Альтернатива для грешников

Абдуллаев Чингиз

Глава 22

 

Первый заместитель министра внутренних дел вернулся к себе в плохом настроении. Он поднял трубку правительственного телефона и набрал знакомый номер.

— Здравствуйте, — выдавил он, — сообщаю, что наш знакомый полковник попал в автомобильную аварию.

— Мы знаем, — перебил его строгий голос, — приезжайте туда, где мы с вами встречались, через полтора часа. У нас серьезные проблемы. — Он бросил трубку.

Генерал схватился за сердце, достал таблетку валидола и положил под язык, перевел дыхание. Генерал уже много раз жалел, что позволил втянуть себя в эту авантюру. Но все казалось таким заманчивым, таким перспективным. Человек, занимающий один из самых высоких постов в государстве, если не высший, человек, от желания которого зависело любое назначение в этой стране, твердо обещал ему пост министра. И он, поверив, согласился, решив поставить на кон и свою карьеру, и свою жизнь. Пост министра для любого первого заместителя — высшая точка карьеры. И всегда идущий вторым завидует пришедшему к финишу первым.

Легко быть пятидесятым или сотым. Труднее быть вторым, когда ты в шаге от триумфа. Еще когда снимали прежнего министра, он рассчитывал, что президент и премьер предложат его кандидатуру, но прошел другой, обычный заместитель. А он так и остался первым заместителем. И вот теперь ему показалось, что у него есть шанс. Но группа Звягинцева спутала все эти планы. А ведь все было подготовлено как нужно. Он вызвал помощника:

— Есть какие-нибудь сообщения по городу? — строго спросил он.

— Особых происшествий нет, — доложил помощник, — на этот момент только перестрелка на Ленинградском проспекте. Обычная разборка. Там погибло двое людей, сейчас мы пытаемся опознать второго. У одного из них были документы майора ФСБ. Оружия при нем не было. Наши считают, что он случайно оказался свидетелем разборок двух бандитских группировок.

— С ФСБ связались?

— Московская милиция им уже сообщила.

— Больше ничего нет?

— Нет. Но был сигнал, что убит сотрудник милиции. Сейчас проверяют.

Труп уже обнаружен. Возможно, чья-то месть, мы сейчас выясняем. В кармане убитого были найдены документы. На улице Макеевской столкнулись три автомобиля, двое погибших, оба из научно-исследовательского института.

— Ладно, — махнул рукой генерал, — фамилию сотрудника милиции записали?

— Да. Это капитан Ион Петрашку, из группы подполковника Звягинцева.

Дежурный с ужасом увидел, как хватает воздух непослушными губами генерал, задыхаясь от сердечной недостаточности. Он подбежал:

— Александр Никитич, может, врача…

— Отставить, — прохрипел генерал, — мать твою, чего же ты мне не сказал сразу. Как он погиб?

— Не знаю, товарищ генерал, — виновато развел руками дежурный.

— Так узнайте, — возмутился генерал, — быстро все материалы ко мне на стол. И по убитому майору ФСБ, и по найденному сотруднику милиции. Срочно. Я жду.

Когда дежурный вышел, он позвонил по прямому телефону генералу Панкратову.

— Я ведь вам говорил о том, что нужно пристальнее заниматься группой Звягинцева, — возмущенно сказал генерал, — сейчас мне сообщили, что убит еще один из них — капитан Петрашку. Отстраните не Звягинцева, а всю группу от дальнейшего расследования, — приказал генерал, — и узнайте, как погиб ваш сотрудник.

— Я разберусь, — пообещал Панкратов. Положив трубку, он приказал вызвать Звягинцева. Через несколько минут напуганный его голосом дежурный сообщил, что Звягинцев выехал с группой офицеров на оперативное мероприятие.

— Пригласите ко мне его офицеров. Всех, кто остался в управлении.

Когда Хонинову передали приказ Панкратова, он оглядел притихших офицеров и согласно кивнул:

— Идем к генералу. Дятлову остаться у телефона.

— Я не хочу оставаться один, осторожно сказал Дятлов.

— Не обсуждайте приказов, — сурово сказал Хонинов. Они так и вышли вчетвером, направляясь к генералу: Хонинов, Аракелов, Бессонов и Маслаков. В кабинет начальника ГУВД они вошли гуськом, выстроившись в линию. Панкратов встретил их мрачным взглядом.

— Это все, что осталось от вашей славной группы? — неприятным голосом спросил он. — Кто выехал вместе со Звягинцевым? И куда?

— Капитан Петрашку и старший лейтенант Шувалов. В больницу, поговорить с раненым.

— Им совсем нечем заниматься?! — гаркнул генерал. — Давно уехали?

— Два часа назад, — доложил Хонинов.

— Сукины дети, — закричал Панкратов, — под суд отдам всех! В героев решили поиграть, в неуловимых мстителей?

— Не понимаю, товарищ генерал, — честно ответил Хонинов.

Панкратов сорвался со своего места и подбежал к нему, потрясая бумагой.

— А это вы видели? Два часа назад кто-то вошел в больницу и удавил этого преступника. Что я теперь должен думать о ваших товарищах, капитан? Я вам не позволю самосудом заниматься. Вы решили, что если они убили ваших товарищей, то и вы можете делать все, что хотите?

