Альтернатива для грешников

Абдуллаев Чингиз

Глава 12

 

Звягинцев вернулся к себе в кабинет в плохом настроении. Тягостная встреча с родными погибших выбила его из колеи. Он готов был еще дважды штурмовать квартиру Коробкова, прыгая в горящее окно или вышибая взорванную направленным ударом дверь, а не исполнять неприятные обязанности гонца с плохой вестью. Он вернулся в таком состоянии, что все сотрудники, сидевшие в кабинете, поняли, что ему лучше несколько минут вообще ничего не говорить.

Подполковник сел за стол. Его кабинет и соседняя комната были превращены в своеобразный штаб, откуда беспрерывно звонили его сотрудники, уточнявшие все новые и новые данные по поступающим вопросам. За полчаса до приезда подполковника пришел ответ из ГАИ. Они переслали список владельцев автомобилей «хонда» белого цвета, зарегистрированных в Москве. Таких оказалось около трехсот пятидесяти человек.

Звягинцев, сидевший в кресле, несколько минут наблюдал за собравшимися в его комнате офицерами. Увидев перебинтованного Дятлова, он возмутился:

— Я же приказал тебе ехать домой!

— У меня рука совсем не болит, — виновато сказал Дятлов, — и плечо тоже не болит.

— Вот начнется гангрена, будешь знать, — пробормотал Звягинцев чуть тише и, посмотрев на Хонинова, спросил:

— Что у тебя?

— Звонили из прокуратуры. Кочетов спрашивает, почему мы допрашивали соседей без его разрешения. Сейчас его работники опрашивают соседей в доме, где произошел взрыв. Там пострадали еще две квартиры. В одной осколком порезался мужчина. Но вообще-то взрыв причинил основные разрушения квартире Метелиной.

Работали профессионалы.

— Что с Метелиной? У нее же была, по-моему, другая фамилия, — поморщился Звягинцев, — или, может, это не ее фамилия?

— Это ее настоящая фамилия, — кивнул Хонинов, — вот личное дело.

Метелина Екатерина Адамовна. Шестьдесят шестого года рождения. Нигде не работает. Одно время работала официанткой в гостинице «Метрополь». Видимо, там и была завербована. Получала деньги.

— Кто с ней работал?

— Инспектор Тишин. Он будет через полчаса.

— А кто сейчас работал с Метелиной? Кто получил сообщение от нее?

— Свиридов. Он товарищ Никиты Шувалова. Ночью он был здесь, а сейчас уехал, и мы его не можем найти. Но домой уже звонили, просили, чтобы связался с нами, когда приедет.

— Он тоже ночью дежурил здесь? — прищурился Звягинцев.

— Да, — подтвердил Хонинов, — я проверял, Михаил Михайлович, он никогда раньше не работал с Коробовым.

— Ладно, ладно, — махнул рукой подполковник, — так тоже нельзя, всех подозревать. Кстати, насчет подозрений. По фотографии получили заключение?

— Миша ходил уже два раза, — показал на Бессонова Хонинов. — Обещали скоро дать.

— А с машиной как? Установили, кому она принадлежит?

— В Москве таких владельцев триста пятьдесят два человека, — протянул список Хонинов, — мы уже проверяем. Но это будет долгая работа.

— Все равно нужно проверять. Петрашку и Шувалов звонили?

— Звонили. Они были в Кабинете Министров, разговаривали с коллегами Скрибенко. Ничего конкретного не нашли, если не считать того, что они исправили нашу ошибку.

— Какую еще ошибку? — спросил Звягинцев. — Ты мне загадками не говори.

— Мы проверили автомобиль, на котором приехал Скрибенко, — объяснил Хонинов, — мы ведь не нашли у него документов на «волгу». А ребята узнали, что у Скрибенко не было личного автомобиля, и решили проверить. И знаете, что обнаружили?

— Что машина принадлежит другому человеку? — спросил Звягинцев.

— Вот именно, — кивнул Хонинов, — заведующему секретариатом Кабинета Министров Липатову Георгию Сергеевичу.

— Кому? — изумился Звягинцев.

— Да, да. Именно ему.

— Может, угнали? — не веря своим словам, но и не желая верить словам Хонинова, предположил подполковник.

— Не похоже. Погибший Скрибенко работал в секретариате под руководством Липатова. Вы можете представить себе ситуацию, чтобы такой чиновник похищал автомобиль своего шефа для свидания с бандитами и передачи им денег?

— Похоже, ребята, мы наткнулись на кучу дерьма, — тихо сказал Звягинцев, — это уже очень серьезно. Куда поехали наши?

— На правительственную дачу, к Липатову.

— Нужно было им сказать, чтобы были поосторожнее. Особенно Петрашку.

Чтобы не вызвали раньше времени подозрений.

— Мы им передали.

