1-я трилогия о Сером Легионе Смерти-3: Цена славы

(3038 г.)

После годичного похода Грейсон Карлайл со своими воинами возвращается на родину, но, как оказалось, дома их никто не ждал. Солдаты нашли свой город разрушенным, семьи исчезли, а сами воины были оболганы. Желая отомстить клеветникам, Карлайл рискует сокровищами Звездной Лиги и постоянно испытывает нехватку времени. Но даже в случае победы ему еще предстоит жестокая схватка со старыми врагами, в которой противники познают цену славы.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I

Дым заволок зловещее изжелта-зеленое небо. В неприятно холодной смеси водорода и метана, что составляла атмосферу Сириуса-5, не могло возникнуть открытого пламени. Но добела раскаленный мусор, оставшийся от недавней битвы, все же нагрел ледяной химический суп, и в нем сгустились осадки сернисто-азотных соединений. Багровые тучи неподвижно и угрюмо повисли в плотной чужой атмосфере. Грейсон Карлайл вгляделся в главный экран своего покрытого боевыми шрамами «Мародера». Со стороны города приближалась делегация. На темном фоне яркими вспышками виднелись выхлопы глайдеров непривычной конструкции — экран был настроен на инфракрасное изображение. На горизонте позади автоколонны над отравленным, мертвым ландшафтом нависал, город Тяньдань. При обычном освещении это был громадный купол из серого металла, покрытый шлаковой коркой. В инфракрасных лучах купол, пышущий теплом из множества отверстий, походил на огромный фонтан огня.

Грейсон, впрочем, не был настроен любоваться красочной панорамой.

— Связь, — буркнул он в переговорную трубку, торчащую возле губ. — Дайте изображение на мониторы.

— Есть, полковник. — Голос лейтенанта Халида был так же сух, и натянут, как и голос командира. — Передаю.

На четырех мониторах вокруг мостика Грейсона замерцали и заплясали взрывы статических помех; затем установились четыре различных изображения ползущей снизу колонны. «Головорез» лейтенанта Гасана Халида, «Стрелец» Исору Коги, «Викинг» Чарльза Беара и «Беркут» Лори Калмар — каждый из них наблюдал за делегацией под различными ракурсами. Камеры, установленные на верхней поверхности боевых роботов, передавали картинку так, как ее видели сами воины. Изображения на экранах продолжали дергаться и трещать. Солнце этого мира Сириус был горячей юной звездой класса А1, громкий голос которой с легкостью преодолевал бездну шириной в несколько астрономических единиц, лежавшую между Сириусом и его пятой планетой, периодически внося беспорядок во все местные видео— и радиопередачи.

II

— Что ж, наша часть контракта выполнена, — сказал Грейсон.

Они с Лори стояли на мосту, аркой возвышавшемся над Серебряным Путем. Так назывался широкий коридор, который пересекал из конца в конец самый большой среди пяти тяньданьских куполов. Остальные купола, подобно главному, были построены из стекла и бетона; в них размещались оранжереи, кормившие все население города. В главном же куполе находился собственно город — огромный подземный муравейник с населением более двенадцати миллионов человек. Лежавший внизу Путь кишел жителями только что павшей под натиском Легиона колонии. Купола Тяньданя были надежно укрыты толстым слоем железобетона и дюропласта, служившим защитой от ядовитого холода внешнего мира. Снаружи они казались мрачными тускло-серыми саркофагами. Но внутри стены куполов выкрасили в приятные пастельные тона, и теперь они разительно контрастировали с шумной пестрой толпой.

Сам мост тоже заполнили люди. Казалось, что в этот день все от мала до велика покинули свои жилища, чтобы взглянуть на захватчиков. Неутомимый капитан Рэмедж уже успел разослать по главному куполу своих разведчиков; но необходимости для введения войск пока вроде бы не возникало — люди не выглядели враждебными. Правда, Грейсон все же не раз встречал угрюмые или встревоженные взгляды. Но защитники города сдались, так что в соответствии с военными соглашениями Тяньдань никто не тронет. Правителей сменят или возьмут под контроль. А в целом исход недавних баталий, гремевших на ледяных полях, практически не изменит жизнь простых сириан — разве что подскочат налоги. Лори коснулась руки Грейсона и повела его к перилам моста. Остановившись там, она подняла голову и взглянула на своего спутника. Светлые волосы упали ей на лицо, и девушка откинула их нетерпеливым жестом.

