекрасное настроение. Во-первых, завтра я наконец рассчитаюсь с подлецом Алессандро Куацца, убийцей своей невесты. Ему не удалось с моей помощью получить алиби. Во-вторых, я познакомилась с прекрасными людьми. Арчи и Симона — гармоничная пара. Им давно пора пожениться, но они стесняются говорить о своих чувствах. Аристократы недорезанные. Хотя Симоне пора рожать, и напрасно она тянет, дожидаясь, когда Арчи сделает ей предложение. Ему уже за сорок, и он стесняется предложить любимой женщине брачный союз, опасаясь показаться навязчивым или непонятым. Можете себе представить такое? Любой наш олигарх либо уже раз сто сделал бы ей предложение, либо послал бы ее к черту. А глава крупнейшего концерна в Европе считает себя не вправе предложить любимой женщине выйти за него замуж, ибо он, видите ли, не может навязать себя аристократке с родословной, восходящей к средним векам.

На берегу перед яхтами толпятся фокусники, актеры, мимы, клоуны. Я вижу, как один мим искусно копирует статую свободы, время от времени застывая в характерной позе под аплодисменты зевак. Ему аплодируют и бросают монеты. На мне уже знакомые джинсы и коротая майка. В Сен-Тропе меня никто не знает.

Поэтому я спускаюсь вниз и прохожу мимо телохранителя. Тот, улыбнувшись, кивает мне в знак приветствия. Охрана уже привыкла к моему присутствию на яхте, и не задает лишних вопросов.

Спустившись на набережную, я подхожу ближе к миму. Вокруг множество людей. Мим продолжает развлекать публику. Теперь он изображает Биг Бен, нацепив на голову колпак в виде башни с часами. Зрители смеются и аплодируют. Французы традиционно не очень любят англичан.

Мне интересно смотреть на любое зрелище. Когда еще я попаду в Сен-Тропе и смогу увидеть что-то подобное? Поэтому, работая локтями, я протискиваюсь к центру круга. Десяти минут достаточно, чтобы разочароваться.

Представление весьма примитивно. Очевидно, это мим-ученик или мим-двоешник. Мне становится скучно, и я выбираюсь из толпы. Пройдя мимо машин, стоящих у тротуара, я оказываюсь недалеко от яхты Арчи. Я смотрю, не появится ли сейчас на палубе ее хозяин. И в этот момент распахивается дверца стоящего рядом автомобиля. Я бы никогда не подумала, что у Цирила может быть такая развалина!

Очевидно, эта машина бывает ему нужна для рискованных мероприятий. Я вижу в глубине салона Цирила с пистолетом в руках. На дуло надет глушитель.

— Садись в машину, — негромко приказывает Цирил.

Я смотрю на яхту. Она совсем близко. Но если я закричу, он выстрелит. В этом можно не сомневаться. И никто не поймет, что случилось. А ведь до яхты Арчи всего шагов пятьдесят…

— Быстрее! — командует Цирил.

Я вынуждена подчиниться. Наклонив голову, я лезу в салон автомобиля. В этот момент Цирил вдруг крепко прижимает к моему носу какую-то тряпку. Я пытаюсь сопротивляться, хочу крикнуть, оттолкнуть его руку, но чувствую, как захлебываюсь в какой-то дремоте, мои руки слабеют и я проваливаюсь в небытие. И даже не чувствую, как Цирил втаскивает меня на заднее сидение, чтобы пересесть за руль и быстро уехать.

Меня начнут искать почти сразу после похищения. Но, к сожалению, этого я уже не увижу.