Альтернатива для дураков

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 13

 

В три часа дня к казино подъехали два автомобиля с людьми Короткова, притормозившие в разных местах с таким расчетом, чтобы держать под контролем оба выхода из здания. В половине четвертого подъехала первая машина с оперативниками. Через сорок минут появилась вторая машина, из которой вышли двое сотрудников МУРа, проследовавшие в здание казино. Еще через двадцать минут приехал сам Гвоздев, также решивший войти в казино. Без десяти пять подъехал Коротков со своими двумя боевиками, но не стал входить в здание, решив выждать, когда подъедет Пирожков со своими людьми.

Без трех минут пять подъехали еще два автомобиля. В первом сидел Пирожков со своим водителем. Во второй – четыре человека, которых он рекомендовал Счастливчику.

– Они приехали, – сквозь зубы произнес Коротков, с ненавистью глядя на возможных конкурентов.

Один из сидевших с ним в автомобиле боевиков взялся было за ручку дверцы автомобиля, намереваясь выйти, но Крот, обернувшись к нему, строго сказал:

– Передай Василию, пусть запишет всю их беседу. И чтобы мы знали все, о чем они будут говорить.

Парень кивнул, выходя из машины. Тем временем Пирожков, выйдя на тротуар, ожидал, когда к нему подойдут все четверо «его людей», вышедших из второго автомобиля. Он опять сильно нервничал.

– Не нужно так дергаться, – строго сказал ему Хонинов.

– Вам легко говорить, – огрызнулся Пирожков, – пошли за мной.

Они отправились в казино. У главного входа, где охранники проверяли, нет ли у гостей с собой оружия, Пирожков кивнул знакомому руководителю охраны. Тот знал Пирожкова в лицо. И знал, по каким «деликатным» вопросам он обычно приезжает сюда.

– Эти ребята со мной, – показал на свою четверку Пирожков, – мы идем в ресторан.

– Хорошо, – ответил старший охранник, – проходите.

Пирожков прошел мимо охранников, и за ним поспешила молчаливая четверка. Счастливчик как обычно сидел за столом, и перед ним стояло блюдо с его любимыми маслянистыми черными оливками. Увидев вошедших, он приветливо кивнул им, не вставая со стула.

– Привел, – выдохнул Пирожков, проходя к Счастливчику.

– Садись, – усмехнулся ему тот, указывая на стул рядом с собой.

Пирожков суетливо уселся на стул, достал платок и вытер лоб. Его редкие волосы блестели. Он часто моргал глазами, стараясь не встречаться со взглядом Счастливчика. Впрочем, тот и не смотрел на него. Он глядел на стоявших перед ним четверых молодых мужчин.

– У меня к вам будет важное дело, – сказал он громко и, подняв листок бумаги, передал его Пирожкову, показывая, чтобы тот передал им бумагу. Пирожков вскочил и передал листок Хонинову. Тот прочел, кивнул и передал следующему. Так, по очереди, все четверо прочитали написанное на листке сообщение.

– Мне нужно, – громко продолжал Счастливчик, – чтобы вы помогли мне сегодня в ночном нападении на ювелирный магазин. Десять процентов ваши. Я укажу точные места, где именно вам нужно будет нас ждать, чтобы прикрывать в случае необходимости нашу машину.

Хонинов кивнул головой, давая понять, что понимает уловку Счастливчика. Тот также кивнул ему в ответ и продолжал говорить:

– Я надеюсь, вы все понимаете. Операцию нужно провести очень аккуратно. Я на вас рассчитываю. Вот здесь, – достал он из кармана следующий лист бумаги, – указаны все адреса.

Хонинов шагнул вперед и взял бумагу.

– Когда и где мы получим деньги? – громко спросил он.

– Завтра утром я с вами рассчитаюсь, – осторожно сказал Счастливчик, – надеюсь, вы сами понимаете, что это произойдет только в том случае, если вы сработаете достаточно четко.

– Все ясно, – кивнул еще раз Хонинов, – сделаем все, как договорились.

– Я на вас рассчитываю, ребята, – тяжело выдавил Счастливчик и, неожиданно поднявшись, подошел к ним. Снова обошел их строй, заглядывая каждому в лицо. Вытащил из кармана мобильной телефон, тот самый, о существовании которого не знал никто. И протянул его Хонинову. А затем, не сказав больше ни слова, вернулся к столу.

– До свидания, – кивнул Счастливчик.