— Наша часть контракта выполнена, но ты, по-моему, не очень-то этому рад, Грей.

— А с чего бы мне радоваться?

III

В полусотне километров к западу от тяньданьских куполов разместился космопорт — выметенный ветром забетонированный пустырь. Под плексигласовым куполом в ожидании стояли Грейсон и его офицеры. Из шлюза, ведущего к только что приземлившемуся шаттлу класса «Юнион», появилось несколько воинов Ирианской гвардии.

Стоявший слева от. Грейсона капитан Рэмедж, одетый, как всегда, в серую форму Легиона, раздраженно пробормотал нечто непонятное.

— В чем дело, Рэм? — спросил Грейсон.

Черный пол космопорта. устилал широкий пурпурный ковер. Гвардейцы выстроились лицом друг к другу, образовав две шеренги по обе стороны ковра. Удлиненный туннель связывал главный люк прибывшего шаттла со входом в купол, и в противоположном конце этого туннеля легионеры уловили какое-то шевеление.

— Просто я удивляюсь, что его светлость появился раньше собственного флота, — вполголоса ответил Рэмедж. — Должны прибыть еще три «Юниона», но герцог опередил всех!

IV

Т-корабль «Индивидуум» приступил к сворачиванию паруса. Он имел около двух километров в поперечнике и был черный, как эбонит. Парус оставался почти невидимым; он только угадывался, словно черная тень, закрывшая звезды и яркое сияние Сириуса. Черный цвет обеспечивал наиболее эффективный сбор фотонов для термоядерных конвертеров корабля.

Капитан Ренфорд Тор приказал выключить стационарные плазменные накопители. Затем он начал маневрировать, направляя километровой длины иглообразную корму своего корабля в круглый «глаз», открывшийся в парусе. Удерживаемая магнитными полями, через отверстие текла плазма. Поля не давали ей уйти из начальной точки прыжка, поддавшись притяжению звезды. Точка прыжка находилась почти в шестидесяти семи астрономических единицах от Сириуса, но гравитационное поле звезды, хотя и изрядно ослабленное расстоянием, все же было заметным.

Грейсон парил в невесомости, находясь на капитанском мостике «Индивидуума» и наблюдая за действиями Тора. Бисеринки пота выступали на лбу капитана и, оторвавшись, плавали вокруг. Одна-единственная ошибка в расчетах или манипуляциях могла повредить или, хуже того, уничтожить бесценный парус. Тор мастерски остановил «Индивидуум».

— Порядок, — сказал Тор в микрофон, отбрасывавший тень через его лицо. — Закрывайте и сворачивайте. Всем отсекам! Начать подготовку к прыжку. Оторвавшись от диаграммы, капитан Тор посмотрел на Грейсона.

— Ты уверен, полковник?

V

Но они опоздали.

С горного кряжа западнее Дюрандели роте боевых роботов открылась ужасная картина разрушения. Сотня тлеющих костров испускала в небо столбы мутного тяжелого дыма. Через сканеры «Мародера» Грейсон взглянул на то, что осталось от деревни под названием Дюрандель. Он не мог найти среди руин ни одного целого здания, ни малейших признаков жизни. Поселение уничтожали хладнокровно и методично, дом за домом. Новые корпуса механических мастерских на восточной окраине деревушки бесследно исчезли. На месте Хельмфастской крепости Легиона, возвышавшейся на северной стороне скалы, виднелось лишь несколько разрозненных обломков. Они сиротливо лежали посреди мрачных обугленных и разбитых снарядами башен. Черный дым все еще окутывал дальнюю стену крепости, вернее, ее остатки.

Из наушников до Грейсона донесся тихий стон. Чей? Это не имело значения. Все члены группы ощущали невосполнимость утраты. Сознание того, что они опоздали, не сумев предотвратить безжалостного истребления Дюрандели, сжигало их изнутри.

— Осмотреть район, — произнес Грейсон, сам удивляясь горечи этих простых слов.