Хонинов, собрав всю волю, молча смотрел на генерала. Потом сказал:

— Товарищ генерал, наши сотрудники не могли этого сделать. У вас неверная информация. Генерал, опешив, бросил листок на стол.

— А кто мог это сделать?

— Не знаю, товарищ генерал, — ответил Хонинов, — но это не наши.

Генерал молчал. Потом спросил:

— Про Петрашку знаете? Хонинова трудно было испугать, но на этот раз в его глазах мелькнул испуг.

— Его убили… — кратко сообщил генерал. Все были потрясены. Бессонов закрыл глаза. Аракелов неслышно шевелил губами. Маслаков плакал. Только Хонинов остался внешне невозмутимым, хотя скулы у него заходили ходуном.

— Кто? — наконец смог произнести Хонинов.

— Мы ничего не знаем. Кто-то позвонил и сообщил нам о трупе в машине, — генерал вздохнул и взглянул на офицеров. — Приказываю всем сегодня отдыхать.

Всем идти домой. Я прикажу дать сообщение по всему городу о розыске подполковника Звягинцева и старшего лейтенанта Шувалова. Если они живы, мы их найдем. Куда они должны были поехать еще, кроме больницы?

— Я не знаю, товарищ генерал, — Хонинов избегал смотреть на своих товарищей.

— Где Дятлов? — вдруг спросил генерал.

— Он у нас в кабинете, — доложил Хонинов. Панкратов поднял трубку.

— Дятлова ко мне.

Панкратов посмотрел на лежавшие перед ним сводки.

— Вы даже сами не понимаете, в какую историю попали.

В кабинет вошел Дятлов. Он был бледнее обычного и явно собирался что-то сказать.

— Как вы себя чувствуете? — спросил Панкратов.

— Спасибо, товарищ генерал, уже лучше.

— С этого момента я всех отстраняю. Вы поедете домой. И если кто будет артачиться, я его арестую. Все молчали.

— Еще раз спрашиваю, куда поехали Звягинцев и Шувалов?

Хонинов посмотрел на товарищей. Говорить или не говорить, предстояло решать ему.

— Приказываю отвечать, капитан Хонинов, куда уехал подполковник?

— Не знаю.

— Старший лейтенант Дятлов?

— Не знаю.

— Старший лейтенант Маслаков?

— Не знаю.

— Лейтенант Бессонов?

— Не знаю.

— Лейтенант Аракелов?

— Не знаю.

— Трогательно, — пробурчал генерал. — Вам не кажется, что вы увлеклись, ребята? А в это время где-то убивают ваших товарищей. Нам нужно найти Звягинцева и Шувалова. Может, они еще живы.

— Мы не знаем, куда они поехали, товарищ генерал, — подвел окончательный итог Хонинов. Панкратов понял, что большего ему не добиться.

— Все по домам, — устало сказал он. — Героев мне больше не нужно. Мы и без вас найдем тех, кто устроил взрыв. — Он поднял трубку. — Краюхин, пока болеет Горохов, ты его заменяешь. Проследи, чтобы все офицеры группы Звягинцева сегодня уехали домой. Лично отвечаешь за это.

— Что случилось с полковником Гороховым? — спросил Хонинов.

Генерал изумленно посмотрел на него, но ответил:

— Он попал в автомобильную катастрофу.

— Наши офицеры должны были потом заехать в ФСБ, — вдруг сказал Хонинов.

— При чем тут контрразведка? — не понял генерал.

— Мы установили, что один из тех, кто приезжал в дом Метелиной за несколько минут до взрыва, был сотрудником ФСБ, — сообщил наконец Хонинов.

Генерал вопросительно смотрел на капитана.

— Мы приехали на место гибели наших товарищей и узнали, что за несколько минут до взрыва к дому подъезжала белая «хонда». Нам удалось установить, что она принадлежала одному из сотрудников ФСБ. К нему и поехали наши офицеры, — объяснил капитан.

— Почему не сообщили по форме?

— Мы хотели все проверить сами.

— Они хотели проверить, — недовольно повторил Панкратов. — Как фамилия сотрудника ФСБ?

Хонинов посмотрел на товарищей и наконец сказал:

— Майор Шурыгин.

— Что-о-о-о? — встал на ноги побледневший генерал, поднимая лист бумаги и делая несколько шагов по направлению к своим офицерам. — Как, вы сказали, его имя? Повторите?

— Майор Шурыгин, — повторил Хонинов.

— Он убит час назад в перестрелке. Теперь вы понимаете, к чему привело ваше молчание? Хонинов изумленно сделал шаг вперед.

— Как это убит?

— Очень просто. Местная милиция передала, что там были разборки двух группировок, и майор случайно попал в перестрелку. Теперь я понимаю, что это было не так. Очевидно, там погиб и Петрашку, еще какой-то неизвестный. — Панкратов подошел к столу, поднял трубку.

— Установите, не принадлежит ли труп неизвестного подполковнику Звягинцеву или старшему лейтенанту Шувалову. Хотя нет, подождите. Я пришлю кого-нибудь из наших сотрудников, чтобы они проверили на месте. — Он повернул голову. — Поезжай и посмотри, Хонинов. А остальным… — Он помолчал и вдруг сказал:

— Черт с вами. Сидите здесь, раз вам так нравится. Теперь мы все равно не уснем, пока не разберемся, что происходит.