14400 бод и 19200 юзеров, и Те же самые все-все-все...

Глава Первая

в которой нудно и подробно описывается история болезни господина Кролика

Нестественное, почти половое влечение к кнопке F8 появилось в Кролике совершенно не внезапно.

Первый раз Кролик вспомнил про существование этой кнопки, когда кто-то из многочисленных используемых им утилит завопил про недостаток места на диске, и Кролик, недоуменно поводя ушами, раздумывал, как бы освободить хотя бы на мегабайт свой сорокамегабайтный винчестер. Он пошарил по мощной иерархической структуре директорий и обнаружил, что стирать абсолютно нечего. Кролик занервничал и стал запускать по очереди все то, что обнаруживает нехорошие кластеры и бедовые блоки. и тех ни других на винчестере не оказалось. Тогда Кролик остервенело рванул на себя клавиатуру и нажал на F8. Попавшийся под руку файл с неразгребенным новьем, только что закачанным глупым робким пользователем BBS в надежде на повышение уровня, был нещадно стерт. Кролик с удовлетворением обнаружил, что места прибавилось на двести-триста килобайт, и нажал на кнопку F8 еще сильнее...

Когда на винчестере было уже тридцать шесть мегабайт пустого места, Кролик перевел дух и вытер лапкой слезящиеся от терминала глаза. Он с уважением посмотрел на кнопку F8 и осторожно потрогал ее — не горячая ли? Кнопка была холодна, как лед. Кролик удивился и потрогал ее посильнее. Он не заметил, как пустое место увеличилось до сорока мегабайт, а кнопка не разогревалась. «Обиделась, наверное», — промелькнула в голове Кролика дурацкая мысль. Затем он подумал, что, если сейчас же не ляжет спать, то наверняка полностью сойдет с ума, а этого ему отчего-то не хотелось. Кролик выдернул из-под клавиатуры подушку и, зевая, направился к кровати. «Что-то юзеры не ломятся, уснули, что-ли?», — подумалось ему сквозь сон, и через некоторое время в его норке, уютной маленькой норке, впервые за три последние недели послышалось сопение, которое заменяло Кролику храп.

Ночью Кролику приснилось, как его со всех сторон одолевают Файлы — большие, косматые, противные, похожие на зачастивших в последнее время в Лес БОМЖей. Файлы бросались на Кролика со злобным урчанием, пытаясь укусить, а он отбивался от них какой-то серой штучкой, почему-то не похожей на современное оружие, со странной надписью F8. Также Кролику снился кто-то доброжелательный, помогавший ему отражать нападения противных Файлов, странной формы предмет с надписью на спине (а может, и не на спине) «ZAP», но Кролик не мог вспомнить, где он слышал такое короткое слово. А отбивался «ZAP» классно.

Кролик проснулся, весь в холодном поту, и вскрикнул (спящий в кустах около дома Тигра, не нашедший дом после очередной попойки с Винни-Пухом, проснулся и заорал «Где я?!»). Он резко повернулся и посмотрел на свою XT-шку. Монитор спокойно моргал звездочками, а кнопка F8, как показалось Кролику, таинственно светилась в ночных лучах Луны. Кролик встал и протер специальной тряпочкой намокшие от слюны зубы. Протерев косые глаза, он посмотрел на кпопочку F8 еще пристальней. Ее мягкий свет показался ему весьма подозрительным. Он подошел к компьютеру и потрогал F8 лапкой. Вроде бы, в кнопке F8 не было ничего необычного. Кролик пожал плечами и для успокоения души съел два кочана подгнившей капусты. Размер свободного места на винчестере приблизился к его общему объему...

Глава Вторая

Кристофер Робин, сдвинув на кончик носа очки, используемые им скорее для понту, чем для улучшения зрения дробь пищеварения, пытался закрепить Очень Острую Булавку на кусочке фанеры, чтобы потом подложить все это сооружение кому-нибудь на стул. Толщина и длина Очень Острой Булавки были геометрически рассчитаны так, чтобы испытуемый запомнил полученное удовольствие надолго. е успел Кристофер Робин завершить свое творение и проверить штангенциркулем расстояние от кончика иголки до рабочей поверхности, как дверь его кабинета буквально сорвалась с петель, и в комнату ворвался Тигра.

В помещении запахло Крепкими Спиртными напитками неизвестного происхождения. Кристофер Робин одной рукой замахал перед носом, чтобы разогнать неприятный запах, а другой постарался незаметно положить свое творение на стул.

— Садитесь, мистер Тигра! — сказал Кристофер Робин, учтиво показывая Тигре на стул. Красный язык Тигры свесился почти до хвоста.

Замешательство длилось недолго — Тигра мгновенно осознал себя мистером и плюхнулся на стул, откинулся на спинку кресла и положил одну лапу на другую. «Почему? Почему не сработало?» — понеслись в мозгу Кристофера Робина математические формулы и сбивчивые мысли. — «Центр массы? Поверхностное сопротивление? А ускорение свободного втыкания в g чему было равно?». Кристофер Робин удивленно плюхнулся в кресло и стал ожесточенно кусать ногти.

— Кролик свихнулся! — заявил мистер Тигра, стянув со стола бронзовую пепельницу, изображающую скульптуру «Кристофер Робин — отважный покоритель Юго-Восточного Полюса».