Агент из Кандагара

Абдуллаев Чингиз Акифович

Первый кандидат

 

– Да хранит Аллах тебя и твою семью, уважаемый Асиф Шахвани, – прозвучало традиционное приветствие.

– Благодарю вас, уважаемый Мумтаз Рахмани, – кивнул Асиф, усаживаясь на ковер и прижимая руки к сердцу в знак приветствия. – Я рад видеть такого уважаемого человека, как вы. Да будет Аллах всегда с вами и вашими последователями!

В этот дом он приехал сегодня утром, чтобы встретиться с одним из идеологов белуджистанского сепаратистского движения, известным проповедником и муллой Мумтазом Рахмани. Многие в мире даже не подозревают о сущствовании такой проблемы, как Белуджистан, который находится одновременно на трех территориях азиатских государств – на юго-востоке Ирана, в южном Афганистане и в западной части Пакистана. По различным данным, население этих областей, состоящее из этнических белуджей, составляет от восьми до девятнадцати миллионов человек. Белуджи уже давно ведут борьбу за создание собственного независимого государства, ведь сама история Белуджистана насчитывает более восьми тысяч лет и цивилизация была здесь еще задолго до создания государств древнего Рима или античной Греции.

На этой территории жили племена мака и гедросин. В Средние века Белуджистан входил в состав государств Газневидов, Сефевидов, Хулагуидов и Тимуридов. В середине восемнадцатого века правитель Белуджистана Насир-хан Белудж объединил все земли, признав себя вассалом афганских шахов Дуррани. Однако через сто лет англичане навязали Кабулу свои условия и Белуджистан был поделен на три части. Северные княжества отошли Афганистану, восточные земли вошли в состав британской Индии, а западные – в состав Персии. Затем, уже в тысяча девятьсот сорок седьмом году, британский Белуджистан вошел в состав независимого Пакистанаа и почти сразу начал бороться за свою автономию в составе нового государства.

И хотя в пятьдесят шестом году линия границы делит Белуджистан ровно пополам между Ираном и Пакистаном, на самом деле эти обширные горные и равнинные области не контролируются ни Ираном, ни Пакистаном, ни Афганистаном, а племена белуджей продолжают борьбу за свою автономию, за создание национального государства.

Национальное движение Балоша, созданное в Белуджистане еще в сорок восьмом году прошлого века, провозгласило своей целью построение независимого государства, что не могло понравиться ни государственным деятелям Карачи, ни тогдашнему шахскому режиму Ирана. Репрессии против сепаратистов продолжаются уже шесть десятков лет. В августе две тысячи шестого года был арестован лидер Белуджистана – семидесятидевятилетний Наваб Акбар-хан Бухти и его ближайший соратник Мир-Балаш Мари. Обоих через несколько дней нашли убитыми. Официально их обвиняли в покушении на жизнь бывшего президента Пакистана, генерала Паревеза Мушарафа. На самом деле за всем этим стояли пакистанские спецслужбы. Именно в это время в Белуджистане возникает и крепнет новая организация – суннитское движение «Джунд Алла», или «Армия Аллаха», которое борется не только на пакистанской территории, но и на территории Ирана с правящими шиитами. В Иране и в Пакистане «Джунд Алла» провела несколько успешных террористических актов.

В апреле девятого года был убит новый лидер Белуджистана Гулам Мухамед Балош, и уже через несколько дней начались акты возмездия в Пакистане. В самом Иране против «Армии Аллаха» наиболее непримиримо выступал Корпус стражейисламской революции Исламской Республики Иран. В мае было повешено сразу тринадцать руководителей «Джунд Алла». В ответ на эти репрессии организация устроила самый известный и кровавый террористический акт в Сарбазе, во время встречи лидеров племен суннитов и шиитов, на котором присутствовали высокопоставленные офицеры Корпуса стражей исламской революции – заместитель командующего сухопутными войсками генерал Нур Али Шуштари и руководитель силами Корпуса в провинциях Систан и Белуджистан Раджаб Али Мохаммед-заде. Погибло еще несколько офицеров. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что этот неслыханный террористической акт был совершен членами организации «Армия Аллаха», которыми манипулировали американские, английские и пакистанские спецслужбы для дестабилизации положения в Иране.

