1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-3: Цена славы

Кейт Уильям

ЭПИЛОГ

 

Грейсон так никогда и не узнал, стал ли адепт Лараби борцом с ренегатами или ренегатом. Как он и обещал, Первый Круг, закрытый совет Звездной Сети, объявил регента Рашана изгоем и отрекся от его действий. Совет объявил, что трагедия на Сириусе-5 явилась результатом деятельности страдавшего манией величия безумца и небольшой коррумпированной клики высокопоставленных лиц и офицеров Дома Марика. В течение года после хельмской трагедии до Грейсона долетали обрывки информации об этом инциденте. Версии были различными. Стало известно, например, что лорд Гарт и генерал Кляйдер участвовали в заговоре против Верховного Правителя Януса Марика. Их молчаливое попустительство на Сириусе-5, например, было частью плана дискредитации Януса Марика путем дискредитации наемников, которых наняли вопреки их желанию. Раскол в ставке Дома Марика привел бы к гражданской войне, и тогда лорд Гарт, генерал Кляйдер и несколько кляйдеровских братьев-офицеров захватили бы трон Верховного Правителя. Заговор провалился, когда неизвестные — по-видимому, агенты Звездной Сети, хотя это ничем не доказано, — предупредили о нем Януса Марика, и тот смог призвать на помощь верных солдат своей армии. В ходе последовавшего за этим конфликта лорд Гарт был схвачен, осужден и наказан. Кляйдеру удалось бежать, прихватив с собой горстку роботов и людей; больше его никто не видел.

Грейсон и герцог Ринол расстались на Стюарте, где «Деймос» и «Фобос» воссоединились с капитаном Тором и Т-кораблем. Герцог Ринол выполнил свое обещание, разделив с Грейсоном хельмскую добычу. Там оказалось достаточно боевых роботов, чтобы создать три боевые роты, да еще запчастей и материалов для полного восстановления пострадавшей на Хельме роты А. Впоследствии Красный Охотник удалился в сторону куритских границ.

— Может быть, в следующий раз мы встретимся как партнеры, — сказал он, прощаясь с Грейсоном. — Мне кажется, это неизбежно. И... кто знает? Не исключено, что многое изменится. Я никогда не откажусь от хорошего наемного полка с заслуживающим доверия командиром.

— Я приму это к сведению, ваша светлость. Но мне надо подумать.

Библиотека была переписана, причем неоднократно. Капитан Тор воспользовался своими старыми торговыми связями и нашел людей, которые могли перевозить эти копии по всем межзвездным путям, распространяя знания Звездной Лиги. Трудно сказать, стоило ли все это потраченных усилий. Хотя Грейсон и осознавал всю важность знаний из библиотеки так же, как и герцог Ринол, — но сколько из друзей-торговцев Тора взяли копии в надежде продать их? А сколько из них обнаружили, что никто не хочет их покупать... или даже брать даром? Все это от Грейсона уже не зависело. Он сделал все, что мог, чтобы знания распространились. Если человечество отказывается от потерянного сокровища Звездной Лиги, — значит, оно оказалось недостойным его, не понимает всей ценности знаний. Впрочем, заново открытые методы — забытая генная инженерия, утерянные промышленные технологии, — все равно возродятся. Может быть, люди станут лучше, и долгий процесс падения в пучины неофеодализма прекратится... или даже пойдет вспять.

Но для этого должны пройти многие столетия. Человек есть человек, и насильно его не исправишь.

Грейсон лениво плавал в невесомости на борту Т-корабля. Звезды сияли сквозь прозрачные панели каюты чистым, немерцающим светом. Парус корабля был уже убран и сделаны все необходимые приготовления для первого прыжка к планетам Федеративного Содружества. Говорили о новом контракте с Катрин Штайнер. После Хельма авторитет Серого Легиона Смерти заметно вырос, так же, как и его войска боевых роботов. На Галатее, да и повсюду, отбоя не было от жаждущих присоединиться к Легиону.

Лори пошевелилась в объятиях Грейсона, и он покрепче прижал ее к себе. Есть свои преимущества в звании командира полка, подумалось ему. Например, по его команде дрейф корабля может быть продлен, и он еще полюбуется на звезды. На корабле уединение становилось бесценным сокровищем. Грейсон нашел губы Лори, и они застыли в долгом поцелуе, прижавшись друг к другу и блаженствуя.

— О чём ты думаешь? — шепнула она ему на ухо.

Он улыбнулся и обнял ее еще крепче. От этого движения они оба медленно повернулись.

Он был так уверен в близкой смерти... что выхода нет ни для него, ни для его полка. Хотя он еще не отошел от всех событий, но он свободен... Его... как сказать об этом? Удача? Или судьба? Закинувшая его так далеко от Треллвана... А может, не удача и не судьба помогали ему? Разве стоит полагаться на высшие силы или доверять им? Он привык полагаться только на своих друзей. Он опять улыбнулся, вспомнив слова старой-старой военной песни:

Дом — это полк, и высока цена славы. Вместе с нашими братьями Мы заплатим эту цену и умрем! Кровь товарищей говорит нам, Даже когда слава ушла: «Дом — это полк, наша семья и мы сами».

Он прильнул к Лори.

— Я просто подумал, — сказал он, — как хорошо быть дома.