— Хорошо. Черт бы побрал нашу бухгалтерию. Все наши телефоны и передатчики сразу отнимают, как только мы возвращаемся домой, — покачал головой Звягинцев, — а нам ведь нужно бывает срочно найти друг друга. Список ты смотрел? Есть среди владельцев «хонды» подозрительные люди или бывшие знакомые Коробкова?

— Я не нашел, — признался Хонинов, — но мы проверим каждый автомобиль.

Когда звонил Кочетов, я ему ничего про деньги не сказал. Нужно будет их потом заактировать, а то они скажут, что мы их утаили.

— Мы уже доложили Горохову, — хмуро ответил Звягинцев, — Аракелов, возьми бланки у следователей и оформи все, как положено. Потом узнай, кто будет вести расследование, и сдай деньги под расписку.

— Хорошо, — поднялся Аракелов. В дверь постучали.

— Войдите, — крикнул Звягинцев. Дверь открылась, и в комнату вошел коренастый здоровый мужчина лет пятидесяти, с красноватым лицом. Привычно вытянувшись, он сказал:

— Майор Тишин прибыл, товарищ подполковник.

— Очень приятно, — встал, протягивая руку, Звягинцев, — понимаете, нам нужна ваша помощь.

— Пожалуйста, — охотно кивнул тот.

— Нам нужно, чтобы вы рассказали об одном из ваших агентов. Это женщина, с которой вы работали.

— О ком вы говорите?

— Метелина. Вам знакома такая фамилия?

— Вот оно что, — выдохнул Тишин, — конечно, знакома. Она была завербована несколько лет назад, когда работала в «Метрополе».

— Вы с ней долго работали?

— Почти два года. Она потом из «Метрополя» ушла и дома сидела, занималась разными махинациями. Но я, понятное дело, глаза закрывал на это за ее информацию.

— Опишите ее характер, привычки.

— Характер вызывающий. Любила крепкие выражения, выпивала сильно. Но и красивая была. Мужчины около нее вились. Потом в «Метрополе» она от какого-то иностранца ребенка подцепила. Аборт неудачный сделала, ну и красота, как лак, сошла. Просто баба, но уже не модель. Вот тогда ее воровская среда и затянула.

— Вы не сказали о ее привычках, — напомнил Звягинцев.

— Курила много. Очень любила черный кофе. Всегда его пила, даже когда в Москве ничего не было. Где-то доставала.

Допрос вели двое — Звягинцев и Хонинов. Остальные сотрудники выходили и заходили в кабинет, не обращая внимания на Тишина.

— Она давала полезную информацию?

— Да, два раза сдавала нам скупщиков краденого. Одну группу юнцов мы с ее помощью повязали прямо во время попытки грабежа. В общем, она была полезным агентом.

— Что-нибудь еще можете о ней вспомнить?

— Нет, больше ничего.

— Она жила на Усачева?

— Да. Но мы там не встречались. У нас была конспиративная квартира.

— У нее подруги были?

— Не видел, — честно признался Тишин. Ему было жарко, и он раздвинул и без того открытый воротник еще больше, ослабляя узел короткого галстука.

— А родные, близкие?

— Да нет, никого не было. Хотя сестра была. В Твери жила.

— Адрес помните?

— Нет, но в личном деле должен быть. — Звягинцев гневно взглянул на Хонинова, но тот отрицательно покачал головой. В личном деле не было адреса сестры Метелиной.

— Узнайте через адресный стол, — приказал Звягинцев и, обращаясь к Тишину, спросил:

— Еще какие-нибудь подробности можете вспомнить?

— Я вспомнил: она ведь была подружкой Коробка. Но за него держалась крепко. Никогда не выдавала, хотя я и грозился, и денег предлагал. У них там особая любовь была.

Звягинцев переглянулся с Хониновым.

— А вот другому нашему сотруднику она Коробкова выдала. Вернее, выдала его местонахождение, — сообщил подполковник.

— Ты смотри, как дело повернулось, — удивился майор уголовного розыска, — значит, крепко он ее обидел, если она на такое решилась. А вы его взяли?

— Нет. Он оказал сопротивление и был убит.

— А она как же?

— А ее мы пока не можем найти. Я думал, вы знаете, где она обычно бывает.

— Не знаю. Может, к сестре поехала, — предположил Тишин, — подруг я не замечал. Но знакомые мужчины были. Вы в гостинице «Украина» смотрели? Она раньше любила туда ходить. — Звягинцев кивнул Хонинову, и капитан вышел, чтобы отдать указание. В кабинете остались только Звягинцев и Тишин. Но в соседний кабинет, где никого не было, неожиданно вошел один из сотрудников Звягинцева.

Он набрал номер телефона и быстро сообщил:

— У нас Тишин, инспектор, работавший с Метелиной. Рассказывает, что она любила бывать в гостинице «Украина» и у нее была сестра в Твери.

— Больше ничего?

— Нет. Больше ничего.

— Если что-нибудь случится, звони, — посоветовал все тот же голос и отключился.