Алтарь победы

Поделиться с друзьями:

Американские спецслужбы дали ему кличку Альпинист, российские – Ветеран. Раньше он служил в КГБ, потом – в органах безопасности Азербайджана. Теперь же он внедрен в неуловимую террористическую организацию, базирующуюся в горных пещерах Афганистана. Так кто же он на самом деле? Пожалуй, Физули Гусейнов и сам затруднится с ответом. Но это не важно, имеет значение лишь его задача. Тайная лаборатория террористов по производству «грязного» ядерного оружия уничтожена, но два контейнера с готовыми «изделиями» исчезли в неизвестном направлении. Рано или поздно они где-нибудь всплывут, поставив под угрозу жизни тысяч людей. Этого нельзя допустить. И тогда придет час Ветерана – именно он окажется в роли оружия возмездия…

Карачи. Пакистан. За четыре месяца до дня «Х»

Двое мужчин сидели в пыльном подержанном «Ситроене», глядя на стоявший в пятидесяти метрах от них внедорожник «БМВ». Примерно полтора часа назад этот внедорожник припарковался у трехэтажного здания в Карачи, выпустив из своего салона троих мужчин. Водитель остался за рулем, а троица вошла в здание. Двое молодых, очевидно охранники, оглядывались по сторонам, не очень скрывая своей обеспокоенности. Третий, похоже, их хозяин, был невысокого роста, тучный, с подвижным, живым лицом. У него были почти сросшиеся брови, смуглое лицо и красивая черная борода, за которой он явно следил – борода была подкрашена черной иранской хной.

Через некоторое время после того как мужчины вошли в здание, сидевший за рулем «Ситроена» мужчина, которому было за пятьдесят, обратился к другому, которой был заметно моложе него. Первый был типичный англосакс, высокий бледнолицый шатен, со светло-голубыми глазами и в очках. Установить национальность второго было довольно сложно. По отцу он был индейцем из Боливии, а по матери – арабом; она была родом из Египта, причем ее отец был арабом, а мать – эфиопкой. В нем причудливо сочетались черты различных народов и рас, а темной кожей он был даже похож на местных жителей. Но по образу мыслей он был стопроцентным американцем, известным под именем господина Эхидо. Сидевший рядом с ним человек был сотрудником известной американской инвестиционной компании, уже несколько лет работающим в Исламабаде, что являлось обычной «крышей» для сотрудника ЦРУ. В этой стране его знали под именем Джастина Бруланда.

Они приехали сюда еще до того, как у здания припарковался «БМВ».

– Слишком долго, – заметил Бруланд, – вам так не кажется?