Пирожков поднялся, чтобы уйти со всеми, но Счастливчик покачал головой.

– Ты останься, – сказал он.

Хонинов оглянулся, но, не сказав ни слова, вышел первым из комнаты. За ним потянулись остальные. Когда они вышли, Счастливчик улыбнулся.

– Хорошие ребята, – с одобрением сказал он.

– Да, – улыбнулся в ответ Пирожков, – ребята неплохие.

– Пошли, – махнул ему рукой Счастливчик.

Он легко поднялся, и Пирожков, поправляя свои волосы, последовал за ним. Когда они вышли в коридор, Счастливчик завернул за угол и остановил Пирожкова, шедшего вплотную за ним, прижал его к стене.

– Тихо, – приказал он, осторожно наблюдая за комнатой, где они только что сидели.

Туда на цыпочках вошел официант, обычно приносивший оливки. Счастливчик смотрел, как он осторожно открывает дверь и входит в комнату. Официант не стал закрывать плотно двери, и было видно, как он подходит к столу, наклоняется и снимает какой-то прибор, прикрепленный к внутренней стороне его крышки. Счастливчик удовлетворенно кивнул, снова поманив за собой Пирожкова. Они прошли дальше и вошли в мужской туалет, на дверях которого висела табличка, извещавшая посетителей, что здесь идет ремонт. Счастливчик вошел первым. Когда за ним последовал ничего не подозревающий Пирожков, вор обернулся и вдруг бросился на него. Резко толкнул Пирожкова на стену, и когда тот ударился об нее и обмяк, в руках у Счастливчика блеснуло лезвие ножа. Он прижал Пирожкова к стене левой рукой, правую с ножом поднес к горлу Пирожкова.

– Правду! – быстро крикнул он. – Правду!

– Что? – испуганно прохрипел Пирожков.

– Кто они? – спросил Счастливчик, прижимая кончик ножа к сонной артерии Пирожка.

Даже если он всего лишь сомневался бы в этих ребятах, то теперь, увидев испуганное лицо Пирожкова и его бегающие глаза, он обязан был догадаться обо всем. Но ему нужна была правда, сказанная именно Пирожковым.

– Они… они… они мои люди, – пролепетал Пирожков.

– Правду! – закричал Счастливчик, из тонкого пореза на шее Пирожкова скользнула струйка крови. – Правду, или я сейчас перережу тебе глотку.

– Нет, – захрипел Пирожков, пытаясь вырваться, – не нужно. Я не виноват. Меня заставили. Я ничего не знал.

– Говори, – продолжал напирать Счастливчик, отлично сознавая, что этим напором бьет по нервам и без того перепуганного Пирожкова.

– Меня заставили, – бился в истерике Пирожков. Слезы текли по его набрякшему лицу, – я не виноват.

Официант, снявший магнитофон, вынес его к ждущему в соседнем помещении боевику Крота.

– Все записал, – радостно сказал он, протягивая черную коробку.

Боевик схватил магнитофон и побежал к выходу.

Стоявший в игровом зале Гвоздев увидел, как в зал вошел один из его людей и направился к нему.

– Что случилось? – спросил подполковник.

– Они только что вышли из комнаты, – доложил его офицер, – у них, похоже, все в порядке.

– Их комната прослушивалась?

– Да.

– Вышли все четверо?

– Да.

Гвоздев медленно прошел к игровому столу.

В этот момент боевик Крота подал магнитофон своему шефу.

– Василий записал их разговор, – довольным голосом сообщил боевик.

Крот радостно схватил магнитофон, включил запись.

«Привел, – услышал он знакомый голос Пирожкова. И ленивое разрешение Счастливчика: – Cадись».

Коротков затаил дыхание, вслушиваясь в разговор.

«У меня к вам будет важное дело», – сказал громко Счастливчик.

Крот услышал, как кто-то встал. Наступила секундная пауза, и затем Счастливчик продолжал:

«– Мне нужно, чтобы вы помогли мне сегодня в ночном нападении на ювелирный магазин. Десять процентов ваши. Я укажу точные места, где именно вам нужно будет нас ждать, чтобы прикрывать в случае необходимости нашу машину».