Именно после этих событий Асиф Шахвани, совершивший успешный террористический акт в Лахоре, прибыл в Хошаб, городок, находящийся в Западном Пакистане, по приглашению Мумтаза Рахмани, чтобы получить от него новые инструкции и документы для продолжения борьбы. Асиф Шахвани вот уже несколько лет был одним из самых активных боевиков Национального движения Балоша, которое распадалось на несколько более мелких ячеек, одную из которых возглавлял Мумтаз Рахмани. Это был невысокий полный человек, с круглым подвижным лицом, живыми, бегающими глазами. Крупный нос с горбинкой, почти сросшиеся брови, небольшие уши и темная борода, на которую он не жалел хорошей иранской хны, – таким был облик человека, в гости к которому прибыл Асиф Шахвани. Это был один из немногих людей, которому Асиф безоговорочно верил, считая его самым достойным и надежным наставником их группы.

– Я слышал о твоих успехах, Асиф, – начал наставник, – ты отличился в Лахоре, и наши враги теперь будут знать, что они не смеют безнаказанно убивать мучеников, борющихся во имя свободного Белуджистана.

– Я сделал все, как мне велели, – скромно ответил Асиф.

Им подали зеленый чай. Его принес молодой ученик Мумтаза Рахмани, который расставив все на ковре, бесшумно вышел из комнаты. Чай был в небольших пиалах, из которых традиционно пьют на юге Пакистана.

– Теперь тебя ищут, – сообщил хозяин дома, попробовав чай. Только после этого гость имел право взять и свою пиалу.

– Я знаю, уважаемый Мумтаз, – кивнул Асиф, – но я не боюсь смерти. Вы знаете, что я готов умереть во имя нашего дела.

– Мы все живем на этой земле по милости Аллаха, и только Он решает, кому из нас следует покинуть этот бренный мир, – заметил Мумтаз Рахмани, – но нам не следует торопить события или опережать его волю. Ты меня понимаешь?

– Конечно.

– Поэтому не торопись умирать. Ты еще нужен нам в этом мире, где можешь принести много пользы. Ты слышал о том, что произошло в Сарбазе?

– Да, – кивнул Асиф, – это был настоящий герой. Мученик, который переоделся в военную форму и проник на их конференцию. Говорят, что там погибло много офицеров из Корпуса стражей, которые так ненавидят нас.

– Это был герой, которого мы все поминаем в своих молитвах, – подтвердил Мумтаз Рахмани, – но нам нужны не только герои. Нам нужны и свои умелые люди, которые сумеют распознавать наших врагов и отличать их от верных друзей. И поэтому мы очень рассчитываем на тебя, Асиф. Ты молод, умен, отличаешься рассудительностью. Мы все в тебя очень верим.

– Что я должен сделать? – встрепенулся Асиф поставив свою пиалу на ковер, – вы мне только скажите, досточтимый Мумтаз, и я все сделаю.

– Я в тебе никогда не сомневался, – благожелательно кивнул Мумтаз Рахмани, – и поэтому позвал тебя сюда, чтобы лично встретиться и переговорить с тобой.

Асиф замер, слушая своего наставника.

– Мы решили, что тебе будет лучше перебраться на север, – пояснил Мумтаз Рахмани. – В Пакистане тебя повсюду ищут и уже приговорили к смертной казни. А в соседнем Иране после взрыва в Сарбазе начнутся неминуемые «зачистки», которые будут проводить взбешенные своими неудачами стражники из Корпуса. И ты знаешь, что они не остановятся ни перед чем, чтобы отомстить нам.

– Может, мне лучше перебраться туда? – предложил Асиф. – Я могу принести пользу.

– Нет, – возразил Мумтаз, – ты нужен нам на севере. И я хочу возложить на тебя особую миссию, Асиф Шахвани, достойную самого лучшего из моих учеников, который сможет не только выполнить все, что мы задумали, но и сделать это наилучшим образом.

– Я готов следовать туда, куда вы мне укажете.

– Ты поедешь на север с поручением от нашей группы. В Ходжа али-Суфла, где находятся наши братья из «Аль-Каиды». Твоя задача – наладить с ними надежные связи и остаться там, чтобы информировать нас. Постарайся зря не рисковать, но пусть наши друзья поймут, какой ты человек. Можешь рассказывать им о своих успешных операциях, хотя я думаю, что они сами все проверят. Но ты отправляешься туда не только для получения информации. Нам нужен свой человек в Афганистане. Сатана в лице Америки очень силен, они все время посылают к нам своих людей, своих наблюдателей и лазутчиков. Твоя задача будет не только информировать меня обо всем, что там происходит, но и внимательно следить за теми, кто будет рядом с тобой. Обо всем будешь докладывать только мне. На базаре тебя будет ждать мой человек, он знает тебя в лицо. Обо всем можешь рассказывать только ему. Он сам найдет тебя и передаст тебе привет от Мумтаза.

Асиф кивнул в знак согласия.