Через минуту шаттлы «Фобос» и «Деймос», держась в тесном строю, на языках бушующего пламени спустились в хельмскую атмосферу. Ощущение странности всего происходящего усиливалось с каждым часом их приближения к цели. Сторожевые корабли три раза окликали шаттлы, на полном ходу мчащиеся к Хельму, но никто, казалось, не собирался их перехватывать. Вскоре стало ясно, что все корабли, находящиеся в системе, — марикские. Это подтверждало гипотезу о гражданской войне, разразившейся на Хельме, и еще больше подгоняло людей Грейсона.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

XIII

Отступление из Скалистого ущелья осталось в памяти Грейсона ночным кошмаром, полным боли от сознания утраты и окончательного поражения. Грей-сон не испытывал такого отчаяния с той ночи на Треллване, когда в сражении с неожиданно атаковавшими их наемниками Дома Куриты погиб его отец.

Боевые роботы командной и атакующей групп Серого Легиона Смерти, получившие предупреждение, собрались у подножия западной гряды. Вражеские машины, грохоча, приближались к ним с трех сторон сразу. Их встретил меткий огонь окруженных воинов. Враги атаковали дважды и дважды натыкались на огненный град из лазеров, ПИИ и реактивных снарядов. Когда несколько боевых роботов марикского войска получили зияющие, дымящиеся раны, нападавшие отошли назад, в долину, где стояли шаттлы.

Воспользовавшись передышкой, Грейсон. увел своих бойцов.

Сперва отступила пехота, прихватив с собой три грузовых скиммера на борту которых находились воины с тяжелыми ранениями. Остальные раненые солдаты либо шли сами, либо лежали на черепашьих панцирях машин-разведчиков, грузовых глайдеров, везших оружие. Колонну сопровождала группа атаки, обеспечивая прикрытие на случай нападения вражеской пехоты или истребителей. Часть легионеров осталась на месте, чтобы защитить тыл отступавшего войска от вероломного противника.

Но внезапной атаки не последовало. Похоже было, что командир войска Марика решил позволить Серому Легиону Смерти спастись. По крайней мере на время.

XIV

Скиммер, стоявший в полосатой тени деревьев, был старым, поцарапанным и помятым. Только еле заметная цепочка коричневых и серых пятен хранила остатки некогда сплошного камуфляжа. С крыльев стерли серый на красном череп — эмблему Легиона, и сквозь зияющие по обеим сторонам кабины дыры виднелись черные лоснящиеся смазкой соединения двигателя. Больше всего царапин украшали скиммер спереди, там, где заряд вибробластера сорвал серийный номер суденышка. Легкий лазер убрали из грузовой части кормы позади водительского сиденья, стойку вывинтили из распорок и водрузили на крышу. Техи Легиона во главе с Алардом Кингом придирчиво исследовали судно, дабы удостовериться, что ни единая мелочь не привлечет к себе излишнего внимания и не выдаст истинного происхождения машины.

В то время как скиммер претерпевал странные переделки, Грейсон, с Кингом тоже переживали нечто подобное.

— Приятно иногда чувствовать себя туземцем, — произнес Кинг. Он развёл руки в стороны и оглядел себя. — Но я слегка не в своей тарелке, не знаю, как вы, полковник.

Оба они были одеты в рабочие башмаки, штаны и простые рубахи, — чуть ли не холщовые мешки с дырками для головы и рук, — перепоясанные ремнями.

— Трудно сказать, Алард. — Грейсон одернул спереди свою рубаху. — Если наша затея пойдет прахом, нам, возможно, и не придется надевать ничего другого.

XV

Резко повернувшись, Грейсон перепрыгнул через бачок с мусором и рванулся прямо на марикского солдата. Что-то прожужжало; ногу Грейсона словно ожгло огнем.

— Осторожно! — завопил стоявший человек, и Грейсон клубком перекатился по бетонному тротуару.

Он вскочил и нанес кричавшему мужчине, прямой удар в челюсть, вложив в него всю свою силу и массу. Тот отлетел прочь, сшибая по дороге мусорные баки. Из его кармана выпал, разбившись вдребезги, пластиковый радиопередатчик. Грейсон развернулся и побежал; но левая нога практически не слушалась его. С другого конца аллеи долетали крики воинов Дома Марика. Грейсон увидел, что по меньшей мере двое из них валялись на земле, напоровшись на тот самый заряд, который чуть не прикончил его в прыжке. С трудом заставляя себя двигаться, он торопливо ковылял вниз по улице, спеша оказаться среди толпы. Грейсон понимал, что он вовсе не окажется в безопасности. Хотя его окружали рабочие и фермеры, одетые так же, как и он сам, но беглеца выдавала хромота, а еще больше — дикий взгляд загнанного зверя. Карлайл собирался найти укромное место, чтобы там дождаться окончания последствий звукового удара. Не переходя улицы, Грейсон вышел на широкую забетонированную площадь. Вдали виднелся неогороженный парк. Несмотря на то что он находился неподалеку от центра Хельмдауна, парк вполне мог стать временным убежищем. Там тоже гуляли люди, но в гораздо меньшем количестве, чем на улицах. Они медленно, кучками прохаживались по дорожкам или просто лежали на серовато-зеленой траве под густыми соснами, разговаривали, читали, даже целовались. На выступах низкой, украшенной скульптурами стене поодиночке и компаниями тоже сидели горожане, отдыхая в прохладной тени возвышавшихся зданий.