Коротков радостно посмотрел на боевиков и улыбнулся. Теперь он уже не сомневался, что Счастливчик решил сыграть по своим правилам и уйти с деньгами от своих компаньонов. Каждый думает о других людях в меру своей испорченности. Порядочный человек предполагает наличие определенного уровня порядочности и в остальных. Непорядочный человек опускает планку до своего уровня. Крайне непорядочный человек считает, что большинство людей такие же ублюдки, как и он сам. Может, поэтому в мире остается так мало порядочных людей. Но Короткова не интересовала подобная мораль. Он с самого начала подозревал, что Счастливчик ведет двойную игру. И сейчас получил подтверждение этому. Он слушал, что произошло дальше. Четко был слышен голос Счастливчика.

«– Я надеюсь, вы все понимаете. Операцию нужно провести очень аккуратно. Я на вас рассчитываю. Вот здесь указаны все адреса».

Послышался легкий шум, потом кто-то спросил:

«Когда и где мы получим деньги?»

«Завтра утром я с вами рассчитаюсь, – пообещал Счастливчик, – надеюсь, вы сами понимаете, что это произойдет только в том случае, если вы сработаете достаточно четко».

«Все ясно, – сказал тот, кто задавал вопрос, – сделаем все, как договорились».

«Я на вас рассчитываю, ребята», – послышался голос Счастливчика и снова шум тяжелых шагов.

«Он, наверно, с ними прощается, – подумал Крот, – или смотрит им в глаза, как при первой встрече. Но почему он написал адрес на бумаге? Странно. Это на него совсем не похоже».

«До свидания», – наконец раздался голос Счастливчика.

Коротков выключил магнитофон. Дальше ему слушать было неинтересно.

– Он готовит этих ребят для нас с вами, – радостно улыбнулся он своим боевикам, – приготовимся для встречи и мы. Как только он скажет нам, где именно мы будем брать магазин, то сразу вызовите туда наших ребят. Нужно сделать так, чтобы у него не было возможности уйти. Мы сделаем так, чтобы он не решился от нас оторваться.

Он посмотрел на часы. Уже половина шестого.

– Пойдем через полчаса, – сказал Крот.

В туалете трясущийся Пирожков с ужасом смотрел на лезвие ножа.

– Меня заставили, – продолжал лепетать он, размазывая слезы по щекам, – я не виноват.

– Кто? Кто они такие?

– Меня заставили, – повторял как заведенный Пирожков, и, только когда Счастливчик ударил его рукояткой ножа, он замолчал.

– Откуда они? – деловито спросил вор. – Это ведь не твои люди?

– Нет, – покачал головой Пирожков, как завороженный следя за ножом своего мучителя.

– Они из милиции? – продолжал спрашивать Счастливчик.

– Да, – прохрипел Пирожков.

– Откуда?

– Из МУРа, – обессиленно выдохнул Пирожков, закрывая глаза. Он уже не сомневался, что теперь лезвие ножа перережет ему горло.

– Кто знает про них еще? – не успокаивался его мучитель.

– Никто. Только сотрудники МУРа.

– Крот в курсе?

– Нет, – у него уже не осталось сил даже на вранье.

– Кроме тебя, никто про них не знает? – продолжал мучить его Счастливчик.

Пирожков покачал головой. Он уже не сомневался, что это последняя минута его жизни. Закрыв глаза, он ждал мучительного конца. Но Счастливчик неожиданно отпустил его. Когда Пирожков открыл глаза, стоявший перед ним вор уже спрятал свое страшное лезвие.

– Убирайся, – приказал Счастливчик, – и никому ни слова.

– Что? – испуганно прошептал Пирожков, не сознавая, что ему говорят.

– Убирайся, – повторил Счастливчик, – и сделай так, чтобы до завтрашнего утра тебя никто не видел. Иначе я отрежу тебе язык и голову.

Пирожков быстро закивал головой, все еще не понимая, почему его отпускают. Он нерешительно двинулся к дверям, каждую секунду ожидая какого-то подвоха. Но Счастливчик только проводил его долгим взглядом, и, уже когда Пирожков открыл дверь, он окликнул его:

– Пирожков!

Это подействовало как выстрел. Пирожков оглянулся, уже не сомневаясь, что вор жестоко играет с ним. Но тот по-прежнему стоял без оружия.

– Не забудь, – напомнил Счастливчик, – до завтрашнего утра.

– Да, – кивнул Пирожков и бросился к выходу.

Он уже ни о чем не думал, когда бежал по коридору, выбегал из здания, садился в свой автомобиль. Забравшись внутрь, он быстро приказал водителю везти его домой. Но едва водитель развернулся, как он передумал.

– На дачу, – приказал Пирожков. «Напьюсь и засну, – решил он, – а они пусть разбираются без меня. Ну их всех к черту».