– И учти, что ты не должен никому доверять до конца. Среди тех, кто там будет, есть много людей, работающих на Пакистан и различные его службы. Есть и такие, кто работает на Иран, а есть и предатели, которые продаются Америке или Англии. Ты должен доверять только моему связному и больше никому.

– Я все понимаю, уважаемый Мумтаз.

– И запомни, что тебя будут проверять и те, к кому ты поедешь. Будь твердым в своей вере, ничего не скрывай, рассказывай все, как было на самом деле. Они могут подвергнуть тебя испытаниям даже на этих дьявольских машинах «правды», которые изобрели американцы. Но тебе нечего скрывать. Ты идешь к ним с чистым сердцем и ясными помыслами. Так и говори им. У тебя нет никаких тайн от воинов Аллаха, у тебя нет никаких секретов от твоих братьев-правоверных. Ты будешь только информировать меня о своих делах, чтобы я имел возможность направлять тебя.

– Когда мне нужно туда отправиться?

– Прямо сегодня, – кивнул Мумтаз Рахмани. – Сейчас тебя проведут в соседний дом, чтобы ты немного отдохнул. Поедете вечером, когда стемнеет, чтобы не нарваться по дороге на военный патруль. В темное время суток, они предпочитают отсиживаться в своих бункерах. По ночам здесь не бывает военных патрулей. А сейчас – иди. Вечером перед отъездом мы с тобой еще раз поговорим.

Асиф поднялся, поклонился наставнику и вышел из комнаты. Прошло несколько секунд. Мумтаз чуть повернул голову и негромко спросил уже по-английски:

– Вы все слышали?

Из соседней комнаты, отделенной от гостиной, в которой хозяин дома принимал своего гостя, тяжелым ковром, вышел мужчина лет сорока. Это был тот самый смуглолицый наблюдатель, который следил за действиями Асифа Шахвани в Лахоре. Он прошел и сел рядом с хозяином дома на ковер.

– Он слишком нетерпелив, – сказал гость.

– Мистер Эхидо, это свойство молодости, – усмехнулся Мумтаз, – не забывайте, что ему еще нет и тридцати лет. В этом возрасте все кажется простым и ясным.

– Вы думаете, он справится?

– Это мой лучший ученик. Он безоговорочно верит мне. Когда умер его отец, я взял его на воспитание, фактически став ему отцом. Он безусловно доверяет мне и сделает все, что я ему прикажу.

– А вариант с этим связным? Вы знаете, на чем всегда проваливались все известные разведчики? На своих связных. Это было их самое уязвимое место.

– У меня не тот случай, мистер Эхидо. Там, на базаре в Ходжа-али-Суфле, с ним будет встречаться сын моего дяди – Самандар Рахмани. И я могу ему доверять хотя бы потому, что четверо детей Самандара и его две жены живут в соседнем доме и на моем обеспечении. И Самандар об этом всегда помнит. Он не заговорит даже под самыми страшными пытками. Поэтому мой связной – тоже надежный человек. К тому же он ничего не знает, что еще более надежно.

– Хорошо, – кивнул мистер Эхидо. Он действительно был неуловимо похож на местных жителей. Его предки со стороны отца – индейцы из Боливии, а его мать родом из Египта. Может, поэтому в его облике были арабские и латиноамериканские черты. Но он гражданин совсем другой страны и уже много лет работает на Центральное разведывательное управление Соединенных Штатов Америки. А его собеседник и хозяин дома Мумтаз Рахмани является платным осведомителем американцев, завербованным еще шесть лет назад. Может, поэтому он – самый успешный из руководителей ячеек всего движения, так как его боевики и террористы никогда не проваливаются на заданиях. Более того, им даже разрешают осуществлять свои террористические вылазки под присмотром американских кураторов. Ведь американцам нужно каким-то образом защищать интересы своего агента, а сделать это иным способом практически невозможно.

Именно поэтому все операции Мумтаза Рахмани в последние годы были наиболее успешными, а его люди почти никогда не проваливались, эффектно уходя от преследования. Может быть, поэтому Мумтазу Рахмани стали верить гораздо больше, чем остальным, ведь среди его окружения совершенно очевидно не было предателей. Его соратники никогда не поверили бы в «двойную игру» Мумтаза, получающего деньги и от американцев, и от своих. Вот только среди жертв различных террористических актов, которые проводили люди Мумтаза, никогда не бывает американцев и почти нет европейцев. Может, это случайность, а может, просто нелепое совпадение? Но никто не берется анализировать этот странный факт.

Именно через Мумтаза Рахмани американцам удалось выйти на Асифа Шахвани, чтобы попытаться забросить его в Афганистан и использовать там в качестве своего агента. Он был первым выбранным кандидатом. И этот первый кандидат являлся «слепым», его намеревались использовать втемную.