Усевшись рядом с ними, Грейсон почувствовал, что наконец-то не слишком выделяется из общей массы. Если не считать волочащейся ноги, в которую будто воткнули тысячу булавок. Он прислонился к стене, притворяясь, что изучает скульптуры. Грейсон слабо разбирался в классической скульптуре, хотя и слышал когда-то краем уха о неореализме. Фигуры изображали либо голых женщин, либо умирающих воинов; к тому же их когда-то пытались раскрасить «в духе реализма». Наверное, это произошло в те дни, когда парк впервые был открыт — задолго до термоядерной смерти Фрипорта. Теперь краски почти везде поблекли; скульптуры покрылись пятнами, потеками, мхом и сорной травой. Тенистые деревья, некогда окружавшие парк, давно уже были срублены, и статуи, одиноко возвышавшиеся у голой стены, до половины заросли сорняками.

Выскочившие из той же аллеи, что и Грейсон, двое солдат торопливо пересекли бетонную площадь. Он сделал вид, что не обращает на них внимания, как бы всецело поглощенный созерцанием статуи, но краешком глаза продолжал наблюдать за преследователями. Они вряд ли смогут узнать его, ведь ни один из солдат не успел толком разглядеть Грейсона на бегу. Впрочем, человек с рацией, той самой, что разбилась (и, возможно, тот, кто тогда пригнулся), внимательно посмотрел ему в глаза. У Грейсона было достаточно запоминающееся лицо, и кто-то из тех двоих определенно его узнал бы.

XVI

Грейсон шел за своим проводником по винтовой лестнице. Старик двигался медленно; впрочем, на лестнице, было почти темно, так что любой, даже более молодой и проворный, проводник шел бы осторожно. Потолок нависал низко над лестницей, и приходилось пригибаться, чтобы не удариться головой. На каменных стенах выступили капли влаги.

Вовсе не случай свел Грейсона с Виктором Уолленби возле стены со скульптурами. Уолленби видел, как "Грейсон вышел из аллеи, и понял, что тот удрал от марикских солдат. Его настолько заинтересовало внезапное появление этого молодого человека, что Виктор решил познакомиться с ним.

— Я, конечно, решил, что вам нужна помощь, — объяснил Уолленби, когда Грейсон снова нашел его в парке. — Мне показалось, что вы не с Хельма.

— Но как вы узнали? — раздраженно спросил Грейсон. Он оглядел заполненную горожанами площадь. Многие из них носили такие же бесформенные, сшитые вручную одежды, что и он. — Я одет совсем как фермер...

— Ага! — Глаза Уолленби сверкнули. — Но есть одно «но», юноша. Вы явно не были фермером. Взгляните на свои ладони! На них нет ни одной мозоли.

XVII

Грейсон выждал положенное время, но Алард Кинг не появился. И он вернулся в лагерь один.

Весть о его прибытии мгновенно распространилась по всему лагерю, расположившемуся вдоль берега Араги. Серый Легион Смерти объявили ренегатами, они были вне закона, и войска Дома Марика охотились за ними. Утешительного в этом известии было мало, но зато теперь люди узнали правду и смогли собрать воедино все части неразрешимой, казалось, головоломки. Они поняли, почему полковник Лангсдорф обманом захватил военных и гражданских правителей Дюрандели — так обычно обращались с ренегатами или бунтовщиками, но не с военными противниками, достойными уважения.

Алард Кинг вернулся в лагерь почти тремя часами позже, чем Грейсон, в украденном у кого-то скиммере. Он привез те же новости. И даже кое-что еще.

— По-моему, я знаю, почему Дом Марика интересует эта планета, — сказал он.

Грейсон собрал на совещание командный состав подразделения.